Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Посткоронавирусный социальный синдром: регулируемый капитализм и кризис дем...
В статье изложены представления автора о том, какими будут социально-экономическ...
№06
(374)
23.05.2020
Общество
Наш главный алиментщик
(№1 [31] 20.01.2000)
Автор: Галина Болгасова
Крошка-сын пришел к отцу,
И сказала кроха:
- Алименты не платить -
Это, батя, плохо!

(Неизвестный автор)


В поселке Аюта города Шахты Ростовской области живет Татьяна Олехник. Понимая тяжелую демографическую ситуацию в России, Татьяна, как может, ее исправляет: в семье пятеро детей. Одному ребенку еще нет года, второму исполнилось два, другие чуть старше. Раньше в шахтерском поселке можно было прокормить семью на одну мужскую зарплату, а теперь где тот заработок?
По Закону РФ Татьяна должна получать пособие. Но это свое право она осуществить не может: в управлении социальной защиты ей с раздражением объясняют, что денег нет. Ну нет финансирования!

С 1996 по 1998 год государство, принявшее на себя обязанность помогать семьям, имеющим детей, задолжало Татьяне Олехник больше четырех тысяч рублей. Татьяна подала заявление в суд, который постановил взыскать задолженность с управления социальной защиты города Шахты. Ну и что ж, выплатили ей из тех четырех тысяч 600 рублей, а тут уже за прошедший год четыре тысячи набежало, получить которые нет никакой надежды.
...А в совхозе № 10 Октябрьского района живет Ирина Малова, доярка, растящая одна шестерых детей в возрасте от трех до пятнадцати лет. Пятеро ходят в школу, и мать ума не приложит, где взять деньги на обувку-одежку, не мечтая уже об учебниках. За прошлый и этот год ей должны больше трех тысяч рублей, но в управлении социальной защиты, который народ по старинке называет собесом, Ирине предлагают взять то уголь, а то дорогие продукты.
...А в поселке Тарасовском Ростовской области живет Альбина Гудкова, которая тоже судилась с управлением социальной защиты, и суд также постановил выплатить ей пособие на ребенка, не получаемое с декабря 1996 года. Но когда Альбина отнесла решение суда в управление, ей сказали, что таких бумаг в управлении более 600, выплачивать деньги будут только многодетным семьям, и то по усмотрению администрации. Альбина имеет только одного ребенка, но работы в Тарасовском нет, а муж - пенсионер, этих средств на жизнь не хватает.

...А в хуторе Ажиновский Багаевского района живет тоже Гудкова, только Татьяна. Муж ее не пенсионер, а того хуже - работающий механизатор, уже пять лет не получающий зарплату. У них двое детей да еще несовершеннолетняя сестра Татьяны, сирота. Пособия семья не получает с весны 1998 года. В зиму они вошли без угля. Вместе с другими женщинами общей судьбы Татьяна ездила в суд, но у них и заявления не приняли. Татьяна и ее соседки твердо уверены, что в область деньги поступают, только до них не доходят.

...А в станице Багаевской, центре того же района, живет Наталья Качалина, вынужденная переселенка, одинокая мать, воспитывающая своего ребенка и племянницу-сироту. Хотя по специальности Наталья инженер-строитель, она согласилась бы на любую работу, но и любой работы в станице нет. Существует семья на 304 рубля пенсии в связи с потерей кормильца, а пособия на детей ей не выплачиваются с сентября 1996 года. Наталья обращалась к самому губернатору Чубу, в результате получила деньги за январь-май текущего года, вот и все. Беспокоить канцелярию губернатора в другой раз ей неловко, она решила обратиться в суд, о чем и сообщила в управление социальной защиты. Тогда ей выплатили опекунское пособие аж за весь 1998 год, но только не по 297 рублей в месяц, как раньше, а из расчета 157 рублей, так постановила районная администрация. Вероятно, чтоб жизнь медом не казалась, хотя и с тремястами рублями мед все почему-то мимо рта течет.

...А в поселке Каяльский Азовского района живет Л.В.Клуник. Она воспитывает двенадцатилетнюю дочь, пособие (кстати, кто не знает, оно составляет 116 рублей в месяц) не видела с 1997 года. Раньше Л.В.Клуник работала и как-то перебивалась, теперь работы нет; а у администрации денег нет на пособие. В сентябре уходящего года ей, как и другим, предложили взять пособие арбузами. На что изворотлив ум в бедности, но не смогла одинокая мать придумать, как одеть ребенка в арбузы.

...А в станице Малая Лучка Дубовского района живет Ольга Андреева, у нее двое малолетних детей, а самой всего двадцать четыре года. Что такое лишения, Ольга и раньше знала не понаслышке, потому что росла сиротой. Но настоящую нищету узнала сейчас, когда уехала от спившегося мужа в незнакомое место, где еще к тому же не видит ни зарплаты, ни детских пособий с 1997 года. Ольга собирается обращаться в суд, хотя и не наездишься в райцентр; знала бы она, сколько там уже принято невыполняемых решений о взыскании средств в пользу таких, как она, бедолаг, у которых нарушается право на материнство.

...А в хуторе Прощальном Егорлыкского района... А в хуторе Карповка Багаевского района... А в городе Миллерово... А в селе Песчанокопском... А в поселке Красноармейском Орловского района... А в хуторе Заполосном Зерноградского района... А в хуторе Авилов Константиновского района... А в поселке Аграрный Милютинского района... А в поселках Зеленолугский и Южный Мартыновского района... А в слободе Родионово-Несветайской... А...

А денег нет!
Сколько новых чиновников наплодилось за годы, упоминаемые в горестных рассказах матерей как годы, когда начали голодать их дети. Как повысилась зарплата и льготы депутатов всех уровней и начальников всех мастей. Как расширились площади административных помещений. Сколько в них произведено евроремонтов, какая техника закуплена для производительной работы аппарата, какие автомобили развозят чиновную братию по ее важным делам.
Сравнительно скромный областной отдел социального обеспечения превратился за эти годы в министерство, в нем два департамента, один - труда, другой - социальной защиты, в них еще управления, министерству подчиняются управления в районах, а служащие управлений в районах объясняют матерям, потрясающим решениями судов, что денег нет.
Ну нет денег!

Государство управляется настолько неэффективно и расточительно, что население последовательно убывает, не в силах себя прокормить. Государство, как злостный алиментщик, утаивающий доходы, придумывает кучу отговорок, чтобы не платить. Ну нет отдельной строки на детские пособия в трансфертах, получаемых дотационной областью, и вот почему эти средства растворяются в других потребностях. Ну мало налогов отчисляется в местные бюджеты, ну недостаточно понимают ситуацию главы районных администраций!
Ничего, государство, станешь ты старым и протянешь руку к выросшим своим гражданам: накорми, сынок! помоги, дочка! А ничего не положат в эту руку выросшие в нищете и унижении, больные, озлобленные, несчастные люди.
_______________________
©Болгасова Галина
Девять мер красоты. Путевой очерк
Очерк о поездке автора из Мельбурна через родной город Одессу в Израиль. Автор делится своими впечатлениями от...
Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в апреле-мае 2020 года и фото наших авторов.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum