Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Бедность как стандарт
Статья об истоках особенностях бедности в России – о падении экономики, несправе...
№06
(359)
01.05.2019
История
Русский консерватизм рубежа XIX – XX вв.
(№10 [132] 20.05.2006)
Автор: Елена Тимохова
Елена Тимохова

Понятие консерватизма до сих пор не получило в парадигме политического и философского знания однозначного концептуального осмысления. Некоторыми исследователями консерватизм понимается не как идеоционная, а лишь как функциональная теория, не самостоятельная концепция, а позиция, для которой неважно, что защищать и сохранять, а важен сам процесс сохранения [1]. Согласно этой трактовке консерватизм может присутствовать в любой теории и политической практике.
Чаще всего под термином «консерватизм» подразумевают понятие, обозначающее тип социально – политического и философского поведения, носители которого выступают за сохранение традиционных основ общественной жизни. Консерватизм (от латинского conservare - сохранять, охранять, заботиться о сохранении) – политическая идеология, ориентирующая на сохранение, поддержание исторически сложившихся форм государственной и общественной жизни, в первую очередь, морально-правовых её основ, вопло-щенных в нации, религии, браке, семье, собственности [2]. Гносеологической предпосыл-кой консерватизма является двойственная природа общественно-политического процесса. С одной стороны, эволюция, разрыв с прошлым, развитие; с другой – сохранение и пере-несение в будущее всего непреходящего, общечеловеческого [3].
Генезис консервативной идеологии следует связывать с развитием буржуазной по-литической культуры и цивилизации в целом. Появившись в конце XVIII в. как реакция на идеологию эпохи Просвещения, консерватизм прошел несколько этапов в своем развитии. Традиционные консервативные идеологии в разных странах были самобытными и не похожими друг на друга. В этом их отличие от либерализма. К.Н. Леонтьев писал: «…охранение у всякой нации своё, у турка – турецкое, у англичанина – английское, у русского – русское, а либерализм у всех один» [4].

Принципиальными установками как классического, так и современного консерватизма следует считать: антирационализм; историчность; обоснование традиционной социальной иерархии; признание несовершенства человеческой природы и вследствие этого обязательность усмиряющей и цивилизирующей роли церкви, семьи, школы; культ сильного государства; отрицание революционных переворотов, признание лишь осторожных перемен; приоритет целого (государства, народа, нации) перед частью (сословием, индивидом) [5].
Выделяют два идейных пласта в понимании консерватизма: первый направлен на поддержание устойчивости общественной структуры в неизменной форме – политическая идеология; второй направлен на устранение противодействующих политических сил и восстановление прежних – апелляция к утраченному [6].
В России необходимость в обосновании консервативных идей появилась в конце XVIII – начале XIX вв. Русская консервативная мысль возникла как реакция, во-первых, на либеральную идеологию (идеи Французского Просвещения, Французской революции), во-вторых, на всё большую ориентацию и зависимость России от Европы. Отсюда появились два основных элемента в русской охранительной идеологии: антиреволюционность (антилиберализм) и антиевропеизм (национализм) [7].

Изначально российский консерватизм в отличие от западноевропейского был тесно связан с культурными традициями: моралью, литературой, религией. Кроме этого, рос-сийские консерваторы не оформились в партию в западном понимании. Консервативные идеи присутствовали в течениях светского и духовного характера, развивались писателями, философами, общественными деятелями, стоящими вне политических партий и движений.
Консерватизм как общественно-политическое течение заметно усилилось после 1 марта 1881 г. Возросла роль консерваторов в дворянских и земских собраниях. В 80 – 90 –е гг. XIX в. в российском консерватизме появились новые тенденции, порожденные эпохой великих реформ. Охранители обратились к критике либерально – демократических, а за-тем и революционных идей, к поиску способов защиты традиционной системы власти и ценностей, к обоснованию необходимости усиления репрессивных методов правления. Расцвет охранительной идеологии связан с именами кн. В.П. Мещерского, М.Н. Каткова, К.Н. Леонтьева, К.П. Победоносцева, Л.А. Тихомирова.
С конца XIX века консерваторы начинали апеллировать к массам. Расширялась сеть консервативных изданий. Основными из них были: «Московские ведомости» и «Рус-ский вестник», издаваемые Катковым, «Гражданин» кн. Мещерского, «Русское обозрение» (с 1890 г.). К.П. Победоносцев опубликовал «Московский сборник» (1896 г), К.Н. Леонтьев - двухтомник «Восток, Россия и славянство» (1885-1886 гг.). Консервативные идеи развивали в своих сочинениях писатель Ф.М. Достоевский, создатель теории локальных цивилизаций Н.Я. Данилевский, философ и психолог П.Е. Астафьев. Талантливый публицист, популяризатор охранительных идей, теоретик российского монархизма, Л.А. Тихомиров опубликовал свои фундаментальные сочинения «Монархическая госу-дарственность» (1905г.) и «Религиозно-философские основы истории» (1917-1918гг.).

Российский консерватизм рубежа XIX – XX веков оставался в основе своей анти-модернизационной антикапиталистической теорией и практикой. В этом смысле он был ближе к западному варианту консерватизма рубежа XVIII – XIX вв., чем к его европейской разновидности начала ХХ в. [8]. В российском варианте консерватизма сильнее была развита реакционная составляющая.
Выделялись различные течения в русском консерватизме: разногласия в понимании основ российской государственности и общественности, в оценках современного момента истории, в определении перспектив [9]. Охранителей рубежа XIX – XX вв. уже не столько занимала проблема сохранения дворянских привилегий и крепостнических порядков (консерватизм Карамзина и Щербатова) или идеи мессианской роли России (слафянофилы). Главными направлениями работы охранительной мысли стали: во-первых, защита нацио-нальных основ, прежде всего самодержавного принципа власти и православной религии; во-вторых, критика либерального реформаторства и антиправительственных идей; в-третьих, осознание необходимости некоторой модернизации, предложение скорректировать реформы, исходя из особенностей и традиций страны.
Для русского консервативного сознания на протяжении веков идеалами оставались самодержавная монархия как проявление воли бога и православная религия. Монархизм как идея был несовместим с принципами ограничения самодержавия, разделения и выборности власти. «Самодержавие, - писал В.П. Мещерский, - есть верховная власть монарха над народом, которая ответственна только перед Богом и совестью монарха» [10]. М.Н. Катков подчеркивал, что идея царя и идея Отечества есть одна и та же «всеобъем-лющая сила» [11]. Духовную опору монархии консерваторы видели в православии.
Традиционалисты рубежа веков не принимали ценностных установок Просвещенческой философии (гражданского общества, идей всеобщего равенства, свободы, народного суверенитета), идей рационализма. Они выступали с критикой демократического принципа организации власти, социалистического учения. Консерваторы были сторонниками традиционного взгляда на общество, в котором принципом общественной справедливости был лозунг «каждому своё» и не признавалось всеобщее равенство. Свобода была для них понятием внеполитическим, духовным. Постулируя идею несовершенства человеческой природы (в вопросах нравственности) и ограниченности возможностей человеческого ра-зума, консервативные мыслители делали акцент на строгом соблюдении норм морали (подчеркивая её религиозный характер), семейных устоев и христианских заветов. Отводя огромное значение в жизни общества религии (для России – православия), идеологи консерватизма подчеркивали не только её нравственную, но и социальную ценность. Поэтому первоочередную задачу в современной им России они видели в укреплении религиозности русского общества, в поощрении развития русской церкви [12].

Отличительная черта их историософии – исторический скептицизм, отрицание оптимистического взгляда на будущее. Просвещенческой идее прогресса консерваторы противопоставляли провиденциальное понимание истории, где развитие определяет бог. Огромный вклад в оформление историософской концепции русского консерватизма внес Л.А.Тихомиров в работе «Религиозно – философские основы истории». Продолжая рус-скую историософскую традицию, он разделял идею живознания, идущую от славянофилов, предполагающую необходимость объединения рационального и иррационального способов познания, синтеза знания и веры. Тихомиров продолжил критику рационализма и субъективизма в гносеологии. Источником познания он признавал «абсолютное сущее» – бога. В историческом процессе выделял две сферы: материальную и надматериальную (духовную), определяющей выступала вторая сфера. В материальной сфере история была для него процессом объективным, закономерным, эволюционным. В сфере надматериальной человеческая история для него, как и для либерала Б.Н. Чичерина, становилась исто-рией борьбы и сосуществования различных религиозно-философских идей. Конец истории (её цели) понимался как воплощение её смысла и трактовался в рамках изображенного в Аппокалипсисе (конец мировой истории, движение человечества к богу, достижение Царства Божия). Продолжая шеллингионскую традицию, исторический процесс (в мате-риальной и надматериальной сферах) Тихомиров трактовал как итог совместной деятель-ности божественного провидения и активности человека [13].

Идеологи консерватизма продолжали развивать также идею самобытности России, противопоставляя её Европе. Русские консерваторы рубежа XIX – XX вв. чаще, чем их идейные предшественники, постулировали национализм, как подчеркивание идеи важно-сти одной, государствосоздающей нации, её культуры, её религии. М.Н. Катков полагал, что разноплеменные подданные должны «прежде всего, осознать себя русскими», требовал полного «слияния их с империей» [14]. Л.А. Тихомиров настаивал, что в России должна быть одна господствующая народность (великорусская), один господствующий язык (русский), одна господствующая церковь (Православная русская). “Поддерживая мощь основного племени”, монархическая политика затем, по его мнению, должна разви-вать различные средства культурного единения всех народностей государства. Программам русских традиционалистов рубежа веков был присущ и антисемитизм [15]. «Заботиться теперь о том, чтоб евреям от нас не было каких-нибудь притеснений, - это очень бы походило на размышление овцы о том, как ей не обидеть чем-нибудь бедного волка»,- писал Л.А.Тихомиров [16]. Величайшим грехом представителей еврейской нации перед Россией он считал их первенствующую роль в революции, «изуродовавшей Россию».
Консерватизм никогда не был абсолютно антиреформаторским. Один из основопо-ложников мировой консервативной мысли – Э.Берк – писал: «Моему стандарту государ-ственного деятеля должна быть свойственна предрасположенность к сохранению и способность к улучшению, взятые вместе» [17]. Берк был сторонником реформ, не меняющих сущность объектов, превентивных, предназначенных для того, чтобы упредить революцию [18]. Сущность консервативных реформ можно выразить словами улучшение, изменение, но не ломка, передел, разрушение.
В начале XX века в русской публицистике появляется термин «умеренный консер-ватизм». Впоследствии его чаще будут называть русским неоконсерватизмом, консерва-тивной утопией, либеральным консерватизмом, самодержавным реформаторством, консервативной модернизацией, «русским торизмом» [19]. Его задача – не допустить разрушения основ существования общества и государства в ходе введения инноваций, сделать их введение менее болезненным. Государство должно взять на себя ведущую роль в проведении реформ, должно стать активным участником и контроллером экономиче-ской жизни страны, взять на себя разрешение острых социальных проблем (политика попечительства в рабочем и крестьянских вопросах) [20].

Традиционалисты пытались найти компромисс с происходившими в стране переменами, отстаивая принципиально - сущностные установки традиционной системы отношений, одновременно пытались разработать и предложить систему мер, позволяющих осуществить плавный переход к новым отношениям без резких скачков и потрясений, создать эффективную, систему управления, не разрушая основ национального государственного строения.
Л.А. Тихомиров предложил проект изменения политической системы, Его программа преобразований призвана была соединить самодержавие, как власть верховную, с новыми тенденциями в государственном строительстве [21]. Смирившись после 1906 г. с идеей представительства, наилучшим в самодержавном государстве, он считал народное представительство, созданное на принципах сословности, а не партийности, с учетом интересов господствующей нации. Сочетание монархии, как власти верховной, с таким народным представительством должно составить альтернативу двухпалатному парла-ментарному представительству, которое утверждалось в современной ему России.
Тихомиров в отличие от большинства консерваторов, предложил и более гибкий вариант политики монархического государства в социально – экономической сфере. В некоторых случаях он был близок к сторонникам традиционного пути экономического развития (И.Н. Дурново, И.Л. Горемыкин, П.А. Столыпин), по некоторым вопросам смыкался с проводниками индустриальных реформ (С.Ю. Витте). С первыми его роднила забота о развитии, прежде всего, аграрной сферы, поддержании эффективности и благосостояния крестьянского хозяйства. Стремление создать сильную национальную промышленность, постулирование необходимости активного вмешательства и контроля государством экономической жизни сближало его с модернизаторами типа С.Ю. Витте. Среди консерваторов Тихомиров был одним из немногих, кто настаивал на необходимости скорейшего разрешения рабочего вопроса, делая ставку на развитие политики государственного попечительства [22].

В целом, в начале ХХ века русские консерваторы в своих программах экономиче-ского развития по – прежнему настаивали на протекционизме, приоритете аграрного раз-вития страны и всемерной помощи со стороны правительства помещичьему хозяйству. Тем не менее, они пришли к пониманию, что капитализм неизбежен в России, в индустри-альном развитии и частном предпринимательстве есть спасение страны от бедности (Катков, Тихомиров). Они осознали, что необходимо отказаться от некоторых традиций (община), чтобы сохранить строй. Признали существование рабочего вопроса и предложили способы его решения. Настаивали на решительном вмешательстве государства в социально – экономическую сферу, что позволит, по их мнению, создать эффективную экономику, решить социальные проблемы и избежать революции. Во многом их программы были утопичны. Они пытались соединить развивающуюся капиталистическую промышленность с сословной социальной структурой и старым государственным устройством, решить проблемы нового строя (рабочий вопрос) в рамках существующей политической системы.

Традиционные консервативные программы (Победоносцева, Тихомирова) оказа-лись практически несостоятельны и не востребованы властью (которая считала, что консервативная идеология не нуждается в обновлении). В условиях усиления либерального и революционного направлений и начавшегося изменения существующей системы (созда-ние Государственной думы) все это приводило в начале XX века к появлению монархических партий и союзов праворадикального толка. «Охранительное» движение нача-ло сближаться с практикой, перерождаться в массовые объединения. В 1900 г. в России появилась первая правая организация – Русское собрание - согласно уставным положениям, отстаивающая религиозные, умственные, хозяйственные, правовые и политические интересы русского народа. Культурно – просветительская и политическая деятельность Русского собрания способствовала консолидации консервативных сил, образованию правых партий, выработке их программ. Многие члены различных правомонархических партий и союзов, нередко конкурирующих друг с другом, входили в разное время в Русское собрание (в том числе и Л.А. Тихомиров, отошедший от этой организации после 1908 г. и занявший независимую позицию в консервативном лагере). Стали создаваться правые ор-ганизации в провинции: в Воронеже, в Минске. В 1904 г. В Петербурге образовалось Братство свободы и порядка. В феврале 1905 г. в Москве был образован Кружок москви-чей, участвовавший в создании в апреле 1905 г. Союза русских людей. Весной 1905 г. в Москве была создана Русская монархическая партия во главе с В.А. Грингмутом. В ноябре 1905 г. в Петербурге был организована самая крупная партия правомонархического толка - «Союз русского народа». Правительство субсидировало правые партии из секретного фонда Министерства внутренних дел. Появились официальные печатные органы – Летопись Русского собрания» (1902 – 1903 гг.), «Известия Русского собрания» (1903 – 1904 гг.), «Вестник Русского собрания» (1906 – 1912, 1915 – 1916 гг.), «Русское знамя», издаваемое СРН, провинциальная монархическая пресса (газета «Русский народ» в Ярославле, журнал «Мирный труд» в Харькове и другие). В 1906 г. была предпринята неудачная попытка, объединив все черносотенные организации, создать единый центр, – Главную управу объединенного русского народа, представлявшую собой коалиционный орган. Высшим органом для черносотенных организаций являлся «съезд русских людей» (мо-нархический съезд), решения которого носили рекомендательный характер.

Среди правомонархических сил не было единства. Особняком стояло Русское собрание. Изначально этой организацией на первый план выдвигалась культурно – просветительская деятельность, политизация усилилась лишь после 1905 г. Кроме этого, члены Русского собрания негативно воспринимали террор, проводимый другими монархиче-скими партиями, считали, что погромы и убийства не могут быть основными тактически-ми средствами борьбы. В 1907 – 1908 гг. наметились внутренние разногласия внутри правомонархического лагеря. В 1907 году после раскола в рядах «Союза русского народа» часть его членов во главе с В.М. Пуришкевичем создали «Русский народный союз» имени Михаила Архангела. В рамках СРН выделились так называемые дубровинцы во главе с А.И.Дубровиным и «обновленцы», возглавляемые Н.Е. Марковым.
К концу 1907 года черносотенные организации действовали в 66 губерниях и об-ластях России. Социальный состав правых партий был самым широким: от представителей дворянства до крестьянства и рабочих. Численность всех крайне правых партий в 1908 г. равнялась 400 тыс. человек [23]. Для пропаганды своих идей черносотенцами были созданы организации в среде фабрично – заводских рабочих: «Общество активной борьбы с революцией и анархией» в Петербурге, «Союз русских рабочих» в Киеве. В столице (общегородская дружина) и других городах (Архангельске, Астрахани, Вологде, Киеве, Кишиневе, Москве, Одессе и других) создавались боевые дружины для проведения террористических акций.
В своей основе программы большинства монархических союзов были близки взглядам консервативных идеологов. Общим было защита принципа единоличной власти, резкое противопоставление России и Запада, критика демократии, социалистического учения. Расхождения были в степени радикальности решения национального вопроса, а также по вопросу тактики. Защиту национального интереса правые считали выше интереса государственного. Черносотенцы более рьяно отстаивали крайний национализм и анти-семитизм (приравнять евреев к иностранцам, не допускать их на государственную службу, запретить им «аренду или приобретение земли вне городских поселений», лишить евреев всех прав, изгнать их из всех учебных заведений, где учатся христианские дети и т.п.). С помощью антисемитизма в массовом сознании поддерживалось чувство постоянной опас-ности, создавался образ враждебной силы. Для традиционалистов (М.Н. Каткова, Л.А. Тихомирова и др.) основным был вопрос сохранения государственности. Их программы отличались более высоким уровнем обобщений, аргументации, продуманности, более прагматичным и здравым подходом. Черносотенным организациям был свойственен популизм, апелляция к массам, русские традиционалисты пытались донести свои идеи, прежде всего, до образованного общества (интеллигенции).
Идеологи консерватизма, допуская критику в адрес правительства, пытались найти выход из кризисной ситуации путем адаптации начавшихся реформ к традициям страны (программа Л. Тихомирова). Представители правых партий непримиримо выступили против Думы, действий правительства (реформ С.Ю. Витте, П.А. Столыпина), нередко осуж-дали действия царя. Социально – экономическая программа черносотенцев была прорабо-тана слабо. Программы правых партий, как убедительно доказал в своем исследовании Ю.И. Кирьянов, были нацелены не столько на решение экономических задач, сколько на укрепление существующих политических и социальных устоев государства [24]. Это не помогало решать трудности на пути проводившейся модернизации страны.

Русские традиционалисты и русские правые расходились в понимании народности. Для первых она предполагала особое отношение народа к самодержавию. Для вторых народность приравнивалась к народу. «Русская народность есть народность державная; про-чие народности в России пользуются правами гражданского равенства за исключением евреев». Черносотенцы склонны были апеллировать к чувствам, консерваторы – к разуму. Ультраправые признавали насильственные методы, за что получили название «революции справа». Консерваторы были сторонниками мирных действий.
Отношения российских традиционалистов с идеологами черносотенцев были натянутыми, а нередко пропитаны взаимной неприязнью. Во влиятельных консервативных изданиях «Московских ведомостях», «Новом времени» осуждался экстремизм СРН. Л.А. Тихомиров неоднократно критиковал взгляды и действия черносотенцев [25]. Упоминания о черносотенных объединениях в трудах В.П. Мещерского почти всегда сопровождалось критикой «скудоумной и тусклой партии черносотенных» [26]. Князь обвинял их в расшатывании основ российской государственности.
После 1917 г. в России политическая деятельность идеологов монархизма прекратилась. Некоторые руководители и члены правомонархических партий, за исключением Русского собрания, были привлечены к судебной ответственности (предстали перед Чрез-вычайной следственной комиссией Временного правительства). Другие получили даже место служащих в советских учреждениях (Н.А. Энгельгардт, Б.В. Никольский, А.И. Соболевский). Многие из них впоследствии были арестованы и расстреляны (Б.В. Никольский, А.И. Дубровин, А.С. Вязигин) [27]. Ушел из жизни В.М. Пуришкевич. Доживали свой век вдали от столиц Л.А. Тихомиров и К.Н. Пасхалов. Часть черносотенцев приняла участие в белом движении в годы гражданской войны. Немало монархистов эмигрировали (Н.Е. Марков, В.П. Соколов, Д.П. Голицин – Муравлин, А.А. Римский - Корсаков и др.). В 1921 г. в Германии был создан Высший монархический совет. Однако появившиеся в эмиграции монархические объединения существенно отличались от монархических союзов, существовавших ранее в России (различия в целях, средствах их достижения, составе участников). Н.Е. Марков, например, в 30–е - гг. стал ориентироваться на фашистские режимы и называл себя предшественником фашизма в Европе. Монархические идеи получили развитие также в трудах русских эмигрантов И.Л. Солоневича, И.А. Ильина.

Таким образом, в начале ХХ в. российский консерватизм оказался представлен, с одной стороны, традиционными консервативными программами, в которых охранители пытались соединить традиции и неизбежные изменения; с другой стороны, идеологией крайне правых, черносотенных, организаций, сочетающей консервативные идеи с жесткими, экстремистскими, методами защиты существующего строя.
Программы российских консерваторов-традиционалистов на рубеже XIX – XX вв. не смогли дать новое идеологическое обоснование монархии, защитить традиционную систему от посягательств со стороны либералов и набирающих силу революционеров. Следствием этого стало появление на политической арене России ультраправых сил, ис-пользовавших самые жесткие методы защиты существующей системы. Началось перерождение консервативной идеологии, ее упрощение. Непримиримость черносотенцев в национальном вопросе, их экстремизм были слишком рискованными в многонациональном Российском государстве. В целом консерваторы не смогли найти разумного сочетания традиционного начала и модернизации, выработать программу, способствовавшую пре-одолению отставания России от стран Запада, разрешающую социальные конфликты в рамках традиционной политической системы. Охранители оставались безучастны к чаяниям основной массы населения (крестьянства, рабочих, национальных меньшинств). Вследствие этого консервативная идеология в России в начале ХХ в. все больше превра-щалась в политическую утопию, утрачивала поддержку населения и теряла практическую жизнеспособность, осталась невостребованной ни властью, ни обществом. После 1917 г. консерватизм и вовсе исчез с политической арены России.

Литература и источники:

1. См. напр.: Сокольская И.Б. Консерватизм: идея или метод // Полис. 1998. №5.
2. Современный западный социологический словарь. М., 1990. С. 135 – 136.
3. См.: Гаджиев К.С. Современный консерватизм: опыт типологизации // Новая и новейшая история. 1991. №1.
4. Леонтьев К.Н. Избранное. М., 1993. С.171.
5. Подр. см.: Григорьев С.Г. Преодоление заданности. Размышление о консерватизме // Полис. 2000. №3.; Лотарев К.А. Истоки и особенности российского консерватизма // Социально- гуманитарные знания. 2000. №3.; Модели общественного переустройства России. ХХ век. С. 25 – 30.
6. См.: Александрова Р.И., Архипов С.Н. К вопросу о традициях российского консерватизма. Депон. в ИНИОН РАН. Саранск, 2002. С. 6.
7. Начало формирования консервативной идеологии было положено Н.М. Карамзиным (О Карамзине см.: Ермашов Д.В., Ширинянц А.А. У истоков российского консерватизма: Н.М. Карамзин. М., 1999.; Кислягина Л.Г. Формирование общественно-политических взглядов Н.М. Карамзина // Карамзин Н.М. История госу-дарства Российского. Т.1. М., 1989; Пивоваров Ю.С. Время Карамзина и Записка о древней и новой России в её политическом и гражданском отношениях // Карамзин Н.М. Записка о древней и новой России. М., 1991. и др.).
Следующим этапом становления консерватизма в России стала «Теория официальной народности» С.С. Уварова, разработанная в 30-40-е годы XIХ в. К выделенным Н.М. Карамзиным двум основам существова-ния России – самодержавию и православию – Уваров добавил народность, под которой понимал особое взаимоотношение царя и народа, основанное на вере в величие, справедливость, «божественность» госуда-ря. «Теория официальной народности» по-разному трактовалась исследователями. Большинство историков, вслед за А.Н. Пыпиным, считают её официальной правительственной идеологией 30-50-ых годов XIX в. (См.: Пыпин А.Н. Общественное движение при Александре I. СПБ. 1871.). Есть мнение, что «теория официальной народности», как идеология николаевского режима, - миф, легенда, созданная спустя 40 лет после циркуляра С.С. Уварова и введенная в оборот Пыпиным. (См.: Казаков Н.И. От одной идеологической формуле Николаевской эпохи // Литературно-теоретические исследования. М., 1989. С. 5-9.). С.М. Соловьев считал уваровскую формулу лишь суммой бюрократических предписаний. (См.: Соловьев С.М. Избранные труды. Записки. М., 1983. С.174.). Ведутся споры и по вопросу правомерности самого термина «официаль-ная народность». (См.: Русский консерватизм XIX столетия. М., 2000. С. 185.).
Славянофильское учение, не будучи всецело консервативным, придало охранительной идеологии подчерк-нуто национальный характер. (Некоторыми исследователями славянофильство трактуется как стадия поли-тического консерватизма в России. (См.: Немцев И.А. Славянофильство в истории Российского консерва-тизма XVIII- начала XX вв. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. Пермь. 1998.). Подобное утверждение представляется некорректным. Концепции славянофилов нельзя считать политическими доктри-нами, они носят скорее характер культурно-религиозный. Можно говорить лишь о развитии тех или иных консервативных идей в учении славянофилов.).
8. Подр. об отличии российского консерватизма от западноевропейского см.: Лукьянов М.Н. Российский консерватизм и реформа 1907 – 1914 гг. Пермь, 2001., Мусихин Г.И. Россия в немецком зеркале (сравни-тельный анализ германского и российского консерватизма). Спб., 2002.
9. В литературе содержится огромное количество типологий отечественного консерватизма. См. об этом: Начапкин М.Н. Монархическая идея в русском консерватизме конца XIX – начала XX вв. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. Екатеринбург, 1998.; Гарбузов В.Н. Консерватизм: понятие и типология // Полис. 1995. №4 и др.
10. Мещерский В.П. Дневник кн. Мещерского. 1906. Спб., 1906. С. 98.
11. Катков М.Н. Собрание передовых статей «Московских ведомостей» 1863. М., 1867. С. 167.
12. Победоносцев К.П. Московский сборник. М., 1896. С.35; Катков М.Н. О самодержавии и конституции. М., 1903. С. 44-47.
13. Тихомиров Л.А. Религиозно-философские основы истории. М., 1997.
14. Московские ведомости. 1864. №31.
15. Подр. см.: Эльяшевич Д.А. Идеология антисемитизма в России в конце XIX - начале XX вв. Обзор // Национальная правая прежде и теперь. Историко-социологические очерки. Ч.1. Россия и русское зарубежье. Спб., 1992. С47 – 73.
16. Тихомиров Л.А. Что такое национализм.// Московские ведомости. 1910. № 174.
17. Цит. по: Рахшмир П.Ю. Эволюция консервативного реформаторства // Консерватизм: история и современность. Пермь, 1997. С.11.
18. Цит. по: Рахшмир П.Ю. Эволюция консервативного реформаторства // Консерватизм: история и современность. Пермь, 1997. С. 11-12.
19. См.: Либеральный консерватизм: история и современность. Материалы Всероссийской научно – прак-тической конференции. М., 2001.; Либеральный консерватизм: история и современность. Ростов – на – До-ну, 2000; Исаев И.А. Политико-правовая утопия в России в конце XIX столетия. М., 2000; Филиппова Т.А. «Русские тори»: консерватизм и модернизация // Консерватизм: история и современность. Пермь, 1996; Ки-шенкова О.В. Концепция общественной модернизации в политической доктрине российских консерватив-ных мыслителей XIX – начала XX вв. Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. М., 1996.
20. См.: Бойко Т.В. Рабочий вопрос в трактовке российских консерваторов // Доклады научно-практической конференции «Предприниматели и рабочие: их взаимоотношения. Второй половины XIX – начала XX вв. Ногинск - Богородск, 1996.
21. См.: Тихомиров Л.А. Два типа народного представительства // Тихомиров Л.А. Критика демократии… С.255; Он же. Из современных задач // Русское обозрение 1895. №4; Он же. Монархическая государственность. С.576-578 и др.
22. Тихомиров посветил огромное количество публикаций решению рабочего вопроса в России (См.: Тихо-миров Л.А. Рабочий вопрос (практические способы его решения) М., 1909. С.3; Тихомиров Л.А. Вопросы экономической политики. М., 1900. и др.). В 1907 году по приглашению П.А. Столыпина он участвовал в разработке решения рабочего вопроса на правительственном уровне.
23. Кирьянов Ю.И. Русское собрание 1900 – 1917. М., 2003. С. 74.
24. Там же. С. 127.
25. Из дневников Л.А. Тихомирова. Запись от 8 окт. 1909 г. // Красный архив. 1936. №2. С. 171; РГБ ОР. Ф.265. К.202. Ед. хр. 8. Письмо Л. Тихомирова Ф.Д. Самарину. Л. 5-6.
26. Цит. по: Леонов М.М. В.П. Мещерский: русский консерватизм и правительственная политика в конце XIX – начале XX вв. Дисс. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. Самара, 1999. С. 165.
27. Кирьянов Ю.И. Русское собрание 1900 – 1917. М., 2003. С. 206 – 207.

_____________________________
© Тимохова Елена Анатольевна


Мотечкины истории о быте и нравах местных обитателей. Серия 3
Миниатюры о провинциальной жизни в Германии, написанные выходцем из СССР. Авторский юмор, ирония, а иногда и с...
«Бессмертный полк» «Единой России»
Корреспондет "Эха Москвы" о том, как проводятся акции "Бессмертный полк" в Москве и Подмосковье. О недопустимо...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum