Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Культура
Гадание на кофейной гуще
Людмила Введенская
Николай Колесников
Фразеологический словарь русского языка (М., 1967) поясняет: гадать на кофейной гуще означает "строить беспочвенные, ни на чем не основанные предположения, догадки". Если так поступать при научных изысканиях, то результаты исследования будут антинаучными. Из всех разделов языкознания, пожалуй, только в этимологии встречается такое явление. Это происходит в тех случаях, когда исследователь недостаточно компетентен в вопросах и методах научной этимологии или исходит из предвзятых положений и установок, из ложных теорий, а не из объективных языковых, исторических, этнографических и других факторов.

Наиболее показательны противоречащие науке этимологии в трудах русского поэта, переводчика, академика В. К. Тредиаковского, в сочинениях известного русского писателя, члена общества любителей российского слова А. Шишкова.
Возьмем для иллюстрации слово карий. В древнерусском языке оно имело форму карый и означало "черный". Этимологи считают, что слово карий восходит к турецкому, татарскому kara - "черный". По мнению В. Тредиаковского, слово карий "есть вместо гарий, как несколько обгорелый, или как цвета гаряго". В каких памятниках, в каких словарях зафиксировано слово гарий? Или в каких диалектах русского языка оно встречается? Почему произошло изменение гарий в карий? Эти вопросы остаются пока без ответа.

В.К. Тредиаковский винит греков в том, что они исказили своим правописанием как собственные имена амазонок, живших на Дону, так и само слово амазонка, которое по-славянски будто бы должно было произноситься так: омужоны, поскольку "были они жены мужественные, и омужонами как себя сами, так и другие равно их называли". И вновь нет никаких научных доказательств. Дается как авторская гипотеза.
В таком же духе устанавливаются звучание и значение названий Британия, Германия, Дания, Норвегия, Сицилия, Дон, Нева и других топонимов. Чтобы нагляднее было видно, что эти толкования устарели, не точны, приведем научную этимологию наименований по "Краткому топонимическому словарю" В.А. Никонова (М., 1966).

Британия. Это древнеримское название современной Англии, оно образовано из наименования кельтского племени бритты, населявшего в античную эпоху юго-западную часть острова. Этноним объясняли различно: из кельтского brith - "пестрый", индоевропейского brit - "болотистое место", финикийского Baratanak - "земля олова".
Германия. У этого названия много этимологий: german - "жадные руки", ermana - "большие (сильные) руки", ger - "болото" и пр.
Дания (датское Danmark). Название произошло из этнонима германского племени даны и германского mark - "край, пограничная область". Форма Дания употреблена с латинским суффиксом -ia, ставшим интернациональным для обозначения стран и государств.

Норвегия (норвежское Norge), первоначально Norreweg. В средние века у норманнов были морские пути: Аустрвейг - "восточная дорога" (по Балтике), Вестрвег - "западная дорога" (через Северное море в Англию), Норвег - "северная дорога" (вдоль побережья Скандинавии на север). Из этого ряда сохранилось одно, став затем обозначением побережья, а в IX в. - названием государства.
Сицилия. Произошло из этнонима сикулы - племя, обитавшее на острове до нашей эры (предполагаемое значение этого этнонима - "жнецы").

Дон. Почти все исследователи признают иноязычное происхождение этого этнонима. Предполагаемое значение "вода, река"; в современном осетинском языке слово дон и сейчас существует в этом значении, образуя гидронимы, например, авестийское дану - "река, поток".
Нева. Возникло из финских языков: neva - "болото", "трясина". Однако это предположение о связи названия с болотистой дельтой не учитывает, что Нево - старое название Ладожского озера, по которому и могла быть названа река. Основа продолжает жить в диалектах: слово Невь записано в Ленинградской и Новгородских областях, есть название болота Невий мох.

По В.К. Тредиаковскому же, слово Британия должно произноситься как Бродания (люди носят там большие бороды). Впрочем, она могла называться и Пристания (так ее называли первые приставшие к берегу мореходы). Германия - это Ярмания (от ярма) или Кормания (по обилию корма). Дания есть Дения (от слова день), Норвегия есть Навержия, то есть страна, лежащая наверху, ближе к северу. Сицилия есть Сечелия, равно как отсеченная от Италии. Дон от Тона, то есть от глубины и тишины: ибо и поныне тихие и воднистые места называются на низу затоны. Нева - это Нова (новая река), в чем, как утверждал В.К. Тредиаковский, "нет ни малейшего сомнения".
Приведем еще одну любопытную этимологию. Пытаясь доказать первородство славянского языка, В.К. Тредиаковский в "Рассуждении первом о первенстве словенского языка пред тевтоническим" (Три рассуждения о трех главнейших древностях российских... Спб., 1773) приводит, опираясь на собственные домыслы, следующие этимологические аргументы: "Скифы суть скиты от скитания, т.е. от свободного прохождения с места на место: а слова скитание и скитаться суть точные словенские". И говорили скиты на словенском языке! - утверждал Тредиаковский.

Крупнейший русский историограф прошлого века академик В. О. Ключевский, ознакомившись с этими "Рассуждениями" В. Тредиаковского, отметил, что их автор в своих этимологиях "дает полную волю воображению" и что его "исследования не могли оставить заметного следа в русской историографии" (Ключевский В.О. Лекции по русской историографии. - М., 1959).
Фантастические этимологии и разъяснения семантики некоторых слов находим и у А. Шишкова. В "Опыте словопроизводного словаря, содержащего в себе дерево, стоящее на корне" (1833 г.) слово берег производится от глагола беречь (берегу): "Берега реки или моря берегут, хранят в себе воду, а блюдо подобным же образом блюдет или хранит накладенную в него пищу".
Там же приводится рассуждение о происхождении слова море: человек, "взирая на морские бездны, на сию беспредельную пучину, потому ли, что столько же удивлен был ею, сколько и образом смерти, или потому, что не полагал на сем пространстве вод никакого обитания и жизни, назвал оное морем, от понятия, заключающегося в корне мор, мру, умирают. О слове морж говорится: "Морж. Без сомнения от того, что морской зверь".

В "Руководстве к сочинению Словопроизводного словаря", изданном несколько ранее "Опыта", А. Шишков о происхождении слова плесень пишет: "Хотя слово сие не показывает очевидности происхождения своего, однако ж легко может быть ветвию от глагола плеснуть, потому что заплесневелое место, отличаясь цветом от окружающего оное пространство, действительно походит на то, как бы на него чем-нибудь жидким плеснуто было".
Для истории этимологии как науки и такие изыскания любопытны. Ведь они были предложены тогда, когда собственно наука о происхождении слов делала первые шаги, когда отсутствовали не только этимологические словари, но и словари народных говоров, да и толковые словари различных славянских языков, когда еще не были разработаны методы этимологического анализа.
______________________________
© Введенская Людмила Алексеевна, Колесников Николай Павлович
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum