Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Остров Россия | Сергей Медведев

Беседа Сергея Медведева с Дмитрием Орешкиным, Глебом Павловским и Борисо...

№07
(397)
05.07.2022
Коммуникации
Теоретический и практический аспекты типологии печатных периодических изданий
(№8 [153] 05.06.2007)
Автор: Владимир Тулупов
Владимир Тулупов
В рамках ежегодной научно-практической конференции «Проблемы массовой коммуникации», прошедшей в мае 2007 г. на факультете журналистики Воронежского государственного университета, состоялся мастер-класс профессора А.И. Акопова «Типология как метод исследования журналистики: теоретический и практический аспекты». Исследователи журналистики, преподаватели и аспиранты из разных университетов России (а на конференцию съехались представители 15 городов – Москвы, Санкт-Петербурга, Тюмени, Челябинска, Уфы, Ростова-на-Дону, Краснодара, Тамбова, Одессы и др.), приняли активное участие в дискуссии. Предлагаю вниманию читателей статью по итогам моего выступления на мастер-классе.

Типологические признаки: анализ и синтез


Мы познакомились с системным взглядом на типологию, представленной с различных сторон – с теоретической (наука), с практической (классифицирование, моделирование, анализ СМИ по типологическим признакам) и метологической (историко-типологический, теоретико-типологический, социотипологический методы исследования). Схема формирования типа издания, представленная А.И. Акоповым, давно стала классической и с успехом используется как учёными, так и практиками. Создав классификацию специальных журналов по целевому назначению, обосновав универсальную логическую модель классификации специальных журналов, издававшихся в советское время, исследователь представил компоненты типологических признаков периодического издания – типоформирующих, вторичных и формальных.

Одна из таблиц называется: «Зависимость показателей тиража и объёма от типа журналов». На ней графически показана закономерность отнесения случайно выбранных, совершенно различных журналов к тому или иному типу при использовании сочетания численных показателей разового тиража и объема одного номера. На время составления графика тираж массовых профессиональных журналов колебался от 95 до 648 тысяч экземпляров, практических профессиональных журналов – от 4,4 до 28,5 тысяч экземпляров, научных академических – от 1,54 до 2,41 тысяч экземпляров. Соответственно, объёмы составляли 4 – 6; 6,5 – 14,7; 18,2 – 33,6 печатных листов.

Разброс в показателях тиражей, видимо, связан, прежде всего, с такими факторами, как объём аудитории и характер тематики. Например, 600 тысяч экземпляров «Сельской нови» был рассчитан на массового читателя из числа сельскохозяйственных работников страны, 95 тысяч экземпляров «Строителя» – на работников более узкой сферы. То же – с тиражами практических профессиональных журналов: «Уголь» (28,5), «Защита металлов» (4,4) и с тиражами научных академических журналов: «Успехи математических наук» (2,41), «Коллоидный журнал» (1,54).

Разница в объёмах периодических изданий менее существенна, поскольку этот показатель связан с такими факторами, как широта и глубина проблематики, разрабатываемой тем или иным составом авторов, уровень мастерства которых также в данном случае важен.

Типологическое соответствие показателей объёма и тиража характерно для стабильных периодов функционирования прессы. В отдельные – революционные, переходные – моменты истории эти показатели могут резко колебаться. Так, в конце 1980-х годов тиражи советских литературно-художественных журналов резко взмыли вверх (всесоюзный «Новый мир» достиг 4-миллионного, воронежский «Подъём» – 300-тысячного показателя), но постепенно тиражи стабилизировались и пришли в соответствие с запросами целевой аудитории (сегодняшнее снижение тиражей федеральной прессы объясняется многими факторами, среди которых увеличение в десятки раз числа периодических изданий, конкуренция с электронными СМИ, низкий уровень доходов в провинции и др.).

В этом смысле показателен сюжет из истории российской журналистики перестроечного периода. Газета «Аргументы и факты», издававшаяся обществом «Знание», предназначалась в основном для лекторов университетов марксизма-ленинизма, преподавателей вузов, пропагандистов. Издание объёмом в 8 страниц и формата А3 представляло информацию в вопросно-ответной форме. В редакции, возглавляемой В. Старковым, работало менее десяти творческих работников. В один судьбоносный момент коллектив редакции решился на кардинальные перемены. Было решено при сохранении традиционного способа подачи информации выбирать из почты самые жгучие и трудные вопросы, на которые готовить честные ответы, опираясь на мнения самых известных экспертов, на самые достоверные данные. То есть, сохранив тип общественно-политического массового издания, редакция пересмотрела типологические признаки, усилив типологическую выраженность газеты (1).

Отношения с издателем стали непростыми (главный редактор позднее вспоминал о том, как генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачёв вызывал его «на ковёр», требуя изменить позицию издания во избежание «оргвыводов»). Неуступчивый характер редактора, уверенность в своей правоте, честное отношение к профессии позволили сохранить коллектив, и вскоре «АиФ» превысил рекордный 30-миллионный тираж, отмеченный в книге рекордов Гиннеса (сегодняшний тираж еженедельника с приложениями – 3 миллиона - также уникален для страны со 140 млн. населения).

Потенциальная и целевая читательская аудитория стремительно расширялась и, судя по письмам, была самой разнообразной по своему составу. Во-первых, читатели оценили качество острой, но объективной и сбалансированной информации; во-вторых, читателей 1980-х годов отличал достаточно высокий уровень образованности (современные печатные СМИ, к сожалению, встали перед проблемой резкого снижения читательского уровня, перетекание аудитории в «бульвар» и Интернет).

Целей и задач мы коснулись выше. Но следует добавить то, что целеполагание издателя и редакции может не совпадать. Предназначение общественно-политической журналистики можно обозначить следующим образом: по возможности объективно отражать явления, события и факты текущей действительности, анализировать социальные проблемы с целью их разрешения. Это соответствует природе журналистики, призванной работать на благо общества. Но зачастую современный издатель, осознающий себя не иначе как элиту (власть, политики, бизнес-сообщества) и точно знающий, куда необходимо «вести народ», рассматривает СМИ лишь как инструмент менеджмента.

Не случайно российская журналистика переживает системный кризис. Он связан прежде всего с тем, что в массе своей СМИ добровольно соглашаются на «обслуживание» властных, политических и коммерческих элит, игнорируя своё общественное предназначение (заниматься подобной деятельностью их явно или косвенно вынуждают именно издатели, владельцы, учредители). Отсюда – снижение доверия и рейтингов, падение тиражей. Отсюда – кризис профессии.

Отсутствует «договор» между государством, бизнесом, СМИ, аудиторией. Действуют различные «правила игры»: далеко не все принимают тезис о том, что журналистика, прежде всего, – духовно-практическая и общественная деятельность, и только затем – бизнес, политика. Более того, практики нередко сознательно подменяют журналистику пропагандистской, рекламной и PR-деятельностью.

Приведём эпатажное высказывание Андрея Калачинского, собственного корреспондента газеты «Русский курьер»: «Бульварная пресса сейчас "качественная", профессионально сделанная для потребителя с низкими запросами, а вот качественная пресса – какая-то недоделанная, потому что "полупринципиальная". Читатель покупает то, что ему нравится. Если читать серьезную прессу, нужно постоянно испытывать чувство стыда, в том числе и за себя. Это тяжелое испытание. Жёлтая пресса говорит: весь мир дерьмо, и ты его часть. Плыви в этом мире и ничего не стыдись. Вокруг тебя: мать убила детей, внук зарубил деда, секретарша отрезала боссу пенис – ты просто счастливчик, это ведь не с тобой случилось, ты – даже, может быть, и лучше этих зверей. Такая вот духовная мастурбация» (2). Если при определении качественной журналистики исходить из понятия «качество деятельности», то с А. Калачинским всё же нельзя не согласиться. Издание, позиционирующее себя как общественно-политическое, не должно ограничиваться полуправдой. Между тем большинство российских СМИ сознательно действуют в агитационно-пропагандистких рамках, отдавая предпочтение не конвенциональным, а манипулятивным стратегиям.

Впрочем, такая ситуация характерна для всей мировой журналистики. Известный нидерландский учёный, профессор Амстердамского университета, признанный специалист в области критического дискурс-анализ Т.А. ван Дейк пришёл к выводу, что западные масс-медиа, критикующие экстремизм, насилие, вопиющую дискриминацию и различного рода запреты, на самом деле демонстрируют лишь «показное следование официальной идеологии толерантности и равноправия, которая пропагандируется национальными конституциями, хартиями ООН и других международных организаций. Фактически же роль СМИ менее позитивна. Пресса тонко и эффективно создавала и создаёт страхи, связанные с беженцами и эмигрантами. Исследования показывают, что большинство западных СМИ были и остаются органами, которые воспроизводят стереотипы и предубеждения против «Других», проживающих на Юге или приехавших оттуда. Таким образом, СМИ помогают создавать «консенсус», который политики благодарно интерпретируют как общественное негодование и возмущение и тем самым оправдывают легитимизацию жёстких ограничительных мер в отношении иммигрантов в Европе и Северной Америке» (3). В локальных масштабах медиа могут время от времени критиковать действия политиков и правительство – вопрос же о медиа как базе для альтернативных движений не ставится. Политики и медиа в целом превратились в идеологических компаньонов на основе социально-экономической идеологии неолиберализма (4).

Справедливы слова того же Андрея Калачинского, считающего, что российская качественная пресса перестает быть таковой из-за девальвации профессии журналиста: «Ныне же, что ни напиши, – все попадает на полосу. И читатель это глотает. Так что качественные стандарты журналистской продукции резко упали. И тут же рухнули потребительские стандарты у тех, кто эти заметки читает, слушает либо смотрит сюжеты по телевидению. И даже журналистские награды в большинстве своем вручаются за яркость, нестандартность подачи материала, а не за серьезный анализ проблемы. Не за публицистику!» (5).

Авторский состав – один из вторичных типологических принципов. Помимо штатных сотрудников содержание СМИ наполняют и внештатные журналисты, эксперты, читатели. В советское время существовала пропорция 40 % – 60 %, ориентировавшая выполнение корреспондентом плана по строкам в соотношении «свои – авторские». Редакция нацеливала штатных корреспондентов на работу с активом и читателями-экспертами. Ведь не все профессионалы, до тонкостей знающие своё дело в той или иной области, обладают талантом публицистического письма. Между тем их размышления, их опыт могут быть крайне интересными и полезными для широкой аудитории. Тогда и осуществляется квалифицированная литературная запись, владение которой также является особым искусством, одной из сторон профессионализма журналиста (знания, умения и навыки, приобретаемые журналистом либо в вузе, либо в ходе практической деятельности, увязаны с разделением журналистики на авторскую, организаторскую, редакторскую, программирующую, производственно-технологическую).

Вредно, когда «заавторство» становится обязательным и формальным.

Но и полный отказ от работы с авторами, как и отказ от работы с почтой, привёл к обеднению тематики, проблематики, однообразию «географии материалов», стиля и т.п. На фоне расширяющегося рерайтерства, когда тексты, являющиеся результатом коллективной подготовки публикаций в едином стиле (формате), целенаправленно деперсонифицируются, издание лишается такого важного качества, как многоголосие, плюрализм мнений. Отсутствие подборок и тематических страниц, подготовленных на основе читательской почты, также обедняет содержание издания, но, главное, в этом случае журналистика становится монологичной, а то и директивной, менторской, что не способствует медиадискурсу. Отсутствие эффективной обратной связи делает журналистику «вещью в себе». Стоит ли удивляться перманентному падению тиражей, снижению результатов подписки… Это связано и с отсутствием рубрик типа «Газеты выступила. Что сделано?»

По сути, мы перешли к следующему вторичному типологическому признаку – внутренней структуре издания. В серьёзных редакциях создают модели содержания, закрепляя постоянные рубрики за конкретными страницами, а то и местом на печатной полосе. Для редакции газеты, ориентированной на читателя и только на него, становится крайне важным не только определить свою информационную нишу, но и выделить целевую аудиторию, постоянно изучать ее потребности и таким образом выстраивать политику печатного органа, чтобы удовлетворять эти потребности и нужды.

«Коммерсантъ», выходивший сначала еженедельно, опубликовал анонс ежедневного «Коммерсанта-DAILY» и обратился к читателям со следующими словами: «Коммерсантъ-DAILY» намерен в совершенно явной форме сообщить читателям, какие обязательства берет на себя газета. Эти обязательства мы представляем в двух формах: как «гарантированные темы» и как «циклические публикации».

«Гарантированные темы» – это события, о которых газета обязательно сообщает во всех случаях, когда они происходят. Поскольку газета о них пишет обязательно, их список весьма пространен и подробен. Не удивляйтесь, если вы не найдете в этом списке чего-то важного: это вовсе не значит, что газета не будет писать на темы, не вошедшие в список. Это значит только то, что мы не можем обещать читателям стопроцентного охвата событий этого ряда – и потому будем писать о тех из них, которые сочтем в наибольшей степени заслуживающими внимания.

Поскольку в списке «гарантированных тем» часто встречаются ссылки на «организации и персоны, включенные в ньюсмейкерские списки», эти списки мы тоже публикуем. Ньюсмейкер (которого с некоторой натяжкой по-русски можно назвать «делателем новостей») – это структура, организация, фирма и человек, которые определяют погоду в своей сфере и, таким образом, влияют на жизнь всех прочих структур, организаций, фирм и людей. Ньюсмейкерские списки составлены экспертами всех отделов «Ъ» на основе их опыта общения с миром политики, бизнеса, культуры и прочими мирами».

В списке тем были представлены 22 раздела: и законодательная, исполнительная власти, и негосударственные экономические институты, и частный сервис, и «непредсказуемые события». Они были конкретизированы в списке ньюсмейкеров, в котором, кроме организаций, фигурировали и частные лица – выдающиеся россияне из самых различных сфер деятельности, независимо от их политических пристрастий. Кроме того, под заголовком «Циклические публикации» редакция опубликовала обязательный набор обзоров («Их график определен, утвержден, внедрен в сознание редакции и подлежит изменению только в случае возникновения необходимости во введении нового обзора или исчезновения старого. За каждой из циклических (ежедневных, еженедельных, ежемесячных) публикаций закреплено постоянное место на определенной странице газеты»). Таким образом, редакция «Коммерсанта-DAILY» сама взяла на себя инициативу формирования собственного читателя, целевую группу воздействия, тем более, что за плечами уже был опыт выпуска совершенно необычной для России еженедельной газеты «Коммерсантъ», имевшей к тому времени немало поклонников.

В последнее время стало модным понятие «неформат». Имеется в виду то, что содержание и стиль некоторых текстов не вписываются в направление издания. До определённой степени такой подход верен. Но, думается, истинный талант редактора заключается в том, чтобы вписать тот или иной интересный и глубокий материал в модель конкретного номера, систему таких материалов – в типологическую модель издания. Такой подход позволяет привлечь, сохранить оригинальных авторов. Известен феномен «Гудка» 1920-х годов, прославившегося своим юмористическим отделом, где работали и сотрудничали Булгаков, Катаев, Ильф и Петров, Олеша, Паустовский, Эрлих. Эти известные в последующем писатели придерживались железнодорожной тематики (обрабатывали и «письма трудящихся»), но их талант проявлялся в более широком контексте, позволявшим тонко экстраполировать идеи и образы их фельетонов на общественно-политическую ситуацию в целом. В доперестроечный и перестроечный периоды также отмечались подобные явления: «Литературная газета» была славна судебными и морально-этическими очерками, журналы «Сельская молодежь», «Наука и религия» – литературно-художественными произведениями (в «СМ», по сути, начиналась знаменитая «деревенская проза»), газета «Советский цирк» – политическим отделом.

Внутренняя структура издания сегодня во многом определяется объёмом и характером размещения рекламы, которая должна занимать до 40 % газетной площади. В некоторых печатных периодических изданиях реклама занимает отдельную тетрадь, либо отдельную полосу, может размещаться в «подвалах», на крайних правых колонках полос или завёрстываться на каждой нечётной полосе (реже рекламные объявления располагаются между редакционными материалами).

Реклама сегодня – не только источник финансирования редакции, но и разновидность информации, транслируемой через СМИ, и особая маркетинговая коммуникация, способствующая закреплению на рынке конкретного СМИ. Более того, содержание и дизайн рекламы накладывают своеобразный отпечаток на содержание и дизайн периодического издания или программы. В свою очередь, характер рекламы как вида деятельности, особой разновидности массовой коммуникации, особого текста в его визуальном выражении зависит от специфики (типа, профиля, конкретной модели) СМИ.

Система жанров, применяемых в том или ином издании, также влияет на его тип. Если учитывать традиционное разделение жанров публицистики на информационные, аналитические и художественно-публицистические, то, думается, что качественные издания могут использовать всю палитру жанров, хотя, например, в вечерней газете, по определению, всегда преобладают информационные жанры (о мозаичности газеты данного типа писал в своё время главный редактор С. Индурский - «Вечерняя Москва» делается так»). Есть газеты, ориентированные сугубо на новости или репортажи, журналы, предпочитающие портретные интервью и очерки. В таких случаях стоит говорить об индивидуализированном типе, о фирменном стиле, о лице конкретного издания.

Оформление (художественно-техническое оформление или дизайн) в качестве вторичного типологического признака предполагает не только увязку с направленностью издания газетной графики, но и формата, брошюровки, качества бумаги, способа печати и др. особенностей, связанных с полиграфическим исполнением печатного СМИ. Думается, объём как техническую характеристику также можно назвать в этом ряду, не выделяя в качестве отдельного формального признака. Либо следует в состав формальных признаков включить и объём (а, возможно, количество и формат текстовых колонок). Поясним нашу мысль.

Формат, количество и формат текстовых колонок, объём относят к размерным (измеряемым) элементам газеты (журнала). У периодических изданий определённого типа есть традиционные предпочтения при их выборе. Так, федеральные, республиканские и областные общественно-политические издания предпочитают солидный формат А2, верстаются, как правило, на 8 колонок (в последнее время наблюдается тенденция к уменьшению их количества и увеличению их ширины), объём в последнее время превышает прежние 4 страницы (6, 8, 12, 16 и более страниц с учётом публикации официальных материалов). Переход газеты федерального значения «Комсомольская правда» на малый формат отразился на типе, «дрейфующем» от качественного общественно-политического в сторону массового бульварного издания. Конечно, связь дизайна как вторичного типологического признака и типа издания относительна: например, оформительские модели делового и научного издания могут быть близки (одно- или малогарнитурность текстовых и заголовочных шрифтов, логичная и упрощённая композиция, большое количество инфографики и др.), как могут быть сходными графические модели молодёжного и вечернего издания. И всё же создание типологически точного дизайна – чрезвычайно важная и увлекательная задача.

В Международной организации стандартов (ISO) существует серия А0 с исходной пропорцией 841х1189 мм. Среди 10 форматов в отечественной газетной журналистике преобладают три: большой (мировой) – А2: 420х594, малый – А3: 297х420, сверхмалый – А4: 210х297 мм; в мировой же практике, кроме названных выше, используют еще рейнский (365х510) и среднеевропейский (315х470) форматы.

От формата газеты (размеров ее страницы) зависит формат полосы. Газетная полоса – оттиск на бумаге сверстанных материалов газетной страницы – всегда меньше страницы и составляет, как правило, 4/5 ее площади. Стандартная ширина полосы формата А2 – 21 кв. 36 п., высота – 29 кв. 12 п.; у А3 соотношения соответственно – 14 кв. 24 п. и 21 кв. (варианты: 14 кв. 36 п. х 21 кв.; 15 кв. 24 п. х 21 кв. 24 п.).

Большинство газет формата А2 верстается на 8 колонок со стандартной текстовой колонкой размером 2,5 квадрата (в связи с введением нового стандарта отрасли отменены соотношения 9 – 2 кв. 12 п.; 10 – 2 кв.). Газеты формата А3 предпочитают верстку на 5 колонок (2 кв. 24 п.; 2 кв. 36 п.) и на 6 колонок (2 кв. 12 п.). Оптимальная ширина текстовой колонки, наиболее удобочитаемая длина строки находится в пределах – 2,5-4 квадратов (45 и 72 мм). Следует учесть, что хотя широкие форматы более экономичны, они уменьшают возможности композиционных построений. Для крупного шрифта нужна более длинная строка, а для мелкого – наоборот (например, при наборе текста 10 кегля наиболее удобочитаемая строка – 4-6,5 квадратов; при 8-пунктовом наборе – 3-4 квадрата). Учтём ведущую тенденцию увеличения кегля основного текстового шрифта в мировой прессе в целях повышения удобочитаемости.

Число и формат текстовых колонок, используемых для организации текста и иллюстраций на странице и представляющих собой важнейший элемент модульной структуры, таково: для формата А2 – 7 колонок х 2 кв. 36 п., 8 х 2 кв. 24 п., 8 х 2 кв. 18 п.; для формата А3 – 4 х 3 кв. 6 п., 5 х 2 кв. 36 п., 6 х 2 кв. 12 п.; для А4 – 3 х 3 кв., 4 х 2 кв. 12 п.

Объём измеряется в строках и знаках: А2 – 1440 строк, или 40 320 знаков; А3 – 756 строк, или 18900 петитных знаков. Поскольку традиционно объем газеты считался в страницах, в полиграфическом производстве объем газеты указывают в печатных листах, приведенных к формату двух полос формата А2. Так, 4 страницы газеты формата А3 – это 2 печатных листа, 4 страницы газеты формата А3 – 1 печатный лист. При выпуске издания объём удобно исчислять в страницах (полосах). При этом избранные объёмы учитывают формат бумаги: для газет с объёмом 4, 8, 16, 32 и т.д. страниц подходит ролевая бумага с шириной ленты 420, 840 или 1680 мм, для газет с объёмом 6, 12, 24, 48 и т.д. страниц – бумага с шириной ленты 600 или 1260 мм. Сегодня ежедневные газеты в отдельные дни выходят увеличенным объёмом (например, пятничные «Известия»), что фиксируется в композиционно-графической, организационной и экономической моделях издания.

Формат журнала обозначается форматом печатной бумаги (в сантиметрах) и долей листа, образующейся от числа сгибов при фальцовке: 70х108/8, где 70 – ширина, 108 – высота, 8 – доля листа. Это наибольший формат для журналов, наименьший – 60х90/16. Общественно-правовые, научные, производственные журналы используют форматы 70х108/16 и 84х108/16, массовые иллюстрированные – 60х90/8 и 70х108/8, детские – 84х108/16 и 60х90/8.

Итак, роль графического дизайна как типологического признака возрастает. Элементы фирменного стиля – схемы вёрстки, формат изданий, товарный знак, цветовая гамма, фирменный шрифт, фирменный блок, фирменные приёмы, девиз и др. – наряду с репутацией, корпоративной политикой СМИ являются составляющими имиджа конкретного издания. Типы газет (журнала) и их модификации различаются мерой оформительского контраста. Например, интенсивность газетной графики – характерная черта детских, молодежных изданий, но с приходом рекламы их «монополия» на эту особенность разрушена (следует лишь заметить, что излишняя контрастность вредит – форма подавляет читателя, происходит нивелировка акцентов).

Периодичность и разовый тираж – формальные типологические признаки, но иногда они играют особую роль при определении типа (еженедельник как тип газетного издания, многотиражная газета и др.).

Типология – в развитии


Система советской периодической печати всегда казалась стабильной и достаточно полно отвечающей информационным запросам народа. Но вот начался бурный процесс обновления прессы, традиционная классификация, не учитывавшая типовых модификаций общеполитических, межотраслевых, специализированных газет, потребовала если не пересмотра, то концептуального уточнения.

Исследователи типологии печати, активно занимаясь этой проблемой на протяжении последних тридцати лет, сходились в одном: тип издания – это некий обобщенный образ («отпечаток» – в переводе с греческого), повторяющийся в той или иной степени в группе реально существующих органов массовой информации; типология – это метод (а также результат) научного познания, научной систематизации, классификации газет (журналов, телерадиопрограмм) на основе общих для них признаков и свойств. При этом выделялось различное количество факторов (признаков, оснований), позволяющих объединять издания в отдельные группы, создавать обобщенные модели («образцы» – с французского). Кто-то описывал издания, предлагая классификацию по одному основанию, кто-то настаивал на применении матричного принципа. В любом случае проделанная работа оказалась крайне полезной для представления целостной системы средств массовой информации. А.И. Акопов, предложивший десять оснований при определении типа специального журнала, справедливо указывал: «...не являясь исчерпывающим, перечень из десяти представленных типологических признаков является достаточным. Ни один из перечисленных признаков, взятый изолированно от других, не может претендовать на роль «достаточного» признака, т.е. полностью описывающего тип периодического издания. Но совокупность десяти признаков дает полное представление о типе журнала, структуре этого типа, всех компонентах, характеризующих тип издания» (6).

Российская пресса, несмотря на ее постоянное обновление, все же характеризуется системным признаком – целостностью: «отсюда взаимозависимость элементов системы, постоянный «обмен деятельностью» между ними в ходе выполнения функций системы; при этом очевидна явная обусловленность функционирования системы как целого действием всех входящих в нее элементов» (7). Мы одновременно классифицируем периодические издания, теле- и радиопрограммы и в процессе позиционирования выдаем рекомендации по оптимальному функционированию конкретного элемента конкретной системы, соотнося и приближая его образ к идеальному типу. «При этом вряд ли следует в типологическом анализе СМИ применять концепцию «архетипа» как некоего вечного идеального образца. Типологический анализ, с одной стороны, предполагает анализ каждого издания и программы на фоне уже существующих, что требует рассмотрения изучаемого СМИ с точки зрения того, имеет ли оно свою информационную нишу и насколько точно в нее вписывается именно сейчас, в данной массово-информационной ситуации, а это, во-вторых, значит, что типы изданий и программ весьма чувствительны к диалектике жизни СМИ и в связи с изменениями в составе и характере совокупной аудитории, и в зависимости от сложившейся структуры изданий и программ» (8).

Изменилась социально-экономическая ситуация – меняется и значение типологических критериев: какие-то становятся ведущими, какие-то утрачивают лидирующее положение. Скажем, разделение газет по административно-территориальному признаку сохраняется, но оно уже не имеет вседовлеющего характера: в киосках «Роспечати» городов Центральной России можно приобрести газеты Поволжья, Сибири; все больше становится изданий региональных, всероссийских и даже международных, выходящих в краевых, областных центрах… Расширение сферы распространения, сферы влияния, естественно, отражается на внутренней структуре газет и журналов как типологическом признаке. Возрастает роль национально-языковых особенностей – появляется все больше изданий, учитывающих многоязычие тех или иных регионов (самостоятельные издания на языке коренной национальности, «газеты-дубли», «журналы-дубли», издания, публикующие одновременно материалы на двух-трех языках).

Чтобы решить вопросы эффективности, действенности и популярности издания, важно «угадать» («вычислить»?) его тип. Это тем более важно, что сегодня конкурентоспособность газеты или журнала, кроме чисто творческих, профессиональных факторов, включает в себя и такие: решены ли вопросы, связанные с типографской базой, доставкой бумаги, экспедированием, рекламой; достаточно ли высока (низка) цена за номер; налажен ли выпуск дополнительной полиграфической продукции; осуществляет ли издание дополнительные информационные услуги... Особенно нелегко новой прессе, не имеющей развитой, динамичной редакционной инфраструктуры.

В начале 1980-х годов автор был приглашён на должность редактора информационно-рекламного приложения к вечерней газете «Уфимская неделя». Поставив задачу повышения тиража, мы занялись работой по уточнению типологической направленности издания. При перенасыщенности печатных СМИ официальной информацией и дефиците житейской информации было решено выпускать семейную домашнюю газету. Еженедельник выходил уже десять лет и обладал определённой популярностью в городе – в основном благодаря частным объявлениям, справочной информации и бытовой рекламе. Торговых предложений в те годы, по понятным причинам, было мало – «Башторгреклама» ограничивалась информацией о пользе картофеля, капусты, моркови, предлагая банальные рецепты блюд из этих овощей, рекламируя также неходовые консервы «Завтрак туриста» и т.п. Сохранив творческое отношение к объявлениям (развороты в «Уфимской неделе» посвящались, как правило, зрелищам – кино, театру, цирку, спорту - и отличались информативной культурой текстов, точным выбором слов, лаконизмом, композиционной цельностью), редакция отдавала предпочтение игровому моменту в рекламе: именно здесь часто появлялись стихи в сочетании с веселыми рисунками, коллажами, оригинально отражавшими коммерческую идею (при оформлении умело и широко использовались белое газетное поле, дополнительный цвет, фигурные линейки).

Но информационная – редакционная – часть была бедновата. Новая модель содержания потребовала новых рубрик. И вот в разделе «Смотрите» стали выходить мини-рецензии на фильмы, которые горожане могли увидеть в ближайшие дни; в материалах раздела «Слушайте» рассказывалось о пластинках с записями классической и эстрадной музыки, драматических произведений, которые уфимцы могли приобрести в специализированных магазинах и отделах универмагов. А ещё были рубрики «Спрашивали – отвечаем», «Отведайте» (кулинарные рецепты), «Узнайте» (познавательная информация), «О том, о сем» (полезные советы хозяйке и домашнему мастеру), «Знакомства» (брачные объявления), «Улыбнитесь» (отдел юмора), «Кроссворд». Такой выбор диктовался тем, что газета приходила к людям в преддверии выходных дней с программой ТВ, поэтому хотелось удовлетворить читательские интересы и женщин и мужчин, людей старшего и молодого поколения.

Почта редакции возросла. Больше всего в письмах было, конечно, вопросов, над которыми работали авторы из числа студентов-журналистов. Они встречались с официальными лицами, добывали информацию в справочной, энциклопедической литературе либо ограничивались телефонными звонками. Активными авторами приложения стали и корреспонденты основного издания – «Вечерней Уфы».

Взрыв особого интереса к «Уфимской недели», увеличившей на порядок за короткое время свой тираж был связан и с появлением подборки брачных объявлений под рубрикой «Знакомства» (в то время в СССР лишь четыре газеты печатали брачные объявления). Вскоре функции по приёму и обработке писем были переданы Городской службе знакомств, открытой по инициативе редакции. В местной прессе, по радио, телевидению прошёл цикл передач, в которых поднимались демографические проблемы, в том числе проблема одиноких людей, по разным причинам не имеющих, но желающих создать семью.

Почему восьмиполосное приложение сверхмалого формата приобрело такую популярность? Думаю, советские читатели были перекормлены агитацией и пропагандой. Им не хватало обычной житейской информации, доверительного диалога. В 1990-х, когда чуть ли не поголовно новые издания стали приобретать именно такой вид, идея девальвировалась. Сегодня ощущается большая потребность в выпуске качественных общественно-политических СМИ – возможно, это скрытая, но объективная потребность. Ведь тиражи периодических изданий, в которых ощущается диктат владельца – учредителя, издателя, спонсора и т.д., стремительно падают. Конечно, есть, казалось бы, «типологически правильные» газеты и журналы, но они не привлекают яркостью содержания. Они несовременны и просто скучны. Изменилось информационное пространство, изменился читатель, а журналисты действуют либо по старинке, либо сугубо подражательски – на западный манер (без учёта менталитета аудитории, традиционных читательских предпочтений).

Очень важно при определении типа издания, на наш взгляд, определиться с характером информации и ее интерпретацией. Информация, может быть безоценочной и комментированной. Московский корреспондент греческой газеты «Ризоспастис» так высказался о нашей ежедневной прессе: она «отдает предпочтение не репортажам, а аналитическим статьям-размышлениям – так сказать, вдогонку за событием. А я прежде всего читатель. И имею право требовать, чтобы информация в утренней газете была свежая, «вчерашняя», а не недельной давности. Говорят, тут есть объективные моменты. Возможно, не спорю. Однако мне неважно, во сколько закрывается редакция газеты – в пять вечера или в полночь. Я выкладываю деньги и хочу быть утром в курсе событий, которые произошли накануне» (9). От того, изменится ли наше отношение к оперативности, зависит характер российской прессы в целом (сегодня, например, понедельник – по крайней мере, в обеих столицах – стал газетным днём, а совсем недавно в первый день недели лишь «Спорт-экспресс» появлялся в киосках «Роспечати»).

Есть еще один немаловажный момент. Журналист, прибегая к тому или иному жанру, преследует определенную цель: или сообщить о факте, или непременно дать ему свою оценку. Оба подхода правомерны, но от того, какому из них отдает предпочтение издание, зависит и его тип.

В последнее время среди практиков нередки споры относительно характера нашей журналистики в целом. Одни настаивают на «западной модели», считая, что следует так же, как и зарубежные журналисты ограничиваться лишь информированием (что, вообще-то, сомнительно), избегать оценок – мол, мнение отдельного журналиста никого не интересует… Другие настаивают на «российской специфике».

Действительно, на какую журналистику делать ставку? На журналистику проверенных фактов, стремящуюся удовлетворить прежде всего «высокие» потребности читателей, на журналистику современных словесных (литературных) и визуальных форм, на журналистику аналитическую, образную, а не только «фактологическую»?.. Каждый редактор (коллектив) сам выбирает свой путь. Следует только помнить, что искренность, трепетное отношение к слову – с этого начиналась история русской газеты. Показательны высказывания В. Третьякова, бывшего главного редактора ежедневной «Независимой газеты»: «Наша газета вышла из советской журналистики, более беллетризированной, чем любая западная. Это понятно. Русский журналист не может просто описать факт, ему нужно еще обязательно от себя что-то добавить, всем рассказать, как он к этому относится. В принципе я с этим как главный редактор борюсь. Но понимаю: выжать это нельзя, такова традиция русской журналистики, которая очень тесно переплетается с литературой. Ведь практически все большие русские, а потом и советские писатели работали в журналистике». И далее: «Что же касается западной журналистики… Она, конечно, в плане правил игры многому может нас поучить, но русская журналистика, включая советскую, развивавшуюся в специфических условиях тоталитаризма, – это блестящая журналистика, Так что не надо думать, что на Западе все сплошь просвещенные журналисты, а в России – забитые и занюханные. В этом смысле для меня западные журналисты авторитетом не являются. У меня собственное понимание истории России, в том числе и современной» (10).

Можно лишь добавить: не только российские журналисты, но, что особенно важно, и российские читатели настроены на такую журналистику, где важен не столько «голый факт» (хотя для этого существуют свои жанры, разделы), сколько его оценка. Наш читатель ждет оригинального комментария, каких-то «рецептов», он пока еще чуток к слову, он и газеты запоминает по именам наиболее одаренных журналистов. Персонификация информации, вообще, одна из интересных тенденции перестроечных и постперестроечных российских СМИ.

Учёт менталитета аудитории важен и при выборе моделей управления. Что предпочесть – индивидуализм или коллективизм? В первом случае поощряется инициативность и риск; продвижение по служебной лестнице зависит от умения уже в молодые годы проявить свои истинные возможности. Считается, что вторая модель больше соответствует российскому менталитету, поскольку учитывает прежде всего опыт и заслуги перед фирмой, ориентирована на коллективные решения. Конфликты в редакциях, приводящие к разрывам не только профессиональных, но и человеческих отношений, возникают как на политической почве, так и на почве совершенно различного отношения к делу, к самому себе как к личности, к поощрениям морального и материального характера. Владельцы, учредители, издатели СМИ нередко лишь декларируют западный – «американский» – подход к делу, требуя от подчиненных самоотверженной и качественной, приближающейся к мировым стандартам работы. Сами же нередко остаются в рамках прошлого – «распределительного» – сознания. Возможно, не следует отказываться от таких положительных приобретений, как принятие управленческих решений на основе единогласия коллектива; ориентация управления на группу; оценка управления по достижению гармонии в коллективе и по коллективному результату; личное неформальное отношение к подчиненным; долгосрочная занятость... Но в какой степени все это будет сочетаться с индивидуальным характером принятия решений, ориентацией управления на отдельную личность, оценкой управления по индивидуальному результату, формальными отношениями с подчиненными, наймом на работу на короткий период?..

Конъюнктура информационного рынка – еще один признак, тесно связанный с другим – читательским спросом. Действительно, чрезвычайно важно определить, какую информационную нишу предполагает собой заполнить то или иное издание. Редакции проводят анализ информационного рынка, анализ общественного мнения с целью поиска своей аудитории, выделяют читательское «ядро» и, учитывая динамику массового сознания, борются за «качество читательской аудитории».

Состав аудитории неоднороден, а нам крайне важно выяснить, какая она. Сменилась шкала ценностей, изменились и мотивы обращения к СМИ. Ученые отмечают, что нынешние читатели, слушатели, зрители в большей части ориентируется только на те каналы СМИ, которые в полной мере могли бы удовлетворить ее информационные потребности и интересы. Например, это проявляется в том, что местные газеты берут на себя функции центральных изданий, печатая те же дайджесты международных и общенациональных новостей.

Следует искать свою целевую аудиторию, помня при этом, что активная публика еще не вся аудитория, она не выражает всех дум и чаяний аудитории данной газеты. Неразумно удовлетворять лишь сиюминутные информационные потребности населения, ведь основная задача СМИ – формирование массового сознания, его обогащение с ориентацией на общечеловеческие ценности (следует разделять «потребности» и «потребу»).

От редакций сегодня требуется системный подход к типологии издания. Резюмируя всё вышесказанное, тезисно представим этот подход, проиллюстрировав его схемой «Система объективных, объективно-субъективных и субъективно-объективных типообразующих факторов СМИ» (на примере газет).

Читательская аудитория всегда была, а теперь, когда газеты находятся в рыночном пространстве, тем более остается главным типоформирующим признаком, если издание претендует на влиятельность и независимость, экономическую в том числе. Также особую роль при формировании типа газеты играет владелец (учредитель, издатель).

Если же говорить о всей совокупности типообразующих факторов, то их можно подразделить на объективные, объективно-субъективные и субъективные.

1. К группе объективных факторов, существующих как данность, влияющих как бы извне, отнесем:
общественно-экономическую формацию;
тип общества;
социально-экономическое положение и политическую ситуацию в стране и регионе
(ареале распространения);
законодательную базу;
конъюнктуру информационного рынка;
своеобразие потенциальной читательской аудитории
(менталитет населения);
технологический фактор (уровень развития информационных технологий, компьютерной и полиграфической техники);
международный фактор (влияние типов журналистики, СМИ других стран).

2. Группу объективно-субъективных факторов, учитывающих природу журналистики как особого рода деятельности и определенного вида СМИ, напрямую зависящих от владельца, учредителя, издателя, редактора, составили:
цель (политическая; экономическая; «престижная»);
тип журналистики (общественно-политическая; специализированная; развлекательная и др.);
профессиональные и этические стандарты (понимание журналистики как духовно-практической деятельности, понимание общественной миссии журналистики);
характер информирования (объективный, объективированный, субъективный, или безоценочный, оценочный, смешанный);
маркетинго-менеджмент (по сути – это набор моделей: финансово-организационной, экономико-правовой, содержательной, композиционно-графической, творчески-организационной, психолого-организационной; но в этом случае под маркетинго-менеджментом, ориентирующимся на рыночные отношения, понимается прежде всего наличие Учредительного договора и целого набора документов – устава редакции, положений, контрактов, договоров, инструкций, регулирующих отношения учредителей, владельцев, издателей, редактора, членов редакционного коллектива, партнеров; уставного фонда и бюджета СМИ);
целевая читательская аудитория;
авторский состав
(штатные, нештатные);
организационная структура редакции;
внутренняя структура
(тематика и проблематика, разделы и рубрики);
жанры и формы подачи материалов;
язык и стиль;
география материалов;
реклама
(модульная, реклама усложненных форм, частная, вкладываемая реклама);
дизайн;
объем
(формат, количество «тетрадей»);
тираж (количество экземпляров, структура тиража);
периодичность (частота, день и время выхода);
ареал и характер распространения..

Среди субъективных факторов выделим не только квалификацию и мастерство редактора, менеджеров, журналистов, технических работников, полиграфистов и др., но и квалификацию читателей (подготовленность читателя, характер чтения, сотворчество, читательская активность).

Трансформируются объективные факторы – изменяется роль объективно-субъективных типологических критериев: какие-то становятся ведущими, какие-то утрачивают лидирующее положение. Значение квалификации субъектов деятельности вообще трудно переоценить: тип в конкретном издании оптимально выявляется лишь тогда, когда конкретные исполнители, реально оценив объективно сложившуюся ситуацию, точно определяют задачи, объект, предмет, и при помощи конкретных методов, средств, приемов достигают поставленной цели.

Нажмите, чтобы увеличить.


Типологическая проблема всегда имела практический смысл: ведь типологический анализ в процессе позиционирования периодического издания является обязательным условием создания эффективной модели, а затем и выпуска информационного продукта. Типологические факторы представляют своеобразную систему, элементы которой постоянно взаимодействуют. Выпадение того или иного элемента или, напротив, внедрение чужеродного элемента в некую систему (тип) приводит к конфликтным ситуациям на самых разных уровнях. Например, подмена цели деятельности нередко приводит к тому, что под видом журналистики читателю предлагают пропаганду, политический заказ или рекламу.

Заметим и следующее: конкретная содержательная и композиционно-графическая модели СМИ могут быть созданы в соответствии с типом издания, но при этом не «работать». Тип – это теоретическая категория, это – канон, следование которому оптимизирует деятельность редакции. Не сбрасывая со счетов интуицию, профессиональное чутьё (см.: угадать тип; импровизировать при поиске новой тематики и проблематики, расширяя «возможности» типа; находить новые приёмы и формы в пределах типологической определённости и т.д.), следует признать, что эффективность СМИ зависит от системного – научного – подхода к типологии. Тип периодического издания не подобен элементу естественной классификации – постоянному в своём физическом виде (поскольку опирается на «чистые» основания, например, на удельный вес и валентность) – он многофакторен. Лишь рассматривая типоформирующие признаки в системе (см. схему), анализируя их, учитывая внутренние связи, время от времени меняющиеся, можно описать тип, а затем создать научную модель конкретной газеты – базу для независимого, экономически успешного СМИ. Во взаимодействии всех моделей – финансово-организационной, экономико-правовой, содержательной, композиционно-графической, творчески-организационной, психолого-организационной и других составляющих – можно создать газету, отвечающую определенному типу издания, гарантировать её успех в достижении как идеологических, творческих, так и экономических целей.


Сноски и примечания

1. О роли редактора следует сказать особо. В своё время журналист «Известий» А. Плутник в одной из статей охарактеризовал различные «эпохи» своей газеты, связанные с именами главных редакторов – Аджубея, Толстикова, Алексеева, Лаптева и др. Если даже согласиться с тем, что тип издания сохранялся, всё же его модификация, конкретизация имела каждый раз своё «необщее выражение» (порой менялись цели, аудитория, другие типологические признаки).
2. http://www.zrpress.ru/zr/2005/2/11.
3. Зайцев Е.Б. Т.А. ван Дейк о роли критического дискурс-анализа в изучении СМИ. – С. 58-59).
4. Там же. – С. 62.
5. http://www.zrpress.ru/zr/2005/2/11.
6. Акопов А. И. Методика типологического исследования периодических изданий / На примере специальных журналов. Иркутск, 1985. – С. 51.
7. Типология периодической печати. М., 1995. – С. 15.
8. Там же. – С. 16-17.
9. Требую свежие новости // Аиф-Спорт, 1990, № 2.
10. Виталий Третьяков: «Журналистика – не вторая древнейшая, а третья. И это меня не шокирует» // Журналист, 2000, № 2. – С. 11-12.

Литература

Акопов А.И. Некоторые вопросы журналистики: История, теория, практика. Ростов-на-Дону, 2002.
Акопов А.И. Периодические издания. Ростов-на-Дону, 1999.
Акопов А.И. Российские специальные журналы 1917-1932 гг. Формирование типологической системы. Ростов-на-Дону, 1994.
Акопов А.И. Методика типологического исследования периодических изданий. / На примере специальных журналов. Иркутск, 1985.
Бакшин В.В. Оформление газет разного типа. М., 1981.
Бакшин В.В. Типологические характеристики еженедельника. Владивосток, 1984.
Грабельников А.А. Массовая информация в России: От первой газеты до информационного общества. М., 2001.
Грабельников А.А. Русская журналистика на рубеже тысячелетий. М., 2001.
Гуревич С.М. Газета: вчера, сегодня, завтра. М., 2003.
Деловая пресса России: Настоящее и будущее. М., 1999.
Дзялошинский И.М. Информационное пространство России: Структура, особенности функционирования, перспективы эволюции. М., 2001.
Есин Б.И. Путешествие в прошлое (газетный мир XIX в.). М., 1983.
Засурский И.И. Реконструкция России. Масс-медиа и политика в 90-е годы. М., 2001.
Засурский Я.Н. Актуальные проблемы журналистики. М., 1997.
Корнилов Е.А. Журналистика на рубеже тысячелетий. Ростов-на-Дону, 1999.
Кулёв В.С. Деловая пресса России. М., 1996.
Методика изучения периодической печати. М., 1977.
Методика типологического анализа периодической печати. М., 1995.
Методы исследования журналистики. Ростов-на-Дону, 1979.
Мурзин Д.А. Феномен корпоративной прессы. М., 2005.
Окружная (флотская) газета как тип военного периодического издания. М., 1983.
Реснянская Л.О., Фомичёва И.Д. Газета для всей России. М., 1999.
Система средств массовой информации России. М., 2001.
Средства массовой информации постсоветской России. М., 2002.
Средства массовой информации России. М., 2005.
Типологическое развитие журналистики. Ростов-на-Дону, 1993.
Типология изданий. М., 1990.
Типология периодических изданий. Ростов-на-Дону, 1983.
Типология периодической печати. М., 1995.
Типология периодической печати. М., 2007.
Тулупов В.В. Газета: маркетинг, дизайн, реклама, Воронеж, 2001.
Тулупов В.В. Дизайн и реклама в системе маркетинга российской газеты. Воронеж, 2000.
Тулупов В.В. Российская пресса: дизайн, реклама, типология. Воронеж, 1996.
Шкондин М.В. Основы организации системы печати в СССР. М., 1979.
Шкондин М.В. Система средств массовой информации и пропаганды в СССР. М., 1986.
Шкондин М.В. Системная типологическая модель СМИ. М., 2002.
Шостак М.И. Еженедельники как тип издания. М., 1986.
__________________________
© Тулупов Владимир Васильевич
Почти невидимый мир природы
Автор делится своими наблюдениями за природой растений и насекомых, начало см. в №№395 и 396 relga.ru
Сергей Маковецкий. Очерк творчества и судьбы
Портретный очерк о знаменитом российском актере, Народном артисте РФ Сергее Маковецком
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum