Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Творчество
Размышления о семье
(№4 [94] 15.06.2004)
Автор: Сергей Дьячков
Семья – это маленькая планета, где дети – инопланетяне. Поэтому взрослые их часто не понимают. Но деваться некуда: летающая тарелочка разбилась еще в роддоме. И теперь надо всем привыкать жить вместе, дружно помогая друг другу строить свой дом, ухаживать за общим хозяйством, заботиться о здоровье каждого, с кем живешь, трудишься рядом. Иногда можно поспорить – это полезно: так выясняется мнение по разным вопросам, но не обижая никого. Если случайно сделал плохое, сказал нехорошее, лучше пойти тихо в уголок и подумать про себя, про маму, папу, про сестренок. Когда долго и правильно думаешь, в голову почему-то лезут грустные мысли о том, что тебя никто не любит, что вот когда я умру, все будут плакать и жалеть, что не замечали, какой хороший человек жил с ними. Мысли грустные, но необходимые, называются они – философия. Философы все были мудрые люди. Они писали днем толстые книги, а по ночам плакали, потому что понимали, в каком несовершенном мире мы живем.

Но это неправда. Все вокруг нас удивительно устроено. Возьми осторожно цветок, бабочку, муравья, божью коровку, не делай им больно, а просто посмотри, как чудесна и замечательна природа, как легко плескаться в воде, греться на солнышке, любить своих родных. И тебе сразу станет тепло на душе и легко в сердце.

А душа – от Бога, она бессмертна, на нее как на магнитофон записываются все наши хорошие и плохие поступки и слова. Если плохого много, душа – чернеет, становится мрачной и тяжелой, за нее цепляются черти, которые очень любят все темное и грязное. А когда черт цепляется за душу, он утаскивает ее вниз, в ад, в преисподнюю, где она мучается тысячи лет.

Если душа вся из светлых, добрых дел, из молитв и радости, она счастливая, легкая и воздушная, летит с ангелами в голубые эмпиреи, в рай, где звучит музыка и все вокруг цветет дивными красками.

Сердце – создано для любви. Оно бьется то реже, то чаще, отзываясь на каждое чувство. На зависть, ненависть – оно морщится, болеет и тогда случается инфаркт; на щедрость и нежность – оно светится, и тогда все окружающие видят, какой замечательный ты человек. А замечательного, доброго человека все люди любят и уважают. За то, что никогда не унывает и не пасует перед трудностями. А трудностей в жизни будет ох как немало.

И что же делать?!

Есть такая детская притча. У родителей было два сына, близнецы, но совершенно разные по характеру. Один неисправимый оптимист, другой отчаянный пессимист.

Решили однажды папа с мамой хоть чуточку их исправить и подарили на день рождения пессимисту – лошадку изумительной красоты, а оптимисту – лошадиные какашки. Первым вскочил пессимист, увидел свою игрушку замечательную и заныл, забрюзжал, заворчал:

– Вот, не могли подарить что-нибудь получше, поинтереснее. Всегда так. Не спросят, подарят ненужное...

Следом проснулся оптимист, глянул на навозную кучку и радостно всплеснул руками:

– Какая прелесть, у меня была живая лошадка, просто она убежала.

Это уже характер, а характер делает судьбу, в которой всегда будет множество вопросов, ждущих ответа, множество сомнений требующих разрешения. История не знает пессимиста, который бы открыл секрет звезд, поплыл к неизведанной земле или распахнул свое сердце для человеческой души.

Меня считают старым и мудрым, но я до сих пор не знаю и не могу объяснить то, что каждый человек должен познать и понять собственной живой мыслью, собственным внимательным взглядом.



Стихи


* * *

Шестидесятники по возрасту
И диссиденты по наитию,
Какому мы молились образу!
Какие чтили мы события!
Воспитаны магнитофонами,
Гитарами и костровищами,
Какими были мы Платонами
И сколько сгинуло Радищевых!
Садились в синие троллейбусы
И отправлялись за туманами.
Какие мы решали ребусы!
Кого мы называли самыми!
Уже не красные, не белые
В искромсанных семидесятых,
Какие мы бывали смелые.
Как много среди нас распятых...


Мой дом

Здесь сохранится память обо мне:
Он – прост, мой дом, неловок, неудобен.
Но вечный лес качается в окне,
Моим смятениям и замыслам подобен.

Увитый виноградом громкий вход,
Асимметрия узилищ оконных –
Привычно ждут, когда она войдет,
Наполнив воздух шепотом и стоном.

Я знаю, что когда она уйдет,
Лунарий в вазе вздрогнет и прорвется,
На полке котелок свой снимет кот,
И посох старца змеем обернется.

Открыт мой дом для всех и навсегда,
Сюда ведут дороги человека.
В прах превращаются богатство, красота,
И лишь добро останется навеки.


* * *

Обиды вспоминаются,
А жили душа в душу.
Когда все начинается,
Что так легко порушить?

Размолвки забываются:
Гармония – дороже.
Когда же не прощается
Все то, что подытожим?

Не жалко жизни времени,
Но жалко ссор минуты.
Когда же стало бременем
Все, что мы так запутали?

Хотели неразлучности,
Предвидели болезни.
Когда затмило тучами
Все, что само исчезнет?

Нас осуждали общие
Знакомые и разные.
Когда пролились тощие
Дожди на нашу праздность?

Все есть – мы очень странные –
Нам ничего не надо.
Когда бередим раны мы,
Чему ж так страшно рады?

______________________________
© Дьячков Сергей Германович
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum