Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
День поминовения: в мире отметили 100-летие окончания Первой мировой войны
Репортаж с церемонии международной встречи по поводу 100-летия Первой мировой во...
№18
(351)
20.11.2018
Общество
Вольная часть как фактор отражения административно-территориальной принадлежности к субъекту РФ
(№9 [154] 25.06.2007)
Автор: Галина Туник
Галина Туник
Среди многих тем, посвященных практической геральдике, тема законодательного закрепления и использования вольной части в гербах муниципальных образований практически не исследована. Между тем проводимая муниципальная реформа в Российской Федерации, связанная с увеличением муниципальных образований, выводит проблему политико-правового регулирования практической геральдики на первое место. Целью нашего исследования является современная правоприменительная практика использования вольной части в муниципальных гербах. На конкретных примерах мы проанализируем правовой режим вольной части, т.е. порядок и характер ее регулирования.

Федеральный конституционный закон № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.2003 № 131-ФЗ установил право муниципальных образований устанавливать собственные официальные символы, их описание и порядок использования. Законом закреплено также, что официальные символы муниципальных образований подлежат государственной регистрации в порядке, установленном федеральным законодательством. Именно эта норма говорит нам о важности практической геральдики. Но что же означает формулировка «федеральное законодательство» в контексте обозначенной нами темы? Рассмотрим это понятие.

В широком смысле слова федеральное законодательство представляет собой совокупность всех нормативных актов, принятых уполномоченными на то конституцией органами государства. В этом смысле законодательство представляет собой единую систему и включает Конституцию, федеральные конституционные законы, федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации.

В более узком значении федеральное законодательство охватывает конкретные сферы законодательства, например, гражданское законодательство, законодательство о культуре и др.

Принципиально важным является отличие формулировки «федеральное законодательство» от формулировки «законодательство Российской Федерации», подразумевающее всю законодательную базу всех субъектов Российской Федерации, т.е. все российское законодательство.

Федеральное законодательство, касающееся муниципальных символов, сводится собственно к двум указам Президента Российской Федерации: о Геральдический совете при Президенте Российской Федерации [1] и о Государственном геральдическом регистре Российской Федерации. [2] Для нас, в контексте нашего исследования, важны оба указа, поскольку первым указом Геральдическому совету при Президенте Российской Федерации поручено, в частности «рассмотрение проектов нормативных правовых актов … касающихся учреждения и использования официальных символов и отличительных знаков, и подготовка соответствующих заключений», [3] а Государственный геральдический регистр Российской Федерации создан в целях систематизации и упорядочения использования официальных символов и отличительных знаков. [4]

Законы, устанавливающие правоотношения в сфере геральдического обеспечения, разработаны и приняты во всех субъектах Российской Федерации, но нормативное установление включения вольной части в гербы муниципальных образований закреплено не во всех из них. Это объясняется многими причинами, и, прежде всего тем, что геральдической системы в начале 90-х годов двадцатого столетия как таковой не существовало. Геральдический совет при Президенте Российской Федерации был образован в 1999 году указом Президента Российской Федерации. К этому времени большинство субъектов, в отсутствие в этой сфере каких бы то ни было установок, самостоятельно разрабатывали и принимали свои региональные законы.

Что же такое вольная часть, чем она характерна и что означает? Обратимся к истории вопроса. Вольная часть в российской геральдике известна давно. Еще бароном Кёне в 1857 году были составлены правила украшений гербов губерний, областей, градоначальств, городов и посадов, получившие Высочайшее утверждение 7 мая, 4 и 16 июня того же года. В частности, пункт «Г» этих правил гласил, что губернский герб в городском гербе должен занимать вольную часть вправо … или если она занята другою фигурою, принадлежащей к городскому гербу, то в вольной части влево. [5]

П. фон-Винклер в труде «Гербы городов, губерний областей и посадов Российской империи, внесенные в полное собрание законов с 1649 по 1900 год» определил вольную часть как «прямоугольник, занимающий несколько менее первой части четверочастного деления». [6]

Словарь геральдических терминов определяет вольную часть как почетную геральдическую фигуру в виде прямоугольника в одном из углов щита. Ее размер определяется площадью фигуры, называемой прямым крестом. Вольная часть применяется в гербах городов, где помещается эмблема губернии или области.

Законодательство Российской Федерации, касающееся применения вольной части в муниципальных образованиях, условно можно разделить на несколько разделов.

Первый раздел включает региональные законы, в которых закреплены как само понятие вольной части, так и норма ее включения в гербы муниципальных образований. Это законы Вологодской, Воронежской, Иркутской, Камчатской, Кемеровской, Костромской, Курганской, Ленинградской, Липецкой, Московской, Мурманской, Орловской, Пензенской, Ростовской, Саратовской, Томской, Тульской, Ульяновской, Челябинской области, Пермского края, Корякского, Ямало-Ненецкого автономного округов. Рассмотрим как трактуется вольная часть в законах указанных субъектов.

четырехугольник, примыкающий изнутри к краю гербового щита герба муниципального образования области или к краю официальной эмблемы и обозначения организации (Вологодская область, 1995);
четырехугольное пространство, занимающее менее одной четверти гербового щита и примыкающее к углу либо краю щита изнутри) с гербом (композицией гербового щита) Воронежской области (Воронежская область, 2005);

четырехугольное пространство, примыкающее к краю щита (Иркутская, 1997, Камчатская, Тульская, 2000, Ульяновская (2004) области, Корякский автономный округ);

четырехугольник, примыкающий к верхнему краю щита, с воспроизведением в нем герба области (Кемеровская область, 2002);

четырехугольник, примыкающий изнутри к верхнему краю щита, лазоревого (синего, голубого) и серебряного цветов с воспроизведенными в нем фигурами из гербового щита Костромской области (Костромская область, 2006);

четырехугольное поле, примыкающее изнутри к краю геральдического щита в гербе муниципального образования (Курганская область, 1997);

четырехугольник, примыкающий к краю щита изнутри с композицией герба Ленинградской области (Ленинградская область, 1998);

четырехугольник, примыкающий изнутри к верхнему краю щита с воспроизведенными в нем фигурами из гербового щита области. (Липецкая область);

прямоугольное пространство, примыкающее изнутри к краю щита, с воспроизведенными в лазоревом и червленом полях фигурами герба Мурманской области - северным сиянием, якорем, киркой и мечом (Мурманская область, 2004);

четырехугольник, примыкающий изнутри к верхнему или (и) левому (если стоять лицом к изображению герба) краю герба (Пензенская область, 2001);

четырехугольное пространство, примыкающее к верхнему левому или правому краю щита (Ростовская область, 1996);

четырехугольник, изнутри примыкающий к краю щита с геральдической композицией щита герба Саратовской области (стерляди в лазоревом поле) в составе гербов муниципальных образований Саратовской области (Саратовская область, 2001);

четырехугольное пространство, примыкающее изнутри к краю гербового щита, как правило - к его геральдически правому верхнему углу) с изображением скачущего серебряного коня с червлеными глазами и языком (Томская область, 2003);

четырехугольное пространство, примыкающее к краю щита), воспроизводящая композицию гербового щита из герба Ульяновской области (Ульяновская область);

четырехугольник, примыкающий изнутри к верхнему краю щита, червленого (красного) цвета с воспроизведенными в нем фигурами малого герба области (Челябинская область, 2002).

четырехугольное пространство, примыкающее изнутри к краю гербового щита герба муниципального образования в автономном округе (Ямало-Ненецкий автономный округ);

Из приведенных примеров ясно, что вольная часть в той или иной степени определяется как некое пространство, в котором воспроизводится региональный герб, но четкого определения вольной части в законах субъектов нет. Мы определили свое понятие «вольной части», закрепленное в Законе Московской области «О гербе Московской области»: «вольная часть - четырехугольник, примыкающий изнутри к краю гербового щита, как правило, в верхнем левом углу от зрителя; иное расположение вольной части допустимо при наличии композиционной или иной мотивировки особенности ее расположения с обязательным закреплением в геральдическом описании герба; в гербах муниципальных образований Московской области используется для обозначения административно-территориальной принадлежности к Московской области». [7] Это определение вольной части явилось результатом нашей работы с субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями по разработке и внедрению в жизнь нормативных правовых актов.

Определение состоит из трех частей: первая часть – собственно определение «вольной части», унифицированное и отражающее суть этого понятия, вторая часть - отражение расположения вольной части в гербах муниципальных образований и закрепление этого расположения, и третья часть – суть использования вольной части в гербах Московской области. Такое системное определение «вольной части» наиболее понятно, логически и юридически выстроено и может применяться повсеместно. Акцентируем внимание на тот факт, что во второй части нашей формулировки определено, что иное расположение вольной части допустимо при наличии композиционной или иной мотивировки особенности ее расположения. При этом место расположения вольной части обязательно закрепляется в геральдическом описании герба. Это означает, что вольная часть может располагаться в любой части герба, отражая, тем самым свое наименование – вольная часть.

Надо сказать, что конкретное установление расположения вольной части в гербах муниципальных образований Московской области в законе Московской области появилось неслучайно. В 1999 году Законом Московской области от 4 августа 1999 года № 58/99-ОЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Московской области «О гербе и флаге Московской области» статья 7 была дополнена частью второй следующего содержания: «Муниципальные образования Московской области вправе включать в состав своих гербов вольную часть - четырехугольник, примыкающий к левому верхнему краю щита, червленого (красного) цвета с воспроизведенными в нем фигурами герба Московской области». [8] Эта формулировка, с одной стороны, закрепила норму включения вольной части в муниципальный герб, что только приветствовалось, а с другой стороны - сужала применение вольной части, поскольку устанавливала только одну сторону – левую. При этом слова «верхний левый край щита» не уточнялось в законе, а, как известно, в геральдике стороны «читаются» наоборот. И получалось, что, согласно геральдическим правилам, верхний левый рай щита на самом деле был правым, а по юридическим нормам – левым. Кроме того, сама формулировка – «с воспроизведенными в нем фигурами герба Московской области» позволяла воспроизводить в вольной части не всю композицию герба, а фигуры из нее. Положение было исправлено по нашей настоятельной рекомендации в 2004 году, когда слово «к левому верхнему краю» были замены словами «изнутри к верхнему краю». [9]

Таким образом, в новой редакции Закона Московской области «О гербе Московской области» предусмотрено следующее: если композиция герба муниципального образования Московской области не позволяет включать вольную часть в левом верхнем углу «от зрителя» (означает в геральдически правой), то вольная часть помещается в верхнем правом углу «т зрителя», но при этом ее расположение обязательно фиксируется в Положении о гербе. Так, в гербах Коломенского (рис.1), Наро-Фоминского (рис.2), Пушкинского (рис.3) муниципальных районов вольная часть помещена в левом верхнем углу «от зрителя», но она не «мешает» композиции герба и не закреплена в геральдических описаниях указанных гербов. А в гербе Талдомского муниципального района (рис.4) вольная часть, при помещении ее в левый верхний угол «от зрителя», закрыла бы голову журавля, поэтому она помещена в правом верхнем углу «от зрителя», что и зафиксировано в геральдическом описании: «В левой вольной части герб Московской области».
                 
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 1. Герб Коломенского Московской области. ГГР № 912
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 2. Герб Наро-Фоминского района Московской области. ГГР № 958.
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 3. Герб Пушкинского района Московской области. ГГР № 934
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 4. Герб Талдомского района Московской области. ГГР № 892


Но даже в тех регионах, где геральдическое законодательство шло «в ногу со временем», при работе с муниципальными образованиями приходилось сталкиваться с такой ситуацией, когда в геральдическом описании герба вольная часть была зафиксирована, а в жизни герб использовался без нее, несмотря на то, что официальные символы муниципальных образований и порядок их официального использования устанавливаются либо уставами муниципальных образований, либо нормативными правовыми актами представительного органа муниципальных образований. [10] А поскольку геральдическое описание герба входит составной частью в нормативный правовой акт, необходимо было найти некую универсальную правовую норму административно-территориального обозначения муниципального образования к данной территории. И такая норма в результате была найдена.

Разработанное диссертантом в 2001 году типовое положение об официальном символе включало нормативное нововведение, касающееся установления герба в качестве официального символа муниципального образования в двух версиях – с вольной частью и без нее. [11] Положением установлено также, что обе эти версии равнодопустимы. Из этой нормы следует, что герб, при установлении его в двух равнодопустимых версиях, может использоваться органами местного самоуправления в двух версиях - по усмотрению.

Мы уже отмечали ранее, что эталоном герба является его геральдическое описание - блазон. Поэтому в тех гербах, где вольная часть закреплена в геральдическом описании герба, эта установленная норма воспроизведения вольной части в муниципальном гербе не может быть нарушена. Именно по этой причине в работе с муниципальными образованиями, всегда необходимо уточнять, хотят ли органы местного самоуправления в обязательном порядке использовать вольную часть в гербе или нет. Если да, то вольная часть закрепляется в геральдическом описании герба. Например, в геральдических описаниях гербов Домодедовского, Талдомского районов Московской области, города Фрязино Московской области, поселка Фряново Щелковского района Московской области закреплено включение вольной части. [12] И в этом случае муниципальные образования всегда используют герб с вольной частью.

С абсолютной уверенностью мы констатируем тот факт, что норма установление герба муниципального образования в двух равнодопустимых версиях - с вольной частью и без вольной части - обрела жизнь. Это нововведение, предложенное автором данного исследования муниципальным образованиям в 2001 году, с успехом внедрено в правоприменительную практику.

Показательным примером четкого исполнения регионального закона и своих муниципальных правовых актов является Челябинская область. Часть 5 статьи 5 Закона Челябинской области «О гербе Челябинской области» установила муниципальным образованиям Челябинской области право включать в состав своих гербов вольную часть, при этом четко обозначила – какая версия регионального герба должна воспроизводиться в вольной части - малый герб области. [13] Гербы городов Верхнего Уфалея, Коркино, Нязепетровска, Троицка, Красноармейского района (рис. 5-12) воспользовались данным правом и утвердили свои гербы с вольной частью. И именно эта норма позволила при разработке флагов этих муниципальных образований композицию флага разнообразить.
                 
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 5. Герб Верхнего Уфалея. ГГР № 945
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 6. Герб Коркино. ГГР № 901
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 7. Герб Красноармейского района. ГГР № 1189
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 8. Герб Нязепетровска. ГГР № 1285
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 9. Флаг Верхнего Уфалея. ГГР № 946
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 10. Флаг Коркино. ГГР № 901
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 11. Флаг Красноармейского района. ГГР № 1190
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 12. Флаг Нязепетровска. ГГР № 1475

                 
Все остальные муниципальные образования Челябинской области установили две равнодопустимые версии герба: с вольной частью и без нее, и на практике используют гербы с вольной частью и без вольной части - по усмотрению.

Мы уже отмечали и в дальнейшем будем отмечать Челябинскую область как регион, в котором к работе по геральдическому обеспечению муниципальных образований отнеслись серьезно, грамотно и профессионально, что в дальнейшем обеспечило четкий правовой режим вольной части.

Некоторые субъекты Российской Федерации в части законодательного закрепления и правоприменения вольной части следует выделить особо. Так в статье 6 Закона Владимирской области «О гербе Владимирской области» установлена следующая норма: «Элементы герба Владимирский области (золотой львиный леопард в железной, украшенной золотом и цветными камнями короне, держащий в правой лапе длинный серебряный крест) могут быть использованы в гербах муниципальных образований Владимирской области. При этом изображение львиного леопарда содержится в верхней половине герба муниципального образования Владимирской области». [14] Таким образом, Владимирская область, законодательно закрепила двухпольные гербы, включив золотого львиного леопарда в гербы муниципальных образований – внимание - без красного поля. Из этой нормы следует, что собственно гербы муниципальных образований Владимирской области расположены в нижней части гербового щита, а верхнюю часть занимают «элементы» герба Владимирской области.
На практике же некоторые муниципальные образования Владимирской области, воспользовавшись тем обстоятельством, что в Законе Владимирской области установлено право, а не обязанность использования вольной части, утвердили свои муниципальные гербы без вольной части, тем самым, по нашему мнению. нарушив региональный закон. Среди них город Лакинск (рис. 13), [15] округ Кольчугино (рис. 14), [16] Петушинский район (рис. 15), [17] ЗАТО Радужный (рис. 16). [18] Эти гербы не противоречат закону Владимирской области, поскольку установление верхней части в муниципальном гербе предусмотрено только при условии включения в герб вольной части, а данные гербы установлены без вольной части. Что касается эстетической составляющей, то по своему художественному восприятию эти гербы очень лаконичны и понятны.

Однако встречаются и грубейшие нарушения закона Владимирской области о гербе. Так, из Положения о гербе Собинского муниципального района, утвержденного решением Собинского районного Совета народных депутатов от 22.09.2006 № 123/11, следует, что герб Собинского района, «в соответствии с Законом Владимирской области от 6 сентября 1999 года № 44-ОЗ «О гербе Владимирской области» (Статья 6), может воспроизводиться в двух равнодопустимых версиях:

- без вольной части;
- с вольной частью - четырехугольником, примыкающим изнутри к верхнему и левому краю герба Собинского района с воспроизведенными в нем фигурами из герба Владимирской области».

Обратим внимание на тот факт, что в Положении о муниципальном гербе установлена норма, прямо противоречащая закону Владимирской области. Герб Собинского района с нарушением регионального закона внесен в Государственный геральдический регистр Российской Федерации и имеет № 2598.
И это уже при созданной в 2006 году Геральдической комиссии при администрации Владимирской области, призванной «упорядочить геральдику всех муниципальных образований Владимирской области и добиться того, чтобы исторические особенности нашей древней земли, от которой разрасталась Россия, были учтены». [19] Это упорядочение, по нашему мнению будет, скорее всего, состоять в том, чтобы привести муниципальную символику в соответствие с региональным законом о гербе. Это означает, что муниципальный гербовый щит разделят на две части: верхняя часть, единая для всех, будет обозначать принадлежность к Владимирской области, а нижняя, индивидуальная, будет символизировать конкретную территорию. Таким образом, можно предположить, что исторические гербы Александрова, Гороховца, Вязников, Киржача, Мурома, Миленок, Покрова, Судогды, Юрьев-Польского не будут изменены. Однако в этой ситуации встает вопрос геральдического обеспечения одноименных муниципальных районов – будет ли им дана геральдическая свобода для творчества? Или исторические городские гербы региональные власти установят в качестве районных?
С одной стороны позиция понятна - не нарушать историческую преемственность. С другой стороны эта позиция руководства Владимирской области расходится с общепринятой практикой включения вольной части. Впрочем, и общепринятая практика имеет исключения. Примером может служить Костромская область, в которой по рекомендации Геральдического совета при Президенте Российской Федерации все исторические двухпольные городские гербы, в частности Буя, Кадыя, Макарьева, Нерехты, Чухломы были переработаны в однопольные и только герб Солигалича по непонятным причинам внесен в Государственный геральдический регистр в версии 1779 года, но с описанием, составленным местным архитектором: «В верхней половине щита в лазоревом поле золотая галера с кормы, в нижней части щита в золотом поле три стопки соли (две и одна)». [20]

Однако владимирским законом о гербе не установлена ответственность за нарушение установленных требований, и это дает возможность разработчикам по-своему трактовать законы субъектов, а на самом деле - нарушать их.

Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 13. Герб города Лакинска Владимирской области. ГГР РФ № 496
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 14. Герб округа Кольчугино Владимирской области. ГГР РФ № 1099
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 15. Герб Петушинского района Владимирской области. ГГР РФ № 1102
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 16. Герб ЗАТО Радужный Владимирской области. ГГР РФ № 1146


В Рязанской области работа по геральдическому обеспечению муниципальных образований проведена при полной поддержке Геральдического совета при Президенте Российской Федерации, неоценимое теоретическое и практическое значение которой позволило не только найти правильное решение для конкретного герба, но и постепенно создать целостную структуру эмблем Рязанской области, основанную на нескольких совокупных идеях и принципах. [21] Рассмотрим эту структуру.

В статье 2 Закона Рязанской области «О гербе Рязанской области» установлено точное геральдическое описание герба Рязанской области. [22] О термине «точное» применительно к геральдическому описанию можно было бы сказать, что в законе этот термин некорректен, поскольку закон в широком смысле и есть точные правила, соблюдение которых всеми участниками правовых отношений обязательно.

Итак, согласно указанному «точному» геральдическому описанию герба Рязанской области, княжеская шапка установлена зеленой, украшенной золотом и опушенной черным собольим мехом. [23] Читая эту норму, мы абсолютно четко представляем себе, как выглядит шапка князя. Однако в этом же законе, в статье 5 княжеская шапка описана уже как «старинная зеленая княжеская шапка, венчающая голову князя в областном гербе; шапка имеет черную соболью опушку, над которой укреплено золотое украшение («городок»)». В этом описании появились ничем не оправданные нововведения: у шапки появился «возраст» - она стала старинной, венчает эта шапка голову князя в областном гербе (как будто в областном гербе установлена еще чья-то голова), украшенная золотом шапка уже имеет только золотое украшение, а соболий мех, которым княжеская шапка согласно статьи 2 опушена, стал собольей опушкой. В этой связи возникают следующие вопросы: какое же из этих описаний княжеской шапки точное? Как юристы «пропустили» такое явное нарушение законодательной техники? Далее. Положение шапки, т.е. как она должна воспроизводиться - в профиль или в анфас, не указано ни в первом, ни во втором описаниях герба. А поскольку рисунок герба не приложен к закону о гербе, то о положении шапки можно только догадываться.
Ситуацию, как видится на первый взгляд, разъяснеет одна из многочисленных статей М.Шелковенко и В.Коростелева по геральдическому обеспечению Рязанской области и муниципальных образований Рязанской области «Об опыте работы по созданию гербов Рязанской области». [24] Статья дает нам самое обширное представление о том, как проходила работа по созданию гербов, с какими трудностями столкнулись авторы-разработчики. Как следует из этой статьи, в тексте Закона «О гербе Рязанской области» было закреплено изображение шапки с губернского герба – «в фас и с золотым «городком» - и «по этому поводу Рязанская геральдическая комиссия сделала для всех муниципалитетов разъяснение о порядке помещения вольной части в полных гербах, которое неукоснительно соблюдалось в дальнейшем». [25] Однако в указанном законе, как мы уже установили, положение шапки «в фас» не установлено (правильно «анфас», в переводе с французского «en face» - в лицо) и в этой связи неясно, на какой же норме закона основывались авторы при разъяснении, которое выполнялось неукоснительно? Эта законодательно закрепленная «неточная точность» позволила автору-разработчику гербов самовольно включать в гербы муниципальных образований вольную часть с различными видами княжеской шапки, причем варианты описания и рисунка шапки также варьировались. Автор-разработчик объясняет это тем, что при работе над муниципальными гербами эта норма была дополнена обратной связью: в центре золотого «городка» стал помещаться самоцвет, имеющий цвет гербового поля или основной фигуры муниципального герба. При этом в объяснении символики это формулировалось как «драгоценный камень такого-то района в венце Рязанской области». На самом деле происходило, цитируем статью 7 закона о гербе «официальное использование изображения герба Рязанской области, не соответствующего его геральдическому описанию (блазону), а также самовольное использование изображения герба». [26] Комментарии излишни.
В результате этой «централизованной» работы с еженедельным консультированием с экспертами Государственной герольдии [27] в гербах муниципальных образований Рязанской области, в знак их административно-территориальной принадлежности, золотая вольная часть со скругленным внутренним углом дополнилась различными самоцветными камнями:

жемчужиной – в гербах Ермишинского, Пронского, Ряжского, Шацкого районов;

червленым самоцветным камнем - в гербах Захаровского, Клепиковского, Новодеревенского, Пителинского, Рыбновского, Спасского, Шиловского районов, города Сасово;

зеленым самоцветным камнем - в гербах Кадомского, Кораблинского, Сараевского, Ухоловского, Чучковского районов;

лазоревым самоцветным камнем - в гербах города Касимов, Касимовского, Милославского, Михайловского, Сапожковского, Сасовского районов;

пурпурным самоцветным камнем – в гербе Скопинский района.

Однако не все муниципальные образования дополнились самоцветными камнями. Золотое украшение («городок») без камня закреплено в вольных частях гербов Путятинского района и города Рыбное, а старинную зеленую княжескую шапка и вовсе без «городка» в вольных частях воспроизводят город Скопин и Старожиловский район. При этом в указанных гербах шапка обращена вправо, а не анфас.
В гербе Рязанского района вольная часть отсутствует, а стоящий князь в левой руке держит зеленые хлебные колосья.

Что касается геральдических описаний гербов, то и в них не обошлось без нарушений. Рассмотрим, в частности, старинную зеленую княжескую шапку, венчающую голову князя в областном гербе и, как следует из текста описания, имеет черную соболью опушку. Однако княжеская шапка претерпевает многочисленные изменения. Так в геральдических описаниях Ермишинского, Захаровского, Кадомского, Кораблинского, Милославского, Михайловского, Новодеревенского, Пителинского, Пронского, Рыбновского, Ряжского, Сапожковского, Сараевского, Сасовского, Скопинского, Шацкого районов, городов Касимов, Сасово написано «старинная зеленая княжеская шапка с черной собольей опушкой»;

в геральдическом описании герба Чучковского района не указан «возраст» шапки, а указана зеленая княжеская шапка, имеющая черную соболью опушку без слова «старинная»;

в геральдическом описании герба Касимовского района указана старинная зеленая княжеская шапка, «имеющая черную соболью опушку»;

в геральдическом описании гербов городов Рыбное, Скопин, Старожиловский района «старинная зеленая княжеская шапка, отороченная черным мехом и обращенная вправо», а слова собольим – отсутствует;

в геральдическом описании Шиловского района шапка, «отороченная золотым мехом»;

в геральдическом описании Спасского района вольная часть почему-то «обремененная» старинной зеленой княжеской шапкой с черной собольей опушкой».

Обратимся к золотой вольной части. Как закреплено в региональном законе о гербе, у вольной части скруглен внутренний угол. [28] Однако в геральдических описаниях гербов Ермишинского, Пронского, Ряжского, Шацкого, Захаровского, Милославского, Михайловского, Новодеревенского, Пителинского, Рыбновского, Кадомского, Касимовского, Кораблинского, Сапожковского, Сараевского, Сасовского, Скопинского, Спасского, Старожиловского, Ухоловского районов, городов Касимов, Рыбное, Сасово, Скопин не указано, что золотой скругленный угол – внутренний.
В гербах Ермишинского и Пителинского районов не указано место золотой вольной части. Но место вольной части в муниципальных гербах не указано и в региональном законе, равно как и не прописано определение вольной части.

Ситуацию с вольной частью в гербах Рязанской области можно определить как «вольное использование вольной части». Отметим при этом, что все вышеуказанные муниципальные гербы Рязанской области внесены в Государственный геральдический регистр Российской Федерации. Есть ли выход из сложившейся ситуации? Думается, что есть два выхода: первый - это в ходе муниципальной реформы привести в соответствие муниципальные, и второй – разработать новую версию закона о гербе. Ясно одно: сложившуюся геральдическую ситуацию в Рязанской области, в таком виде оставлять без внимания нельзя. Как сказал один из философов прошлого - «никто не должен быть умнее законов».

Следующий раздел законодательства Российской Федерации в сфере геральдики составляют законы субъектов, в которых не определено понятие вольной части, но предусмотрено ее использование в гербах муниципальных образований. Это законы Архангельской, Иркутской, Смоленской, Рязанской, Сахалинской, Свердловской, Тюменской, Читинской областях, городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга, однако муниципальные образования этих субъектов либо используют в своих гербах вольную часть, тем самым прямо нарушая региональное законодательство, либо включают в состав своих гербов гербы региональные, что тоже необоснованно и квалифицируется как нарушение геральдико-правовых норм. Рассмотрим конкретные примеры.

Так, Архангельской области «в гербах, эмблемах, иных официальных символах муниципальных образований как знак их административно-территориальной принадлежности (помещается сокращенный вариант герба Архангельской области в вольной части щита герба муниципального образования, в эмблеме, ином официальном символе муниципального образования). [29]

В Смоленской области «в гербах (геральдических знаках) муниципальных образований как знака их административно-территориальной принадлежности к Смоленской области (помещается сокращенный вариант герба Смоленской области в вольной части щита). [30]

Норма включения вольной части в законе Орловской области настолько непонятна, а формулировка вольной части, приведенная нами вначале данного исследования, настолько запутана, что реализация ее на практике представляется чрезвычайно сложной, поскольку часть 7 статьи 6 допускает «традиционное использование изображения герба области в составе герба муниципального образования. При этом герб области воспроизводится в вольной части четырехугольного поля, примыкающего изнутри к краю гербового щита муниципального образования». [31] То есть получается, что есть какое-то четырехугольное поле, это четырехугольное поле изнутри примыкает к краю гербового щита муниципального образования, а уже к самому этому четырехугольному полю и примыкает вольная часть.

А вот в Тверской области региональный герб согласно закону о гербе может помещаться не только в вольной части щита гербов муниципальных образований области, но и на бланках и печатях органов местного самоуправления (в ред. Закона Тверской области от 27.11.2003 № 82-ЗО). [32] В этой связи становится непонятным, зачем Тверской области нужны гербы муниципальных образований, если на главном носителе муниципального герба – печати, помещается герб тверской области.

Отдельную группу составляют законы субъектов, закрепивших норму использование герба области в качестве геральдической основы.

Калужская область. «Муниципальные образования могут использовать Герб Калужской области в качестве геральдической основы по согласованию с комиссией по геральдике Калужской области». [33]

Кировская область: «Герб области может быть использован в качестве геральдической основы гербов муниципальных образований области с учетом геральдико-правовых норм» (часть 2 статьи 5). [34]
Магаданская область: «Герб области может быть использован в качестве геральдической основы для гербов (эмблем) органов местного самоуправления области с тем, чтобы подчеркнуть территориальную принадлежность к Магаданской области» (часть 3 статьи 10). [35]

Ярославская область: «Герб (отдельные элементы герба) Ярославской области может быть использован в качестве геральдической основы гербов (геральдических знаков) муниципальных образований Ярославской области» (статья 17). [36]

Однако использование герба в качестве геральдической основы не равнозначно включению вольной части в муниципальные гербы. Рассмотрим это геральдико-правовое нарушение на примерах Ярославской и Оренбургской областей.

В Законе Ярославской области «О гербе и флаге Ярославской области» закреплено, что герб (отдельные элементы герба) Ярославской области может быть использован в качестве геральдической основы гербов (геральдических знаков) муниципальных образований Ярославской области». [37] Эту норму муниципальные образования Ярославской области понимают как включение элементов регионального герба в муниципальные гербы. Так в состав герба Гаврилов-Ямского муниципального округа включен медведь со следующим геральдическим описанием: «В зеленом поле серебряная левая перевязь, обрамленная возникающим черным медведем, держащем золотую секиру с червленым древком, и сопровожденная вверху серебряным ткацким челноком, заполненным черным и положенным в столб, и внизу - золотым с лазоревыми цветами снопом льна, наклоненным влево». [38] Медведь с секирой, как следует из обоснования символики герба, свидетельствует о принадлежности Гаврилов-Яма и района «к земле Ярославской, где косолапый, поверженный великим князем Ярославом Мудрым, стал главным символом нашего края». В данном случае фигура медведя использована не в качестве геральдической основы, а входит в состав герба, является одной из его фигур. Это подтверждает и геральдическое описание, в котором первой указана серебряная левая перевязь.

Таким образом, из сказанного ясно, что указанная в вышеобозначенных законах норма об использовании регионального герба в качестве геральдической основы противоречит общепризнанным геральдическим правилам: герб субъекта может быть геральдической основой для знаков, эмблем структурных подразделений, например, знаков отличия, знаков различия субъекта Российской Федерации. [39]

В Вологодской области символика герба Вологодской области может помещаться на гербы муниципальных образований области, официальные эмблемы и обозначения организаций в виде композиции гербового щита герба Вологодской области, воспроизведенной в вольной части (четырехугольнике, примыкающем изнутри к краю гербового щита герба муниципального образования области или к краю официальной эмблемы и обозначения организации), на основании решения Губернатора области. [40]
Встречаются в законах регионов формулировки, устанавливающее использование региональных гербов в «составе символики» муниципальных образований. В законах Брянской, Оренбургской, Пермской областей закреплена следующая формулировка: «герб … области может использоваться в составе символики муниципальных образований… области». [41] И это вовсе не означает, что в муниципальных гербах указанных областей региональный герб может воспроизводиться как вольная часть. Под эту формулировку скорее всего подпадает рассмотренный нами выше герб Гаврилов-Ямского муниципального округа, в котором фигура медведя «вошла в состав символики». Но если герб Ярославской области имеет одну фигуру – медведя, и в этом случае можно говорить об использовании герба области в составе символики, то примеры, которые мы приведем ниже, убедят нас в том, что данная норма не может применяться на практике.

Как мы выяснили, вольная часть представляет собой четырехугольник (или четырехугольное пространство), повторяющий цвет поля регионального герба и фигуры из него. Здесь же мы можем истолковать включение герба области в любой части муниципального герба, поскольку это место не указано. Но, кроме того, есть еще одно обстоятельство, требующее детального рассмотрения включения областного герба символику муниципальных образований. В Законе Брянской области записано, что в составе символики муниципальных образований может использоваться герб Брянской области. При этом не указано – какая именно версия герба должна быть включена в герб. И если мы обратимся к тексту описания герба Брянской области, то согласно приложению к закону мы прочитаем, что герб Брянской области состоит из двух частей – собственно герба и парадного варианта и «представляет собой французский щит синего цвета. В нижней части щита из одной точки расходятся три золотых луча, делящие щит на три части. В верхней большей части щита расположено изображение золотой ели с трехъярусной кроной. В центральной части ели изображен герб города Брянска. В парадном варианте герб окаймлен дубовым венком, в верхнем разрыве которого изображен серп и молот. Венок переплетен орденскими лентами: правая сторона - лентой ордена Ленина, левая сторона - лентой медали «Партизан Великой Отечественной войны». [42] А поскольку в статье 4 указанного закона закреплено, что воспроизводимое изображение герба Брянской области, независимо от его размеров, всегда должно в точности соответствовать описанию, установленному настоящим Законом», то становится очевидным, что в гербах муниципальных образований помещается парадный вариант герба Брянской области. Для наглядности приведем многоцветные рисунки герба Брянской области и некоторых муниципальных гербов и попытаемся представить, как они могут выглядеть в случае, если герб Брянской области будет использоваться в составе муниципальных образований.
                 
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 17. Герб Брянской области
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 18. Герб Брасовского района Брянской области. ГГР РФ № 1440
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 19. Герб Дубровского района Брянской области. ГГР РФ № 1277
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис.20. Герб Комаричского района Брянской области. ГГР РФ № 636


Далее. Герб Оренбургской области, в соответствии с пунктом 5 статьи 3 закона о гербе, может использоваться в составе символики муниципальных образований Оренбургской области. [43] Однако в статье 2 установлено полное изображение герба, представляющее собой «щит с изображением бегущей лазоревой (синей, голубой) куницы, помещенной в верхней серебряной части щита. В нижней червленой (красной) части щита два золотых знамени, сопровожденных вверху украшенным на концах греко-российским крестом (с одной перекладиной в поясе и одной перекладиной в перевязь), а внизу золотым полумесяцем, повернутым рогами вверх и вправо, на полотнище каждого знамени - российский орел образца 1856 года. Щит обрамляют листья дуба золотого (желтого) цвета, перевитые голубой (лазурной лентой); венчает щит корона желтого (золотого) цвета». [44] В этой же статье закреплено следующее геральдическое описание герба Оренбургской области: «В червленом (красном) поле два золотых знамени, сопровожденные вверху украшенным на концах греко-российским крестом (с одной перекладиной в пояс и одной перекладиной в перевязь), а внизу золотым полумесяцем, повернутым рогами вверх и вправо; на полотнище каждого знамени российский орел образца 1856 года; в серебряной главе щита - бегущая лазоревая (синяя, голубая) куница с червлеными глазами и языком».

При таком двойном стандарте все же неясно, какой герб Оренбургской области считать полным – его описательную часть или геральдическое описание? И какую версию из ним все же можно использовать муниципальным образованиям Оренбургской области – полный, как указано в статье 2 или согласно геральдическому описанию, закрепленному в той же статье? На этот вопрос можно ответить - с позиции общепринятых геральдических правил, но подобная путаница в терминологии вызвана отсутствием четких геральдико-правовых норм и может привести к непоправимым ошибкам.

В этом контексте необходимо рассмотреть понятие «символика», поскольку за этим термином скрывается очень многое. Понятие «символика» – это общий, собирательный термин. Можно назвать такие направления символики, как христианская символика, означающая совокупность символов и знаков, употребляемых различными христианскими церквами и движениями; цветная символика, т.е. значение, придаваемое различным цветам для выражения тех или иных настроений, чувств и идей; математическая символика, связанная с общим развитием понятий и методов математики и другие. Таким образом, мы можем заключить, что понятие «символика» это обобщающий термин, подразумевающий весь спектр выражения идей, понятий или чувств с помощью определенных условных знаков, предметов. Неслучайно в последние годы при составлении гербов распространилась практика обоснования символики, когда все фигуры, их положение, цвета обосновываются. Такое обоснование необходимо, поскольку та или иная фигура, цвет, соотношение фигур, цветов в каждом конкретном случае при их похожести означают разное [45] и символика каждого конкретного герба, флага, эмблемы, даже фигуры – строго индивидуальна. Следовательно, когда мы говорим о символике муниципальных образований, мы, прежде всего, говорим о системе, которая выключает в себя не только гербы и флаги, а еще и знаки отличия (награды, почетные звания), знаки различия (депутатские знаки) и др. Поэтому с юридической точки зрения фраза «символика муниципальных образований» некорректна.

Геральдическая сторона этого вопроса заключается в следующем. Когда речь идет об использовании регионального герба в составе символики муниципального образования (читай – символа), то это означает, что региональный герб является частью муниципального герба. Проиллюстрировать это можно на примерах гербов Мытищинского района («В пересечённом червлёным и лазоревым поле зелёная оконечность; поверх всего - закрывающий пересечение серебряный акведук о двух видимых опорах и трёх видимых арках, сопровождаемый в средней арке золотой ладьёй с конской головой на носу, перекатываемой волоком на катках того же цвета. По акведуку скачет Св. Георгий, поражающий копьём и топчущий крылатого змея; все фигуры золотые») и Рузского района («В червлёном (красном) поле с лазоревой (синей, голубой) оконечностью поверх всего четыре, на перекрест положенных серебряных меча, золотыми рукоятками в стороны, сопровождаемые во главе золотым вооружённым всадником, поражающим золотым копьём стоящего под конём и обернувшегося золотого крылатого змея)» Московской области, в состав которых вошел региональный герб (рис.21, 22). Герб Мытищинского района был утвержден в качестве официального символа в 1998 году, а герб Рузского района - в 1999 году. Несмотря на то, что в Законе Московской области «О гербе и флаге Московской области» до 1999 года норма о вольной части не была законодательно закреплена, все же, по нашему мнению, в композициях этих гербов допущено геральдико-правовое нарушение. Эти гербы внесены в Государственный геральдический регистр Российской Федерации. [46]
     
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 21. Герб Мытищинского района Московской области. ГГР РФ № 330
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 22. Герб Рузского района Московской области. ГГР РФ № 249


В Курганской области иная ситуация – здесь законодательно закреплено включение в вольную часть «герба области полностью», то есть «в виде большого герба (с внешними украшениями)», несмотря на то, что герб Курганской области может использоваться и «в виде малого герба (без внешних украшений)». [47] Следуя этой норме курганские муниципальные гербы должны в вольной части воспроизводить «зеленый геральдический щит … » с внешними украшениями герба Курганской области, которыми являются «золотой венок из двух дубовых ветвей», который «перевит лазоревой (синей, голубой) Андреевской лентой». [48]

Следующую группу представляют законы, в которых норма включения вольной части завуалирована.
В Тамбовской области допускается традиционное использование изображения герба области в составе гербов муниципальных образований. При этом герб области воспроизводится в соответствии с геральдическими нормами. [49]
В Кировской области герб области может быть использован в качестве геральдической основы гербов муниципальных образований области с учетом геральдико-правовых норм. [50]

Следующий раздел включает законы, в которых норма о вольной части отсутствует. Это законы Алтайского. Краснодарского, Красноярского, Приморского, Ставропольского, Хабаровского краев, Амурской, Астраханской, Белгородской, Волгоградской, Ивановской, Калининградской, Калужской, Камчатской, Кировской, Курской, Нижегородской, Новгородской, Новосибирской, Омской, Псковской, Сахалинской, Свердловской, Тамбовской, Тюменской, Читинской областей, Москвы, Санкт-Петербурга, Еврейской автономной области, Ханты-Мансийского, Чукотского автономных округов,
Однако в гербах муниципальных образований указанных субъектов зачастую используется вольная часть, нарушая, тем самым, региональные законы. Так гербы Волоконовского района [51] («В золотом щите три червленых тюльпана с зелеными стеблями и листьями. В вольной части герб Белгородской области»), города Новый Оскол и Новооскольского района («В золотом поле три лазоревых (синих, голубых) вырезуба: два и один. В вольной части герб Белгородской области»), [52] Ракитянского района («В серебряном поле на зеленых берегах прямо текущей лазоревой (синей, голубой) реки - две наклоненные друг к другу зеленых с золотыми стволами ракиты. В вольной части герб Белгородской области»), [53] Чернянского района («В черном поле серебряная тройная гора и в ней черные врата с золотыми открытыми створками и порталом, завершенные вверху золотым восьмиконечным крестом. В вольной части герб Белгородской области»), [54] Яковлевского района («В серебряном поле вверху - два лозоревых (синих, голубых) меча один над другим, при этом второй меч обращен влево; внизу гора из лазоревых глыб. В вольной части герб Белгородской области») [55] внесены в Государственный геральдический регистр Российской Федерации.

Приведенные ниже рисунки гербов муниципальных образований Белгородской области ярко иллюстрируют геральдико-правовые нарушения, допущенные разработчиками белгородских муниципальных гербов.
                 
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 23. Герб Волоконовского района Белгородской области. ГГР № 175
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 24. Герб Ракитянского района Белгородской области. ГГР № 118
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 25. Герб Чернянского района Белгородской области. ГГР № 126
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 26. Герб Яковлевского района Белгородской области. ГГР № 128


В Нижегородской области в некоторые гербы муниципальных образований, - в верхнюю часть герба включена фигура оленя. В частности, в описании герба города Кстово Нижегородской области (рис. 27) сказано, что в верхней части расположен олень – символ Нижегородской области, [56] а в Уставе Починковского района Нижегородской области (26.9.2002) герб района описан следующим образом: «На щите прямоугольной формы в верхней половине изображен в серебряном поле идущий червленый олень, рога о шести отростках и копыта черные. В нижней половине прямоугольника - золотой конь в зеленом поле» (рис. 29) [57]
           
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 27. Герб города Кстово Нижегородской области. Утвержден в 2006 году
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 28. Герб Кстовского района Нижегородской области
Нажмите, чтобы увеличить.
Рис. 29. Герб Починковского района Нижегородской области


В контексте данной темы необходимо сказать еще об одном нормативном нововведении. Многие муниципальные образования высказывали пожелание об обязательном использовании вольной части в своих гербах. Но в региональных законах не было установлено использование вольной части, например в законе Псковской области. Мы ввели в муниципальный правовой акт нормативную новеллу, которая при изменении регионального законодательства не привносит изменений или дополнений в муниципальный правовой акт. Редакция этой новеллы следующая: «Версия герба с вольной частью применяется после соответствующего законодательного закрепления порядка включения в гербы муниципальных образований Псковской области вольной части с изображением герба Псковской области». В Костромской области до принятия в 2006 году новой версии закона о гербе в положениях о гербе устанавливалась следующая норма (на примере Антроповского района): «Герб Антроповского района может воспроизводиться в двух равнодопустимых версиях: - без вольной части; - с вольной частью - четырёхугольником, примыкающим изнутри к верхнему углу герба Антроповского района с воспроизведёнными в нём фигурами из гербового щита Костромской области.

Версия герба Антроповского района с вольной частью применяется после соответствующего порядка включения в гербы муниципальных образований Костромской области вольной части с изображением фигур из гербового щита Костромской области». [58]
Таким образом, в положения муниципальных образований Псковской, Костромской областей о гербе нет необходимости вносить какие-либо изменения. Включение вольной части в нормативных правовых документах автором-разработчиком было предусмотрено.

В итоге нашего исследования правоприменения вольной части в муниципальных гербах мы отмечаем, что неурегулированность нормы использования вольной части в гербах муниципальных образований на федеральном уровне и вместе с тем распространенность этого феномена в общественной жизни ставит перед региональными законодателями задачу самостоятельно устанавливать правовое поле вольной части. Однако отсутствие нормативной «геральдической» системы, и в частности знакового обозначения административно-территориальной принадлежности муниципального образования к субъекту ведет к вольной трактовке этого вопроса.


Литература:

1.     Указ Президента Российской Федерации от 29.06.1999 № 856
«О Геральдическом совете при президенте Российской Федерации».
2.     Указ Президента Российской Федерации от 21.03.1996 № 403
«О Государственном геральдическом регистре Российской Федерации».
3.     См.: Положение о Геральдическом совете при Президенте Российской Федерации (утв. Указом Президента Российской Федерации от 29.06.1999 № 856) Ч.II.
4.     См. Положение о Государственном геральдическом регистре Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 21 марта 1996 г. № 403).
5.     Гербы городовъ, губерний, областей и посадовъ Россiйской имперiи, внесенные въ полное собранiе законовъ съ 1649 по 1900 годъ /Составилъ П.П. фонъ-Bинклеръ. С.-Петербургъ, 1899. С.XXVII.
6.     Там же. С. 12.
7.     Закон Московской области ««О гербе Московской области». Ст.1.
8.     Закон Московской области от 04.08.1999 № 58/99-03 «О внесении изменений и дополнений в Закон Московской области «О гербе и флаге Московской области» (принят решением Мособлдумы от 20.07.1999 № 15/65) /Народная газета Московского региона. № 156, 31.08.1999; Вестник Московской областной Думы. № 10, октябрь 1999.
9.     См.: Закон Московской области от 02.03.2004 № 33/2004-ОЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Московской области «О гербе и флаге Московской области» /Вестник Московской областной Думы», № 5, май 2004; Ежедневные Новости. Подмосковье. № 44, 10.03.2004.
10.     см.: Федеральный закон от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». ч.3 Ст.9.
11.     См.: Приложение к дисертации.
12.     См.: Официальные символы Подмосковья. М., 2002.
13.     См.: Закон Челябинской области «О гербе Челябинской области» // Ведомости Законодательного собрания Челябинской области. 2001. Выпуск № 13. (декабрь); Южноуральская панорама. № 5. 17.01.2002.
14.     Закон Владимирской области от 05.02.1999 № 8-ОЗ «О гербе Владимирской области» (в ред. Закона Владимирской области от 06.09.1999 № 44-ОЗ).
15.     Герб Лакинска утвержден решением Лакинского городского Совета депутатов от 18.05.1999 № 46/5. Государственная регистрация № 496.
16.     Герб округ Кольчугино утвержден решением Совета народных депутатов от 25.07.2002 г. №94/5. Государственная регистрация № 1099.
17.     Герб Петушинский района Утвержден решением Совета народный депутатов Петушинского района 31.10.2002. Государственная регистрация № 801.
18.     Герб ЗАТО Радужный утвержден решением Совета народных депутатов ЗАТО Радужный от 10.02.2003 № 5/25. Государственная регистрация № 1146.
19.     Из интервью заместителя председателя Законодательного Собрания Александра Михайловича СИНЯГИНА.
20.     Герб Солигалича утвержден решением Собрания депутатов Солигаличского района (включающего город Солигалич) от 30.05.2003 № 257/31 «О гербе муниципального образования «Солигаличский район». Изменения внесены решением Солигаличского районного собрания депутатов от 02.03.2004 № 367/41 «О внесении изменений в решение Собрания депутатов № 257/31 от 3005.2003 «О гербе муниципального образования «Солигаличский район».
21.     См. об этом: Правовые основы и перспективы территориальной и муниципальной геральдики (апрель1999). //Материалы федерального совещания, проходившего 6.04.1999. Издание Геральдического совета при Президенте РФ (отпечатано по решению редакционно-издательского совета Гос. Эрмитажа; изд-во РГЭ, 02.04.99, тир. 200 экз.)
22.     см.: Закон Рязанской области (в ред. Закона Рязанской области от 24.06.98 № 101) «О гербе Рязанской области» //Рязанские ведомости. № 75-76. 15.08.1997.
23.     Там же. Ст. 1.
24.     См.: Шелковенко М.К., Коростылев В.В.Об опыте работы по созданию гербов Рязанской области //02.04.1999.
25.     Там же..
26.     См. Закон Рязанской области … Ст.7.
27.     См.: Шелковенко М.К., Коростылев В.В.Об опыте работы…
28.     См. Закон Рязанской области «О гербе…». Ст. 5.
29.     См.: Закон Архангельской области «О гербе Архангельской области». Ст.6// Волна. № 31. 01.08.2003; Ведомости Архангельского областного Собрания депутатов третьего созыва. № 23. 2003.
30.     См.: Областной Закон Смоленской области от 12.11.2003 № 75-З «О гербе и флаге Смоленской области» //Смоленская газета. (Приложение). № 46. 20.11.2003.
31.     См.: закон Орловской области от 01.08.2002 № 266-ОЗ (в ред. законов Орловской области от 23.12.2003 № 368-ОЗ; от 30.05.2006 № 598-ОЗ) «О гербе и флаге Орловской области» //Орловская правда. 09.08.2002; Собрание нормативных правовых актов Орловской области. Выпуск 20. 2004.
32.     См. Закон Тверской области от 28.11.1996 № 45 (в ред. законов Тверской области от 27.11.2003 № 82-ЗО; от 18.09.2006 № 84-ЗО) «О гербе и флаге Тверской области» //Тверские ведомости. № 104 (20 - 26 декабря), 1996.
33.     См.: Закон Калужской области от 16.06.1996 № 28 «О гербе Калужской области» //Весть. № 133. 20.06.1996.
34.     Закон Кировской области от 29.08.1995 № 5-ЗО «О гербе Кировской области» (в ред. законов Кировской области от 04.06.1997 № 5-ЗО, от 05.05.2003 № 156-ЗО).
35.     Закон Магаданской области от 2812.2001 № 219-ОЗ «О флаге и гербе Магаданской области» (в ред. Закона Магаданской области от 07.07.2003 № 366-ОЗ).
36.     Закон Ярославской области от 7.03.2001 № 17-З «О гербе и флаге Ярославской области (в ред. Закона ЯО от 03.07.2002 № 55-з).
37.     Закон Ярославской области от 07.03.2001 № 17-З «О гербе и флаге Ярославской области» (в ред. Закона ЯО от 03.07.2002 № 55-з). Ст.17.
38.     См.: Положение «О гербе Гаврилов-Ямского муниципального округа Ярославской области». Принято решением Собрания представителей муниципального округа № 141 от 24.10.02.
39.     Знаки отличия и знаки различия мы подробно рассмотрим в следующей главе исследования.
40.     См.: Закон Вологодской области от 11.10.1995 № 35-РЗ «О гербе Вологодской области» (в ред. закона Вологодской области от 26.09.2003 № 947-ОЗ). Ст.5. /Губернские новости. № 81. 20.10.1995; Красный Север. № 203. 04.10.2003.
41.     См. Закон Брянской области от 20.11.1998 № 47-З «О символах Брянской области» (в ред. законов Брянской области от 13.03.2001 № 5-З, от 08.06.2001 № 41-З, от 05.08.2002 № 47-З, от 09.02.2004 № 3-З) (Приложение в ред. Закона Брянской области от 09.02.2004 № 3-З). Ст.5.; Закон Оренбургской области «О гербе Оренбургской области» (в ред. Закона Оренбургской области от 12.09.1997 № 131/33-ОЗ).; Закон Пермской области от 17.01.1996 № 367-62 «О гербе Пермской области» (в ред. законов Пермской области от 05.09.1996 № 548-85, от 14.03.2003 № 672-132).
42.     Приложение 1 к Закону Брянской области от 20.11.98 № 47-З «Описание герба Брянской области» (Приложение в ред. Закона Брянской области от 09.02.2004 № 3-З).
43.     См.: Закон Оренбургской области от 23.12.1996 «О гербе Оренбургской области» //Бюллетень Законодательного Собрания Оренбургской области от 23.12.1996 (21 заседание); Южный Урал. 24.01.1997. С.3.
44.     Там же. Ст. 2.
45.     Рассмотрение символики – предмет нашего исследования в следующей главе.
46.     См.: Официальные символы Подмосковья. М., 2003. С.75, 105.
47.     См.: Закон Курганской области от 01.12.1997 № 90 (в ред. законов Курганской области от 13.05.1998 № 119;ОТ 03.09.2002 № 218; ОТ 03.10.2006 № 180) «О гербе и флаге Курганской области».
48.     См. Там же. Ст.2.
49.     См.: Закон Тамбовской области «О гербе Тамбовской области» //Тамбовская жизнь. № 76-77 (22770-22771). 15.04.2003.
50.     См.: Закон Кировской области от 29.08.1995 № 5-ЗО (в ред. законов Кировской области от 04.06.1997 № 5-ЗО; от 05.05.2003 № 156-ЗО; от 28.12.2005 № 398-ЗО) «О гербе Кировской области» //Вятский край. № 167 (1175). 09.09.1995; Вестник Кировской областной Думы и администрации области. № 4. сентябрь 1995.
51.     Герб Волоконовского района Белгородской области утвержден в 1995 (по некоторым данным в 1996). Государственная регистрация № 175.
52.     Герб Новооскольского района Белгородской области утвержден постановлением главы администрации района от 11.09.1995 № 382. Государственная регистрация № 117.
53.     Герб Ракитянского района Белгородской области утвержден решением от 28.07.1995 № 291. Государственная регистр № 118.
54.     Герб Чернянского района Белгородской области утвержден постановлением главы администрации района от 11.09.1995 г. № 340. Государственная регистр № 126.
55.     Герб Яковлевского района Белгородской области утвержден постановлением главы администрации района от 08.09.1995 № 400. Государственная регистрация № 128.
56.     Герб города Кстово принят решением городской Думы от 06.10.2006.
57.     Устав Починковского района Нижегородской области принят 26.09.2002.
58.     Герб Антроповского района утвержден решением Антроповского районного Совета депутатов от 28.11.2003 № 218.

________________________
©Туник Галина Александровна

ТАСМАНИЯ. Путевой очерк
Очерк нашего автора, жителя Австралии Ильи Буркуна об увлекательном путешествии на уникальный остров Тасмания
Символ Веры. Рассказы
Шесть новых рассказов нашего автора Николая Ефимовича Ерохина
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum