Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Образование
Региональные центры академической мобильности в социально-экономической инфраструктуре региона
(№20 [50] 23.10.2000)
Автор: Николай Пелихов
Николай Пелихов
Прежде чем перейти к обсуждению вопроса, отмеченного в названии статьи, следует более четко определить, что же мы вкладываем в понятие "академическая мобильность". В различных странах оно исторически приобрело свою специфическую "окраску". В США, например, под ним подразумеваются, главным образом, разнообразные образовательные программы и программы студенческих обменов. В Европе оно получило более широкое толкование, вобрав в себя элементы программ, связанных с мобильностью профессорско-преподавательского состава, повышение квалификации и, частично, научные программы.

При создании Южно-Российского центра академической мобильности (ЮРЦАМ) участники договора ЮРЦАМ в понятие "академическая мобильность" сочли целесообразным на начальном этапе вложить все, что связано с движением интеллектуального потенциала: мобильность в образовании, науке и продвижении новых технологий. Это было обусловлено рядом обстоятельств. Но, прежде всего, тем, что парализованными и деформированными в своем движении и взаимодействии оказалась как непосредственно образовательная составляющая, так и научная, вместе с практической реализацией ее результатов в форме новых технологий и ноу-хау, играющие, среди прочего, чрезвычайно важную роль в обратном воздействии на образовательный процесс. Особенно отчетливо это проявилось при анализе сформировавшихся форм и механизмов взаимодействия субъектов нашей высшей школы с международным образовательным и научным сообществом, не говоря уже о практически полностью парализованном взаимодействии с мировым инновационным потенциалом. В отдельных вузах имеются проблески оживления и кое-где неплохие. Однако, если ввести некие интегральные характеристики по высшей школе России, то более чем "ничтожным", наше участие на международном рынке образования, науки и технологий определить сегодня чрезвычайно трудно. Об этом, в частности, шла речь в аналитическом докладе Минобразования России на заседании Межведомственной комиссии в апреле 1999 года [1].

Не менее печальная ситуация сложилась с взаимодействием и практической реализацией нашего интеллектуального потенциала и внутри страны. Однако здесь в силу замешивания возникающих проблем в обширной системе результативных или нерезультативных, но устоявшихся, взаимоотношений эта ситуация внешне может не выглядеть столь печальной, какой на самом деле является.
Совокупность этих проблем должна стать предметом детальных исследований в ретроспективе целостного комплекса социально-экономических взаимоотношений различных субъектов инфраструктуры регионов России.

Таким образом, академическая мобильность рассматривается как неотъемлемый атрибут социально-экономической среды, представляющий собой пространство социальных, экономических, культурных, политических взаимоотношений и взаимосвязей, основанных на реализации внутренней потребности интеллектуального потенциала в движении. В таком случае академическая мобильность является неотъемлемой формой существования интеллектуального потенциала.

Отдельные описания концептуальных подходов к изучению особенностей деятельности университетов в конкретных социально-экономических и культурно-политических условиях регионов России с целью определения перспектив и реальных механизмов развития академической мобильности и интеграции [2] университетов России в мировую систему образования и науки делались и ранее /см., например, [3]/. Однако, если говорить о реальном вхождении наших университетов в мировую систему образования, науки и распределения труда, то его полнокровная реализация возможна лишь путем кропотливой поэтапной работы с учетом детального анализа структуры той или иной сформировавшейся школы и особенностей взаимодействия с внешней средой. Т.е., наряду с рассмотрением основных характеристик академической мобильности, необходимо учесть и всю совокупность региональных особенностей, включающих экономические, геополитические, социокультурные и иные факторы.
Этот путь и был выбран ЮРЦАМ при формировании региональных подходов в постановке задач развития академической мобильности на Юге России.

Основной акцент в работе ЮРЦАМ в 1999 году был сделан на уникальной для региональных центров страны попытке разработки проекта самостоятельного комплексного раздела федеральной целевой программы экономического и социально-политического развития региона на период до 2005 года: "Развитие академической мобильности на Юге России в интересах социально-экономического развития региона". Стартовые организационные основы такой направленности действий были закреплены Предварительным соглашением о поддержке становления и развития ЮРЦАМ, подписанного Минобразованием России, Минэкономики и Минобразованием Ростовской области, Северо-Кавказским научным центром ВШ и Центром "Интернаука" как исполнительным органом ЮРЦАМ.
Структура раздела включила в себя три основные направления:
· Региональная политика в образовании и науке;
· Инновационная деятельность;
· Международное сотрудничество.

Основная логика раздела заключается в том, что ключевым вопросом в становлении общей концепции и отдельных программ академической мобильности на региональном уровне (впрочем, как и в отдельном вузе) должен быть вопрос о выработке единой политики в образовании, науке и инновационной сфере региона, а международное сотрудничество должно быть лишь одним из значимых инструментов ее реализации. Существующая же сегодня практика, в различных звеньях системы Минобразования России, представляет собой, как правило, лишь набор хаотичных действий отдельных субъектов или их структур со всеми вытекающими отсюда организационными, политическими, социальными, кадровыми и иными издержками. Сегодня остро обозначила себя необходимость в масштабах региона перейти от совокупности политик отдельных вузов к, взаимосогласованной с социально-экономической средой, общей политике в области науки и образования региона.

Направленность исследований при разработке региональной политики в науке и образовании, в формируемой перспективной комплексной программе ЮРЦАМ на период до 2005 года, была взята на изучение различных сторон взаимовлияния социально-экономических, культурных, национальных и других особенностей регионального развития и интеллектуального потенциала региона. Впервые с момента начала кардинальных социально-экономических реформ в России ключевыми субъектами в области образования и науки Юга России поставлен вопрос о проведении комплексного исследования с целью формирования политики и стратегии использования интеллектуального потенциала региона в интересах его социального и экономического развития.
Приводимый ниже перечень запланированных направлений исследований лег в основу работ по разработке региональной политики в образовании и науке.

Изменения политических, культурных, национальных или иных тенденций и интересов территорий Юга России в поддержании и развитии интеллектуального потенциала региона и его взаимодействия с международным сообществом; изменения во взаимодействии с национальными группами, социальными образованьями и т.п., стремления к восстановлению и развитию отдельных ойкумен.
Изменения тенденций в формировании геополитических и экономических интересов территорий Юга России в соответствии с геополитическими и экономическими интересами страны.

Изучение складывающегося нового спектра интересов и возможностей территорий Юга России в подготовке кадров высшей квалификации. Формирование программ, ориентированных на социальное и экономическое развитие региона и использующих новые возможности университетов в результате их кооперирования и постепенного вхождения в мировую образовательную систему.
Анализ плановых возможностей университетов Юга России в подготовке кадров для других территорий на основе прямых целевых заказов или организации комплексных общероссийских программ академической мобильности.
Анализ динамики миграции интеллектуального кадрового потенциала и ее последствий на разрушение или укрепление ранее сформировавшихся образовательных и научных школ и решение региональных задач социально экономического развития.

Формирование перечня приоритетных задач и интересов территориальных органов власти и управления в развитии науки и образования региона. Проведение анализа организационно-экономических условий взаимодействия образовательных и научных центров Юга России с основными субъектами административно-хозяйственного механизма соответствующих республик, краев и областей при решении задач социально экономического развития своих территорий, а так же соответствующего законодательного обеспечения этого взаимодействия различными субъектами федерации.
Выявление задач, направленных на активизацию использования образовательного, научного и инновационного потенциалов Юга России в интересах социального и экономического развития территории, определяемых государственными, территориальными органами управления и учебными заведениями, для формирования оптимальных подходов содействия их решению посредством развития комплексных программ международного сотрудничества.
Анализ сложившейся структуры международной мобильности региональной высшей школы, оценка целесообразности и поиск оптимальных путей ее развития.

Изучение возможных потребностей зарубежных стран, их образовательных и научных центров в российских ученых и специалистах, а также принципов и условий оптимизации международного использования кадрового потенциала вузов и НИИ Юга России в современных условиях.
Изучение возможностей оптимального использования региональных особенностей, в том числе и территориальных, для формирования "окон" при вхождении и закреплении образовательного, научного и инновационного потенциала региона на мировом рынке.
Составление оценки инновационной составляющей имеющегося в регионе сырьевого, производственного и научно-технического потенциала с точки зрения активизации реализуемости последнего в новых экономических условиях и формирования инновационной политики в регионе.

Хитросплетения политик различных субъектов инновационной инфраструктуры высшей школы России (малых инновационных фирм, вузов, технопарков, инновационных центров и т.п., а также Минобразования России) постепенно адаптируются друг к другу, выстраиваясь в единую ее инновационную политику.

Одновременно, складывающаяся экономическая ситуация в стране все в большей степени приводит к усилению значимости самостоятельного экономического и социального развития регионов, все более и более выдвигая - во всей совокупности социально-экономических неопределенностей - на передний план роль субъекта Федерации как организационно и экономически наиболее перспективного масштаба развития инновационных процессов и построения инновационных инфраструктур.

Это предъявляет к региональным и муниципальным органам власти и управления, не имевшим ранее соответствующей практической и теоретической базы, серьёзные требования по формированию собственной политики и стратегии экономического и социального развития. Отчётливо проявилась необходимость формирования инновационной политики региона, отражающей приоритетные направления и задачи регионального развития и опирающегося, прежде всего, на свой собственный инновационный потенциал.

Начинает возникать интерференция региональной инновационной политики и инновационной политики высшей школы России в регионе. В итоге, в результате взаимодействия этих политик, далеко не всегда возникает эффект усиления результата. В силу принципиального различия приоритетных целей названных инновационных политик, могут возникать и компенсационные эффекты, когда получаемый результат оказывается прямо противоположным ожидаемому.
К основным препятствиям становления взаимосогласованной инновационной политики на региональном уровне могут быть отнесены:
- сильная разобщённость действий в поиске новых организационно-экономических решений Администрации субъектов Федерации, вузов, промышленности, банков;
- отсутствие единой политики и стратегии действий, одного территориально-хозяйственного механизма;
- низкий уровень административных гарантий по разрабатываемым региональным проектам и программам;
- и ряд других.

Вместе с тем, всё более и более очевидным начинает становиться, что полноценное становление очень дорогостоящих механизмов трансфера технологий в отдельном университете, тем более в нынешних экономических условиях, имеет предельно ограниченные возможности. Неразвитость взаимоотношений с территориальной администрацией не обеспечила требуемой защищённости развиваемых инновационных проектов и программ. Возникла необходимость формирования принципиально новой стратегии, жестко ориентированной на потребности региона и выходящей далеко за пределы отдельного университета и даже их объединений.

Это принципиально новая совокупность задач, с которыми не сталкивались в полном объёме ни администрация регионов, ни отдельные вузы. Развитие нового типа взаимосвязей, обеспечивающих активизацию использования инновационного потенциала региона, при наличии специальным образом подготовленного кадрового потенциала может стать самостоятельным объектом деятельности региональных центров академической мобильности. Эта функция РЦАМ представляется временной и может распространяться лишь на период формирования самостоятельных инновационных структур. С момента полноценного становления последних, хорошо известных в мировой практике как специфические высокопрофессиональные структуры в виде инновационных центров, технопарков, служб трансфера технологий и т.п., описанная созидательная функция РЦАМ должна трансформироваться в сервисную, сопровождающую и поддерживающую, своим специфическим ноу-хау, развитие внешних, включая международные, связей, переподготовку кадров и т.п.

Описанная созидательная функция РЦАМ в инновационной сфере была, например, реализована ЮРЦАМ при разработке инновационного раздела Федеральной целевой программы социально-экономического развития Ростовской области и сопровождает процесс ее становления. Возможно, она сможет получить свое распространение и на другие территории Юга России.

Целью партнерства для кооперационных межвузовских объединений регионального значения должна быть концентрация сил вузов региона на специфических программах совместного развития, имеющих принципиальное значение, как для самих вузов, так и для социально-экономического развития соответствующих регионов; построение организационных механизмов, обеспечивающих тесное взаимодействие вузов между собой, с другими ключевыми элементами экономико-хозяйственного механизма территории, включая и территориальные органы власти и управления, а также развитие взаимодействия с международным сообществом. Основной направленностью их деятельности должно стать социально-экономическое развитие региона [1].

В этом случае появляется возможность строить перспективные многолетние программы международного сотрудничества в области науки и образования на принципиально новом уровне, например, как составные части договоров об экономическом сотрудничестве субъектов федерации или их объединений с зарубежными государствами или их субъектами, как комплексные сетевые проекты. Это может привести к качественному изменению форм и методов организации международного сотрудничества вузов регионов, а, следовательно, потребует модернизации системы управления международной деятельностью в системе высшей школы России и привлечения качественно новых профессиональных знаний.

Перечисленный комплекс вопросов и лег в основу комплексного проекта ЮРЦАМ Федеральной целевой программы социально-экономического развития региона Северного Кавказа на период до 2005 года; получил поддержку коллегии Минобразования России в октябре 1999 года и Коллегии Министерства экономики, международных и внешнеэкономических связей Ростовской области в феврале 2000 года. Особенно ценным представляется то обстоятельство, что, впервые в практике работы РЦАМ, целевую планомерную финансовую поддержку названному выше проекту подтвердили готовность оказать почти все субъекты Федерации Юга России. Просматривается отчетливая целесообразность (как организационная, так и экономическая) приведения в тесное взаимодействие формируемых региональных объединений академической мобильности, при их соответствующем развитии и организационном оформлении, с ассоциациями социально-экономического сотрудничества республик, краев и областей различных регионов России. В этом случае схема развития региональной инфраструктуры академической мобильности и международного сотрудничества в сфере науки и образования становится наиболее устойчивой (в силу объединения кооперационных интересов образования и науки региона с возможностями территориальных органов власти и управления) и приобретает четкую целевую ориентацию на содействие решению вопросов социально-экономического развития регионов [1]. Продукция полноценно развивающихся кооперационных объединений естественным образом становится возрастающе комплексной в результате постоянного взаимодействия с непрерывно растущей зоной используемого ноу-хау. Профессионально укомплектованные структуры в международном сообществе ежедневно показывают свою возможность конвертировать результаты академических исследований в рыночные продукты со значительно более высокой скоростью и содержательностью решений, чем это могут обеспечить бюрократически тяжелые и инертные структуры самих вузов.

Услуги, представленные РЦАМ могут быть объединены в пределах пяти основных типов поддержки вузовской среды, важность или уместность которых изменяются от одного РЦАМ к другому:
· восстановление утраченных, но необходимых, и развитие новых организационно и экономически оптимальных взаимосвязей вузов с различными субъектами территориально экономической инфраструктуры региона (формирование сетевых проектов, проектов институционального развития, проектов федеральных и региональных целевых программ, комплексных программ освоения мирового рынка образования, науки, технологий и т.п.);
· увеличение прозрачности среды для известных и новых форм академической мобильности (информационное обеспечение; тренинги; развитие системы персональных контактов; динамичное взаимодействие внутри сети РОСАМ-РЦАМ-университеты, с международными сетями и объединениями; специфическое сервисное обслуживание);
· установление контактов с целью сотрудничества и осуществление контроля за проектом (определение проблем; подбор и согласование экспертов; управление проектом; финансируемые государством и субъектами Федерации целевые программы поддержки);
· стартовые консультации (пути обеспечения финансов, деловые концепций, установление связей, расширение навыка);
· подготовка и переподготовка кадров (проведение школ семинаров, создание центров переподготовки, размещение студентов, дипломированных специалистов, диссертаций и тезисов).

Смысл в том, что РЦАМ должны направить главную часть своих усилий на сенсибилизацию перспективной клиентуры к услугам, которые будут получены от сектора образования и науки как в социально-экономической среде региона, так и вне него, включая и международное сообщество. Желательно, чтобы они были нацелены на привлечение внимания к таким услугам, использующим специфические каналы коммуникации, особенно персональные контакты и обмены. Гладкая передача информации показала себя эффективной только в том случае, когда существуют персональные контакты, которые возобновлялись в многочисленных случаях, так, чтобы отношения конфиденциальности и доверия, способствующего реализации информационных и иных специфических услуг РОСАМ и РЦАМ, могли бы постоянно надстраиваться. Этот вывод, сделанный при анализе активности различных инновационных фирм ФРГ [4], сохраняет чрезвычайную важность и актуальность для РОСАМ и РЦАМ. Установление и развитие персональных контактов может быть рассмотрено как фундаментальная предпосылка к устойчивому организационному и экономическому развитию сети РОСАМ-РЦАМ.

Объективно говоря, описанный выше подход к разработке комплексного проекта ЮРЦАМ при его первичной постановке, в начале 1999, представлялся несколько преждевременным в силу сложившихся сложных экономических и социальных условий и отсутствия необходимой развитой организационной инфраструктуры, обеспечивающей гарантируемый уровень реализуемости программы. Однако тот фактический интерес, который она вызвала как в регионе, так и в стране свидетельствует о том, что общая методологическая основа была заложена правильная. И остается только сожалеть, что порой проявляющая себя совокупность отдельных субъективных факторов, по-видимому, также имеющих под собой объективную основу, оказывает сдерживающее влияние на ее полноценное развитие.

Примечания:

1. Сб. информационно-аналитических и методических материалов "Подготовка специалистов для зарубежных стран в России: состояние и перспективы развития". Минобразование РФ, Москва. 1999.
2. Отметим, что после введенного определения упоминаемая интеграция подпадает под введенное понятие, но в тексте оно сохранено для отражения особой значимости этого вида академической мобильности.
3. Пелихов Н.В., Розин М.Д., Тумакова Ж.Л. "Региональная специфика деятельности университетов в перспективе их интеграции в мировую систему науки и высшего образования". "Проблемы интеграции российских университетов в мировую систему образования и науки с учетом региональных особенностей". Изд. ИМК. № 1. 1994. Ростов. Стр. 4 -18.
4. E. Staudt, J. Bock, P. Muhlemeyer. "Technology centres and science parks: agents or competence centres for small businesses?". 196 Int. J. Technology Management, Vol. 9, No. 2, 1994.

_______________________________
© Пелихов Николай Владимирович

Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum