Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Культура
Память о донском писателе Федоре Дмитриевиче Крюкове
(№14 [159] 05.10.2007)
Около месяца назад я получил по электронной почте следующее письмо:

В станице Глазуновской Волгоградской области местные казаки приступили к созданию музея-усадьбы писателя Федора Дмитриевича Крюкова. Замечательный писатель тихого Дона родился, вырос, жил и творил здесь. Память о нем на Дону жива до сих пор,
несмотря на то, что его произведения десятилетиями скрывались от читателя. В станице планируется установить памятник писателю.
Благотворительный фонд "Донские мотивы" в рамках создания музея-усадьбы Ф.Д. Крюкова проводит акцию по сбору средств на памятник писателю Дона. Макет скульптуры смотреть в приложении и на сайте www.krukov-fond.narod.ru


Поскольку письмо было не подписано, я в ответ попросил обнаружить того, с кем мне можно переписываться по существу дела. Приблизительно через 10 дней пришло второе письмо:
Нажмите, чтобы увеличить.


Пишет Вам Попов Александр Максимович, учредитель благотворительной организации "Донские мотивы" и большой поклонник творчества Ф.Д.Крюкова. Когда я увидел в каком состоянии находится усадьба моего земляка и замечательного русского писателя, то я очень расстроился и решил последнее время свое посвятить справедливому делу восстановления светлой памяти донского "Купера". Сайт и все материалы на нем собраны мной лично - мысль собрать в доступном месте все о писателе, даже самые противоположные точки зрения. А пока я просто занимаюсь популяризацией имени Крюкова в России, ведь кроме продвинутой интеллигенции о нем никто не знает. В станице Глазуновской хочу создать литературный музей писателя, конечно, моих средств для реализации столь крупного проекта будет недостаточно, но поскольку дело для меня святое, то верю, что с Божьей помощью определенных результатов достигну. При подготовке материала к публикации можно брать все материалы с сайта. Как откроем музей и поставим памятник, приглашаю Вас в гости в Глазуновскую.
Я верю, что если мы потомкам расскажем о Крюкове и дадим его почитать, то русский язык в своем лучшем виде еще поживет. Спасибо и всего Вам доброго.


Ну, конечно, оно возвратило меня к воспоминаниям, когда впервые познакомился с творчеством писателя Ф.Д. Крюкова. Это было в 1981 году, и познакомил меня с Крюковым доцент кафедры теории журналистики, где я в то время работал, - Марат Тимофеевич Мезенцев (увы, безвременно ушедший из жизни в 56 лет). Это произошло в Библиотеке имени В.И.Ленина, где проводили отпускное время добросовестные вузовские преподаватели. Он подошел и спросил, не хотел бы я почитать Крюкова, о котором он так много рассказывал мне в Ростове. Подвел меня к своему месту и дал читать сборник рассказов, затем, через день, я прочитал еще одну книгу. Тогда, в Библиотеке Ленина, судя по каталогу, было две книги Крюкова. (Может и не две, но в то время я наивно думал, что каталог соответствует истинному наличию книг). Каково же было мое удивление, когда в следующий приезд, примерно через полгода, я книг Крюкова в каталоге не обнаружил. На сильнейшее впечатление от высокого литературно-художественного уровня произведений Ф.Д. Крюкова наложилось чувство досады и оскорбления, которое я испытывал в прежние годы, например, в 1955-м при чтении двухтомника Есенина и в 1961-м при чтении Булгакова (были потом и Платонов, и другие), суть которого в том, что какой же я раб в своей собственной стране, если меня лишают возможности не только приобщиться, но просто знать о великой литературе и гениях Отечества, и какой подлой и антипатриотической должна быть власть, которая это осуществляет? (Парадокс, что люди, которые этим занимались, которые давали команды на уничтожение книг и их авторов, в новой исторической реальности стали называть себя патриотами!) Прошло не так много времени, и в 1990-м уже начали издаваться произведения этого прекрасного писателя. Тем не менее, мне тоже, как и многим его поклонникам, как и его землякам, представляется, что Крюков не занял своего места в русской литературе. Может быть, потому, что люди невнимательно читали (сейчас вообще мало и неглубоко читают), а может, все же для его массового восприятия препятствия остаются? Между тем, как выразился писатель Юрий Кувалдин, «сильный писатель, мощью веет, до холодка пробирает»…
Так или иначе, идею о создании памятника в станице Глазуновской я горячо поддерживаю. Ну, и на сайт заглянул, ниже приводится заглавная страница и некоторые материалы оттуда. Возможно, к другим публикациям о Крюкове, а, может быть, и произведениям самого Крюкова, мы еще вернемся.

Гл. редактор журнала RELGA – А.И.Акопов

__________________________________________________________________________________________

Добро пожаловать на сайт музея-усадьбы писателя Федора Крюкова

Благотворительная организация "Донские мотивы", г. Волгоград.
Цель - увековечение на Дону и в России памяти писателя Федора Крюкова установление памятника и создание музея-усадьбы в станице Глазуновская Волгоградской обл.
Нажмите, чтобы увеличить.


Основание организации - 10 октября 2006 года.
Президент Фонда – Александр Сергеевич Губин
Председатель Попечительского совета – Александр Попов.
Тел. 8-905-540-41-18


«Я любил Россию — всю, в целом, великую, несуразную, богатую противоречиями, непостижимую. «Могучую и бессильную»... Я болел её болью, радовался её редкими радостями, гордился гордостью, горел её жгучим стыдом...» Ф. Крюков.

Проект памятника Ф.Крюкову в ст. Глазуновской
Карта Усть-Медведицкого округа
Страницы жизни писателя Ф. Крюкова
Ф. Крюков "Родимый край"
Ф.Крюков "За Тихий Дон, вперед!
Произведения Ф.Д. Крюкова
Писатели о писателе
Свидетельство о регистрации фонда
"Памяти Ф. Д. Крюкова"
Список известных произведений Ф.Д Крюкова
Фотографии Федора Крюкова
Информация о целях фонда и его платежные реквизиты
А.Голубинцев "Русская Вандея"
Тихий Дон
Новости фонда
Гостевая книга

__________________________________________________________________________________________
     
Страницы жизни писателя Федора Крюкова

Фёдор Дмитриевич Крюков – не просто талантливый, а выдающийся донской беллетрист, русский писатель. Казак, - так прямо и звали его в литературных кругах столицы. Он действительно и осознанно был активным участником Белого движения. Идеолог народничества. А потом, после смерти в 1920 году, он исчез из всех литературных списков. Как будто не было такого писателя в России, его имя не стало публиковаться ни в одной энциклопедии. Его просто задернули шторой, имя Федора Крюкова затмила тень огромного облака «Тихого Дона».
Родился Федор Крюков 2 февраля 1870 года в станице Глазуновской Усть-Медведицкого округа земли Всевеликого войска Донского в семье Дмитрия Ивановича Крюкова - атамана станицы Глазуновской. Вырос в обычной по тому времени казачьей среде.

Отец его - вахмистр действительной службы - родился около 1815 г., тоже на Дону в станице Глазуновской. Д.И. Крюков неоднократно избирался атаманом своей станицы и умер, исполняя в этой должности четвертый срок. Дед писателя Федора Крюкова был войсковой старшина в отставке. Иван Гордеевич Крюков оставил сыну в наследство «офицерский участок», на котором сын Дмитрий Крюков вел хозяйство и благодаря чему имел возможность дать образование своим детям. Из них Николай умер еще в молодости, Федор стал знаменитым казачьим журналистом, политиком и писателем, Александр был замечателен тем, что оказался полезен Дону в качестве ученого лесовода, но в 1920 г. из-за брата замучен в ЧК слободы Михайловка, Евдокия и Мария, неся смертную кару за брата, умерли от голода в тридцатых годах.
В 1880 году Ф.Д. Крюков окончил приходское училище в Глазуновке.
Потом прилежно учился в окружной станице Усть-Медведицкой. Гимназия была далече - сорок верст от Глазуновской, но он окончил ее с серебряной медалью в 1888 году. Тогда это была одна из лучших гимназий в России. В гимназии давали глубокие знания не только по государственной программе. Атмосфера, царившая там, прививала юным в шинелях воспитанникам неистребимую любовь к родному краю, к традициям казачества. Каждый из гимназистов досконально знал историю своего края, всех его великих представителей. В гимназии с юных лет прививался вкус к исследовательской работе, поискам документальных свидетельств о героях и событиях на Тихом Дону. Разве случайно в этой гимназии вместе с Крюковым учился Филипп Кузьмич Миронов (командарм 2-й Конной армии, убитый в Бутырской тюрьме в 1921 г.), Александр Серафимович Попов (писатель Серафимович, 1863-1949), Петр Громославский (тесть М. А. Шолохова), Орест Говорухин.

В 1888 году Ф.Крюков поступил на казенное содержание в Императорский Санкт-Петербургский историко-филологический институт, где получил блестящее образование. Преподавание истории, русской словесности и древних классических языков было поставлено в Институте превосходно; их вели, как правило, профессора Санкт-Петербургского университета. Историко-филологический институт был учрежден в Петербурге в 1867 г. с целью готовить преподавателей гуманитарных дисциплин для гимназий, для подготовки учителей древних и новых языков, словесности, истории, географии. Помещался в бывшем дворце императора Петра II (Университетская набережная, 11). Принимались сюда выпускники гимназий и филос. классов духовных семинарий. Срок обучения 4 года. До 1904 закрытое учебное заведение с полным казенным содержанием. Свидетельство об окончании института приравнивалось к диплому университета. В 1918 реорганизован в Пед. институт при 1-м Петроградском университете. В июне 1892 года Ф.Крюков успешно окончил Императорский институт по разряду истории и географии. С однокурсником Владимиром Феофиловичем Боцяновским (1869–1943) – литературоведом, автором первой книги о М.Горьком (1900) Крюков дружил всю жизнь. После окончания института Крюков пытался освободиться от шестилетней обязательной педагогической службы, намереваясь стать священником. Однако не получилось. Об этом он расскажет в воспоминаниях "О пастыре добром. Памяти о. Филиппа Петровича Горбаневского" - "Русские записки", № 6, 1915,).

В 1893-1905 годах учительствует в Орле и Новгороде. В сентябре 1893 года Крюков устроился воспитателем Благородного пансиона Орловской мужской гимназии (улица Карачевская, д.72). Сюда он приехал в 23-летнем возрасте, через год после своего первого выступления в печати. Здесь же в августе 1900 стал сверхштатным учителем истории и географии, одновременно исполняя прежние обязанности вплоть до 1904 года. Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 11 октября 1898 года он был утвержден по классу занимаемой должности в чине коллежского асессора со старшинством с 29 сентября 1893 года. Отмечалось, что педагог «к ответственности привлекаем не был и под судом и следствием не состоял». Дополнительно Крюков преподавал историю в Николаевской женской гимназии (1894-98). С 1898 по 1905год преподавал русский язык в Орловско-Бахтина кадетском корпусе. 28 ноября 1901 года директор гимназии О. А. Петрученко подписал приказ о награждении за репетиторские обязанности воспитателей пансиона Ф. Крюкова, И. Шадека и исполняющего дела воспитателя В. Преображенского денежным пособием (первым двум по 60 рублей, последнему — вдвое меньше). Ф.Крюков состоял членом губернской ученой архивной комиссии. В архиве сохранились составленные и написанные им программа по географии и «Примерная программа по русской истории для I-II классов с учебными пособиями», а также «План преподавания истории» с его замечаниями, а также список рекомендуемой литературы по истории для каталога гимназической библиотеки.

В документе, где говорится о преподавателях губернской мужской гимназии, читаем: «Воспитатель пансиона гимназии, состоящий в VIII классе, казак Фёдор Дмитриевич Крюков в службе с 29 сентября 1893 г., в ведомстве — с 29 сентября 1893 г., в офицерских чинах —, в должности — с 29 сентября 1893 г., класс должности — VIII…» Жалованье его — 686 рублей в год. 1 января 1895 года награжден орденом св. Анны 2-й степени. Интересно, что Крюков в те годы явился воспитателем поэта Серебряного века Александра Тинякова. Вместе они издавали рукописный журнал. В Орле произошло становление Крюкова как писателя. В начале 1900-х годов Фёдор Дмитриевич входил в список лиц, имеющих право быть присяжными заседателями но Орловскому уезду. В феврале 1903 года он выступил с лекцией, посвященной 42-й годовщине реформы об освобождении крестьян от крепостной зависимости. В конце того же года писатель входил в комиссию по вопросу расширения гимназического курса, которая высказалась против исключения из программы Достоевского и Льва Толстого. Но после появления рассказа из учительской жизни в столичной прессе, пришлось переехать в другой город.
В 1905 году Крюков был переведен в Нижний Новгород, где во Владимирском реальном училище он недолго преподавал историю и географию. Однако как преподаватель он все же был отмечен Россией. За свою педагогическую деятельность Федор Дмитриевич был награжден орденами Св. Анны 2-й степени и Св. Станислава 3-й степени.
Федор Крюков имел чин - Статский советник.
Тогда в России, гражданский чин 5-го класса по Табели о рангах, соответствовал должности вице-директора департамента, вице-губернатора, председателя казённой палаты. С 1856 года этот чин давал право на личное дворянство, ранее - на потомственное. Титуловался "ваше высокородие". Для производства в чин Статский советник был установлен срок службы в 5 лет со времени получения предыдущего чина. Действительный Статский советник - гражданский чин 4-го класса, соответствовал должности директора департамента, губернатора и градоначальника, давал право на потомственное дворянство. Титуловался "ваше превосходительство". Для производства в чин действительного Статский советник был установлен срок службы в 10 лет со времени получения предыдущего чина. Чин Статский советник упразднён декретом Советской власти 10(23) ноября 1917 об уничтожении сословий и чинов.

В апреле 1906 года Федор Крюков избирается депутатом 1-й Государственной думы от Области Войска Донского. В 1906-1907 годах он выступал в Думе и в печати против использования донских полков для подавления революционных выступлений. Некоторые из исследователй считают, что он был одним из учредителей партии «народных социалистов». После роспуска Николаем 2-й Думы в июле 1906 года Крюков 10 июля в г. Выборге в гостинице "Бельведер" подписал знаменитое «Выборгское воззвание», за что отбыл 3-х месячное тюремное заключение. Осужден по ст.129, ч.1, п.п.51 и 3 Уголовного Уложения.
С началом Первой мировой войны Ф.Д. Крюков оказался на фронте. Поздней осенью 1914 года Федор Крюков покинул Донскую область, чтобы отправиться на турецкий фронт (хотя в молодости был освобожден от воинской службы по близорукости). Являлся представителем комитета третьей Государственной Думы при отряде Красного креста на Кавказском фронте (1914 – начало 1915 года). После долгого путешествия он присоединился к 3-му госпиталю Государственной думы в районе Карса. Зимой 1916 года с тем же госпиталем он находился в Галиции.
Впечатления об этом периоде своей жизни Крюков отразил во фронтовых заметках «Группа Б» («Силуэты»). В ноябре 1915 – феврале 1916 года – на Галицийском фронте. Многочисленные впечатления об увиденном печатал во фронтовых очерках в периодических изданиях.

В 1917 г. писатель жил в Петрограде и был прямым свидетелем февральской революции, но революцию воспринял негативно. В
очерках «Обвал», «Новое», «Новым строем» показал реальную картину мерзости и разложения, которое несет с собой так называемая «революция». Не прекращает работать над «большой вещью» - романом о жизни Донского казачества.
С января 1918 года навсегда покидает Петроград и возвращается на Дон – в «родной угол». Известно, что в ту пору он был директором Усть-Медведицкой женской гимназии. С осени 1918 становится директором Усть-Медведицкой мужской гимназии и, очевидно, именно в этот период он и написал основные части романа, посвященные Гражданской войне. Федор Дмитриевич регулярно, два-три раза в году приезжал в Глазуновскую. Здесь он не только участвовал в текущей хозяйственной жизни, в полевых работах, принимал заботу о родных, а позднее усыновил ребенка и стал воспитывать Петра. Крюков всегда сохранял активный интерес к станичной жизни, непосредственно участвовал в ней, реально помогая станичникам в разрешении возникавших трудностей.
Ф.Д. Крюков был одним из глубочайших знатоков казачьего песенного творчества, и сам собирал песни и великолепно пел. «Я знаю казацкий быт; я люблю народ свой, среди которого я вырос и которому служу, мечтаю о его счастье, скорблю о нем сердцем; я — сын народа, смело могу это сказать...».
Годы гражданской войны Крюков провел на Дону. Выступил на стороне белых. Красные расстреляли его брата и глухонемую сестру, разграбили его дом с богатой библиотекой. Сам он в 1918 году чудом спасся от расстрела — благодаря помощи Филиппа Миронова. «Донские ведомости» 12 сентября 1919 года сообщали: “В Усть-Медведиц¬кую дружину зачислен известный донской писатель и секретарь Войскового Круга Федор Дмитриевич Крюков”. За неделю до этого, 6 (19) сентября 1919 года, «Донские ведомости» напечатали его корреспонденцию из Усть-Медведицкой: “Красные, занимая станицы и хутора по р. Медведице, нашли там только женщин-старух и детей. Все мужское население, до дряхлых стариков включительно, эвакуировалось за Дон и на сполох своего Донского Атамана дружно отозвалось, стало поголовно под ружье. Чувствуется при организации дела защиты недостаток культурных сил”. Крюков принимает активное участие в войне, без колебаний вместе со своими учениками-гимназистами, становясь в первые ряды защитников Дона и Отечества. В июне 1918-го в одном из наступлений на Михайловку (ст. Себряково) был контужен в результате разрыва снаряда. До 5 июля бои идут с переменным успехом, станицы между Себряково и Усть-Медведице (Серафимовичем) горят и переходят из рук в руки. В то же время пишет гениальное стихотворение в прозе «Родимый край», которое широко распространяется в виде листовок на фронте.
В августе 1918 г. Крюкова казаки избрали в члены Войскового Круга области Войска донского, где он был избран Секретарем (парламента донских казаков). Одновременно Федор Крюков - редактор в новочеркасской правительственной газете «Донские ведомости». В 1918—1919 годах Крюков как секретарь Войскового круга активно выступал против большевиков. Здесь же в ноябре 1918 года было широко отмечено 25-летие его литературной деятельности.

Когда весной 1919 года родные станицы стали центром Верхне-Донского восстания, Крюков был среди тех, кто призывал повстанцев держаться до конца. А в сентябре 1919-го, когда фронт приблизился к станице Глазуновской, он вступил в ряды Усть-Медведицкой белоказачьей части; примерно через месяц, вернувшись с фронта в Новочеркасск, принял участие в заседаниях Войскового круга. До захвата Новочеркасска большевиками Крюков ушел с отступающими белоказачьими частями. В начале 1920 года Ф.Д. Крюков отступил с Донской армией на Кавказ и в дороге умер от сыпного тифа в станице Новокорсунской или, по другим сведениям в станице Челобасской. Похоронен писатель Федор Дмитриевич Крюков близ ограды монастыря в станице Новокорсунской. Его прах так и не был потревожен до сегодняшнего дня – могила его безвестна, нет на ней даже креста. Вырос холмик в том безвестном хуторе на берегу Егорлыка

Этапы литературной деятельности писателя

Еще в годы учебы в Институте, Федор Дмитриевич начал заниматься литературой, которая постепенно стала основным содержанием его жизни. Литературная деятельность началась со статьи «Казаки на академической выставке», опубликованной (18.03.1890) в журнале «Донская речь». До 1894 г. Федор Крюков сотрудничал в «Петербургской газете», печатая короткие рассказы. Более года жил на заработок от сотрудничества с ней (1892-94), печатая короткие рассказы из столичного, сельского и провинциального быта. Тогда же он опубликовался и в "Историческом вестнике" - посвящая казакам Дона в Петровскую эпоху большие рассказы "Гулебщики" (1892, № 10) и "Шульгинская расправа. Начал писать в "Северном Вестнике" 1890-х годов, "Русских Ведомостях", "Сыне Отечества" и других, затем стал сотрудником и членом редакции "Русского Богатства".
К этому периоду времени относятся первые значительные произведения из жизни современного Донского казачества, такие как «Казачка» (1896), «Клад» (1897), «В родных местах» (1903). С начала 900-х годов Федор Крюков печатался в основном в журнале Владимира Короленко «Русское богатство». В нескольких номерах за 1913 год в нем были напечатаны главы “Потеха” и “Служба”, входящие в большой очерк Ф. Д. Крюкова “В глубине” (писатель публиковал его под псевдонимом И. Гордеев). Кроме этих глав, в очерк входят еще четыре: “Обманутые чаяния”, “Бунт”, “Новое”, “Интеллигенция”. В целом это произведение рисует широкую панораму жизни донского казачества; писатель остронаблюдательный, Крюков подмечает специфические черты казачьего нрава, детали быта, особенности красочного говора своих героев, отношение к воинской службе, курьезные и грустные явления их жизни. Своим литературным крестным отцом Федор Крюков всегда считал В.Г. Короленко. За исключением рассказа «Клад», помещенного в «Историческом вестнике», почти все произведения, написанные Крюковым в Орле, были опубликованы в журнале «Русское богатство», который редактировал Короленко. Здесь публиковались произведения Г.И.Успенского, И.А.Бунина, А.И.Куприна, В.В.Вересаева, Д.Н.Мамина-Сибиряка, К.М.Станюковича и других писателей, известных своими демократическими взглядами.
В 1907 году Крюков отдельно издал «Казацкие мотивы. Очерки и рассказы» (СПб., 1907), в 1910-м — «Рассказы» (СПб., 1910). С 1911 года работает над «большой вещью».
Получив поддержку со стороны Короленко и поэта П. Якубовича, он становится постоянным сотрудником журнала «Русское богатство». С 1912 года Крюков — его редактор, заведует отделом литературы и искусства в журнале. Результатом длительного творческого сотрудничества Федора Дмитриевича с В.Г. Короленко – главным редактором журнала «Русское богатство» (с 1914 – «Русский вестник»), явилось то, что с 1896 по 1917 год Ф.Д. Крюков опубликовал 101 произведение различного жанра. Короленко писал: «Крюков писатель настоящий, без вывертов, без громкого поведения, но со своей собственной нотой, и первый дал нам настоящий колорит Дона».

В нескольких номерах журнала «Русское богатство» за 1913 год были напечатаны главы «Потеха» и «Служба», входящие в большой очерк Ф. Д. Крюкова «В глубине» (писатель публиковал его под псевдонимом И. Гордеев). Период до 1914 года – наиболее значительный в творчестве Ф.Д. Крюкова. Он пишет десятки повестей и рассказов, описывающих народную жизнь современной ему России, уделяя особенное внимание «родному углу» - Тихому Дону. С 1914 года публикуется в журнале «Русские записки», одним из официальных издателей которого был В. Г. Короленко. Здесь публиковались произведения Г. И. Успенского, И. А. Бунина, А. И. Куприна, В. В. Вересаева, Д. Н. Мамина-Сибиряка, К. М. Станюковича и других писателей, известных своими демократическими взглядами.
В рассказах («Пособие», «В родных местах», «Клад», «Казачка» и др.) рисовал колоритный быт донского казачества. В дальнейшем под влиянием В.Г.Короленко, П.Ф.Якубовича, А.С.Серафимовича в его произведениях усиливаются социальные мотивы Он описывает тяжесть царской службы казаков, невыносимое положение бедноты, бесправие женщины, революционное брожение среди казаков в период 1905-1907 годов.
К этому же времени относится длительное сотрудничество Федора Дмитриевича с В.Г. Короленко – главным редактором журнала «Русское богатство» (с 1914 – «Русский вестник»), где с 1896 по 1917 год Ф.Д. Крюков опубликовал, примерно, 101 произведение различного жанра.
Крюков изображал также жизнь русского учительства, духовенства, чиновников, военных. Писал художественно-публицистические очерки. В.И.Ленин использовал очерк Крюкова «Без огня» в статье «Что делается в народничестве и что делается в деревне?» (Соч. т. 18, с. 520, 522-523).
Общий объем произведений Ф.Д. Крюкова составляет не менее 10 томов (350 произведений), но при жизни писателя в 1914 году был издан лишь один.


Памяти Ф.Д. Крюкова.

Вестник литературы, 1920, №6. С.15-16

С большим опозданием дошла до Петербурга печальная весть о безвременной кончине Федора Дмитриевича Крюкова, беллетриста и политического деятеля, одного из редакторов "Русского богатства". Он умер еще в феврале этого - 1920 - года от сыпного тифа в одной из станиц Кубанской области. Донской казак по происхождению, рождения 1870 года, филолог по образованию, народник по общественным влечениям, в своих произведениях, малая доля которых объединена в двух его сборниках - "Казацкие мотивы", 1907 и "Рассказы", 1 том, 1914 - он сосредоточился главным образом на изображении людей и нравов милого его сердцу "тихого Дона". Чуткий и внимательный наблюдатель, любящий и насмешливый изобразитель простонародной души и жизни, Федор Дмитриевич принадлежит к тем второстепенным, но подлинным создателям художественного слова, которыми по преимуществу гордится русская литература. Отдельные фигуры из его произведений не запечатлеваются в мысли читателя, как вековечно живые обобщения человеческих судеб и обликов; но из всей совокупности его рассказов о жизни народы неизменно встает один многообъемлющий образ - образ этого народа встревоженного, ищущего, болезненно приспосабливающегося к сумятице взбудоражившей его быт и душу в первую четверть века. Эту мятущуюся душу народную Крюков изображал и в мирном течении повседневного быта, и в острых столкновениях с новизной, изображал вдумчиво внимательно, с той строгой простотой и художественной честностью, которые естественно вытекали из его прямой и ясной натуры. Особенно отчетливое выражение находила эта художественная честность в его превосходном языке, в сочной, жизненной областной речи его героев, даже в необходимых преувеличениях шаржа, речи, не отдающей ни кабинетной выдумкой, ни словарной находкой. Он не был тенденциозен, но общественная мысль всегда лежит в основе его рассказов. Охотно пользовался он смешанной формой публицистики и повествования, где общественно-политические соображения опирались на его колоритные, всегда самостоятельные и убедительные наблюдения. Мягкий юмор, забавный и часто трогательный, был любимой атмосферой его рассказа.
По окончании Императорского Санкт-Петербургского историко-филологического института, где он обучался за казенный счет, Федор Дмитриевич Крюков в течение нескольких лет преподавал русскую словесность в провинциальных учебных заведениях, - однако, его педагогическая карьера была непродолжительна; военное ведомство еще терпело кое-как его вольномыслие, но для Министерства народного просвещения его направление, в связи с неизменной задушевностью по отношению к ученикам, было совершенно неприемлемо. Широко популярный в родных местах, Крюков был избран членом первой Государственной думы, где примкнул к трудовикам, и его выступления здесь, его борьба с казенными представителями казачества не остались не замеченными даже в этом собрании, выдвинувшем сразу так много ярких политических ораторов. В литературе Крюков выступил рано - еще в "Северном Вестнике", затем примкнул к группе "Русского богатства", оценившей в нем не только знатока народной жизни и общественного единомышленника, но и хорошего литературного судью, осторожно и уверенно разбиравшемся в поступавшем в журнал литературном материале, характеристики которого обычно ждут и требуют от редакции начинающие писатели. В личных отношениях он был редкий по привлекательности и душевной мягкости человек, добрый и отзывчивый, бесконечно честный в жизни, как был он честен в творчестве, и надо думать, что в скорби об этом прекрасном товарище не останется одинокой осиротевшая семья "Русского Богатства".

А. Горнфельд



РОДИМЫЙ КРАЙ


Родимый край...
Как ласка матери,
как нежный зов ее над колыбелью,
теплом и радостью трепещет в сердце
волшебный звук знакомых слов.
Чуть тает тихий свет зари,
звенит сверчок под лавкой в уголке,
из серебра узор чеканит
в окошке месяц молодой...
Укропом пахнет с огорода...

Родимый Край...
Кресты родных моих могил
и над левадой дым кизечный
и пятна белых куреней
в зеленой раме рощ вербовых,
гумно с буреющей соломой
и журавель застывший в думе, -
волнует сердце мне сильней
всех дивных стран
за дальними морями,
где красота природы
искусство создали мир очарований.
Тебя люблю,
Родимый Край...

И тихих вод твоих осоку
и серебро песчаных кос,
плач чибиса в куге зеленой,
песнь хороводов на заре,
и в праздник шум станичного майдана,
и старый милый Дон
не променяю ни на что...
Родимый Край...

Напев протяжный песен старины,
тоска и удаль, красота разлуки
и грусть безбрежная -
щемят мне сердце
сладкой болью печали,
невыразимо близкой и родной...

Молчание мудрое седых курганов
и в небе клекот сизого орла,
в жемчужном мареве виденья
зипунных рыцарей былых,
поливших кровью молодецкой,
усеявших казацкими костями
простор зеленый и родной...
не ты ли это,
Родимый Край?

Во дни безвременья,
в годину смутную развала
и паденья духа,
я ненавидя и любя,
слезами горькими
оплакивал тебя,
мой Край Родной...

Но все же верил, все же ждал;
за дедовский завет
и за родной свой угол,
за честь казачества
взметнет волну наш Дон Седой...
Вскипит, взволнуется
и кликнет клич,
клич чести и свободы...

И взволновался Тихий Дон...
Клубится по дорогам пыль,
ржут кони, блещут пики...
Звучат родные песни
серебристый подголосок
звенит вдали, как нежная струна...
Звенит, и плачет и зовет...
То Край Родной восстал за честь Отчизны,
за славу дедов и отцов,
за свой порог и угол...
Кипит, волной зовет,
зовет на бой Родимый Дон...
За честь Отчизны,
за казачье имя
кипит, волнуется,
шумит седой наш Дон, -
Родимый Край...

__________________________
www.krukov-fond.narod.ru


Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum