Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Образование
Главное в жизни – это самостоятельно мыслить!
(№3 [93] 01.06.2004)
Предлагаем вашему вниманию беседу журналистки Ларисы Белянчиковой с известным философом, писателем, одним из основателей знаменитого Московского методологического кружка (совместно с Георгием Щедровицким, Мерабом Мамардашвили и Борисом Грушиным), опубликованную недавно в одном из региональных изданий.

Биографическая справка:

Зиновьев Александр Александрович  --- Нажмите, чтобы увеличить.
Зиновьев Александр Александрович
Зиновьев Александр Александрович родился 29 сентября 1922 года в Костромской области.

Cпециалист в области логики и методологии науки. Доктор философских наук, профессор. Член академий наук Финляндии и Италии, Баварской академии искусств, Российской академии социальных наук, вице-президент Академии российской словесности.

В 1939 г. арестован органами НКВД за выступления против культа Сталина. С 1941 до 1945 гг. воевал на фронтах Великой Отечественной, награжден боевыми орденами и медалями. Окончил в 1951 г. философский факультет МГУ. В 1954 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему «Метод восхождения от абстрактного к конкретному на материале "Капитала" К. Маркса», в 1959 г. – докторскую «Философские проблемы многозначной логики», с 1964-го – профессор. С 1955 по 1976 гг. работал в Институте философии АН СССР. С 1965 по 1967 гг. – зав. кафедрой логики философского факультета МГУ.

Основатель жанра социологического романа. С 1976 г. лишен всех степеней и наград – за публикацию в Швейцарии «Зияющих высот» (книги, написанной в 1974 году и до сих пор одной из самых читаемых в мире). Сам считает написание романа «случайностью», поскольку главное для него – наука.

С 1978 г. – в эмиграции в Германии, визитирующий профессор.

Автор более 20 монографий по логике и социальному анализу, сотен статей, десятков художественно-публицистических книг, переведенных на многие языки. Среди них – «Светлое будущее», «В преддверии рая» (1978); «Горбачевизм», «Катастройка» (1988); «Гомо советикус» (1991); «Русский эксперимент» (1994); «На пути к сверхобществу» (2000) и др. Единственный из русских удостоен премии Алексиса де Токвиля за лучшую книгу по социологии (Коммунизм как реальность, 1982).

По признанию западных коллег, А. Зиновьев входит в тройку крупнейших логиков мира в сфере математической логики.

В июне 1999 вернулся в Россию, живет в Москве.


– Александр Александрович, в этом году исполняется 50 лет со времени появления Московского логического кружка, позднее названного методологическим (ММК). Вы первым применили логику для развития социологии. Участники кружка первыми заговорили о развитии методологии, о теории мышления…

– И сейчас эта тема является новой. Хотя теперь она выглядит немного по-другому, но по существу проблемы остались те же самые. За полвека отдельные люди как-то продвинулись, и я работал в этом направлении, но все равно нельзя сказать, что произошел какой-то сдвиг в интеллектуальной жизни человечества или даже страны. Наоборот, за последние лет 15–20 произошла значительная интеллектуальная деградация. Все то, с чего мы начинали 50 лет назад – все эти проблемы остались.

– А с чего вы начинали?

– Если начать с моей личной истории – я очень рано встал на путь критического отношения к советской реальности. Еще в школе прочитал марксистские работы, труды социалистов-утопистов. Еще мальчишкой, сам не зная того, выдумывал философские и социальные теории. Уже лет в 15–16 я стал антисталинистом и даже участвовал в террористической группке с намерением убить Сталина. Все это были мальчишеские идеи, конечно. Но серьезным было одно: критическое отношение ко всему, что происходило вокруг. Идеологи обещали одно, а в реальности стало возникать многое такое, что в коммунистических идеях не предусматривалось. В то время марксизм преподносился как вершина методологии познания, а меня это не устраивало.

– Наверное, вы чувствовали себя очень одиноким?

– Да. В то время все это было не так ясно, как сейчас, и имело совсем другие психологические очертания. Была трагическая ситуация. Достаточно сказать, что в 1939 году я был арестован, сидел на Лубянке, и если бы не побег, конечно, меня бы расстреляли. Но уже тогда мне стало ясно: для того чтобы понять, что происходит вокруг меня, я должен учиться, причем в строго определенном направлении – разрабатывать методы понимания.

Затем началась война, не до того было. Но я все равно продолжал двигаться в этом направлении. Наблюдал реальность со своей точки зрения.

Потом поступил в университет с намерением изучать реальное советское общество. К тому времени я достаточно много насмотрелся. Я был беспартийный, репутация у меня была плохая – весьма критически настроенного. Спасало то, что я был фронтовик. Удивительно, но несколько человек, знавших мою довоенную историю с арестом, на меня не донесли! За время войны многое изменилось…

Как раз тогда в университете ввели формальную логику, появилась кафедра логики – совсем аполитичная, и меня там оставили. Я стал заниматься проблемой методологии науки. Курсовую работу (а затем диплом и кандидатскую диссертацию) писал о логике «Капитала» Маркса. Уже на третьем курсе я принимал участие в дискуссии об отношении между формальной логикой и диалектической. И впервые высказал идею, которую сохранил до сих пор, и работаю в этом направлении. Идея такая: всю проблематику диалектики можно и нужно разрабатывать в рамках логики, то есть как аппарат логики. В то время это была совершено уникальная позиция. Кстати, именно в 1948 году мое имя стало впервые известно на Западе и появилось в одном швейцарском философском журнале. Я узнал об этом многие годы спустя.

- Как появился легендарный теперь уже ММК? Как происходило научное общение в кружке? И что было дальше?

– В связи с моими выступлениями сложилась небольшая группа воспринявших мои идеи людей, ядро которой составили Мераб Константинович Мамардашвили, Георгий Петрович Щедровицкий и Борис Андреевич Грушин. К моменту начала работы над диссертацией, в которой я сформулировал идеи методологии науки, кружок уже существовал.

В то время я был старше, я прошел войну. Тем не менее, общение в кружке было неофициальным, дружеским. Мы принимали участие в различных факультетских мероприятиях. Темы методологии вышли в центр философской жизни тех лет. В стране в целом назревали антисталинисткие настроения, складывались условия для предстоящей десталинизации страны. Войну прошла масса людей, а то, что делалось в стране, вызывало протесты. И то, чем мы занимались, служило материалом для объединения этих настроений в каких-то кругах.

Кстати, текст диссертации издали только к моему 80-летию небольшим тиражом, всего 500 экземпляров. А до этого она была запретной, нелегальной.

Ее распространением как раз Щедровицкий занимался. Так моя диссертация оказалась первой работой в «самиздате».

Потом пути участников кружка разошлись, сейчас сложно объяснить, почему… Главным, пожалуй, было то, что путь, который я предлагал и которым шел потом всю жизнь, – а именно путь разработки логического аппарата методологии – требовал таких способностей, такого образования и такой тяжелой работы, на которые мои первые ученики и сподвижники не отважились. Люди, которые меня окружали, интересовались лишь идеями методологии, а мои социальные идеи принять не могли.

А развивать методологические идеи возможность в то время представлялась. Для этого еще тогда, в пятидесятые, я заложил основы, а в последующие годы разрабатывал инструментарий. Я разработал аппарат логики, расширив его колоссально, включив в сферу науки логики сотни логических объектов, которые не были разработаны до меня. И в результате сделал карьеру как ученый в сфере математической логики.

– Для чего нужен аппарат математической логики?

– Подавляющее число людей вообще ни в какой логике не нуждаются – они практически перенимают навыки, выработанные в течение столетий на материале конкретных наук. Я же использовал этот аппарат прежде всего для разработки методологии познания. В течение многих лет пытался создать свою логическую школу, ее потом разгромили. Даже сейчас ситуация для меня осталось примерно такая же, как и была полвека назад. Ведь дело тут не в политике: дело в среде, в которой приходится жить.

– По сути, мы возвращаемся к началу беседы: вы говорили об «интеллектуальной деградации"…

– Ситуация в мире сейчас такая: произошел колоссальный прогресс в сфере науки и технологий, в интеллектуальном отношении вообще. Однако в осмыслении этого прогресса не сделано почти ничего. Имеет место конфликт между интеллектуальным развитием человечества и осмыслением этого. Более того, в последние несколько десятилетий наметилась сильнейшая тенденция к помутнению умов. И делается это искусственно! Происходит тотальное оболванивание людей! Занижается уровень образования. Если взять за пример систему образования советского периода, то современный уровень – это полная катастрофа! Такой же процесс происходит и на Западе, хотя и в меньшей степени.

– Вы считаете, что современная система образования неадекватна потребностям времени?

– Вот смотрите. Я работаю в Московском гуманитарном университете. Рядом – Университет управления, там сто тысяч студентов с учетом филиалов по всей стране. В Москве, говорят, есть еще один университет, где обучается 50 тысяч управленцев, есть Торгово-юридический университет, там 30 тысяч студентов. И куча других учебных заведений того же рода.

Будущее молодежи определяется той социальной системой, которая сложилась. Сегодня в России складывается гигантский бюрократический аппарат. Отсюда – потребность в армии управленцев. А что это такое? По видимости дается хорошее образование.

А на самом деле чиновнику для исполнения функций в системе власти и управления никакого высшего образования не нужно.

Огромная часть экономики сегодня – частное предпринимательство. Только в Москве 700 тысяч частников. Что, для них образование нужно? В частной охране больше миллиона самых здоровых молодых ребят. Им образование не нужно: им нужно уметь стрелять и приемы каратэ изучать. Походите по магазинам, ресторанам, развлекательным заведениям. Везде красивые молодые девчонки… Отборный человеческий материал. А какое образование им нужно? Возьмите шоу-бизнес: сколько в нем людей! Такое впечатление, как будто вся страна только и делает, что поет и пляшет.

Понимаете, уже произошло переструктурирование населения так, что серьезное фундаментальное образование, которое давалось в советское время, требуется теперь очень небольшому числу людей.

Я считаю, что положение молодежи в России сейчас является трагическим. Лишь ничтожная часть имеет возможность пробиться к действительно серьезным научным исследованиям, творческой деятельности, созиданию…

Если бы интеллектуальный прогресс действительно продолжался, если бы росло число логически образованных людей, если бы делались логические открытия, то в таких условиях можно было бы выявить людей с уникальным складом ума. Но, увы, сейчас это мало кому нужно…

– Получается, что сегодня воспитывается огромное количество специалистов – инженеров, врачей, строителей, ученых, наконец, – лишенных качественной подготовки в области логики?

– Совершенно лишенных! В значительной мере это делается искусственно, чтобы люди не думали логически грамотно. Происходит искусственное занижение системы образования в России. Не нужно сейчас столько образованных людей в России, как это было в годы советской власти.

– В подготовке социологов – та же ситуация?

– Абсолютно. Произошел эпохальный перелом: для осмысления его не годятся существующие философские школы. Сегодня в мире методологов, философов, социологов заняты сотни тысяч. Они обучены выполнять какие-то функции, ведут опросы, подсчеты, предсказывают, кто будет президентом, и так далее. Но научной социологической теории не существует!

– Что означает – научить мыслить логически?

– Поясню примером. В Америке в одном из институтов якобы открыли место в Космосе, в котором время идет быстрее, чем на Земле. И об этом говорят, как о чем-то само собой разумеющемся. Но определите точно смысл слова «быстрее"! Согласно определению слова «быстрее», упомянутое «открытие» физиков означает, будто в каком-то месте Космоса за одно и то же время проходит больше времени, чем на Земле. Логическая абсурдность такого рода «открытий», казалось бы, очевидна. А ведь пишутся тысячи статей и книг в духе такого бреда!

И приведенный пример – лишь один из многих тысяч.

Чтобы показать, что это – бред, нужен новый, детально разработанный логический аппарат, которым никто практически не владеет!

____________________
© Белянчикова Лариса Александровна








Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum