Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мир в фотографиях
Подборка фотографий из различных интернет-ресурсов источников, а также фотографи...
№15
(368)
25.12.2019
Образование
Организация международного сотрудничества в системе высшей школы: хобби, обязанность или высокопрофессиональная работа?
(№17 [23] 06.09.1999)
Автор: Николай Пелихов
Николай Пелихов
Первая задача профессионалов сегодня - это определиться, может ли у вузов России в вопросах интеграции в мировое сообщество найтись какая-нибудь совокупность единых целей, которая могла бы быть отнесена к приоритетной и которой можно было бы подчинить интересы отдельных вузов, даже не всегда согласующиеся.
К этим приоритетным целям должны быть отнесены:

- защита авторитета и престижа высшей школы России;

- развитие академической мобильности широкой сети вузов регионов;

- устранение возникших диспропорций между уровнем имеющегося интеллектуального потенциала и его практическим использованием в интересах социально-экономического развития регионов;

- построение динамичных, но экономически наиболее эффективных форм взаимодействия с мировым образовательным и научным сообществом;

- устранение сильных диспропорций между уровнем нашего потенциала и экономическими условиями его использования в сравнении со сложившейся мировой практикой;

- ликвидация сильного внутригосударственного демпинга и всей совокупности негативных результатов, которые мы получили в первые годы нашей рыночной активности.


Достижение только упомянутых целей требует наличия хорошо сбалансированной системы расстановки, подготовки и переподготовки кадров, а также наличие системы признания и защиты их знаний и профессионально отработанных решений. Но как сегодня формируется кадровая политика в системе нашей вышей школы России?

В свое время система отбора и подготовки специалистов на должности проректоров по международным связям работала достаточно жестко. Проректор вуза утверждался коллегией Министерства образования и был как бы полномочным представителем государства в вузе. Кроме того, работала, пусть не идеальная, но сбалансированная система переподготовки кадров, а действующим законодательством специалист был гарантирован, что по истечении работы в названной должности, он не останется без работы. Таким образом, с чувством полной ответственности за порученный участок работы специалист мог позволить себе полностью подчинить себя интересам дела и был заинтересован в углублении своих профессиональных знаний, будучи уверенным, что при полноценной работе он завтра не окажется "на улице", не имея возможности применить в народном хозяйстве свои глубоко профессиональные знания международника.

Как же складывается кадровая ситуация в области международного сотрудничества в последние годы?

Частично ответ на этот вопрос дало совещание, проведенное Минобразованием России в июне 1998 г. на базе Российского университета "Дружбы народов" где было сказано следующее: "В вузах страны откровенно наметилась устойчивая тенденция снижения профессиональных знаний в области управления международным сотрудничеством, обусловленная как участившейся перестановкой кадров, так и не всегда обоснованной, с точки зрения оптимальности организации работы в области МС, реорганизацией управления международным сотрудничеством".

Возможность более глубокого анализа ситуации и хорошего долгосрочного прогнозирования - в этом колоссальное преимущество профессионала и в этом же его беда. Порой специалист, работающий на высокопрофессиональном уровне, оказывается один на один со своими знаниями, если он не смог вовремя убедить своих коллег и руководителей в принятии того или иного решения. Возникает проблема "оценки компетентности" специалистов на местах. А может ли она быть объективной в среде, где специалист-международник, как правило, в смысле всестороннего понимания проблемы оказывается в одиночестве. Здесь необходима отработанная сбалансированная система квалификационных оценок при принятии кадровых решений, позволяющая сделать их наиболее объективными и целесообразными.

Так или иначе, но, увы, приходится признать, что государственно узаконенный вариант организации управления международным сотрудничеством в вузовской среде фактически заложил основы постепенного снижения профессионального уровня кадрового потенциала. Контрактная (срочная) работа проректоров, формально лимитированная временным интервалом в 4-5 лет, примерно равна по продолжительности сроку формирования специалиста-международника в процессе его практической работы. Государственная же система управления международной деятельностью высшей школы фактически лишилась возможности влиять на расстановку соответствующих руководящих кадров вузов. При этом в расстановке кадров резко возросла роль субъективного фактора и, естественно, профессиональный уровень работников отодвинулся на второй план.

В системе временных контрактов теряется необходимость и целесообразность для специалистов-международников в высокопрофессиональных знаниях. Больше того, самим проректорам по МС, как специалистам-международникам, стало, можно сказать, "опасным" формировать глубоко профессиональные знания из-за возможного вынужденного перемещения с управленческой должности, в силу изменившегося законодательства (работа, без их согласия, стала для них срочной, что, кстати, противоречит трудовому законодательству), в среду, где их глубоко профессиональные знания специалистов-международников становятся непригодными. Особенно остро это просматривается в регионах, где практически нет других структур, которые могли бы использовать высоко профессиональные знания специалистов-международников системы высшей школы.

Это создает основу для возможных сильных психологических стрессов. Или же влечет за собой попытки проявления активности, чтобы создать новые возможности применения своих знаний, во избежание опасности на склоне лет остаться профессионально непригодными. Часто местный руководитель не может позволить, чтобы его "высокое" и "ответственное" кадровое решение впоследствии оказалось спорным или откровенно нелепым. Такие руководители не отдают себе отчета в том, что они, хотят того или нет, допускают возможность мощных психологических срывов действительно профессионально работавших специалистов. Это, безусловно, стало одной из главных причин тяжелейшей драмы, которая разыгралась в респектабельном столичном вузе в декабре 1998 года. И надо отдать должное тому, кто, может быть, и в драматически нелепой форме, но нашел в себе смелость выразить жестокий протест против реализации бездарных кадровых решений в одном из ведущих вузов страны, стены которого теперь, увы, хранят печать скорбной памяти о талантливом человеке. Хотя те, кто внес свой посильный вклад в произошедшее, наверняка, полагают, что это к ним не имеет ни малейшего отношения.

К сожалению, не исключены и другие примеры. Перестановки кадров, не отличающиеся высоким уровнем культуры и, хотя бы моральной ответственностью руководителей за формы их реализации и последующую результативность работы, в вузах страны продолжаются! Вероятно временем глубина описанных стрессов ослабится, поскольку в результате происходящих изменений в системе формирования управленческих кадров упадет уровень профессиональных знаний, а вместе с ним и степень зависимости от них и самих специалистов. Но кто от этого выиграет? Во всяком случае не высшая ли школа России!

Другая ситуация, с которой жизнь нас столкнула в ряде вузов. Хорошая результативная работа всегда дает какой-то положительный результат. Но всегда ли специалист, получивший эти хорошие результаты, защищен от ситуации, при которой он не будет отчужден от результатов своего труда? Ну, скажем, на основании такого довода: "Мне не нравится, как вы это делаете!" Хотя до данного специалиста к рассматриваемой задаче никто и не подходил, и не знал, как это сделать, а вот, когда был пройден самый трудный путь стартового поиска и становления чего-то нового, специалист становится неугоден. Об этом, в частности, уже шла речь в статье А.В. Белоконя и Н.В. Пелихова "Некоторые проблемы вхождения университета в мировую систему науки и образования": "Неоднократно приходилось сталкиваться с предупреждениями о том, что более всего рискует именно создатель нового, поскольку ему суждено пройти наиболее тяжелый, сопряженный с невероятными затратами сил, неверием, а, порой, и с умышленно со стороны создаваемыми трудностями, путь творца. А главное, когда результаты становятся уже достаточно прозрачными, как правило, появляются желающие ими воспользоваться. И чем красивее и содержательнее результаты, тем сильнее проявляли себя силы отторжения как экономического, так и организационно-управленческого и морального характера. И часто сам создатель оказывается не у дел".

Защита знаний квалифицированных специалистов-международников должно стать делом самих же специалистов. Речь идет как о защите наработанного ноу-хау, так и умения дать при необходимости объективную оценку фактической деятельности своих коллег, а также создания условий, когда высокопрофессиональные знания будут защищены возможностью последующей реализации. И, безусловно, наиболее перспективным здесь является создание устойчивых кооперационных рабочих структур, которые смогли бы предельно результативно аккумулировать профессиональные знания и возможности специалистов в интересах нашей высшей школы.

К сожалению, обращает на себя внимание следующее обстоятельство: тенденции к постепенному падению профессионализма в международной деятельности высшей школы начали проявлять себя уже в начале 1993-1994 годах. Был опубликовано ряд статей по этому поводу, а в январе 1995 года на всероссийском совещании в РУДН эта проблема как чрезвычайно значимая получила свою тревожную предупредительную огласку. Впервые тогда публично прозвучал вопрос о необходимости построения системы защиты профессиональных кадров и значимости профессионализма в работе на международном рынке образовательных и научных услуг. Однако, с тех пор вопрос о необходимости построения строгой кадровой политики в сфере международного сотрудничества высшей школы не только не получил дальнейшего положительного развития, но и, естественно, повлек за собой интенсивное разрушение кадрового потенциала, которое мы наблюдали в течение последних двух-трех лет.

Сегодня полностью отсутствует система внешней государственной профессиональной оценки деятельности или защиты мнения и подходов того или иного специалиста-международника, имеющая принципиальное значение для последующего принятия кадровых решений непосредственно в вузе. В свое время роль такого механизма играли периодические комплексные проверки деятельности университетов, к работе в которых привлекались как специалисты Минобразования России, так и ведущие специалисты-международники страны. Роль внешнего эксперта с последующей оценкой итогов Коллегией министерства существенно стабилизировало ситуацию, как в направленности работы, так и в ее кадровом обеспечении. Когда же эти новации поддерживались и опыт рекомендовался к распространению, это, безусловно, поднимало престиж вуза и его руководителя. Но такие варианты возможны лишь в случае постоянно работающей полномочной системы оценки профессионального уровня организации управления, перспективности подходов и направленности действий в области международного сотрудничества высшей школы.

Таким образом, необходимо срочное создание новой, приемлемой для нынешних условий, системы профессиональной полномочной оценки деятельности профессиональных кадров в области международной деятельности высшей школы России.

Сегодня баланс между принятием полномочного управленческого или кадрового решения в вузе и не менее полномочной профессиональной внешней оценкой полностью нарушен в безусловную пользу первого. Авторитет и профессиональное внешнее признание деятельности специалиста-международника, его умение находить нестандартные организационные решения сегодня практически не имеют ни какого значения для принятия кадрового решения руководителем вуза. Это объективная необходимость: одиночный вуз на рынке международного образования и науки, где действуют мощные консорциумы, ничего реально полезного сделать не может. А любой успех будет временным.

Возникает противоречие. Специалист (а, как правило, это - высокопрофессиональный специалист) в этом случае невольно отвлекается от решения частных проблем своего вуза, что, естественно, ведет к не всегда позитивной оценке его деятельности руководителем вуза и периодическим напряжениям взаимоотношений. Примеры этому мы периодически видели, там, где кооперационные межвузовские программы достигли уже какого-то реального уровня развития: в Санкт-Петербурге, Воронеже, Ростове-на-Дону и др. А чем глубже формируемый уровень кооперации, тем сильнее уровень локальных противоречий. И это вполне понятно и объяснимо. Практика показала, что, как правило, кооперационные объединения вузов региона произрастали при наличии взаимосвязи двух факторов: авторитетного вуза и авторитетных своими результатами и подходами его международных служб (это, прежде всего, авторитетные кадры). Авторитета вуза без авторитетных специалистов явно недостаточно, чтобы аккумулировать вокруг себя интерес других вузов региона. Авторитет же специалистов самих по себе, без должного уровня представительства с тем, чтобы иметь возможность отстаивать и представлять интересы объединения, вообще можно не принимать во внимание при решении сложных стратегических задач. И не всегда, под давлением различных обстоятельств, удается принять единственно правильное решение. И все же, роль профессионализма в решении той или иной задачи именно в том и состоит, чтобы во всей совокупности возможных вариантов найти и защитить наиболее оптимальный, сводящий к минимуму возможные негативные последствия. Как правило, каждому отдельному профессионалу, как бы высока не была его квалификация, найти и реализовать решение для всей вузовской системы не представляется возможным.

Только на основе систематической кооперационной деятельности профессионалов может быть найден правильный путь. А для этого должны быть созданы структуры и включены механизмы, обеспечивающие оптимальные условия такой деятельности.
Такими структурами могут стать ассоциативные или иные региональные объединения вузов. А региональные именно потому, что особенности вузов каждого данного региона могут учесть и защитить только сами вузы этого региона, объединившиеся на договорных условиях.

Безусловно, поддержание в вузе международного сотрудничества на высоко профессиональном уровне обходится вузу очень дорого. Взять, хотя бы, необходимость поддержания постоянных взаимосвязей и контактов с зарубежными партнерами, не говоря уже о необходимости постоянного отслеживания ситуации в международном сообществе и достаточно дорогостоящую переподготовку кадров.

Решение проблемы может быть найдено на пути создания региональных профессиональных межвузовских объединений. Это удешевляет поддержание МС на высокопрофессиональном уровне в территории. Такие объединения могут играть роль профессиональных консультантов и обеспечивать высокопрофессиональную работу по разработке по заказам межвузовских или вузовских международных проектов и программ в области науки и образования, а главное, могут обеспечить тесную связь этих работ с вопросами социального и экономического развития территории через развитие тесного взаимодействия с местной администрацией. При этом возникает возможность постоянного поддержания тесного взаимодействия на региональном уровне с международными организациями, действительно заинтересованными в поддержке региональных образовательных и научных программ. Эти связи налаживаются годами и очень часто безвозвратно теряются при непродуманной системе перестановке кадров.

Создание Российского Совета академической мобильности и его региональных и территориальных отделений открывает возможность сохранения кадрового потенциала и создает условия для последующего использования высокопрофессиональных знаний в системе высшей школы России.

Если понимать под академической мобильностью все, что связано с движением интеллектуального потенциала (образование, наука и продвижение в промышленность технологий), то ключевой целью создания региональных центров академической мобильности (РЦАМ) должно стать построение организационных механизмов, обеспечивающих тесное взаимодействие вузов между собой, с другими ключевыми элементами экономико-хозяйственного механизма территории, включая и территориальные органы власти и управления, а также развитие взаимодействия с международным сообществом. Основной направленностью их деятельности должно стать социально-экономическое развитие региона.

В этом случае РЦАМ становятся реально более значимыми для региона, а, следовательно, более устойчивыми, в том числе, независимыми от внешнеполитических коллизий. А, главное, появляется принципиально новая возможность строить перспективные многолетние программы международном сотрудничества в области науки и образования как составные части договоров об экономическом сотрудничестве субъектов федерации или их объединений с зарубежными государствами или их субъектами, что на данный момент практически отсутствует в практике работы высшей школы России.

Формирующаяся идеология создания региональных центров академической мобильности сегодня представляется особенно значимой. В связи с этим, формируемую в настоящий момент Минобразованием России совместно с РОСАМ и его региональными структурами идеологию создания региональных центров международного сотрудничества (РЦМС) представляется более правильным свести к региональным центрам академической мобильности (РЦАМ), где международное сотрудничество должно стать важной составной частью, но не исключительным видом деятельности. При таком подходе становится целесообразным формировать описываемую инфраструктуру как в стране, так и в регионах при теснейшем взаимодействии с системой Минобразования России на межведомственном уровне или под его патронажем.

При такой постановке вопроса особенно остро возникает потребность в использовании профессиональных кадров-международников, глубоко владеющих как вопросами образования и науки, так и вопросами регионального социально-экономического развития и знаниями в области стратегического планирования.

Какова должна быть сила совместно профессионально отрабатываемых решений? Если мы хотим заложить в основу нашей деятельности высокую степень профессионализма, то, по-видимому, коллективно профессионально отрабатываемые решения должны иметь фактически силу закона, регулирующего порядок совместной деятельности. То есть речь идет о том, чтобы был продуман и реализован четкий механизм защищенности профессионально отрабатываемых решений.

Кроме того, остро необходимо сегодня подключение внешних стабилизирующих факторов. Таковыми могут стать только те субъекты государственного и территориального уровня, которые будут наиболее заинтересованы в полноценном развитии кооперационных процессов в высшей школе (как в стране, так и в ее регионах), предельной ориентации на оживление использования имеющегося интеллектуального потенциала в интересах социально-экономического развития регионов России, а также полноценной интеграции высшей школы России в мировое образовательное и научное пространство. Поэтому существенную стабилизирующую роль в развитии кооперационных процессов, при признании их необходимости и целесообразности могут взять на себя, помимо Минобразования России и региональных органов управления образованием и наукой, в пределах страны - Межведомственная комиссия или иные межведомственные объединения, заинтересованные в активизации использования и защиты интеллектуального потенциала страны, а в регионах - Ассоциации социально-экономического развития республик, краев и областей.

Уровень же необходимых профессиональных кадров будет зависеть от степени развития кооперационных процессов; уровня складывающейся структуры государственной и муниципальной поддержки; складывающейся системы взаимоотношений с государственными и региональными органами власти и управления и, соответственно, уровня передаваемых полномочий; уровня представительских полномочий при построении взаимоотношений с международным сообществом и т.п.

К сожалению, в системе подготовки кадров специалистов международников в стране сегодня наблюдается полный хаос. Центры высокопрофессиональной работы, за редким исключением, оторваны от центров, пытающихся организовать подготовку или переподготовку кадров. Структуры же, берущие на себя ответственность за проведение учебных семинаров, как правило, забывают о методике, системности, целевой направленности обучения и т.п. Разовые семинары зарубежных партнеров также для нас особого смысла не имеют, поскольку не возведены в систему.

Сегодня время с необходимостью потребовало от нас построения комплексной концепции и системы подготовки и переподготовки кадров-международников в высшей школе России, имеющей атрибуты обязательной отчетности (аттестации), влияющей на последующие должностные позиции. Крайне важно обеспечить сочетание высокого уровня профессиональной работы с формирующейся системой подготовки и переподготовки профессиональных кадров. Учебные программы должны быть адаптированы к региональным особенностям развития международного сотрудничества. Систему тренингов в регионах необходимо формировать так, чтобы в дальнейшем формировалась собственная система подготовки и переподготовки кадров в регионах. Система переподготовки должна быть также структурирована по уровням слушателей. И важно, чтобы тренинг был ориентирован на карьерные перспективы обучаемых. А последние необходимо особенно тщательно продумать и построить соответствующие действенные механизмы защиты профессиональных знаний.

Необходим целенаправленный отбор образовательных центров для подготовки и переподготовки кадров. Это должны быть специализированные структуры, в которых квалификационный потенциал должен трансформироваться в инновационный.

Здесь необходимо быть готовым уберечь развиваемые подходы от опасности, что, отдавая дань моде на стадии формирования таких образовательных центров, отдельные вузы не располагая необходимым кадровым или организационным потенциалом, а лишь в погоне за конъюнктурой, также начнут открывать соответствующие специальности и образовательные центры. Необходимо уже на начальной стадии их формирования заложить жесткие требования и разработать четкие критерии по их созданию и функционированию. Определять готовность к организации такой деятельности, возможно, на конкурсных условиях, должны высокопрофессиональные специалисты-международники. Непонятно, почему специалист, скажем, в области химии, если захочет профессионально работать в области философии, истории, физики и т.п. изначально должен пройти переподготовку и подтвердить в соответствующих аттестационных комиссиях свой профессиональный уровень, а управлять вопросами международного сотрудничества мы можем доверить людям, не имеющим необходимой базовой подготовки и начинающим работать, так сказать, с листа?

Пришла пора признать необходимость придания государственной значимости профессиональным знаниям в области международного сотрудничества высшей школы России. Это может быть осуществлено посредством проведения в жизнь стройной комплексной системы мероприятий, которые могут включать в себя следующие:

- комплексный анализ сложившихся подходов к подбору, расстановке, подготовке и переподготовке кадров во всей системе Минобразования России;

- определение ключевых задач высшей школы России в области развития международного сотрудничества и формирование соответствующей стройной единой кадровой политики, способной обеспечить их реализацию;

- определение оптимальной структуры организации и управления вопросами международного сотрудничества в системе высшей школы и основных принципов ее кадрового обеспечения, с учетом дополнительных возможностей, открывающихся благодаря созданию региональных центров академической мобильности;

- создание экспертного совета, включающего в сферу своей деятельности вопросы: аттестации управленческих кадров в области международного сотрудничества; конкурсного отбора предложений вузов по созданию центров (кафедр) подготовки и переподготовки кадров; утверждение соответствующих базовых параграмм и т.п.;

- разработка базовых квалификационных характеристик для аттестации кадров-международников для работы на различных уровнях управления;

- создание стройной государственной системы подготовки и переподготовки кадров-международников и ее полноценного методического обеспечения, включающей в себя создание в вузах различных регионов кафедр организации управления международным сотрудничеством, осуществляющих базовую подготовку кадров по специальностям: "управление международным образованием" и "управление международным научно-техническим сотрудничеством";

- разработку механизмов защиты профессиональных кадров, их знаний и профессиональных управленческих решений.


Логика построения новых механизмов развития международного сотрудничества в высшей школе России предполагает появление принципиально новых форм деятельности соответствующих специалистов, которые, порой, не под силу реализовать без соответствующей переподготовки даже опытным профессионалам. Здесь и сфера взаимодействия и с посольствами, консульствами, торгпредствами как у себя в стране, так и за рубежом; с зарубежными министерствами, ведомствами, ассоциациями; изучение структуры и принципов работы конкурентов нашей высшей школы в соответствующем сегменте рынка, конкурирующих, и порой жестко, фирм посредников; структура национальных диаспор и т.п.
При построении столь широкомасштабной схемы рыночного взаимодействия нашей высшей школы структура и методика переподготовки кадров должна быть тщательно продумана. Учитывая, что в ее рамках предполагается многолетняя постоянная работа в определенных сегментах рынка, это влечет за собой и знание культуры, навыков формирования многолетних связей. Речь идет о постоянной многолетней работе, поскольку наскоком на рынке делать нечего. Рынок необходимо отрабатывать постепенно и скрупулезно, налаживая стабильные, надежные, именно многолетние связи.
Космос Эрнста Теодора Гофмана
Очерк о философе, писателе, мыслителе Эрнсте Теодоре Гофмане (1766, Кёнигсберг – 1822, Берлин)
"Всего лишь человек". О поэзии Леонида Григорьяна
Воспоминания о Леониде Григорьевиче Григорьяне в связи с 90-летней годовщиной со дня его рождения и его стихи.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum