Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мир в фотографиях
фотографии из социальных сетей
№12
(365)
05.10.2019
История
Жизнь во имя народа
(№23 [53] 08.12.2000)
Автор: Минас Багдыков
Минас Багдыков
(Очерк о предводителе армян России, основателе Нахичевани-на-Дону архиепископе Иосифе Аргутинском-Долгоруком)     

Даже люди редких достоинств
зависят от своего времени,
но у мудрости то преимущество,
что она вечна, и если этот век не сей век,
ей принадлежит век грядущий.
Бальтасар Грациан, 1647 г.


В общественной жизни армян в XVIII в. важную роль играли патриархи армянской церкви: Симеон I (1763-1780 гг.), Гукас I (Лука) (1780-1799 гг.), а впоследствии - архиепископ Иосиф Аргутинский-Долгорукий (1743-1801 гг.). Святой Эчмиадзин после потери Арменией государственности (XIV в.) в известной мере выполнял государственные функции, и католикос рассматривался в то время не только как религиозный, но и как своего рода политический глава армянского народа.

В переговорах с Россией ведущую роль играли патриархи армянской церкви. История образования армянских епархий в России такова. После распада Анийского Царства в 1045 г, когда многочисленные армяне переехали в Крым, где построили церкви и монастыри, образовалась Крымская епархия, которая просуществовала до конца XVII в., т.е. до переселения армян на Дон. Вследствие этого крымские армяне перешли под юрисдикцию Астраханской епархии. Многочисленные армяне проживали в столице Золотой Орды - Сарай-Бату, где также были армянские церкви (Св. Богородицы и Св. Креста).
В 1304 г. Католикосом Месропом I (1359-1372 гг.) была учреждена епархия в г. Львове. Львовский Католикос являлся предводителем армян Всея Руси и Валахии. Границы его епархии распространялись на Галицию, Волынь, Молдавию вплоть до столицы Золотой Орды - Нового Сарая-Бату. В конце XVII в. под давлением польского государства и Католической Церкви 300 000 армян Львова вместе с епископом Николаем Тарасовичем приняли католическое вероучение, что привело к упразднению Львовской епархии.

В конце XVIII в. была основана армянская епархия в Астрахани. В ее состав вошли все армянские церкви на территории Российской империи. В 1809 г. на завоеванных Россией во время русско-турецкой войны (1806-1812 гг.) землях царским указом была основана Бессарабская епархия армян с центром в г. Яссы. По Бухарскому мирному договору, подписанному 16 мая 1912 г., территория между реками Прут и Днестр вошла в состав Российской империи как Бессарабская губерния с центром в Кишиневе. Поскольку Яссы остались на территории Османской империи, новым епархиальным центром стал Кишинев. В конце XVIII-начале XIX вв. (с 1769 по 1801 гг.) престол армянской апостольской церкви в России занял видный деятель армянского освободительного движения, убежденный сторонник русской ориентации, князь, архиепископ Иосиф Аргутинский-Долгорукий.

Иосиф Аргутинский родился в Санаине; его отец был Шиошбек, мать - Кетеван. Отец Иосифа тесными узами был связан с грузинским двором. Древний род Аргутинских известен с 5010 г. до н.э. Образование Иосиф получил в святом Эчмиадзине, где и начал свою трудовую деятельность в качестве преподавателя духовной семинарии. В 1773 г. Иосиф стал архимандритом (вардапетом), что соответствует степени кандидата наук. На одаренного и целеустремленного архимандрита обратил внимание католикос Семен Ерванци (1763-1780 гг.) и в 1776 г. назначил 25-летнего архимандрита Иосифа Аргутинского главой Астраханской епархии в России.
В начале XVIII в. Астрахань была одним из крупнейших городов России. Армянское население проживало в основном в Белом городе (Акоарае), расположенном между городами Казанью и Астраханью. Как центр пограничной округи он имел кремль с мощными стенами и семью башнями и был обнесен каменной стеной. В кремле располагались военные и митрополичьи храмы, пороховые погреба, Троицкий мужской монастырь. В Белом городе размещались административные здания, каменные гостиные дворы, харчевни. Население Астрахани было пестрым как по социальному, так и по национальному составу. Город являлся важнейшим центром России в ее торговле с Востоком, именно поэтому там существовали довольно многочисленные колонии армян, бухарских и индийских купцов.

С восшествием на престол императрицы Екатерины II и возобновлением походов против Персии карабахские мелики через посредство архиепископа, князя Иосифа Аргутинского-Долгорукого, послали императрице верноподданнический адрес в 1787 г. и с тех пор всегда принимали деятельное участие в победах русских войск над персами до окончательного утверждения русских на Кавказе. Императрица Екатерина II обратила свое высочайшее внимание на семью Лазаревых, переехавших в Россию из Нор-Джуги в середине XVIII в. и перевезших свой капитал сначала в Астрахань, а затем в Петербург и Москву. В России они вложили деньги в выгодные для страны проекты и вошли в первую семерку миллионеров. В 1776 г. императрица своей грамотой за заслуги перед отечеством пожаловала дворянское достоинство Российской империи Лазареву Назару Лазаревичу (1700 - 1782). Его старший сын Иван отличался ярким умом и образованностью, был человеком высоких нравственных правил и стал одним из крупнейших благотворителей России. Истинный христианин, Иван Лазаревич не жалел собственных средств на строительство православных храмов, богаделен, приютов, школ для детей бедноты. Его государственный ум был всегда озабочен тем, как из России оказать помощь соплеменникам, испытывающих страдания под игом мусульман Персии, Турции, Крыма. Ивану Лазаревичу Лазареву (1735 - 1801 г.г.) императрицей были даны высочайшие поручения по переселению армянского народа в Россию, по сношению с иерархами армянской церкви, по разным видам политики государства, а также личная просьба быть особенно внимательным на приемах в Петербурге, Царском Селе, Гатчине.

Нажмите, чтобы увеличить.
Аргутинский и Лазарев ясно сознавали, что обеспечение физической и религиозной безопасности - только начало подлинного возрождения армянского народа. Жизнедеятельность его прямо зависит от духовных, интеллектуальных завоеваний в области науки, просвещения и культуры. По мысли Иосифа Аргутинского и Ивана Лазаревича Лазарева, устройство учебных заведений для армянского юношества следовало осуществить в Москве и Петербурге, крупнейших научных и культурных центрах державы, и отсюда распространять ростки знаний среди многочисленного населения общин. Уже в ходе переселенческой деятельности в 30-е годы XVIII в. они начинают создавать школы в общинах. Заглядывая в будущее, Иван Лазаревич Лазарев выражает в одном из писем свое сокровенное желание: "По окончании обязательства моего с казной, если нечаянным неким приключением не будет расстроено состояние мое, желание имею начать открывать погодно всего до двухсот тысяч рублей капитала для заведения и содержания училища в пользу нации своей". С конца 80-х годов XVIII в. архиепископ Иосиф Аргутинский и Иван Лазаревич Лазарев открыли армянские школы в разных городах России: Новом Нахичевани, Тифлисе - с непременным изучением гуманитарных и естественных наук, а также иностранных языков.
В годы правления императрицы Екатерины II Россия расширялась как христианское государство и являлась вдохновляющим источником для многих покоренных наций. В конце XVIII в. Кизляр был небольшим селением, в котором имелись колонии армян и грузин. Расположенный в дельте реки Терек, недалеко от Каспийского моря, Кизляр занимал выгодное географическое положение и превратился в опорный пункт Кавказской укрепленной линии, созданной царским правительством в ходе борьбы с горцами. В 1735 г. в Кизляре построили крепость. Тридцать лет спустя, в июле 1765 г., в этой крепости у полковника, князя Ивана Александровича Багратиона родился сын - будущий известный генерал русской армии Петр Багратион. При непосредственном, самом активном участии архиепископа Иосифа Аргутинского армянам была предоставлена для селения территория, где впоследствии вырос город Кизляр. Армяне стали заниматься виноградарством. Лозу для разведения привозили из Араратской долины.

По инициативе архиепископа Иосифа Аргутинского и непосредственном его участии в 1792 г. был основан город Григориополь, в котором поселились жители трех городов: Измаила, Килия, Аккермана. Государственная казна выделила на строительство 325 домов 47 тыс. руб., на возведение церкви и монастыря - 37 тысяч, на строительство здания для епархиального управления - 15 тысяч рублей. Около Григориополя были основаны две армянские деревни: Иосифовка и Васильевка.
В 1799 г. в Ставропольской губернии была основана армянская колония - город Св. Крест (ныне Буденновск). В городе поселились армяне, выходцы из Персии. Вокруг города расположились армянские селения: Дербентское, Малахалинское и Каражалинское. Армяне Ставрополья занимались садоводством.
В этот период образовалась также армянская колония в Моздоке, где развивались садоводство и земледелие, а также торговля. В Крыму постоянное притеснение со стороны мусульманских властей неоднократно создавало предпосылки к тому, что христиане, и армяне в частности, посылали ходоков с просьбой, чтобы русское государство выделило им участки земли на обширной территории России для постоянного проживания. Иосиф Аргутинский-Долгорукий обратился к князю Григорию Александровичу Потемкину с просьбой, чтобы русская императрица-самодержица приняла крымских армян под свою опеку. Потемкин согласился быть посредником в этом вопросе. Вскоре императрица Екатерина II издала указ о переселении армян из Крыма в Россию. Князь Григорий Александрович Потемкин был крупным государственным деятелем. Возглавляя Военную коллегию, он поддерживал передовые тенденции в развитии русского военного искусства. Он был сторонником заселения пустующих земель России людьми нерусской национальности.

В конце XVIII столетия положение армян, проживающих в Крыму, резко ухудшилось, особенно после Кучук-Кайнаджийского мирного договора. Стремление крымских армян переселиться в Россию совпало с интересами русской дипломатии и активной деятельностью Иосифа Аргутинского и Ивана Лазаревича Лазарева. Александр Васильевич Суворов неоднократно устно и письменно обсуждал с императрицей проблемы крымских армян. Ему было поручено Ее Величеством руководить актом переселения армян и греков из Крыма на пустующие донские имперские земли, на что Александр Васильевич истратил свои собственные деньги, приобретая фургоны для перевозки переселенцев. Он проявил незаурядный дар дипломата и стратега в этом нелегком деле, так как Шагин Гирей был обескуражен и взбешен, узнав о переселении армян с Таврического полуострова. Татары и сам Шагин не могли спокойно согласиться с актом переселения, однако дипломатические действия и политика Суворова, успевшего за полтора месяца заручиться поддержкой крымских князей и церкви во главе с греческим митрополитом Игнатием сделали свое дело, и 17 июля он доложил: "…христиане через месяц к выходу изготовлены могут". Императрица Екатерина II поручила Румянцеву и Потемкину подготовить и осуществить переселение армян и греков из Крыма в Россию, а в 1778 г. осуществить само переселение, которое было поручено генералу А.В. Суворову. Им был составлен конкретный план переселения, в котором были пункты: "Защитить от всех нападков разгневанных сим случаем хана и правительства переправить в целом. В пути скудным провиантом снабжать, а по прибытии на место всех как семенами, так и провиантом, доколь новый хлеб родится, пропитать". Узнав о переселении такого масштаба, обнаружившим полную несостоятельность его власти в отношении важного источника дохода, Шагин Гирей пришел в ярость. Суворов держал наготове войска, охранявшие переселенцев. Для эвакуации потребовалось шесть тысяч повозок. Суворов должен был организовать и выбрать удобные земли на новых местах, учесть все непредвиденные сложности, вплоть до взятки в пять тысяч рублей таможенникам за беспрепятственный провоз имущества.

Во главе крымской армянской христианской паствы стоял архимандрит Петрос Маркосян. Это был высокообразованный человек, прекрасно знавший мировую историю и особенно историю своего армянского народа. Будучи дальновидным человеком, архимандрит понимал, что, перейдя границу и оказавшись в крепостной России, армяне могут рассеяться по необъятным ее просторам, потерять свободу и легко стать крепостными. Его опасения разделял и архиепископ Иосиф Аргутинский, который взял на себя обязанность хлопотать перед императрицей Екатериной II о льготах переселившимся армянам. В тяжелую зиму перехода, видя, с каким жертвам этот переход привел, архимандрит Петрос послал ходоков к архиепископу Иосифу Аргутинскому с просьбой, чтобы он использовал свое влияние при дворе и содействовал получению указа Екатерины II о льготах. О том же писали и переселенцы в своем прошении, посланном 18 апреля 1779 г. через генерала А.В. Суворова князю Г.А. Потемкину, что повлекло за собой указ императрицы о льготах армянам от 14 декабря 1779 г. С этого времени фактически и начинается пасторская деятельность архиепископа Иосифа Аргутинского в городе Нахичевани.

Наконец, переселение христиан из Крыма было завершено, и 18 сентября А.В. Суворов рапортовал Румянцеву о выезде в Азовскую губернию 31 098 душ обоего пола. Армяне поселились на Дону у крепости Дмитрия Ростовского, а греки - между реками Бердой и Калмиусом, где основали город Мариуполь. За организацию переселения императрица Екатерина II пожаловала А.В. Суворову бриллиантовую звезду к ордену Св. Александра Невского, сняв ее со своего плеча. В 1779 г. А.В. Суворов писал Турчанинову, что положение крымских армян-переселенцев в Азовской губернии оставляет желать лучшего и просил "упрочить благосостояние немалого числа сограждан России, всех народов замыкающегося человеколюбием и снисходительным об них призрением". В 1779 г. Иосиф Аргутинский и Иван Лазаревич Лазарев посетили императрицу Екатерину II в Царском Селе и поблагодарили ее за дарованные привилегии нахичеванским армянам.

В 1779 г. Аргутинскому-Долгорукому исполнилось 50 лет. Он был в расцвете сил, когда его официально признали главой всех армян России. Его власть простиралась от Санкт-Петербурга до Астрахани и Москвы, от Кавказа до Днепра. 10 марта 1780 г. Иосиф Аргутинский был назначен предводителем армян Нахичевани и проследил весь их путь от Крыма до пустующих земель Дона, помогая в решении труднейших задач, постоянно встававших на их пути. 2 ноября 1780 г. архиепископ, предводитель армян России, впервые вступил на донскую землю, посетив села Несвитай и Салы, а 4 ноября 1780 г. приехал в Нахичевань и остановился в том месте, где впоследствии он воздвиг монастырь Сурб-Хач. 5 ноября 1780 г. он посетил сам город Нахичевань и расположился в том месте, где были натянуты шатры (и где спустя 220 лет благодарные потомки установят памятник в его честь). В день приезда архиепископ Иосиф Аргутинский отправился в крепость Дмитрия Ростовского к коменданту Симону Григорьевичу Гурьеву и отслужил молебен в маленькой крепостной деревянной церкви "Покрова", где произнес ставшие известными всем слова Спасителя: "Ныне и горечь имеем и боль вашей радости". На другой день принялся за инвентаризацию церковного имущества и отправился на встречу с наказным атаманом в столицу Донского казачества Старочеркасск, чтобы договориться по поводу торжеств в честь основания города Нахичевани. Всю первую, суровую, тяжелую для горожан и его паствы зиму Иосиф Аргутинский провел вместе с ними, помогая обустраиваться на новом необжитом месте, живя в кибитке, практически в степи, на берегу реки Дон. 6 января 1781 г. он освятил воды реки Дон и заложил церкви Покрова, Св. Вознесения, Св. Георгия, Св. Никогоса и Тороса.

Нажмите, чтобы увеличить.
21 апреля 1781 г. в день празднования восшествия на престол императрицы Екатерины II состоялось провозглашение города Нахичевани и был избран первый городской голова, а также организован особый магистрат, обеспечивающий самостоятельность в управлении городом. Магистрат состоял из отделов: судебного, полицейского, исполнительного, распорядительного и хозяйственного. Судебная часть магистрата делилась на армянскую и русскую. Судебное законодательство в Нахичевани осуществлялось магистратом на основе составленного Аргутинским "Армянского судебника", в основу которого были положены законы Юстиниана. В 1782 г. Аргутинский создал "Каноны церковного суда", в предисловии к которым писал: "В условиях, когда отсутствует государственность, единственной организацией, которая сможет и призвана решать национально-политические вопросы, является церковь". Кроме магистрата, в Нахичевани была создана Городская дума, которая состояла из 24 представителей горожан и 5 членов магистрата. Работа Думы регламентировалась специальной конституцией, состоящей из 13 статей. На рассмотрение Думы ставились вопросы экономического характера, благоустройства города, положения горожан, строительства дорог и мостов, слушались финансовые отчеты городского головы. В 1785 г. архиепископ Аргутинский открыл в Нахичевани школу им. Соака и Месропа. В 1786 г. он вывез нахичеванских купцов в Индию, где в армянской общине организовал сбор средств в пользу армян, переселившимся из Крыма в Нахичевань. Он вернулся с богатыми пожертвованиями золотом, серебром, посудой, драгоценными камнями.

Дневниковые записи того времени указывают на то, что самым лучшим домом в Нахичевани был построенный в северной части города особняк архиепископа Иосифа Аргутинского, который строился по особому проекту, с подсобными помещениями и чем-то напоминал дом князя Г. Потемкина в Петербурге. В этом доме должна была остановиться Екатерина II проездом в Крым, но этого не случилось, так как она не пожелала заехать на Дон и 14 ноября 1794 г. поехала по другой дороге. Предполагаемую царскую резиденцию передали архиепископу Иосифу Аргутинскому, однако он распорядился этим помещение по-своему: восточная половина здания была отдана епархиальному совету, а в западной половине разместилось городское училище, вернее, школа.
С особой любовью архиепископ Аргутинский приступил к строительству монастыря Сурб-Хач (Святой Крест), который был заложен в 1786 г., а освящен 27 ноября 1792 г. Его построили в русско-византийском стиле по проекту академика архитектуры И.Е. Старова (1744-1808 гг.). Уже в 1791 г. Иосиф Аргутинский открывает в Сурб-Хаче школу интернат для подготовки желающих получить духовное звание. Он считал, что одна из задач монастыря "быть… научным школьным центром для русских и армян". После взятия Измаила появилось большое количество беспризорных детей-сирот неармянского происхождения. Иосиф Аргутинский собрал 30 детей-сирот мальчиков и привез их в монастырь Сурб-Хач на полное иждивение и обучение. В своем дневнике - "давтаре" - он писал о Сурб-Хаче: "И учредить при сем школу и типографию". На мраморной доске, закрепленной на левой стороне южных дверей монастыря, имелась следующая запись: "Благословением Бога построен монастырь, и учредил при нем школу и типографию Я, сын санаица Аргутяна Шиош-бека и посланец святого Эчмиадзина и предводитель армян Российского государства, архиепископ Иосиф, при императрице Всея Руси Екатерине Алексеевне Второй и патриаршестве католикоса всех армян Гукаса с участием архимандрита Карапета и освятил в 1791 году от рождения Христа и армянского летоисчисления 1240-м в сентябре. Иосиф. Освящен 27 ноября 1792 г.".

Велика роль архиепископа Иосифа Аргутинского и в вопросе организации книгопечатанья на армянском языке в городах и колониях, где компактно проживали армяне. Так, в 1780 г. в Петербурге была основана и активно функционировала первая армянская типография в России. Эта типография принадлежала Григорию Ходжамаловичу Халдаряну. Он был выходцем из Новой Джульфы, занимался торговлей в Индии, а затем переехал в Лондон. В Голландии с большим трудом заказал и ему изготовили армянский шрифт и все необходимое для типографии. Халдарян перевез свою типографию в Санкт-Петербург, где им были отпечатаны книги на религиозные и исторические темы, в частности, сочинения Егише и Нерсеса Шнорали. Халдарян сам был не только книгопечатником, но и переводчиком, языковедом. Им впервые был составлен и издан в 1788 г. армяно-русский словарь. Ранняя смерть оборвала плодотворную деятельность ученого-типографа, но дело успешно продолжила его жена Катаринэ Захаровна - первая армянская женщина-издательница. Она стала и первой армянской женщиной-литератором в России, написавшая и издавшая в Санкт-Петербурге в 1788 г. труд "Девицы Клеопатры Сарафовой". Эта книга содержала в себе ключ к познанию букваря, словаря и некоторых правил из нравоучения "В пользу малолетнего юношества всех желающих сему обучаться". В учебнике давалась сравнительная таблица русского и армянского алфавита, краткий армяно-русский словарь, разговорник, параллельные армянский и русский тексты для чтения, в которых излагались различного рода моральные сентенции. До 1790 г. типографией были изданы следующие известные нам книги: 1783 г. - "Часослов", 1785 г. - "Сын Христа и история Св. писания", 1786 г. - "Богомолье, молитвенник католикоса Лазаря (Газаря)", "Евангелие обедни", "Камень обольщения" (перевод с греческого языка), "Догмат покаяния Шнорали" (на армянском и русском языках), 1787 г. - "Егише", "Краткий часослов", 1788 г. - "Тропа языкознания", "Общественное Шнорали", "Ключ науки".

В 1789 г. Иосиф Аргутинский купил типографию у вдовы Халдаряна и перевез ее из Санкт-Петербурга в Нор-Нахичеван, в специально строящееся помещение при монастыре Сурб-Хач. Он стал тщательно готовить помещение для типографии, оборудовав его таким образом, что имелись даже отдельные комнаты для выделки сафьяна, идущего на книжные переплеты. В 1792 г. им был освящен монастырь, и лишь в 1795 г., после того, как подсобные помещения были полностью готовы, началось первое книгопечатание на Донской земле.
В истории книгопечатания российских армян немалую роль сыграла армянская колония в городе Нор-Нахичеване. События тех лет нашли отражение в литературных и поэтических произведениях. Так, в оде Василия Петрова "Его светлости, князю Григорию Александровичу Потемкину" (1778 г.) нашло отражение переселение армян из Крыма на берега Азовского моря и основание города Нахичевани-на-Дону. В течение четырех лет в типографии монастыря Сурб-Хач было издано 20 книг самого различного содержания. Среди них стали известны: "Часослов", "Псалтырь", "Христианское учение", "Врата милосердия", "Лечебник джугайского врача Калантаряна", "История Телемака", "Краткий армяно-турецкий словарь", "Учение Иоанна Ерзинского о небесных телах", "Устав Нахичеванского суда", "Сын Христа", "Вознося молитвы, скорбь и стоны Эчмиадзина" (Сюмийский Митрополит). К сожалению, типография в монастыре Сурб-Хач просуществовала недолго, потому что сам архиепископ часто отлучался по государственным делам, а также по делам епархии в Астрахань и не мог осуществлять непосредственный контроль за книгопечатанием, а те, кому он поручал эту работу, были людьми малокомпетентными или же не заинтересованными. В связи с этим он принял решение перевести типографию в Астрахань, что и было осуществлено в 1796 г. За восемь лет функционирования типографии в Санкт-Петербурге было издано 18, в Нор-Нахичеване - 20, в Астрахани - 6 книг.

Архиепископ Иосиф Аргутинский был крайне обеспокоен нравственным состоянием своей паствы в городе Нор-Нахичеване и селах. В 1794 г. по этому поводу он написал: "Все мои труды присвоили "творцы", чтоб по прошествии времени так говорили. Но мои труды все равно будут приемлемы. Много я делал во имя своего народа, непомерную ношу взвалил на свою душу, мы вознаграждены полностью за свой труд. Именно благодаря ему я жив пока еще и продолжаю строить, творить, свои мысли претворять. План, сотворенный мною, - результат длительного труда. В колонии уже поднимаются ростки засеянного, проявились в поведении и становятся примером для остальных, но и своих в том числе, чтоб от зависти и злобы, видя все наше хорошее, с ног повалились бы недруги наши. И приказываю я своему стану не становиться добычей врага и недруга, не сотворять на песке".
Иосиф Аргутинский-Долгорукий обладал незаурядным дипломатическим даром как при решении вопросов внутри России, так и во внешней политике. Он имел дар убеждения и авторитет человека слова и дела. На различных переговорах при решении конфликтных межгосударственных отношений его слову доверяли даже самые ярые враги русского, армянского, грузинского народов; к его мнению прислушивались. Так, во время Персидского похода граф, генерал-поручик, главнокомандующий русской армией Валериан Александрович Зубов (1771-1804 гг.) использовал дипломатические способности и авторитет архиепископа Иосифа Аргутинского на переговорах с Ага-Мухамед-ханом.
История этого вопроса такова. С 1737 по 1748 гг. Ираклий II в свите царя Надира участвовал в походе в Кандахар (1736-1738 гг.), в Индию (1738-1739 гг.), в Бухару и Хиву (1740 г.). В 1744 г. Надир поставил Ираклия царем в Кахетии, а его отца Теймура II (1700-1760 гг.) - царем Картли. В 1762 г. Ираклий объединил Картли и Кахетию в одно царство. Во время нашествия Ага-Мухамеда-хана на Тифлис Ираклий II сражался во главе своего войска. В 1759 г. Ганджа стала данницей Грузии. На протяжении десятилетий взаимоотношения Грузии с Ганджой не раз осложнялись, и царь Ираклий II усмирял хана и его подчиненных. Весной 1795 г. Ганджу взял Ага-Мухамед-хан, легко занявший крепость и город, так как Джаван-хан фактически был его союзником. Летом 1795 года с 50-тысячной армией шах начал свой поход на Грузию. 12 сентября войска шаха ворвались в столицу Грузии, разграбили и предали ее огню. Тифлис горел восемь дней. Ага-Мухамет-хан сделал своей резиденцией дворец на Куре, там, где находится теперь Экзархский дом, который принадлежал последним грузинским царям. Остатки этого дворца видны и теперь со стороны Куры. Кроме того, Тифлису угрожало другое, более страшное, бедствие - чума: на его улицах лежали трупы убитых жителей, подвергавшиеся гниению. Оставшиеся в живых жители бежали в горы, укрываясь в лесах за Душетом и Анануром. "Престарелые и малолетние обоего пола всех состояний стекались в Ананур во множестве, проводят день и ночь под открытым небом в ненастную погоду, не имея ни одежды, ни пропитания, оплакивая свою участь и жребий их семейств и родственников", - пишет Артемий Араратский. Рассказы Араратского о жестокости диких орд персидского шаха, об ограблении и разорении столицы Грузии принадлежат к лучшим страницам его книги. Кстати, Артемий Араратский выучился русскому языку по учебнику Катаринэ. В феврале и марте 1796 г. сын царя Ираклия II Алахан, а затем Ибрагим-хан Шушинский делали неоднократные попытка захватить Ганджу, но неудачно. В июле к походу стал готовиться сам Ираклий II, который обратился к России за поддержкой. Гарсеван Чавчавадзе и Иоанн Мухрабат были представителями царя Ираклия II при подписании 24 июля 1783 г. в крепости Георгиевское (Северный Кавказ) трактата (дружеского договора) между Россией и Грузией.

Приезд в лагерь В.А. Зубова таких видных и влиятельных деятелей Закавказья, как архиепископ Иосиф Аргутинский и посол царя Ираклия II при дворе императрицы Екатерины II князь Гарсеван Чавчавадзе мог быть вызван только очень важными причинами. Круг вопросов, обсуждавшихся во время переговоров с главнокомандующим, касался, несомненно, военно-политического положения Закавказья: Грузии, Азербайджана, Ереванского ханства и исконно армянских земель. В центре внимания, естественно, должен был находиться вопрос о занятии Ганджи. Эта была основная стратегическая задача не только царя Ираклия II, но и главнокомандующего Персидским походом В.А. Зубова. Таким образом, помощь царю Ираклию II вполне отвечала его интересам.
Часть войска командующего корпусом С.А. Булгакова незамедлительно, в первых числах августа, была отправлена к Гандже. Выполнив свою миссию, архиепископ Иосиф Аргутинский-Долгорукий и Чавчавадзе отправились с войсками Булгакова. Однако сражение не состоялось: Джават-хан сдался без боя и принял все условия царя Ираклия II. Обоюдные интересы Грузии и России были удовлетворены. В этот период Россия стремилась поддержать Грузию, так как существовала опасность новой войны с Турцией. Поездка архиепископа Иосифа Аргутинского к Шемаханскому хану Мустафе состоялась по просьбе В.А. Зубова, выполняющего порученную ему задачу привлечения владетелей на сторону России: В.А. Зубову предстояло занять Шемаху. Граф решил послать к ганджинскому и шушинскому ханам послов с предложением вступить в подданство России и для этой цели упросил архиепископа Иосифа Аргутинского-Долгорукого ходатайствовать о поддержке тамошних армян.
Любопытна переписка Лазаревых с Нерсесом Аштаракским, из которой становится ясно, что Араратский являлся действительным статским советником и был знаком с Грибоедовым, так как в дневнике Грибоедова от 7 февраля 1819 г. имеется следующая запись: "Алагез к с-з хорошо до привала. До сих пор полдень, жара несносная, ночью холод жестокий. Кормы тучные. Артемий Араратский. С пригорки вид на обширную и прелестную долину Аракса, Арарат бесподобен. Множество селений".
В 1793 г. императрица Екатерина II обратилась к архиепископу Аргутинскому с пожеланием ознакомиться с образчиками самобытного национального искусства армянок-мастериц Нахичевани. В Петербург были высланы по трипять красиво вышитых поясов, головных платков, косынок, передников.

В ноябре 1796 г. умерла Екатерина II, и в ночь ее смерти из Гатчины в Петербург примчался ее сын Павел, а к утру гвардия уже присягала новому царю. Петербург повергло в ужас событие, происшедшее теплым ноябрьским вечером 1796 г., когда в Александро-Невской лавре прах Петра III был извлечен из земли и поставлен посреди церковного двора рядом с телом Екатерины II. Павел снял со своей головы царский венок, возложил его на гроб отца, затем надел снова. Он хотел принять царство от отца, а не от матери, захватившей престол. Траурная церемония длилась более двух недель. Она завершилась шествием из Зимнего дворца по Миллионной улице, а затем по специально наведенному мосту - к Петропавловской крепости, месту захоронения царей. В крепости палили пушки.
С восшествием на русский престол Павла I (1754-1801 гг.) в государстве стал насаждаться казарменный порядок, особенно в столице. Известно, что с восшествием на престол Павла I, принципиально отвергавшего все, что было связано с правлением его матери императрицы Екатерины II, привилегии российских армян, дарованные Екатериной, оказались довольно-таки сомнительными. Повсеместно в России эти привилегии стали отменяться, и армяне, некогда гонимые и обездоленные, были поставлены в такое же положение, как и все россияне.
Понимая сложности, возникшие в стране от непредсказуемости характера Павла I, архиепископ Аргутинский, будучи предводителем всех армян России, сделал единственно правильный дипломатический ход. Им была переведена на русский язык книга "Исповедь христианской веры армянской церкви", которая была издана в 1799 г. с посвящением Императору Павлу I. Во вступительной статье он обращается к императору Павлу I в верноподданическом духе, обращая его внимание на состояние дел своей армянской паствы, живущей под защитой России, не имеющей единого центра, оторванной от своего литературного языка, использующей диалекты, потерявшей знание основ христианства, четких правил использования христианской церкви. "Какие бы диалекты ни использовали армяне, живущие в России, - подчеркивает Аргутинский, - всех их объединяет один язык - русский. Наконец, православные российские христиане смогут понять, что исповедует армянский народ".

Армянский народ принял веру в учение Христа в период правления царя Трдата и святого Григория-Просветителя от самих Апостолов Варфаламея и Фадея и их учеников Анжрея и Уеска. В IV в. христианское богослужение в Армении совершалось на двух языках - греческом и сирийском. В 406 г. Св. Месроп Маштоц создал армянский алфавит, что дало возможность перевести святое писание и церковную службу на армянский язык. Переводил Св. Саак Партев. Догматическое богословие Армянской церкви основано на учении великих Отцов Церкви IV-V веков: Св. Афанасия Александрийского (370 г.н.э.), Св. Василия Великого (379 г.н.э.), Св. Григория Богослова (389 г.н.э.), Св. Григория Нисского (394 г.н.э.), Св. Иоанна Златоуста (444 г.н.э.). Кроме вопроса о соединении божественного и человеческого естества во Христе, в остальном учение армянской церкви полностью соответствует учению Православной церкви. Св. Нерсес Благодатный (1173 г.н.э.) так сформулировал учение армянской церкви: "Мы исповедуем, что от двух естеств сделалось единое и что в соединении не потерялось ни которое из обоих".
В том же 1799 г. Павлом I была утверждена Астраханская духовная консистория, в подчинение которой были переданы церкви С.-Петербурга, Москвы, Кизляра, Моздока, Георгиевска, городов Св. Крест, Нахичевани-на-Дону, Крымской области, Григориополя и ряда других поселений и колоний. Благодаря трудам и большой дипломатической работе Иосифа Аргутинского, нахичеванцы 4 января 1799 г. получили подтверждение привилегий, данных им Екатериной II, от ее сына Павла I. В указе Павел I подтвердил силу и привилегии, дарованные императрицей Екатериной II Нахичеванскому армянскому обществу. "Права и привилегии ее даровала любимая мама наша, в память удосуженных Императрицей Екатериной II и закреплено Всемилостивейшей Грамотой обществу армянскому Нахичевана на века и вечные подтверждаем. Павел. 1799 год 4 января". Однако уже 13 сентября 1799 г. вышел еще один указ, по которому уничтожалась сила первых двух. В новом указе говорилось, что сила первой Дарственной теряет мощь и потому не может дать народу Нор-Нахичевана свободу, что пришло общее указание из государственной канцелярии об острой необходимости оплачивать затраты.
В отношениях России с армянским народом, в ее политических предприятиях большое место занимал Эчмиадзин - резиденция Католикоса всех армян, находящийся в пределах Ереванского ханства. С помощью Иосифа Аргутинского и Ивана Лазаревича Лазарева князья Арцаха заключили договор между Арменией и Россией о создании армянского царства. Армянский царь должен был быть рукоположен в Эчмиадзине и восседать в городе Вагаршапате или Ани, возможно в провинции Арарата. Должны были быть утверждены и армянские ордена: "Ноев ковчег", "Григорий Просветитель", а также национальный флаг с цветами красным, зеленым и синим. На гербе - одноглавый орел и два киликийских льва. Католикос всех армян должен быть избран царем Армении.

В конце XVIII в., после смерти Католикоса всех армян Луки, разгорелась ожесточенная борьба за эчмиадзинский престол. Одним из активно действующих лиц и претендентов на этот престол был епархиальный начальник, живущий в России, архиепископ, князь, предводитель армян России Иосиф Аргутинский-Долгорукий. Вторым претендентом на этот престол был бывший патриарх Константинопольский, архиепископ Даниил, который к этому времени был сослан турецким правительством. Монахи Эчмиадзина знали, что Иосиф близок с русскими, а большинство армян находилось под Османским игом. Чтобы выйти из этого щекотливого положения, решили сделать Константинополю предложение о включении двух кандидатов: Даниила и Аргутинского. Свое решение монахи направили русским, грузинам и Аргутинскому. Они предполагали, что Иосиф как человек, воевавший против Персии на стороне русских, откажется от престола. "Если не боишься за себя,… приезжай в Эчмиадзин и борись за престол, а если выше упомянутые причины мешают твоей прославленной личности, тебя не сможем обвинять…"
9 февраля 1800 г. мелик Абраам и юзбаши Габриел обратились с письмом к архиепископу Иосифу Аргутинскому, в котором ему было предложено занять патриарший престол. Письмо имело следующее содержание: "Прежде всего, архиепископ Давид по соглашению нашему при жизни ще блаженной памяти патриарха Луки писал к Вашему высокопреосвященству, изъявляя оным и первейших эчмиадзинского синода членов, дабы Ваше высокопреосвященство по кончине упомянутого патриарха изволили приехать и наследовать сим престолом всея Армении… Осмеливаюсь донести, Порта, не снесясь с соседями и не держась прав на упомянутые патриаршие достоинства, дает грамоту тому, который со всеми был избран в кандидаты, то он, облекшись в сие достоинство, приведет араратских жителей, без всякого сомнения, в подданство Порты. Грузинские цари имеют более власти, нежели Турция и Персия…"

В трагическое для грузинского народа время с целью борьбы с разразившейся эпидемией чумы грузинская церковь обратилась с просьбой к Эчмиадзину: на время молитв об отведении этой беды от страны, дать святое Копье Христа. Узнав о заинтересованности Турции и Персии в выборе выгодной для них кандидатуры Католикоса всех армян, грузинское правительство отказалось возвращать святое Копье Христа Армении и Святому Эчмиадзину, если Католикосом не будет избран архиепископ Иосиф Аргутинский. В 1800 г. Иосиф Аргутинский-Долгорукий при поддержке русского правительства и армянского народа был избран верховным патриархом всех армян - Католикосом. Отныне избрание армянских патриархов утверждалось не только турецким султаном и персидским шахом, но и русским царем.
Став Католикосом всех армян, Иосиф Аргутинский из Петербурга поехал в Москву, а затем посетил в последний раз свой любимый город Нахичевань-на-Дону, чтобы встретиться со своей паствой и детищем своим - монастырем Сурб-Хач. Приехав в Нахичевань, он обошел все церкви и провел в них вечерние службы, отслужил молебен в деревянной церкви Святого Просветителя. Вечером, перед отъездом из Нахичевани, Католикос поручил городскому голове Хазизяну Карапет Ованесовичу завершить строительство храма Святого Просветителя (по проекту архитектора И.Е. Старова) и дал ему ряд конкретных распоряжений: "Завести отдельный журнал, и все расходы на строительство подробно записывать в нем, чтобы потом легко было считать, во сколько обошлось все строительство, призвав трудиться во имя этого благородного дела и других тоже убедить сделать пожертвования". Католикос вручил шесть золотых крестов и прочий лом серебра, поручая перелить их и продать, а образовавшуюся сумму использовать на строительство, пока он соберет и доставит им все деньги, необходимые для его завершения. Перед отъездом в Эчмиадзин Иосиф Аргутинский в 1800 г. направил письмо председателю торговой коллегии Г. Гагарину с просьбой обратить внимание на состояние нахичеванской пристани, ее экономическое значение в жизни города и на тот вред, который причинил купец Михаил Наумов, построивший свою пристань на территории нахичеванской.

Любопытен текст еще одного документа, датированный 23 января 1801 г., в отношении Армении: "Рескрипт Павла I генерал-лейтенанту К.Ф. Кноррингу" (Кнорринг Карл Федорович - первый русский главнокомандующий в Грузии. В 1799 г. в чине генерал-лейтенанта был назначен инспектировать кавалерию, пехоту и командовать Кавказской армией. - Авт.) о добровольном привлечении на сторону России народов Закавказья и умножении доходов: "…Не ищите иных приобретений, как те, которые добровольно будут искать моего покровительства. Лучше иметь союзников, заинтересованных в союзе, нежели подданных ненадежных. …Ищите армян интересовать к сближении для того и торгом, дабы каким иметь через них и далее. Соблюдайте привилегии, но установите наш порядок. …Займитесь теперь не завоевывать, но приобретать добровольно согласие Армении".
11 февраля 1801 г. Иосиф Аргутинский участвовал в погребении грузинского царя Георга, своего родственника и защитника, который более 55 дней оставался не захороненным. Затем, по приглашению вдовы царя Георга, царицы Мариам, Иосиф решил отдохнуть и принять горячие минеральные ванны. 22 февраля 1801 г. Иосиф Аргутинский принял минеральные ванны, возвратился в монастырь, после чего пошел к царице поблагодарить ее и попрощаться. Вскоре после этого посещения Иосиф заболел: то ли получил воспаление легких, то ли был отравлен. После 10 дней болезни позвал к себе князя Симеона и сказал: "Я умираю, мое тело отвезете в святой Эчмиадзин и похороните рядом с могилой Католикоса Симеона".
9 марта 1801 г. Иосиф Аргутинский-Долгорукий умер в возрасте 58 лет. Главой армянской епархии в России он был 27 лет.
Иосиф Аргутинский - первый из армянских архиепископов, получивший орден из рук российского монарха. За мудрое ведение дел своей епархии Аргутинский был щедро вознагражден императрицей Екатериной II. Крест, который он носил на клобуке, архиепископу был подарен русским царем Павлом I.

Иосиф Аргутинский-Долгорукий, князь, Католикос всех армян, обладал незаурядным талантом государственного деятеля, мудрого политика, дипломата, дальновидного градостроителя, прекрасного переводчика, писателя, книгопечатника, просветителя. Христианскую веру он пропагандировал не только словами, но и своими повседневными делами, живущими в веках. Он владел даром беззаветной любви к своим соотечественникам и нес ответственность перед собственной совестью и Богом за их судьбы, чем мог, помогал всем им во имя общего дела и спокойствия простого трудового народа.
Иосифа Аргутинского отличала огромная эрудиция и высокий интеллект. Знание правовых законов помогало ему предвидеть пути развития общества, в котором предстояло жить армянскому народу России. Принятые им решения были ответственными и остались актуальными к концу XX в. Несомненно, Иосиф Аргутинский-Долгорукий был отмечен Божьей милостью и благодатью, как священнослужитель, гражданин и личность, взявшая на себя заботу о своей пастве. Будучи предводителем армян на русской земле, он обладал даром мудрого, дальновидного философа, мыслителя, поборника справедливости и активного борца со злом и стяжательством. Деятельность Иосифа Аргутинского по масштабам содеянного им в России во благо соотечественников, своей паствы в сложный период "слепой прихоти и шатаний", правления непредсказуемых российских царственных особ практически не знает аналогов не только при его жизни, но и в обозримое время после него. Жизненный след, оставленный им на земле в помыслах и делах потомков, периодически высвечивает ярким светом страницы его жизни, напоминая о построенных им городах, поселениях, где компактно проживают, найдя свою вторую родину, некогда изгнанные из своей родины армяне.
Написанные и изданные Иосифом Аргутинским книги, молитвенники, пособия для врачевания, понимания звездного неба и законов римского права, построения храмовых сооружений и монастырей подчеркивают его гениальность и святость души человека, отдавшего своему народу все лучшее, чем одарил его Бог при рождении. Выстроенные им армянские колонии в России сыграли исключительную роль в исторических судьбах народа, вынужденно покинувшего родные земли и по его воле нашедшего в России вторую родину: родными стали для армян русские города, в которых они не только разместились, но и получили право и возможность участвовать в экономической жизни страны, в ее промышленности, сельском хозяйстве, садоводстве, ремеслах и торговле. В колониях начало развиваться просвещение, были организованы армянские школы, развивалась армянская печать, создавались типографии, армянские периодические издания и книги. В Петербурге и Казани, а затем и Москве братом Ивана Лазарева Иоакимом были созданы Лазаревские институты, которые готовили кадры высококвалифицированных специалистов по армянскому языку, истории и литературе.

Спустя более чем два века в заложенные им города и поселения к своим соотечественникам потянулись толпы мятущихся по лику земли армян-христиан, изгнанных, как некогда и при нем, из своих веками насиженных мест. Невольно вспоминается с благодарностью светлый образ человека, сумевшего собрать воедино поруганных, истерзанных армян-соотечественников, лишенных земли своей Родины, создать им условия для нормального труда и человеческой жизни, для образования, свободы вероисповедания, заложить фундамент просто бытия, научить будущее поколение протягивать по-христиански руку помощи страждущим, объединяться вокруг учения Христа и христианской церкви.
Оценивая деятельность этого замечательного человека спустя два века, писатель, краевед, историк, автор многотомного труда по истории Ростова и Нахичевани В. Сидоров в 1999 г. писал: "Иосиф (Овсеп) Аргутинский (Аргутян) является нахичеванцем № 1. Его без преувеличения можно считать спасителем крымских армян, депортированных Екатериной II, он много сделал, чтобы изменить к лучшему жизнь дикой казачьей, крепостной нижнедонской глухомани. Он был отцом-основателем города Нор-Нахичевана. Донской период жизни Иосифа Аргутинского был отравлен интригами. Они преследовали Иосифа Аргутинского и после его смерти. Памятник в центре Нахичевани к 100-летию донской Армении задумывался с изваянием его фигуры и надписью: "Архиепископу Иосифу, князю Долгорукому-Аргутинскому, основателю Нахичевани-на-Дону. В память столетнего юбилея основания города. От благодарных потомков крымских переселенцев. 1879. Ноябрь 14". Но архиепископ Аргутинский, однако, был почтен только медальоном-барельефом, памятник был переиначен и увековечил Екатерину II".

К 220-летию основания города Нахичевани в Пролетарском районе города Ростова-на-Дону в том месте, где архиепископ Иосиф Аргутинский-Долгорукий провел первую суровую зиму со своей паствой, в торжественной обстановке, при огромном стечении людей, на специальном митинге ему был открыт памятник. Авторы - потомственный нахичеванец скульптор Давид Рубенович Бегалов и его жена архитектор Светлана Бегалова, известная своими великолепными архитектурными работами. Давид Рубенович Бегалов в день открытия памятника произнес удивительные слова: "Я над памятником работал три месяца и… всю жизнь". Право открыть памятник было предоставлено председателю Ново-Нахичеванской-на-Дону армянской общины Э. В. Вартаняну, на средства которого он был установлен.
Ведь именно Иосиф Аргутинский спас земляков от турецкого гнета, испросив у императрицы Екатерины II разрешения на переселение крымских армян на территорию России.
______________________________     
© Багдыков Минас Георгиевич
     

"Там все рушится". Как оптимизируют медицину в провинции
О проблемах провинциальной медицины. К чему приводит политика оптимизации медицинских учреждений
Утомленные кислотой. Армянск через год после выбросов
Статья о загрязнениях воздуха в городе Армянске и их последствиях.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum