Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Образование
Настоящий учитель
(№18 [48] 23.09.2000)
Автор: Алена Скрынникова
Алена Скрынникова
Учителя бывают разные - хорошие и плохие, добрые и злые, любимые и нелюбимые. Почему так бывает? Ведь если исходить из функций и задач, учителя должны быть одинаковыми, и, тем не менее, есть учителя, к которым дети на урок идут с удовольствием, предвкушая совместное общение и интересную работу , а есть такие, которых ученики просто боятся и тогда урок этого учителя становится для них чуть ли не каторгой.

Есть на белом свете один хороший учитель - Анатолий Бернштейн, который живет в г. Москве и в данный момент пишет книги по педагогике. Он уже не работает в школе, но все его бывшие ученики ходят к нему домой, приглашают его в гости, или просто звонят по телефону, не забывая о нем ни на минуту. И вот сегодня два наших ростовских учителя - Сорокина Татьяна Борисовна и Маханькова Надежда Павловна решили "пообщаться" с Анатолием Бернштейном, порассуждать о вопросах, поднятых им в его книге "Оставайтесь после уроков", и таким образом помочь понять читателю, каким же должен быть настоящий учитель.
Нажмите, чтобы увеличить.

- Могут ли учителя влиять на дальнейшую судьбу ребенка?

Бернштейн: "А кто сказал, что учителя - безобидные ретрансляторы знаний и в худшем случае бациллоносители просвещения? Иногда даже не самым инициативным из них приходится играть роль куда более ответственную - судьбы.
Ничего исключительного в этом нет. Учитель объективно имеет больше шансов влиять на "недоразвитого" человека, как говорили о детях в эпоху Возрождения. Он стоит на его пути, как обязательная отметка, промежуточный финиш, верстовой столб посередине дороги, который непросто объехать".

Маханькова: " Да, я согласна, учителя иногда влияют на становление характера и определение дальнейшей судьбы своего ученика, но это происходит лишь в том случае, если у учителя и ученика возникают с самого начала доверительные отношения, когда учитель является авторитетом и примером во всем".

Сорокина: "А я думаю, что они влияют на ребенка в любом случае, даже если нет доверительных отношений. Все равно какие-то фразы, мысли, замечания откладываются у ребенка в памяти".

- Существуют ли неразрешимые противоречия между учителем и учеником?

Бернштейн: "По сути, никаких неразрешимых противоречий между учителем и учеником не существует. Воспитание - не идиллия, но, безусловно, не война за независимость. Это и взаимообучение, и опыт человеческих отношений"

Маханькова: "Нет, на мой взгляд, между учеником и учителем могут возникнуть неразрешимые противоречия, но в этом случае чаще всего будет виновен сам учитель, его невыдержанность, бестактность, недалекость. Учитель всегда должен помнить об осторожном бережном отношении к маленькому, еще не сформировавшемуся человеку, и тщательно обдумывать каждый свой поступок, тогда неразрешимых противоречий будет гораздо меньше. Но иногда бывает и так, что учитель мало может повлиять на ход развивающегося конфликта, так как причиной бывает запущенное воспитание ребенка, выросшего в неблагополучной семье; в таком случае учитель должен хотя бы сгладить возникший не по его вине конфликт".

Сорокина: " Противоречия есть, но они всегда разрешаются. У меня был недавно очень неприятный и, казалось бы, неразрешимый инцидент. Мама одной девочки решила, что я ущемляю ребенка, отбиваю интерес к знаниям, что ребенок, мол, очень умный, а я все время занижаю оценку. Это противоречие разрешилось - в класс поставили другого учителя. В результате пострадали дети, любившие предыдущего преподавателя".

- Когда учитель ругает ученик, кто больше переживает?

Бернштейн: " Учителя переживают все же чаще и глубже, а ученикам бывает в основном сильно неприятно. Но это, конечно, совершенно частные наблюдения, сугубо из личного опыта".

Маханькова: "Все зависит от ситуации. Если сорвался добросовестный учитель в силу внешних неблагоприятных обстоятельств, то он очень переживает. Если несправедливое отношение учителя к ученику является нормой в практике такого учителя, то учитель никогда не переживает. Переживания ученика зависят от его личных качеств: если ребенок чувствительный, то он переживает очень сильно, а если ученик душевно черствый, то он тоже не переживает".

Сорокина: "Ну, смотря за что ругаешь, если за то, что нужно, то не волнуешься, а если не уверен, когда ругаешь, тогда естественно переживаешь".

- Кто кому больше нужен? Учитель ученику или ученик учителю?

Нажмите, чтобы увеличить.
Бернштейн: "Ученики порою нужнее учителю, чем он им. Учителю нужен ученик, как любимая игрушка или как партнер для игры, как медный обруч, регулирующий давление, как верный Пятница - спасение от одиночества и обретение смысла жизни".

Маханькова: "Да, здесь наблюдается взаимопотребность. Настоящий учитель, для которого работа в школе - это не служба, а образ жизни, нуждается в своих воспитанниках, в общении с ними точно также, как они нуждаются в общении со свои учителем."

Сорокина: "Я тоже согласна. Учитель нуждается в ученике так же, как и он в нем".

- Какую дистанцию надо выбирать с учеником: ближнюю или дальнюю?

Бернштейн: Здесь важно понять, что управление процессом определения оптимального расстояния между двумя объектами происходит из 2-х командных центров, только не всегда согласованно. Дети прекрасно, но порой непредсказуемо для нас регулируют процесс.".

Маханькова: "Дистанция между учеником и учителем должна быть строго выверена до миллиметра, нельзя слишком влюбляться в своих учеников, приближать их настолько к себе, что некоторые родители испытывают чувство ревности, такая ситуация только мешает педагогическому процессу. С другой стороны, нельзя отталкивать от себя ребенка, если видишь, что он нуждается в твоей заботе, внимании, а иногда и любви".

Сорокина: "Я выбираю ближнюю дистанцию со всеми учениками, но иногда ребенок решает, что ему все позволено и переходит границы, тогда его необходимо отдалить".

- Кому все это вообще больше нужно: вам или им?

Бернштейн: "Нам! Для них! Ибо весь смысл нашей жизни - в ее полной отдаче им".

Маханькова: "На мой взгляд, в итоге, конечно, им, потому что наша основная функция - давать знания".

Сорокина: "А я думаю, одинаково и им, и нам. Да, наша основная функция - давать знания, а их получать эти же знания, т.е. поровну. Взаимообмен".

- Как вы устанавливаете дисциплину на уроке?

Бернштейн: "Во-первых, отнеситесь к делу, как к делу своей жизни; во-вторых, отдайте ему все 24 часа в сутки и посвятите их детям; в-третьих, уважайте себя и их по-настоящему; в-четвертых, приготовьтесь терпеть и бороться сколько потребуется. И тогда у вас все получится, что вы пожелаете".

Маханькова: "Дисциплину на уроке я предпочитаю устанавливать путем своего личного обаяния или авторитета. Нужен набор личностных качеств, которые даются от природы и путем самовоспитания. Волевым способом, не подкрепленным вышеперечисленными факторами, дисциплину на уроке удержать сложно".

Сорокина: "Это очень сложный вопрос, потому что у меня все это происходит на интуитивном уровне. Сначала я заинтересовываю темой, а затем загружаю работой".

- Существует ли какой-то предел, кульминация учительского дела?

Бернштейн: "Педагогическому делу не грозит быть закрытым. Оно всегда длиною в педагогическую жизнь, а то и в физическую жизнь учителя".

Маханькова: " Согласна, не существует, хотя я, может быть, еще нахожусь в той поре, что еще не достигла этого наивысшего пика в своей профессиональной деятельности".

Сорокина: "Наверное, у каждого по-разному - одни нашли свой предел и уже ходят равнодушными, а для кого-то, и для меня в том числе, это всю жизнь - творческий поиск".

- Педагог - это в первую очередь кто: учитель или человек?

Бернштейн: "Учитель - в первую очередь человек, и отношения, которые устанавливаются с учеником, человеческие".

Маханькова: " Конечно, человек. Педагогика - это некая сфера деятельности, которая не имеет права допускать даже 1% брака, так как мы работаем с людьми, а не с машинами".

Сорокина: "Ну естественно - человек, и у любого учителя должны преобладать человеческие качества".

- Какие отношения должны быть между учителем и учеником?

Бернштейн: "Мы предлагаем себя в качестве объекта для обожания, подражания и послушания, а нас просто любят. Могут попросить совета, а могут и денег, чаще приюта, тепла. Легкие отношения и есть наше лучшее достижение. Не завоевание, не самоцель, а искомый результат".

Маханькова: "Вторя современным веяниям психологической науки, я придерживаюсь принципа субъект - субъективных взаимоотношений с учениками, когда учитель не забывает, что перед ним не просто объект его педагогического воздействия, а трепетная личность, которую нужно уважать, как самого себя и ценить".

Сорокина: "Между учителем и учеником должно быть сотрудничество. Они друзья, но учитель все же должен внушать уважение, выглядев авторитетно в глазах ученика".
Нажмите, чтобы увеличить.

- Нужен ли телесный контакт с учениками, взаимоприкосновения?

Бернштейн: "Нужен, так как по тому, как учитель физически раскован с учениками, не боясь ненароком кого-нибудь задеть, как легко он похлопывает, подталкивает, берет за руку, поправляет одежду и как те на это реагируют - можно много сказать о степени человеческой доверительности, открытости и душевной близости между ними. Это дано не каждому, потому что право на такое прикосновение надо заслужить".

Маханькова: "Я за науку прикосновений, особенно это необходимо в среднем школьном возрасте (5-7 классы), когда ребенок еще нуждается в заботе, опеке, у него не изжита потребность в ласковом поглаживании, похлопывании, дружеском рукопожатии, и если отношения учителя и ученика складываются доверительные, то прикосновения будут актуальными вплоть до самого старшего школьного возраста".

Сорокина: "Телесный контакт необходим - кого-то успокоить, кого-то заставить работать, кому-то внушить уверенность".

- Несут ли учителя моральную ответственность за учеников в дальнейшей их жизни?

Бернштейн: "Не берите на себя чужой кармы - не делайте за них их труд, не решайте за них их задачи, не пытайтесь стать их судьбой. Самое лучшее - пусть знают ваше мнение, позицию, оценку".

Маханькова: "В небольшой мере - да, так как с детства им что-то внушали".

Сорокина: "В общем-то да, так как, что воспитали, то и получили. А учителя воспитывают вместе с родителями".

- Каких учеников любят учителя?

Бернштейн: "Парадокс, но учителя не любят счастливых учеников. Вероятнее всего, потому, что в подсознании: если счастливы, значит, свободны, независимы от нас. А мы так хотим, чтобы в нас нуждались"…

Маханькова: "Любят чаще того, у кого есть потребность в любви".

Сорокина: "А я люблю способных, тех, которые хотят чему-то научиться, думающих, ищущих, желающих получить знания".

- Ну и, наконец, кто такой вообще "учитель"?

Бернштейн: "Учитель - скромный служащий на ответственном посту: открывающий дверь в мир знаний или в мир людей, или помогающий заглянуть в свой собственный. И не требующий за это благодарности. И достойный много большего, когда по-настоящему заслужил".

Маханькова: "Учитель - это, прежде всего, хороший профессионал".

Сорокина: "Это - человек, готовый придти на помощь в любое время дня и ночи маленькому человечку, готовый передать свои знания, поделиться жизненным опытом, чему-то научить, помочь родителям скорректировать воспитание ребенка, ведь он больше видит ребенка, чем родители".

"…Учительский труд - одно из величайших призваний в жизни… Но учитель должен быть предан своему делу в наивысшей степени, полностью отдаваться ему, учить от всего ума и от всего сердца, всем своим существом; и при наличии такой преданности возможно многое".
Дж. Кришнамурти.

"Подумайте об этом."
_________________________
© Скрынникова Алена
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum