Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Общество
Этнокультурная толерантность как фактор легитимации государственной власти в республике Дагестан
(№6 [151] 25.04.2007)
Автор: Ольга Нарежная
Ольга Нарежная
Политическая стабильность в регионе может обеспечиваться различными средствами, в том числе и принуждением. Однако, полагаясь только на насилие, государственная власть не может рассчитывать на длительное существование и эффективную деятельность. Необходимо добровольное согласие подвластных, скрепленное уважением к законности.
Такой предпосылкой добровольного согласия является, как пишет П. Шаран, «твердая уверенность народа в том, что представители власти с полным основанием занимают свои посты, что они вырабатывают и претворяют в жизнь свои решения путем законных процедур и что эти решения не выходят за рамки общепризнанных, законных государственных интересов, не посягая на то, что справедливо считается частным и личным» [1].

В основе деятельности такой политической власти лежит принцип легитимности.

Легитимность – необходимое условие стабильности и эффективности власти. Никакие ссылки на документы, целесообразность или традиции не сделают власть легитимной до тех пор, пока эти аргументы не станут убедительными для большинства или, хотя бы, значительного числа управляемых.

Под легитимацией государственной власти понимается процесс ее «оправдания» и несомненного «признания» населением [2].

Легитимность используется для характеристики властных отношений с социокультурной стороны, в аспекте влияния на власть и собственность ценностных ориентаций. Данное содержание термина «легитимность» сложилось прежде всего под влиянием методологических исследований немецкого социолога М. Вебера. В соответствии со своими методологическими установками он обозначил три возможных (типичных) способа добровольного подчинения власти: традиционный, харизматический, легальный. Речь идет об идеальных типах, не существующих в "чистом виде". В конкретных политических системах эти три типа переплетаются при преобладании одного из них.

Рационально-правовая легитимность характерна для демократических государств. Она предполагает строгое соблюдение законов всеми структурами общества, том числе и государственными органами, доступ к политическим институтам всем слоям населения, доверие граждан к устройству государства, а не к отдельным лидерам, подчинение законам, а не личности руководителя.

В модернизирующемся обществе, еще не освоившем демократический тип управления, распространен харизматический тип властвования. Харизма означает особый дар, призвание, божественный дар, которым обладает лидер, по сути, это сверхчеловек с особыми качествами.

Традиционный способ подчинения власти основан на соблюдении норм, обычаев, традиций, которые рассматриваются как нерушимые. Обычаи выступают основой управления и послушания в обществе. Власть традиций такова, что если традицию нарушают лидеры, вожди, то они теряют легитимность в глазах масс и могут быть отстранены от власти.
Именно этот способ добровольного подчинения власти наиболее распространен на Северном Кавказе в целом, и в республике Дагестан – в частности. Одним из факторов традиционной легитимации власти в республике Дагестан выступает этнокультурная толерантность. Это обусловлено исторически сложившимися формами взаимоотношения этнических групп в Дагестане: отсутствием столкновений на этнической форме и взаимопроникновением культур.
Государственная власть в республике Дагестан обязана учитывать традиции, существующие в регионе. Лишь в этом случае она будет легитимна.

Легитимация власти может быть рассмотрена и с другого ракурса. Помимо процесса «оправдания» и «признания» ее населением, легитимация власти подразумевает, что представителями государственной власти не будут предприняты действия, идущие вразрез с культурными и религиозными ценностями населения. Однако в современном мире все отчетливее прослеживается тенденция формирования полиэтничных регионов, в которых проживает множество этнических групп, обладающих различными ценностными ориентациями, традициями и мировоззрениями. Необходимость учитывать отличные друг от друга, а зачастую и противоположные ценности этнических групп приводит к осознанию потребности в единой норме культуры, разделяемой всеми этническими группами. Такой нормой культуры может являться этнокультурная толерантность.

Составляющие этнокультурной толерантности, терпимость к иным этнокультурам, уважение этнокультурных различий и стремление к этнокультурному взаимопониманию и ценностным заимствованиям также способствует легитимации политической власти. В частности, это проявляется, в первую очередь, во взаимоотношениях этнических групп и представителей власти, принадлежащих к другим этнокультурам. В случае отсутствия этнокультурной толерантности представители власти не будут рассматриваться как представители интересов всех этнических групп, что приведет к делегитимации этой власти как фактора политической легитимации.
Рассмотрим механизмы осуществления этнокультурной толерантности как фактора политической легитимации на практике. Объектом нашего была выбрана республика Дагестан, в силу наибольшего количества официально зарегистрированных этнических групп (свыше ста, согласно всероссийской переписи населения 2002 года).

Дагестан – субъект Российской Федерации, в котором государственная власть распределяется по национальному признаку. Разделение сфер влияния между живущими в Дагестане народами производится согласно четко установленной системе. С 1921 года национальный принцип разделения власти в Дагестане не нарушался ни разу. Никогда за 86 лет представители одного этноса не занимали два и тем более три основных поста – главы республики, премьера и спикера парламента. А "недагестанские" нации если и находились у власти, то совсем недолго: девять лет республикой правили русские, шесть лет – евреи и один год – осетин (все на посту первого секретаря обкома ВКП в 1920-1940-х годах).

С 1952 года три первых места делились между аварцами, даргинцами и кумыками. Баланс нарушился в 1991 году, когда аварец покинул пост первого секретаря обкома КПСС, а равноценной должности введено не было. Такая ситуация существовала до 1994 года, когда ввели пост председателя госсовета. Его занял даргинец, аварец стал спикером, кумык остался премьером.

В настоящий момент республику возглавляет аварец Муху Алиев, ставший первым президентом республики Дагестан. На посту тогда еще председателя Госсовета он сменил даргинца Магомедали Магомедова. Произошедшая смена этнической принадлежности главы республики не нарушила политический баланс в республике, т.к. освободившийся после ухода Алиева пост председателя Народного Собрания занял даргинец Магомедсалам Магомедов. В марте 2006 года сменился и председатель правительства Дагестана – кумыка Атая Алиева сменил тоже кумык Зайналов Шамиль.

Таким образом, в Дагестане наблюдается продуманная и взвешенная ситуация в области этнического представительства власти, являющаяся ярким примером этнокультурной толерантности. Это и привело к тому, что, несмотря на столь большую численность различных этнических групп, в истории рассматриваемой республики практически не было столкновений на этнической почве.

Литература:
1. Шаран П. Сравнительная политология. Ч. 1. М., 1992. С. 114
2. Волков Ю.Г., Лубский А.В., Макаренко В.П., Харитонов Е.М. Легитимность политической власти (методологические проблемы и российские реалии). М., 1996. С. 77
_________________________
© Нарежная Ольга Анатольевна

Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum