Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
День поминовения: в мире отметили 100-летие окончания Первой мировой войны
Репортаж с церемонии международной встречи по поводу 100-летия Первой мировой во...
№18
(351)
20.11.2018
Культура
Художник Юлий Феддерс: в поисках новых фактов биографии
(№7 [295] 10.06.2015)
Авторы:
 Юлия Патлань , Александр Лимаров
Юлия Патлань
Александр Лимаров

  В августе 2012 года на одном из «книжных» сайтов наше внимание привлек Отчет Императорской Академии Художеств за 1886 год. В аннотации к нему было сказано: «Академик Юлий Иванович Феддерс исполнил картины: `Рыбачье гнездо` (приобретена Академией Художеств), `Вечер`, `Алея`, `У мельницы` (приобретена графом Капнист), `Улица зимою в Белгороде` (была послана на выставку в Берлин и приобретена там г. Лепке)» [1]. Рудольф Лепке – основатель крупного европейского аукционного дома. Так, в 1928-29 гг. советское правительство распродало сокровища Эрмитажа, Михайловского дворца в Гатчине и Строгановского музея в Москве через аукционный дом «Rudolph Lepke» [2]. Таким образом, можно заключить, что и картина была очень высокого художественного уровня, поскольку сразу же привлекла внимание профессионала-аукциониста. Но о дальнейшей судьбе картины Феддерса «Улица зимою в Белгороде» ничего не было известно.

   Но в октябре 2011 г. на аукционе «Нагель» в Штутгарте, Германия, было продано большое полотно Ю. Феддерса «Улица русской деревни зимой» (холст, масло, 68 х 107 см), с подписью художника и датой – 1886 год [3]. Полотно классика латышской живописи мелькнуло и вновь исчезло. Мы не знаем, где и в каком собрании сейчас это полотно. Похоже, что это та самая картина «Улица зимою в Белгороде» (варианты названия – «Зимняя картина», «Зима», «Зима в Белгороде»), которая и должна быть где-то в Германии.  Внезапное появление этой картины стало толчком для изучения жизни и творчества Ю.И. Феддерса в Белгороде, его творчестве и о белгородцах в судьбах семьи Феддерсов.

  19 июня 2013 года исполнилось 175 лет со дня рождения художника-пейзажиста. В Украине эту дату отметили в Нежине, где Ю. Феддерс жил и был похоронен. С 23 августа по 10 ноября в Латвии, в музее «Рижская Биржа» состоялась ретроспективная выставка «Юлий Феддерс. Пейзажи» из коллекции Латвийского национального художественного музея и частных собраний, которая насчитывает около 80 картин. К выставке издана монография «J?lijs Feders», включающая каталог картин и ряд статей о творчестве художника [4]. В каталожную часть издания вошли работы художника из Днепропетровского художественного музея и картинной галереи Нежинского государственного университета им. Н.В. Гоголя (Украина). 

  В юбилейных торжествах, посвященных Ю.И.Феддерсу в Риге, приняли участие представители Белгорода, где художник со своей большой семьей подолгу жил дважды: с 1876 по 1886 гг. и с 1898 по 1905 гг.

 Нашей задачей было найти документальные – архивные и печатные – свидетельства о жизни семьи Феддерсов в Белгороде, уточнить белгородские адреса художника, расширить знания о преподавательской работе и белгородском окружении мастера пейзажа, о созданных им в Белгороде картинах и этюдах. В статью также включены как дополнительные вновь выявленные сведения о работе Ю.И. Феддерса в Митавском реальном училище и о судьбах его потомков, в том числе в связи с Украиной. В процессе работы с источниками уточнены многочисленные неточности и искажения, встречающиеся в современной белгородоведческой литературе. Значительное количество архивных источников вводится впервые. Нами предпринята также попытка уточнить атрибуции ряда картин художника в связи с историей Белгорода.

 Эта работа была бы невозможна без постоянной помощи, поддержки и консультаций сотрудницы Латвийского национального художественного музея, биографа Юлия Феддерса – историка искусства Эдварды Шмите, за что мы и выражаем ей свою благодарность.  

  1. К истории семьи Феддерсов до переезда в Белгород

  В церковно-приходской книге церкви селения Кокнесе в Лифляндской губернии за 1838 год сохранилась метрическая запись: 7 июня в 11 часов вечера родился, а 3 июля крещен Юлий Иоганн Волдемар Феддерс (Julius Johann Woldemar Fedders) [5]. Его отец – трактирщик церковного трактира «Москва» Готлиб Иоганн Феддерс (Gottlieb Johann Fedders), мать – Юлия, урожденная Бранде (Julie, geb. Brand). Родители его родились в начале 19 века (отец около 1805 года близ Вецгулбене, мать – около 1810 года в окрестностях Эргли). Они были крестьянами, но крещены в немецкой церкви. Самый ранний документ о семье Феддерсов – запись в церковно-приходской книге Гулбенской церкви от 25 ноября 1828 года о бракосочетании родителей Юлия Феддерса, кузнеца имения Синоле и горничной Яунгулбенского имения. Через полгода отец стал трактирщиком Синольского имения. С 1838 года Феддерсы жили в Кокнесе. Известно, что в Кокнесе они переселились уже с четырьмя детьми – дочерьми Элизой Кристиной и Элизой Доротеей и сыновьями Александром и Рудольфом. А здесь родились Юлий и его младший брат Карлис Волдемарс, а также сестра Вильгельмина Эмма Августа [6]. 

  В первой половине 1848 г. Феддерсы уехали из Кокнесе и переехали в Ляудону, где отец арендовал трактир при имении. После скоропостижной смерти отца в июле 1848 г. право аренды перешло к матери. В начале 1852 г. в возрасте неполных четырнадцати лет Юлий Феддерс поступил в трехклассную Рижскую 1 уездную школу (ранее Домская школа), из которой через полгода перешел в частную школу с правами гимназии пастора Гейнриха Эберхарда Бергмана в пасторате Лаздоны неподалеку от Ляудоны. 

  Художественное образование Юлий Феддерс начал, вероятно, в Санкт-Петербурге во второй половине 1856 г. Там он узнал о смерти матери. В Императорской академии художеств Юлий Феддерс учился пейзажной живописи у профессора С. Воробьева и получил две малые серебряные медали за рисунок натурщика (1860) и пейзаж (1861). В 1861 году Феддерса отметила императрица Мария Александровна и заказала ему вид Соловецкого монастыря. Но уже в 1862 году он оставил Академию. На звание свободного художника или для получения следующей степени тогда было достаточно подать прошение и новые работы на рассмотрение Совета Академии. 

  В 1862 году Ю. Феддерс вернулся в Латвию. В уездном реальном училище Елгавы (тогда Митавы) Дерптского учебного округа было вакантно место учителя рисования, о чем сообщал «Журнал Министерства народного просвещения» [7], и художник получил направление на эту должность. Права преподавать рисование в низших и средних учебных заведениях удостаивала своих выпускников Императорская академия художеств, и получали его лишь 3-5 человек в год, о чем извещали в годовых отчетах Академии. 

  22 декабря 1863 года Юлий Феддерс женился на Ольге Амалии Герхард (1840-1919). Церемония прошла в Мадлиене, где отец невесты Александр Вильгельм Герхард был кузнецом в имении Эссенхоф [8]. 27 августа 1863 года Академия художеств присвоила Юлию Феддерсу звание вольного художника с правом ему самому и его потомкам «быть вечно и полностью свободными и работать по своему выбору», и аттестат Академии художеств за № 1911 был им получен в Митаве 24 октября [9]. 

  Всего в семье Юлия и Ольги Феддерсов родилось 11 детей, до рубежа веков из дожили шестеро – пятеро дочерей и сын. Вот что известно о некоторых детях: 30 октября 1864 г. в Митаве родилась Ольга Элизабет, которая умерла 13 февраля 1867 г. [10]; 15 июля 1866 г. в Мадлиена родилась Эльфрида-Фридерика-Мария [11]; 18 июня 1867 г. родился сын Юлиус Теодор, который умер 28 февраля 1870 г. [12]; 26 января 1869 г. родилась Александрина-Ирма [13]; 23 февраля 1870 г. родилась Лидия-Фанни [14]; 29 мая 1873 г. родилась Елва-Мария-Елзавета [15]; 8 февраля 1875 г. родилась Мария-Нина-Сара[16]; 15 декабря 1876 года в Белгороде родилась Мария-Долорес [17]; 17 апреля 1887 года в Санкт-Петербурге родился сын Зет Георгий Феддерс [18]. 

 Георгий Феддерс стал учителем русского языка, литературоведом и искусствоведом. В 1920-х годах он преподавал в Бердянске, учился в Москве, в военные годы работал в Вятке, а с 1955 г. жил в Латвии, умер в Риге 20 июля 1974 г [19]. Он оставил ряд воспоминаний о своем отце, содержащих краткие сведения о жизни Феддерсов в Белгороде в их второй приезд. 

  Информацию об еще двух детях Феддерсов, вероятно, родившихся в Белгороде – неизвестном ребенке и младшей дочери Нонне, пока найти не удалось: метрические книги лютеранской кирхи в Харькове не сохранились; в Курске указаны только списки членов общины и прихожан [20], а в самом Белгороде лютеранской кирхи не было. О Нонне Феддерс писал Г.Ю. Феддерс. Известно, что она приехала с родителями в Белгород в 1898 году, какое-то время жила здесь и затем вышла замуж и уехала в г. Новогрудок [21]. 

  4 декабря 1864 года в Митавской гимназии Юлий Янович Феддерс подвергался испытаниям на первый классный чин, а 8 мая – утвержден в должности учителя рисования и черчения при Митавском реальном училище согласно предложению попечителя Дерптского учебного округа [22]. 

  В отчете по управлению Дерптским учебным округом за 1863 год отмечалось: «Успехи в Митавском реальном училище во всех предметах слабы; но и здесь причиною этому не столько учителя, сколько неудовлетворительное устройство училища; поэтому Министерству предоставлен проект для преобразования его. Здания по Дерптскому учебному округу… находятся вообще в удовлетворительном состоянии, за исключением зданий: реального училища в Митаве. Плата за учение в Митавском реальном училище… по 13 руб в низший класс и 20 руб в высший класс. …Что касается соображений, по которым могло бы быть признано нужным уже в низших училищах приготовлять учащихся к реальным и политехническим учебным заведениям, то направлению сему положено первое основание в Митавском реальном училище. Достигаемые этим училищем успехи поныне были весьма незначительны, что частию должно быть приписано низкой вообще степени развития промышленности в городском населении, частью же объясняется и тем, что семейства могут опасаться помещать детей в училище, в котором образование с самого начала ограничивается реальными предметами и следовательно впоследствии может затруднить избрание другого рода деятельности…» [23]. Выпускники таких училищ могли поступать в технические, коммерческие и торговые высшие учебные заведения, но не в университеты. При этом, исходя из «недостаточности денежных средств на содержание учителей и даже директоров» управление Дерптским учебным округом настоятельно просило усиления этих средств или права располагать собственными средствами училищ и повысить плату за обучение [24]. 

  19 ноября 1864 г. были утверждены штаты гимназий и прогимназий, а также положение о начальных народных училищах, согласно которым «в учителя чистописания, рисования и черчения определяются попечителем учебного округа лица, доказавшие при испытании в педагогическом совете какой-либо гимназии свои специальные познания в означенных искусствах и знание методы их преподавания» [25]. Для учреждений среднего образования – гимназий и прогимназий – устанавливалась норма 13 часов чистописания, рисования и черчения в неделю, а для реальных гимназий (с 1872 г. – училищ) предписывалось преподавание «в объеме большем, чем в классических гимназиях» – 20 часов в неделю [26]. «Что касается до учителей рисования, черчения и чистописания, содержание им назначено меньше на том основании, что от них не требуется прохождения университетского курса. Жалование их в реальных гимназиях 880 рублей за 20 уроков, в других гимназиях и прогимназиях – 600 рублей за 13 уроков» [27]. 

  И неудивительно, что в Митаве Юлий Феддерс некоторое время преподавал даже физкультуру. В мае 1868 года Феддерс приобрел фотоателье по ул. Почтовой, 20, и работал до начала 1874 года как фотограф, используя метод мокрого коллодия. Ряд картин были созданы им по фото и фотооткрыткам [28]. Случаи, когда новейшим техническим изобретением – светописью – занимались живописцы, были достаточно характерны для того времени. Отметим, что несколько дочерей Ю.И. Феддерса записаны в метриках именно как дети «фотографа».

  В начале 1870-х годов творческий рост мастера оценила Академия художеств, присвоив за представленные на академических выставках картины – в 1869 г. звание классного художника третьей, 1 мая 1873 г. – второй, а 22 мая 1874 г. – первой степени. 

18 сентября 1875 г. Юлий Феддерс получил особенную благодарность от Комиссии при Академии Художеств по второму конкурсу рисунков воспитанников средних и низших учебных заведений Министерства народного просвещения и частных рисовальных школ за правильное и успешное преподавание рисования и черчения в Митавском реальном училище [29]. На конкурс было представлено 3392 рисунка и 129 рисовальных тетрадей от 123 учебных заведений. «Комиссия решила просить объявить благодарность ее гг. Преподавателям, согласно журнальным постановлениям, а именно: …Митавского Реального Училища Классному художнику Ю. Феддерсу – особенная благодарность». Ученики Ю.И. Феддерса получили на конкурсе 4 серебряные медали и 11 похвальных отзывов [30]. 

 20 июля 1875 года распоряжением попечителя Дерптского учебного округа Ю.И. Феддерс был уволен в отставку с должности учителя рисования Митавского реального училища [31]. После поездок в Европу и Норвегию, средства на которые дала покупка картины «Смерч» персидским шахом на Лондонской всемирной выставке 1874 г., Юлий намеревался три года совершенствовать мастерство в Дюссельдорфе. Там в Академии искусств преподавал его сокурсник Е.Э Дюккер (1841-1916), академик живописи с 1868 г. Но в Европе Ю.Феддерс пробыл лишь неполный год, и уже осенью 1876 г. приехал в Петербург, где ему было обещано место преподавателя в классе пейзажной живописи Академии художеств. Однако вакансии уже не было.

  Преподаватель рисования был нужен в только что созданном Учительском институте в Белгороде. В Белгород Феддерсы переезжают в октябре 1876 года и остаются здесь десять лет. Юлию Ивановичу в год переезда – 38 лет, его жене Ольге – 36, у них пять дочерей, которым от 10-ти лет до 1-го года, и через два месяца родится еще одна девочка… 

2. К истории Белгородского учительского института (1876) и Белгородской мужской гимназии (1874) 

Вероятно, семья Феддерсов в Белгороде жила при Учительском институте. Именно туда адресован ряд корреспонденций художнику. Здание Белгородского учительского института не сохранилось, его документы отсутствуют в фондах Государственного архива Белгородской области. Но известны адреса, по которым в 1876-1886 годах находилась Белгородская мужская гимназия, где Юлий Иванович преподавал чистописание и рисование по найму. Это до 1879 г. – дом купца Селиванова, а затем – специально построенное здание гимназии на Георгиевской площади. Жизнь художника в Белгороде, все его окружение неразрывно связано с историей становления среднего и специального образования в городе.

  Белгородский учительский институт. Распоряжением Министерства народного просвещения № 10 от 1 июня 1876 г. была утверждена Инструкция о порядке управления Учительскими институтами [32]. Первым директором Белгородского учительского института с 1 июля 1876 г. был назначен бывший окружной инспектор Виленского учебного округа, надворный советник Павел Емельянович Рощин [33]. Его сменил 28 октября 1878 г. Дмитрий Николаевич Ларионов – действительный статский советник, выпускник Казанского университета, кандидат историко-филологических наук [34], возглавлявший Учительский институт до 1906 г. [35]. Согласно Положению об Учительских институтах, «директор сам преподает педагогику или один из прочих предметов по собственному избранию и с разрешения попечителя округа» [36], обучение в институте трехлетнее. П.Е. Рощин был известен как автор пособия по педагогике начального воспитания и образования, которое выдержало с 1871 по 1912 гг. 13 изданий [37]. Директор был обязан сформировать педагогический коллектив. 13 августа 1876 г. он пишет запрос в Императорскую академию художеств о том, что требуется учитель рисования и черчения, 5 уроков в неделю, с окладом 500 рублей в год, IX разряд по мундиру и VII разряд по пенсии [38], и просит Академию рекомендовать такого учителя. 

26 сентября 1876 г. учительский институт в Белгороде был открыт в доме потомственного почетного гражданина Мачурина. Ко дню торжественного открытия Института в младший класс городского училища приняли 22 ученика, а в Институт 17 воспитанников – 16 казеннокоштными и 1 своекоштным. Регулярные занятия начались в городском училище 4-го, а в Институте – 9 сентября. 

  В «Журнале Министерства народного просвещения» об этом был опубликован развернутый отчет. В нем указано: «Вступительные испытания в 1-й класс института и прием детей в городское училище начались с 1 октября. К этому сроку был почти вполне сформирован состав служащих в институте и училище лиц. … Учителем чистописания назначен г. Талашко, состоящий преподавателем русского языка в местной учительской семинарии. Уроки русского языка с церковно-славянским, впредь до приискания особого учителя, приняты директором на себя, а относительно учителя рисования и черчения он вошел в сношение с Правлением Императорской академии художеств. Гимнастику преподает учитель истории и географии г. Чеботарев…»[39].

Белгородская мужская гимназия была создана несколько ранее учительского института. Открытие гимназии в Белгороде было Высочайше разрешено 22 января 1874 года в ответ на ходатайство местного городского общества и земства [40]. «26 августа открыта в г. Белгороде (Курской губернии) гимназия, в составе 4-х низших и приготовительного классов. Ко дню открытия поступило прошений о принятии в число учеников – 115, из этого числа принято – 111 и размещены в классы: в 4-й – 15, в 3-й – 15, во 2-й – 17, в 1-й – 82 и в приготовительный – 32» [41]. 

25 ноября 1874 г. по ходатайству Белгородского земского собрания гимназии было присвоено имя Альфреда Эдинбургского [42]. По состоянию на 1 января 1876 года в Белгородской Его Королевского Высочества Принца Эдинбургского гимназии обучалось 168 учеников, из них 155 – православных, 1 – римско-католической веры, 4 – лютеранской, 8 – иудейской [43]. С 1879 года, когда было построено новое здание, гимназия стала семилетней. Приказом товарища министра Министерства народного просвещения от 24 июля 1874 г. № 15 инспектор Харьковской прогимназии, коллежский советник Николай Одарченко утвержден директором Белгородской гимназии с 1 июля 1874 года [44], Директором гимназии Н.Ф. Одарченко пробыл до 1883 г., после чего вернулся в Харьков, а с 29 октября 1883 года директором Белгородской мужской гимназии назначен коллежский советник Владимир Поликарпович Тихонович [45]. 

  Николай Филиппович Одарченко (10.04.1835 – 30.12. 1895) – преподаватель истории и инспектор 2-й Харковской гимназии, в 1874–1883 гг. – первый директор Белгородской мужской гимназии и председатель совета Белгородской женской прогимназии (затем гимназии). В 1883 – 1895 гг. – директор 2-й Харьковской гимназии. Преподавал историю, географию, русский, латинский и греческий языки. Из 34-х лет педагогического стажа 22 года возглавлял гимназии [46]. Он был старшим из 10 детей ахтырского и лебединского земского врача, надворного советника Филиппа Михайловича Одарченко (11.10.1803 – 04.04.1884), который был в числе лебединских знакомых Тараса Шевченко [47]. 

  Младший брат Николая Одарченко – Петр Филиппович (22.01.1840 – ок. 1897) был белгородским земским врачом, специализировался на хирургии и акушерстве. Еще один его брат Сергей Филиппович Одарченко (25.09. 1853 – ?), который после учебы стал преподавателем истории в Лебединском уездном училище [48] поступил на историко-филологический факультет Харьковского университета 16 августа 1875 г., одновременно с Иваном Николаевичем Стефановским, хотя затем отстал на один курс. В том же 1875 г., только на медицинский факультет Харьковского университета поступил выпускник Полтавской духовной семинарии Полиевкт Иванович Костенко, а двумя годами ранее, в 1873-м – брат Ивана Стефановского Федор [49], который затем был военным врачом в разных местах службы 

  Судьбы студентов и выпускников Харьковского университета, которые, вероятно, знали друг друга уже тогда, причудливо соединятся затем в Белгороде с судьбой семьи Феддерсов и между собой. 

3. Первый белгородский период Ю.И. Феддерса (1876-1886). Архивные документы 

Как отмечалось в статье к юбилею Белгородского учительского института, «учителя рисования дала Академия художеств в лице г. Ю.Феддерса, классного художника 1-й степени...» [50].

  7 октября 1876 г. конференц-секретарь Академии художеств П.Ф. Исеев известил директора Белгородского учительского института, что занять вакантное место согласился Ю.И.Феддерс и Академия рекомендует его. 24 октября 1876 года Попечителем Харьковского учебного округа Петром Карловичем Жерве (Жерье, 29.02.1832-12.04.1890) [51] Феддерс утвержден исправляющим обязанности учителя рисования и черчения в Белгородском учительском институте. 3 января 1877 года Феддерс утвержден в чине коллежского секретаря по званию Классного художника 1 степени Императорской Академии Художеств со старшинством с 30 апреля 1874 года, и только через три месяца, 4 марта 1877 года, утвержден, наконец, попечителем Харьковского учебного округа, в должности учителя рисования и черчения Белгородского учительского института [52].

  В сохранившихся документах Белгородской мужской гимназии имя Ю.И. Феддерса встречается в списках служащих за 1878-1881 годы («Отношение Директора Белгородской гимназии попечителю Харьковского учебного округа о числе учеников и учителей, количестве пропущенных лекций, именные списки служащих, расписание занятий»), в распределении учебных предметов, принятых педагогическим советом гимназии, в расписании уроков. 

Т  ак, в 1878-79 году Именном списке чиновников, служащих в Белгородской мужской гимназии отмечен «15. Чистописания коллежский секретарь Юлий Иванович Феддерс (преподающий по найму)», а в Именном списке служащих гимназии на 1880-1881 гражданский год «Чистописания учитель Учительского института Коллежский секретарь Юлий Феддерс, вероисповедания лютеранского, преподает по найму в І и ІІ классах и рисование во всех классах. Имеет звание классного художника, котрого удостоен Санкт-Петербургскою Императорскою Академией Художеств» [53]. В 1878-1879 году за полугодие ему следовало дать 95 лекций, из которых было пропущено 20, из них 2 – по болезни, а 18 – по случаю отпуска; в 1880-81 гг. им по болезни было пропущено 14 лекций Ю.И. Феддерса. Уроки чистописання он проводил в 1 и 2 классах в среду, пятницу и субботу ( в 1 классе – 3 урока, во втором – 2 урока, всего 5 в неделю), а уроки рисования - в среду и в пятницу от 8 до 9 утра, то есть до основных уроков, которые были с 9 до 14.30. Содержание учителя чистописания было 600 рублей за 12 уроков, таким образом Ю.И. Феддерс получал за работу в гимназии 250 рублей. Преподавание рисования во всех классах при этом не учитывалось [54].

  Годовые отчеты и другие документы гимназии ее директор Н.Ф. Одарченко представлял на утверждение попечителю Харьковского учебного округа. С мая 1875 по 20 июня 1879 г. это был тот самый П.К. Жерве, который до этого, в 1871 – 1875 гг., попечительствовал в Дерптском учебном округе. Он подписывал отставку Ю.И. Феддерса с должности учителя рисования в Митаве в июле 1875 г., и утверждал его назначение учителем чистописания Учительского института в Белгороде в октябре 1876 г. В декабре 1879 года П.К. Жерве был переведен в Петербург, в Правительствующий Сенат. 

  Известно, что в 1879 году Юлий Феддерс написал портреты директора гимназии Н.Ф. Одарченко, попечителя Харьковского учебного округа П.К. Жерве, городского головы Белгорода в 1863 – 1881 гг. Николая Павловича Слатина (1841-1886) и его жены Екатерины Михайловны Слатиной [55]. К сожалению, ни один из этих портретов не сохранился. Более того, нам потребовались дополнительные изыскания, чтобы уточнить полные имена и даты жизни этих людей. 

  Как свидетельствуют документы, в Белгороде жизнь художника, преподавателя и чиновника Министерства народного просвещения Юлия Феддерса шла своим чередом.

   24 мая 1880 года Советом Академии художеств были «признаны академиками по живописи классные художники 1-ой степени Юлий Иванович Феддерс и Егор Федорович Урлауб за отличные познания в живописи и по архитектуре классный художник 1-ой степени Василий Иванович Токарев – за искусство и отличные познания в архитектуре» [56]. На соискание звания Юлий Феддерс представлял 25 видов окрестностей Курска и Белгорода, и был признан академикам исторической живописи. 

  16 июня 1880 года за выслугу лет Феддерс произведен в титулярные советники со старшинством от 30 апреля 1877 г., «на летнее вакационное время» 1882 г. получил отпуск по болезни [57], 29 декабря 1882 г. – пожалован орденом Св. Станислава 3-й степени [58], 10 марта 1883 г. – за выслугу лет произведен в коллежские асессоры со старшинством от 30 апреля 1880 г., 8 ноября 1885 года произведен за выслугу лет в надворные советники со старшинством с 30 апреля 1884 г. [59].

4. В Петербурге (1886 – 1898)

  Художник с конца 1860-х годов не только писал множество картин, но и активно выставлялся. Так, на передвижных академических выставках в 1886 г. в Одессе и Харькове была представлена картина «Меловые горы», в Екатеринбурге – «Меловые горы» и «Монастырская церковь», в 1887 г. в Одессе и Киеве – «Моя дача», в 1889 г. в Казани – «Моя дача» и «Река Луга». В 1895, 1897, 1898 и 1902 гг. картины Феддерса экспонировались на Весенних академических выставках в Санкт-Петербурге и на выставке художников прибалтийского края в Риге (1901). За границей картины Феддерса экспонировались на Всемирной художественной выставке в Лондоне (1872), на Годичной академической выставке в Берлине (1886), на Всемирных выставках в Париже (1889) и Чикаго (1893). 

  Уездный Белгород стал тесен известному живописцу. Его манила культурная жизнь Петербурга. Можно предположить, что он стремился преподавать в Академии художеств. 

  Уже в 1872-1873 гг. в отчетах МНП отмечалось: «Стесненное положение учителей рисования в наших учебных заведениях, скудное вознаграждение за уроки и вообще неравноправие их с преподавателями других предметов давно уже обращали на себя внимание Академии и наконец побудили Совет заняться этим вопросом, с намерением ходатайствовать о даровании учителям рисования прав на пенсию по учебной части». Согласно данным отчета министра просвещения, число учащихся рисованию и черчению в гимназиях уменьшилось с 21% в 1872 г. до 19,6% в 1873 г. «Такое малое число учащихся Попечители учебных округов объясняют весьма слабою подготовкою учителей искусств, в особенности в дидактическом отношении, их неумении заниматься с целым классом». Улучшений в этом отношении следует ожидать от усилий Академии Художеств: «поднять уровень дидактической подготовки будущих учителей рисования и черчения» [60].

  Комиссия и Совет Академии художеств, исполняя повеление о более рациональной подготовке преподавателей рисования в дидактическом отношении, предложили следующее: 1) открыть при Академии педагогические курсы для подготовки учителей рисования «с нормальною школою и музеем»; 2) включить рисование в гимназиях в число обязательных предметов, хотя бы в первых трех классах; 3) уравнять «лиц, которые будут удостоены Академиею званием учителя рисования на новых основаниях, во всех средних учебных заведениях, куда они поступят, в правах на вознаграждение за уроки, по службе и по пенсии с преподавателями прочих предметов». 

  Соответствующие курсы планировали открыть уже в 1878 г., но только в январе 1879 г. был издан Высочайший Указ об их учреждении с 1 июля.

  Юлий Феддерс, с его опытом преподавания, обоснованно мог рассчитывать занять место преподавателя Академии или школы при ней. Для этого у него было все: звание академика, мастерство художника и признание коллег по цеху. Ведь в 1883-1884 гг. за счет суммы в 30 тыс. рублей, выделенных «на поощрение русского искусства покупкою художественных произведений, преимущественно с академической годичной выставки» были приобретены для Музея Академии художеств его этюды. По условиям, «только те художественные произведения удостоятся приобретения, которые, не взирая ни на какие академические звания, совмещают в себе все условия художественного исполнения, и покупка которых может служить к дальнейшему развитию русских талантов и русской школы». Исходя из этого принципа, Академия приобрела 25 работ на сумму 20 тыс. 200 рублей, и среди них – «этюды в количестве шести Ю.И. Феддерса» [61]. В следующем году в музей Академии художеств поступил пейзажный этюд Феддерса «Под горой», приобретенный с выставки 1885 г., а в 1886 г. – картина «Рыбачье гнездо», получившая одобрительные отзывы критиков [62]. 

  Как бы то ни было, спустя 10 лет после приезда в Белгород Феддерс переезжает в Петербург. Однако желаемой вакансии вновь не было, и устроиться в Академию не удалось. В марте 1886 г. Юлий Иванович получает рекомендацию конференц-секретаря Академии художеств П.Ф. Исеева в Санкт-Петербургское коммерческое училище. В Петербурге Феддерс жил и работал учителем рисования и черчения в Коммерческом училище почти 12 лет, с 6 октября 1886 по 1 сентября 1898 г. 

  Директор Белгородского учительского института Дмитрий Ларионов 2 апреля 1886 г. направляет директору Петербургского коммерческого училища письмо-отзыв за № 208: «За опытность Г. Феддерса в деле преподавания говорит его практика в течение 21 года всей его службы, и в частности в Институте почти 10-летняя совершенно безупречная служба, за компетентность его в специальности говорит его звание Академика, но Г.Феддерс рядом с этими достоинствами обладает еще и прекрасными качествами нравственного человека, что не менее знания важно в педагогическом деле. В служебном отношении он вполне дисциплинированный человек и обладает опытом воспитателя в тесном смысле этого слова, так как по уставу Института он состоит не только учителем, но и воспитателем приготовляющихся к учительскому званию молодых людей, и по справедливости могу сказать, на этом поприще он обладает способностью благотворно влиять на порядок и дисциплину учащихся. /…/ С переходом Г.Феддерса я потеряю весьма хорошего и дельного помощника в учебно-воспитательном деле» [63].

  В августе 1886 г. Феддерс еще в Белгороде, а в октябре – уже в Петербурге. Согласно прошению попечителя Харьковского учебного округа Н.П. Воронцова-Вельяминова 6 октября 1886 г. он уволен от занимаемой должности в Белгородском учительском институте. 9 декабря 1886 г. ему выдан Аттестат Белгородского учительского института № 678 за подписью его директора Дмитрия Ларионова. В аттестате перечислены члены семьи Феддерса – жена и пятеро его дочерей. 

  17 апреля 1887 г. в семье Феддерсов родился единственный сын. Он был 26 апреля окрещен в церкви Христа Спасителя Евангелическо-Лютеранского прихода Санкт-Петербурга пастором Йоганном Сандерсом [64]. 

  В начале 1893 г. Академия художеств объявила очередной конкурс на звание профессора. В этом году исполнилось 30 лет творческой деятельности Ю.И. Феддерса, и он принял участие в конкурсе, рассчитывая получить звание. 

  До сих пор не совсем ясно, что тогда произошло. Несмотря на то, что Совет академии проголосовал за присвоение этого звания Юлию Феддерсу, а в журналах «Нива» и «Всемирная иллюстрация» появились заметки к юбилею творческой деятельности художника с его портретами, подписанными «Ю.И. Феддерс, профессор пейзажной живописи. Автотипия Эд. Гоппе. С фотографии А.И. Паветти. По поводу тридцатилетия художественной деятельности» [65], или «Проф. Живописи Ю.И. Феддерс. По фото гравировал Шюблер» [66], но Президент Академии великий князь Владимир Александрович опротестовал избрание и формальное прошение отклонил, не утвердив Феддерса в звании. 

  В заявлении на имя Совета Академии художеств Феддерс писал: «Имею честь заявить Совету, что 22 сентября 1893 года минуло 30 лет моей самостоятельной художественной деятельности на поприще искусств, а посему смею надеяться на благосклонное внимание Совета об исходатайствовании перед его Императорским Высочеством, Августейшим Президентом Академии о возведении меня за столь многолетние труды в звание профессора» [67]. На это последовала резолюция Президента Академии: «Тридцатилетняя деятельность не может служить поводом к столь настойчивым требованиям. Вообще требовать себе звания – совершенно невозможно. Господин Феддерс мог бы подождать, пока другие признали бы его достойным звания» [68]. 

  Тем не менее, «другие признали»: профессура Академии постановила считать избрание Феддерса действительным. То, что Юлий Феддерс четырежды подавал прошение о звании профессора и все четыре прошения были отклонены, вызывает недоумение, одновременно свидетельствуя о неординарных личных качествах художника. 

  28 августа 1898 г. Ю. Феддерс подает прошение отставке по болезни с 1 сентября на имя директора Санкт-Петербургского коммерческого училища Алексея Колмакова и о назначении «выслуженной по закону половинной пенсии, а также пожизненного негласного пособия в размере второй половины пенсии, ввиду того обстоятельства, что я состоял на государственной службе свыше 33-х лет, но не приобрел право на получение полной пенсии единственно потому, что свыше 11-летняя служба моя в Митавском Реальном Училище не предоставляла права на выслугу пенсий из казны» [69]

  В отставку Феддерс вышел, по неясным причинам, с половинной пенсией – 37 рублей 40 копеек ежемесячно, а работа в Митаве так и не была засчитана. И даже с денежным довольствием, полагавшемся к ордену Св. Анны, содержать семью стало очень сложно.

5. Снова Белгород (1898-1905 

  В сентябре-октябре 1898 г. семья Феддерсов – Юлий Иванович, Ольга Васильевна и младшие дети Нонна и Георгий возвращаются в Белгород. О втором приезде в Белгород семьи Феддерсов осталось очень мало сведений. Хотя некоторые из них мы находим в книгах Г.Ю. Феддерса, но они полны неточностей. В основном, нам удалось уточнить и несколько расширить сведения о белгородском окружении и родных Феддерсов в эти годы. В свой второй приезд в Белгород в 1898 году Феддерсы сначала остановились в доме учителя белгородской мужской гимназии Ивана Николаевича Стефановского. Его женой была вторая дочь Феддерсов Ирма-Александрина. Похоже, что Ирма вышла замуж за И.Н. Стефановского еще до отъезда семьи в Санкт-Петербург в 1886 г., и осталась жить в Белгороде.

  Иван Николаевич Стефановский происходил из духовенства Подольской губернии. В документах Белгородской мужской гимназии, где он преподавал русский и латинский языки, указано «кандидат историко-филологического факультета Харьковского университета». Как стипендиат Западного края, он, вероятно должен был отработать несколько обязательных лет в Подольской губернии, но работал в Слуцке в 1880-1882. В 1881 году серебряную медаль Российского географического общества получил «учитель Слуцкой гимназии И.Стефановский, за доставление сборника 545 песен с р. Смотрича из Подольской губ». А со второй половины 1882 г., как показывают «Памятные книжки Курской губернии», уже жил в Белгороде, где преподавал в мужской и женской гимназиях [70]. В 1901 г. в списки преподавателей поверх данных И.Н. Стефановского вписано имя уже другого учителя [71]. Как удалось установить, после Белгорода в 1901-1903 годах И.Н. Стефановский был инспектором Лебедянской мужской прогимназии, а затем с 1904 – инспектором и директором Азовской мужской прогимназии Области Войска Донского, где и был убит террористом Сергеем Яновским 13 сентября 1906 года. Похоронен в Азове в ограде азовской соборной Успенской церкви, могила и само кладбище до наших дней не сохранилось.

  Дом, где с 1898 года первое время жила семья Феддерсов, был построен в 1892-1893 гг.: «квартал №2, дом от №2 коллежского советника Ивана Николаевича Стефановского во 2-й части одноэтажный деревянный дом, обложенный кирпичом. оценен 1000 р» [72]. Этот квартал примыкал к ул. Смоленской. По сведениям из «Списков служащих Министерства Народного Просвещения» в 1903-1906 году дом в Белгороде, принадлежащий И.Н. Стефановскому, был заложен. Странно, но в 1915 г. дом все еще указан как принадлежащий братьям Ивану и Федору Стефановским [73]. 

  Вскоре семье Феддерсов, как вспоминал Г.Ю. Феддерс, удалось снять недорогую квартиру у сослуживца И.Н. Стефановского – преподавателя математики в гимназии (возможно, у Мильского или Суханова). Туда переехали Феддерсы с дочерью Нонной, а сын остался жить у Стефановских. Белгородский краевед А.Н. Крупенков называет адрес, где жили Феддерсы: ул. Батальонная, дом Щепотина [74]. Нам пока не удалось установить источник этой информации и подтвердить адрес документально. В свой второй приезд в Белгород Ю.И. Феддерс познакомился и сдружился с железнодорожным врачом Полиевктом Ивановичем Костенко (1847 – 12.12.1935). Земский врач Костенко перевелся в Белгород из Вейделевки в 1892 г., чтобы дать образование старшему сыну. На тот момент в семье Полиевкта Ивановича и Марии Иосифовны Кузнецовой было четверо детей: Владимир (20.09.1881 – 14.01.1956), Василий (1883 – 30.04.1942), Мария (1887 – 27.02.1952), Михаил (28.12.1889 – 18.12.1976), а через два года, уже в Белгороде, родилась дочь Надежда(1894 – 1959) [75]. 

  Владимир Костенко – выдающийся инженер-кораблестроитель, участник Цусимского сражения. Его записи использованы Новиковым-Прибоем в книгах о русско-японской войне. Брат Владимира, Михаил Костенко – выдающийся электротехник, Герой социалистического труда, академик Академии наук СССР. 

  Полиевкт Иванович был страстным любителем живописи, публиковал статьи по истории искусства в «Вестнике Южной железной дороги» [76]. Знакомство переросло в дружбу. А в 1909 г., как указывает Георгий, после смерти Юлия Феддерса «лишь старинный почитатель и друг покойного доктор Костенко написал некролог в журнале «Нива» [77]. Это – единственное указание на авторство некролога. 

  Интересно, что в краткой заметке приводится и вполне вероятная причина второго приезда Феддерсов в Белгород – «Вынужден был оставить его из-за здоровья своего единственного сына, для которого климат Петербурга признан был безусловно вредным» [78]. Второй причиной переезда может быть желание, как и у П.И. Костенко, дать единственному сыну качественное образование. В Государственном архиве Белгородской области сохранилось и выявлено нами прошение коллежского советника Юлия Феддерса на имя директора Белгородской гимназии от 8 мая 1898 года № 315, написанное им в Белгороде: «Имею честь покорнейше просить Ваше Высокородие принять в число учеников вверенной Вам гимназии сына моего Георгия Феддерса, который до сих пор обучался в шестой петербургской гимназии и в настоящем учебном году переведен во второй класс. При сем имею честь заявить, что сына своего в Белгороде я намерен поместить у родной дочери Ирмы Юльевны Стефановской, находящейся на постоянном жительстве в этом городе. Необходимые документы моего сына я обязуюсь внести не позже первых чисел июня с.г.». На документе заверительная запись выпускника гимназии Георгия Феддерса: «Метрическое свидетельство получено 15 марта 1905 года». [79]. Так, в 1901 году имя Георгия Феддерса указано в списках учеников V класса. Гимназию он окончил с золотой медалью 7 июня 1905 г. В том же списке мы видим имена его одноклассников – Леонида Меранвиля и Ильи Выходцева [80]. Как пишет Г.Ю.Феддерс, Илья Выходцев тоже получил золотую медаль по окончании гимназического курса [81].

  П.И. Костенко писал: «Поселившись снова в Белгороде, Ю.И. каждое лето уезжал на дачи вблизи Белгорода, в Святые Горы (Изюмского уезда), в Крым, где продолжал постоянно работать с натуры. Часть этих этюдов и картин продана в Феодосию и составляет ценную коллекцию доктора В. из 27 картин, часть в Белгороде у г. К. 11 полотен, в Белгородской гимназии – большая картина «Дым и пар», подарок Юлия Ивановича» [82]. Как нам удалось установить, здесь инициалы указывают на самого П.И. Костенко, известном своей серией статей по истории мирового искусства в харьковском «Вестнике Южной железной дороги» в 1914 - 1918 гг., и на его коллегу – врача Джанкой-Феодосийской железной дороги Александра Игнатьевича Вержинского [83]. 

  Золотая медаль давала Г.Ю. Феддерсу право учиться за казенный счет в Нежине в Историко-филологическом институте князя Безбородко. Из Белгорода Ю.И. Феддерс, О.В.Феддерс и Г.Ю. Феддерс уехали из Белгорода в Нежин летом 1905 г. Георгий Феддерс учился в Нежинском историко-филологическом институте с 1905 по 1910 гг.  

6. О связях семьи Феддерсов с Украиной 

 Немногие сохранившиеся документы и несколько картин художника помогают воссоздать историю его семьи, отчасти связанную с Украиной. Как можно судить, летом 1898 и 1899 гг. Ю.И. Феддерс был в Подольской и Екатеринославской губерниях. В Могилеве-Подольском написано его прошение об отставке со службы в Санкт-Петербургском коммерческом училище и картина «Днестр в Подольской губернии». Картина «Днепровский порог» (1898) – свидетельство того, что Ю.И. Феддерс видел днепровские пороги в районе Екатеринослава. Очевидно, Юлий Иванович посещал Стефановских в Подольской губернии, а также дочь Эллу, которая жила с мужем Артуром Германом вблизи Екатеринослава. 

  Существуют упоминания о нескольких написанных художником портретах. Так, в анкете В.П. Собко [84] указаны «Портрет Германа, фабриканта» и «Портрет его жены» (Белгород). Известно, что 1876 г. в Белгороде уже существовал «пивоваренный и солодовый завод Гардвиг Герман» [85]. А в 1883 г. дерптский мещанин Артур Герман в Чугуеве заведовал производством филиала Ново-Баварского пивзавода «Баварское пиво на экспорт», принадлежавшего Елене Ткачевой [86]. В «Памятной книжке Курской губернии» на 1890 год помещена реклама пивоваренного и солодового завода в Белгороде на Сергиевской улице в доме Недзвецкой уже «Артура Гардвиговича Герман» [87]. 

  За Артура Германа вышла замуж старшая дочь Ю.И. Феддерса Эльфрида-Фредерика-Мария. У них в 1893 году родился сын Георгий Артурович Герман и в 1895-м – дочь Евгения Артуровна Герман. След Эллы и Артура Германов теряется в Амур-Нижнеднепровске (сейчас район Днепропетровска) в 1920 г. – она умерла от тифа, он пропал без вести. Георгий Герман умер в том же 1920 г. от ангины. У него были сыновья Борис 1914-го и Владимир 1915-го года рождения [88].

  В Екатеринославе жила и третья дочь Лидия Юльевна Феддерс, вместе с сестрой Мэри (Елва-Мария-Елизавета или Мария-Нина-Сара?). Мэри была замужем за акцизным чиновником Феодосием Анемподистовичем Малевинским. Его отец был выпускником (магистром) Московской духовной семинарии 1856 г., происходил из Вологодской губернии, затем служил в Екатеринославле [89] В семье Мэри Феддерс и Феодосия Малевинского родилось семеро детей, а Мэри умерла в 31 год. О детях и семье Лидии Юльевны Феддерс данных пока нет [90].

  В апреле-мае 1909 г. в Екатеринославе прошла посмертная выставка произведений академика Ю.И. Феддерса. В открывшуюся в 1914 году Екатеринославскую городскую художественную галерею (ныне Днепропетровский художественный музей) 9 картин Феддерса передала его вдова. Сейчас ряд картин находятся в собрании Днепропетровского художественного музея. Ольга Феддерс умерла в Екатеринославе в 1919 г.

  Юлий Феддерс умер в Нежине 19 января ст. ст. 1909 г. Он был похоронен на территории Иоанно-Милостивого православного кладбища на южной окраине города. Здесь по местной традиции хоронили и лютеран. После войны кладбище было уничтожено, могила утрачена, а надгробие с нее попало на католическое кладбище через дорогу от православного, также затем разрушенное. В 1984 г. в связи со 145-летием со дня рождения Ю.И. Феддерса, надгробие перенесли к церкви на бывшем Греческом, современном Центральном кладбище Нежина [91]. В Нежине есть улица Юлия Феддерса, а на фасаде дома, где он жил в 1905-1909 гг., установлена мемориальная доска.  

7. О «белгородских» картинах Ю.И. Феддерса 

  Как полагает Э.Т. Шмите, первые 10 лет жизни художника в Белгороде можно считать самым успешным временем в его жизни. Наряду с напряженной преподавательской деятельностью он много и успешно занимался творчеством, имел успехи на выставках и пользовался уважением в местном обществе.

  Представляется, что за более чем 40 лет художественной деятельности Ю.И. Феддерс в идеальных условиях создал бы около 120 больших картин и около двух тысяч этюдов. Но большая часть его жизни была занята преподаванием, так что для живописи оставалось, в основном, летнее свободное время. Осложняет подсчет картин и то, что художник не указывал названий на обороте. Многие современных названий даны приблизительно, в попытке соотнести данные дореволюционных отчетов о выставках с сохранившимися работами. А некоторые картины известны по каталогам, архивным и музейным данным под двумя-тремя названиями. 

  Так, картина «Долина реки Персе» была украдена из в Острогожской картинной галереи им. И.Крамского еще в 1908 году – в последний год жизни мастера. В 1909 г. полотно было найдено и возвращено в галерею, и вновь утрачено во время Второй мировой войны [92]. Так же пропали картины Феддерса из Таганрогского исторического музея, ранее принадлежавшие Академии Художеств – «Сосна над обрывом» и «Пейзаж» [93]. Но полотна мастера не только пропадают, но и возвращаются в поле зрения музейзщиков и искусствоведов. Кроме уже упомянутой «Улицы зимой в Белгороде», мелькнувшей в Германии, в том же 2011 г. в Ригу из Гетеборга была возвращена картина Ю. Феддерса «Берег моря у Ору в Эстонии» (1901), изъятая из музея в 1941 г. [94].

   «Список произведений Ю.И. Феддерса» в монографии А. Эглита и А. Лапиня (1958) включает более 300 названий картин и этюдов. Эту же цифру называл и сын художника Георгий Феддерс в своей книге об отце [95] и в статьях 1960-х – 1970-х гг. В пояснении к списку в издании 1958 г. сказано: «перечислены все произведения Ю. Феддерса, которые удалось обнаружить в государственных и частных собраниях Советского Союза или по каталогам выставок и упоминаниям в печатных и архивных источниках, либо по их воспроизведениям в периодической или искусствоведческой литературе» [96]. Но каталог 1958 г., несмотря это, полным не является. Так, нем не упомянуто, что в 1883 г., в связи с состоявшимся 15 мая «Священным коронованием их Императорских величеств», Александра III с супругой, «академик Юлий Иванович Феддерс написал три портрета Государя Императора для белгородских городских: учительского института, классической гимназии и городской думы, два портрета частных лиц…» [97].

  Собрание картин около 70 картин Ю.И. Феддерса в Латвийском национальном художественном музее – это самая крупная коллекция работ мастера. Отдельные работы – в музеях и галереях России, Украины, Эстонии, Бельгии и в частных собраниях. Местонахождение остальных неизвестно. 

  По приблизительному подсчету, в 1876–1886 и 1898–1905 гг. Феддерсом была создана треть всех известных его работ. Из них сохранились и находятся в Риге около 30 «южных» картин художника этих лет, включая поездки в Подольскую, Екатеринославскую, Черниговскую губернии и Крым. Большинство из них относятся к первому «белгородскому» периоду, а картинах рубежа веков известно намного меньше, потому что сведения о творчестве академиков перестали помещать в отчетах Академии художеств.

  До революции картины Феддерса были в Белгороде в собраниях П.И. Костенко, семьи Н.П. и Е.М. Слатиных, семьи Германов (портреты и «Кавказский вид»), картина «Пар и дым» (1897) находилась в Белгородской мужской гимназии. 

  Сохранились: «Пейзаж» (1877) из числа 14 видов окрестностей Белгорода и Курска, представленных на соискание звания академика живописи; «Меловая гора» (1879), «Белгородский пейзаж» (частная коллекция), «Сельский пейзаж», «Вид близ Святогорского монастыря в Харьковской губернии» (Москва, Государственная Третьяковская галерея), «Река Донец у Святых Гор в Харьковской губернии», «Утес над обрывом», «Меловые берега», «У воды (Чертов кут)», последняя, возможно – крымский пейзаж (все – 1880-1881); «Выселок. Сельский пейзаж» (1882), несколько картин или этюдов под названием «Моя дача» (1882, 1887) и «Дом в лесу» (1882) – варианты одного мотива; «Заброшенная известковая печь» («Меловые горы», 1883), «Рыбачье гнездо» и «Зима в Белгороде» (1886), «Монастырская церковь в лесу» (1887); «Портрет Н.А.Меранвиль де Сент-Клер» (1897); «Прибой днепровского порога» (1898); «Река Днестр в Подольской губернии» и «Пейзаж» (1899); «Портрет И.Ю. Стефановской» (1905). Недатированные – «Вид в Курской губернии» и «Лог в Курской губернии» [98]. 

  Только по упоминаниям известны: 8 видов местности в Курской губернии и 13 видов местностей Курской и Харьковской губерний, принадлежавших Обществу поощрения художеств; «Вид сахарного завода в Курской губернии» из собрания Жуковского в Курске; 5 этюдов окрестностей Белгорода; вид окрестностей Белгорода из собрания Корзухина; вид в окрестностях Белгорода; портреты Слатиных, Германов, Н.Ф. Одарченко, П.К. Жерве; «Рожь» (собственность г-на Есьлингера в Острогожске); «Рожь» (в собственности академика Корзухина); «Чертов мост» (4 вида); виды в окрестностях Белгорода и Харькова; «Стадо, пасущееся на кургане»; «Малороссийский колодец»; «Меловые горы», «Домик лесника», «Кузница», «Сельская школа», «Белгород зимой» (1883), «Мельница», «Меловые раскопки», «У мельницы», «Аллея», «Вечер», «Река Везёлка» (1887), «Монастырская церковь», виды Харьковской губернии. 

  Ю. Феддерс сформировался как «северный романтик». Его переезд в Белгород, на юг России, привел к изменению тематики и стилистики его картин и этюдов. «Тщательно и точно он фиксирует реальные особенности пейзажа, его географическую, геологическую, растительную специфику, атмосферу и свет, позволяя полностью проявиться особенностям самой природы. Его пейзаж становится документально объективным и оптимистически спокойным», – отмечает К. Огле [99]. Даже ничтожно малая часть сохранившихся пейзажей Феддерса доказывает, что в начале 1880-х годов художник был очарован и восхищен сверкающими меловыми берегами и кручами, ведь этого на севере он никогда не видел. Конечно же, художник не мог остаться равнодушным к такой красивой природе.

  Сейчас картины художника особо ценны для истории Белгорода. Чем меньше их осталось, тем они ценнее, ведь на них – город и его окрестности последней трети XIX в., которых иначе не увидеть. Многое и сейчас легко узнать, но многое навсегда утрачено. Так, предположительно удалось определить, что картина «Белгородский пейзаж» (1880), изображает паромную переправу через Донец у с. Соломино, а картина «Летний день» (1890) – возможно, местность «Мачурина роща», сейчас район Сосновка.

 Нам удалось уточнить ряд атрибуций картин Ю.И. Феддерса, связанных с Белгородом. Например, картина, известная как «Меловые горы» (1881), на самом деле – «Заброшенная известковая печь». Работа художника под таким названием была представлена на годичной академической выставке Академии художеств в 1883 году. В.Ф. Зуев в «Путешественных записках от Санкт-Петербурга до Херсона в 1781 и 1782 г.» писал, как из мелового камня выжигают известь: «делают печи в самой той горе, где ломают, вырубая стену так, чтобы с трех сторон не нужно было складывать из кирпичей, а четвертую и своды делают кирпичные» [100]. Спустя сто лет одну из таких заброшенных печей и запечатлел Феддерс.

  Любимое место Феддерса, которому он посвятил несколько полотен монастырский лог, известный сегодня как «Монастырский лес». Картина «Монастырская церковь в лесу» в 1954 г. поступила в Музей латышского и русского искусства в Риге как «Домик в лесу» [101]. Ю.И. Феддерс писал это место и церковь не раз. 

  Так, в годовом отчете Академии Художеств за 1882-1883 год указана его картина «Монастырь в лесу». В музеях Латвии находятся несколько работ художника, которые с большой вероятностью можно отнести к Белгороду, к Монастырскому логу. Их традиционные названия: «Пруд в Сигулдском замке», ок. 1900, Тукумский музей; «Монастырская церковь в лесу», 1887; «Лог» («Лог в Курской губернии»), 1890-е гг., «Парк в Сигулде», 1905-1907, – все три в Латышском национальном художественном музее. При внимательном рассмотрении можно заключить, что все они, вероятно, связаны с Белгородом, с Монастырским логом. 

  Изображения холодной и теплой церкви Рождество-Богородицкого девичьего монастыря в логу – настоящая загадка для историков и краеведов. Эти храмы известны лишь по описаниям архимандрита Анатолия в его очерке по истории женского монастыря. 

  Автором проекта каменной Корсунской церкви в логу, как писал арх. Анатолий [102], был архитектор Курской казенной палаты П.С. Грознов (1897 – ?) [103]. Строилась она с 1829 по 1831 гг., освящена 2 октября 1832 г. Судя по картинам, церковь очень похожа на созданный П.С. Грозновым в 1837 г. проект теплой церкви для того же девичьего Рождество-Богородицкого монастыря в г. Белгороде [104]. Напоминает она и здание Знаменской церкви мужского монастыря, которая была освящена в 1835 г. и так же судя по всему выполненная по проекту Грознова. Две картины – «Монастырская церковь в лесу» и «Пруд в Сигулдском парке» – это в действительности единственные известные сегодня изображения холодной церкви в честь чудотворной иконы Пресвятой Богородицы Корсунской.

  Академик Ю.И. Феддерс был и отличным портретистом. Известно, что он написал портреты директора мужской гимназии Н.Ф. Одарченко, попечителя Харьковского учебного округа П.К. Жерве, Н.П. Слатина и Е.М. Слатиной, фабриканта Германа и его жены. К сожалению, ни один из них не сохранился.

  Портрет дочери Ирмы Стефановской – один из двух уцелевших женских портретов кисти Юлия Феддерса, второй – «Портрет Н.А.Меранвиль де Сент-Клер». Эта фамилия известна в Белгороде: адвокат Леонид Александрович Меранвиль де Сент-Клер (1885 – 09.05.1938) был первым председателем Белгородского Совета рабочих и солдатских депутатов. Но портрет женский. Он сохранялся в семье Феддерсов и был передан в музей Г.Ю. Феддерсом. Он указывал, что «изображенная на портрете молодая женщина – внучка или правнучка француза Меранвиля де Сент-Клера..., отец Н.А. был заурядным акцизным чиновником, даже не говорившим по-французски. Мы были знакомы с этой семьей по Петербургу и Белгороду» [105].

  Надворный советник Александр Николаевич Меранвиль де Сент-Клер был уроженцем Вологодской губернии, жил в Белгороде с 1879 г. и в 1894 г. был старшим помощником надзирателя Акцизного управления 5-го сахаро-акцизного округа [106]. У него были сын Леонид и, возможно, дочери Надежда и Ксения. Об Н.А. Меранвиль де Сент-Клер нам не удалось найти почти никаких сведений, кроме того, что она писала и публиковала в Харькове и центральных изданиях монархические стихотворения [107]. 

  Ксения Александровна Меранвиль де Сент-Клер в 1909 г. окончила Харьковский институт благородных девиц [108] и стала киноактрисой [109]. С 1922 по 1942 год она была второй женой В.П.Костенко [110]. Но портрет написан и выставлялся в Петербурге в 1897 г. Почему же он не был передан заказчице? Это проясняется, если предположить, что на портрете изображена Ольга Николаевна Лопатина, по мужу Меранвиль де Сент-Клер. Она владела в Санкт-Петербурге «домом М.И. Пущина» по Мойке, 14 и домом № 100 по Невскому проспекту [111]. Именно в это время ее муж, полковник К.Н. Меранвиль де Сент-Клер, старший адъютант отдельного корпуса жандармов, был судим за злоупотребление служебным положением. Это было громкое дело о миллионном наследстве с участием о. Иоанна Крондштадского в качестве свидетеля [112], и подобное предположение вполне объясняет, почему портрет остался у художника. 

  Не все поставленные перед собой задачи нам удалось выполнить, главным образом – из-за слабой сохранности архивных фондов последней четверти XIX ст. по Белгороду. Интересной представляется дальнейшая работа с фондом Курской кирхи Петра и Павла [113], где, возможно, сохранились упоминания о семье Феддерсов (документы кирхи Святого Вознесения в Харькове не сохранились), поиск информации о белгородской ветви рода Меранвиль де Сент-Клер и поиски информации по Стефановским Подольской губернии, а по Малевинским и Германам – Екатеринославской. Возможно, архивные поиски в будущем позволят уточнить судьбы дочерей Ю.И. Феддерса и их потомков в России и Украине в ХХ веке.  

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА: 

1. Отчет Императорской Академии Художеств: С 4 ноября 1885 года по 4 ноября 1886 г. СПб. Типография Братьев Шумахер. – 1887. – С. 63.

2. См.: Kunstwerke aus den Beständen Leningrader Museen u. Schlösser: Ermitage, Palais, Michailoff, Gatschina u. a. Rudolph Lepke Kunst-Auctions-Haus, Berlin – Potsdam, 1928; Kunstwerke aus den bestanden Leningrader Museen und Schlosser. Zweiter Teil. Im Auftrag der Handelsvertretung der Union der Sozialistischen Sowjet-Republiken. Rudolph Lepke Kunst-Auctions-Haus, Berlin – Potsdam, 1929. Sammlung Stroganoff, Leningrad Katalogue 2043 By Rudolph Lepke's Kunst-Auctions-Haus 1931 – Berlin – Rudolph Lepke's Kunst-Auctions-Haus, 251pp.

3. Lot № 871. Fedders, Julius (Juli Ivanov) (attr., 1838–1909). Wintry street at a Russian village. Oil/canvas/canvas, inscribed and dated 1886. 68 x 107 cm, o. R. См.: http://www.mutualart.com/Artwork/Wintry-street-at-a-Russian-village/B0C702F4C139138E. Images are copyright of their respective owners, assignees or others.

4. Feders, J?lijs. J?lijs Feders: [katalogs]. – R?ga: Neputns, 2013. – 303 lpp. – P. 4.

5. Церковная книга лютеранского немецкого прихода Кокнесе. Рожденные. Латвийский государственный исторический архив, Рига (далее – ЛГИА). Ф.235. Оп.4 Д. 1265 (1838 г.). Л. 2об., запись 8.

6. Шмите Э.Т. Давние события, новые свидетельства // J?lijs Feders: [katalogs]. – R?ga: Neputns, 2013.– P. 32.

7. Извлечение из отчета по управлению Дерптским учебным округом за 1863 г. // Журнал Министерства народного просвещения (далее – ЖМНП). – 1864. – Ч. 122. – С. 623.

8. Церковная книга лютеранского прихода Сиссегаль (Мадлиена). ЛГИА, Ф. 235. Оп. 4. Д.1728 (1863 г.). Л. 19. запись 4; церковная книга немецкого прихода церкви Св. Троицы в Елгаве (Митаве), ЛГИА, Ф. 235. Оп. 2. Д. 959 (1856 – 1870, бракосочетавшиеся). – Лл. 102-103, запись 66.

9. J?lijs Feders: [katalogs]. – R?ga: Neputns, 2013. – P. 20-21.

10. Церковная книга лютеранского немецкого городского прихода Церкви Св. Троицы в Митаве (Елгаве). ЛГИА. Ф. 235. Оп. 2. Д. 963 (1863 –1865 гг.). Л. 38об. запись 145; Ф. 235. Оп. 2. Д. 964 (1866-1867, умершие) Лл. 49об.–50, запись 12. Благодарим Э.Т. Шмите за помощь при работе с сайтом Латвийского государственного исторического архива.

11. Церковная книга прихода Сиссегаль (Мадлиена). ЛГИА. Ф. 235. Оп. 4. Д. 1731 (1866). Л. 14, запись 9. 

12. Церковная книга лютеранского немецкого городского прихода Церкви Св. Троицы в Митаве (Елгаве). ЛГИА. Ф. 235. Оп. 2. Д. 964 (1866 –1867 гг.). Л. 39об., запись 78; Ф. 235. Оп. 2. Д. 965 (1868-1874, умершие) Л. 61об., запись 10.

13. Там же, Ф. 235, Оп. 2. Д. 965 (1868-1874). – 1868. – Л. 27, запись 40. 

14. Там же, Ф. 235. Оп. 2. Д. 965 (1868-1874). – 1870. – Л. 51, запись 51.

15. Там же, Ф. 235. Оп. 2. Д. 965 (1868 – 1974). – 1873. – Л. 119, запись 74. 

16. Там же, Ф. 235. Оп. 2. Д. 966 (1875). Л. 5, запись 31. 

17. Аттестат Ю.И.Феддерсу из Белгородского учительского института, № 678 от 9 декабря 1886 г. Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (далее ЦГИА СПб), Санкт-Петербург. Ф. 239. Оп.1. Д. 5556. Св. 214. Л.20.

18. Копия метрики Г.Ю. Феддерса из фондов музея истории и искусства в Айзкраукле (Латвия). 

19. См.: http://forum.vgd.ru/56/5705/1660.htm?a=stdforum_view...;o=, запись от 17 мая 2013 г. 

20. Государственный архив Курской области. Ф. 726. 

21. Феддерс Г.Ю. Течет речка Персе… Книга о моем отце. – Рига: Лиесма, 1969. – С. 155, 159.

22. Аттестат Ю.И. Феддерсу, ЦГИА СПб. Ф. 239. Оп.1. Д. 5556. Св. 214. Л. 19об. 

23. ЖМНП. – 1864. – Ч. 122. – С. 636, 640, 642, 647.

24. Там же, С. 648.

25. ЖМНП. – 1864. – Ч. 124. – С. 50–51.

26. Там же, С. 53, 72–80

27. Об утверждении положения о начальных народных училищах // ЖМНП. – 1864. – Ч.123. – С. 512.

28. J?lijs Feders: [katalogs]. – R?ga: Neputns, 2013. – P. 239.

29. Аттестат Ю.И. Феддерсу, ЦГИА СПб, Ф. 239. Оп.1. Д. 5556. Св. 214. Лл. 19об –20.

30. Отчет Императорской Академии художеств с 4-го ноября 1873 г. по 4-е ноября 1874 г.: с прил. протокола Комиссии рассматривавшей классные работы по рисованию воспитанников учебных заведений ведомства Министерства народного просвещения и частных рисовальных школ. – СПб.: Тип. Имп. Академии Художеств, 1875. – С.V, 14–15.

31. Аттестат Ю.И. Феддерсу, ЦГИА СПб. Ф. 239. Оп.1. Д. 5556. Св. 214. Лл. 19-19об.

32. ЖМНП. – 1876. – Ч.186 – С.185 – 201.

33. Рощин, Павел Емельянович. Отчет о заграничной командировке окружного инспектора Виленского учебного округа Рощина. – Вильна: тип. А.Г. Сыркина, 1875. – 75 с. Отт. из №№ 9 и 10 "Циркуляра по Виленскому учебному округу" за 1875 г.

34. Список лицам, служащим по ведомству Министерства Народного Просвещения, на 1885/85 учебный год. СПб., 1884. – С. 365.

35. На сайте «Большой русский альбом» http://www.rusalbom.ru/volodarsky4new.html биографические данные Д.Н.Ларионова и фото, сделанное в Белгороде в 1898 г.: http://www.rusalbom.ru/files/fck/image/volodarsky-4new-dop1.jpg 

36. ЖМНП. – 1876. – Ч. 176. – С. 185.

37. Рощин, Павел Емельянович. Очерк главнейших практических положений педагогики, дидактики и методики, примененной к учебным предметам начального образования: (Для воспитывающих и обучающих обоего пола, в нач. шк. и дома)/ Сост. П.Р. - Вильна: печ. А.Г. Сыркина, 1871. – VIII, 131 с. Со 2-го изд.: "Сост. П. Рощин ...". Рощин, П. Е. Очерк главнейших практических положений педагогики, дидактики и методики, примененной к учебным предметам начального образования / Сост. П. Рощин. – 13-е изд. – Москва: Сотрудник школ А.К. Залесской, 1912. – VIII, 208 с. 

38. См. Болгова А.М. К истории учреждения Белгородского учительского института. – С.241: http://dspace.bsu.edu.ru/bitstream/123456789/3963/1/Bolgova%20A.M._K_istorii.pdf 

39. ЖМНП. – 1877. – Ч. 177. – С. 75–76.

40. Высочайшее повеление № 14 от 22 января 1874 г. Об учреждении гимназии в г. Белгороде (Курской губернии) // ЖМНП. – 1874. – Ч. 172. – С. 59–60. 

41. ЖМНП. – 1875. – Ч. 177. – С. 30.

42. Высочайшее повеление № 15 от 25 ноября 1874 г. О наименовании открытой в г. Белгороде мужской гимназии именем Его Королевскго Высочества Герцога Эдинбургского // ЖМНП. – 1875. – Ч. 177. – С. 47. 

43. Ведомость численности учащихся в Белгородской гимназии за 1876 г. // Государственный архив Белгородской области (далее – ГАБО). Ф.80. Оп.1. Д.30. Л.4об 

44. ЖМНП. – 1874. – Ч. 176. – С. 9. 

45. Список лицам, служащим по ведомству Министерства Народного Просвещения, на 1884/85 учебный год. Санкт-Петербург, 1884. – С. 352.

46. Николай Филиппович Одарченко. С приложением портрета. Издание Харьковского историко-филологического общества. Х.: Типография губернского правления, 1896. – С. 1–2.

47. Васильев К.К. К истории семьи лекаря Ф.М. Одарченко // Преподавание истории медицины в высшей школе: история и современное состояние [Текст] : материалы Международной конференции, 13 апреля 2007 г. / Под ред. К.К. Васильева.— Суми: СумДУ, 2007. – С. 123. 

48. Федченко Л.А. До біографії лікарів Лебединського повітового училища (за матеріалами Державного архіву Сумської області) // Преподавание истории медицины в высшей школе : история и современное состояние [Текст]: материалы Международной конференции, 13 апреля 2007 г. / Под ред. К.К. Васильева. — Суми: СумДУ, 2007. – С.120–122.

49. Список студентов и посторонних слушателей лекций Императорского Харьковского университета на 1873-1874 а.г. – С. 26; Список студентов… ИХУ на 1875–1876 а.г. – С. 2, 25; Список студентов… ИХУ на 1876-1877 а.г. – С.4; Список студентов… ИХУ на 1877–1878 а.г. – С. 4–5, 34. 

50. И.К. 25-летие Белгородского учительского института // Русская школа. – 1901. – № X-XI. – С.90.

51. Петр Карлович Жерве. Некролог // Южный край (Харьков). – 1890. – 16 апр.

52. Аттестат о службе Ю.И. Феддерса в Белгородском учительском институте. ЦГИА СПб, Ф. 239. Оп.1. Д. 5556. Св. 214. Лл. 19-19об.

53. ГАБО, ф. 80, оп. 1. Д. 89. Л. 9.

54. ГАБО, Ф. 80, оп. 1. Д. 59. Лл. 27 об., 34, 49об. 62об., 64 об., 68 об.; Д. 78. Л.11; Д. 89, Л. 9 

55. См.: Белгородский краеведческий вестник. – 2012. – № 9. – С. 56–57.

56. Отчет Императорской Академии Художеств: С 4 ноября 1879 г. по 4 ноября 1880 г. СПб.: Типография Императорской Академии наук, 1882. – С. 14.

57. ЖМНП. – 1882. – Ч. 221. – С. 31 – 32.

58. ЖМНП. –1883. – Ч. 225. – С. 42. 

59. Аттестат о службе Ю.И. Феддерса в Белгородском учительском институте. РГИА. Ф. 239. Оп.1. Д. 5556. Св. 214. Лл. 19об.– 20.

60. Отчет Императорской академии художеств с 4 ноября 1877 г. по 4 ноября 1878 г. – СПб.: Тип. Имп. Академии Наук, 1879. – С. 4–5.

61. Отчет Императорской Академии художеств с 4 ноября 1883 г. по 4 ноября 1884 г. СПБ.: Типография Братьев Шумахер, 1886. – С. 5–6.

62. Отчет Императорской Академии Художеств с 4 ноября 1885 года по 4 ноября 1886 г. СПб.: Типография Братьев Шумахер. – 1887. – С.42.

63. ЦГИА СПб. Ф. 239. Оп.1. Д. 5556. Св. 214. Лл. 10, 10об., 11.

64. Копия метрики из фондов музея в Айзкраукле (Латвия).

65. Всемирная иллюстрация. – 1893. – Т. 49. – № 1269. – С. 360.

66. Нива. – 1893. – № 20. – С. 478–480.

67. РГИА Ф. 789. Оп. 14. Д. Ф3. Л. 44.

68. Там же. 

69. ЦГИА СПб, ф. 239, оп.1, д. 5556, св. 214. Л.91.

70. Памятная книжка Курской губернии на 1884 г. – С. 50. 

71. ГАБО. Ф. 80. Оп. 1. Д. 184. Л. 8.

72. Строения, построенные вновь и внесенные в городские раскладочные ведомости // Журналы заседаний XXIX очередного Белгородского уездного земского собрания. 1893. Курск:Типография губернского земства 1894. – С. 100.

73. Окладная книга 1915 г. ГАБО. Ф. 22. Оп. 1. Д. 56. Л. 91об.–92.

74. Крупенков А.Н. Пройдемся по старому Белгороду. Белгород: Константа, 2012. – С. 720. 

75. Генеалогическое древо семьи Костенко: http://familytrees.genopro.com/VolK/Kostenko/toc_individuals.htm 

76. Музеи Парижа и Лондона по истории культуры человечества / [Соч.] Врача I участка Юж. жел. дор. П.И. Костенко. Белгород, 1914. – Харьков: Печатня С.П. Яковлева, 1914. – [4], 99 с. – Отт. из "Вестн. Юж. ж. д." за 1914 г.

77. Феддерс Г.Ю. Течет речка Персе… – С. 195–196.

78. Нива. – 1909. - № 12. – С. 232.

79. Прошение Ю.И. Феддерса о приеме сына в Белгородскую мужскую гимназию, 6 мая 1898 г., ГАБО, ф. 80, оп. 1, д. 176, л. 27. 

80. ГАБО. Ф. 80. Оп. 1. Д. 184. Л. 13.

81. Феддерс Г.Ю. Течет речка Персе… – С. 159.

82. Нива. – 1909. - № 12. – С. 232

83. См.: Очерки развития здравоохранения Феодосийского уезда и региона: http://uz-fgs.com.ua/node/74; http://krymology.info

84. Ю.И. Феддерс. Архив Н.П. Собко. ОР РНБ (Санкт-Петербург), Ф. 708. 

85. Гардвиг Герман, пивоваренный завод: http://www.nubo.ru/beervrn/Collection/Belgor/belgorg...;

86. Титарь В.П. Йозеф Суханек. Его семья и окружение: http://ysadba.rider.com.ua/upload/file/almanah/04/12.doc

87. Календарь и Памятная книжка Курской губернии на 1890 г. Курск: Типография Губернского правления, 1890. – С. V.

88. Информация предоставлена Э.Т. Шмите.

89. Малевинские. http://www.parishes.mrezha.ru/genealogy.php?id=43&am...;gn=4

90. Информация предоставлена Э.Т. Шмите.

91. Некрополі Чернігівщини. На сайті http://ukrainica.org.ua/ukr/content/2271, також Зозуля С. Відкриття польського меморіалу на старому католицькому кладовищі в Ніжині // Ніжинська старовина. – 2011. – вип. 11 (14). – С. 176.

92. Отчет о деятельности Императорской Академии Художеств в 1908 году. СПб.: Типография СПб. Градоначальства, 1910. По данным сайта http://lostart.ru/catalog/ru/tom8/2687/3010/66609/ картна «Долина реки Персе» утрачена в годы Второй мировой войны.

93. Сводный каталог культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны. – Т.13; Таганрогский государственный литературный и историко-архитектурный музей-заповедник. – М., 2006. – С. 22; Стариков Г. Будуканський і таганрозький періоди життя Василя Базилевича (за листами вченого до Наталі Полонської-Василенко 1938 – 1941 рр. На сайте: http://www.historians.in.ua/index.php/doslidzhennya/873-hryhorii-starykov-kyiv-budukanskyy-i-tahanrozkyy-periody-zhyttya-vasylya-bazylevycha-za-lystamy-vchenoho-do-natali-polonskoyi-vasylenko-1938-1941-rr

94. Утерянная картина латышского классика Феддерса вернулась на родину. На сайте: http://www.lifenews.lv/news/uteryannaya-kartina-latyshskogo-klassika-feddersa-vernulasy-na-rodinu 

95. Феддерс Г.Ю. Течет речка Персе... – С. 198.

96. Эглит А., Лапинь А. Юлий Феддерс. Рига: Латвийское государственное издательство, 1958. – С. 111.

97. Отчет Императорской академии художеств с 4 ноября 1882 по 4 ноября 1883 г. Спб.: Типография Бр. Шумахер, 1886. – С.63.

98. Эглит А., Лапинь А. Юлий Феддерс. – С. 111–137; J?lijs Feders: [katalogs]. – R?ga: Neputns, 2013

99. Огле К. Между традицией, природой и чувствами // Julijs Feders: [katalogs]. – R?ga: Neputns, 2013. – P.222.

100. На сайте «Летопись Белогорья» http://belstory.ru/mir-belogoryya/istoriya/stary-belgorod-tchasty-2.html 

101. Эглит А., Лапинь А. Юлий Феддерс. – С. 62, 139.

102. Архимандрит Анатолий. Белоградский Рождество-Богородицкий женский монастырь. Белгород: областная типография, 1997. – С. 173.

103. РГИА. Ф. 1343. Оп. 51. Д. 170.

104. РГИА. Ф. 1488. Оп. 2. Д. 433. Л.3.

105. Большой художник (о моем отце Ю.И. Феддерсе) // Феддерс Г.Ю. Незабываемое. Рассказы и воспоминания. Рига: Латвийское государственное издательство, 1963. – С. 324. 

106. Памятная книжка Курской губернии на 1894 г. Курск. – С. 32.

107. Меранвиль де Сент Клер Надежда. Памяти великого царя. Стихотворение. Харьков: Тип. «Южного края». – 1896. – 2 с.; На Священное Коронование Их Императорских Величеств. Стихотворение Надежды Меранвиль де Сентъ-Клер. – Русское обозрение. 1896. – июнь. – XVI.

108. Жебылев, Н. Краткий исторический очерк деятельности харьковского Института благородных девиц за 100 лет его существования (с 1812-го по 1912-й год). Харьков: тип.-литогр. М. Дрейшпуль и с-вья, 1912. – С.145.

109. Фильмография актрисы: http://www.kino-teatr.ru/kino/acter/empire/298177/works/

110. Костенко Н. В. Владимир Полиевктович Костенко. Воспоминания дочери (Вместо заключения) //В. П. Костенко. П. И. Костенко. Записки (1906 и 1910-1911 годы). Сборник. – СПб.: ОАО ЦТСС, 2011. На сайте: http://www.sstc.spb.ru

111. РГИА. Ф.1293. Оп.170. Д.11. Л. 488. 

112. Дело по обвинению отставного полковника корпуса жандармов К.Н. Меранвиль-де-Сент-Клера и коллежского секретаря П.М. Зеленко по 3 ч. 1688 ст. Уложения о наказаниях // Журнал Министерства юстиции С.-Пб: Типография Правительствующего Сената . – 1897. – ноябрь. – № 9. – С. 245-290.

113. Государственный архив Курской области. Ф. 726. 

________________________________________

© Патлань Юлия Валериевна, Лимаров Александр Игоревич

Страна мечты в сетях пиара, пропаганды и технологий
Пять статей Г.Г.Почепцова о формировании пропаганды, основанной на политическом пиаре в СССР и дальнейшем ее ...
Природа в фотографиях
Фотографии живой и неживой природы из разных частей света
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum