Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Культура
Игра в музее
(№6 [169] 25.04.2008)

Совсем не плох и спуск с горы:
Кто бури знал, тот мудрость ценит.
Лишь одного мне жаль: игры…
Ее и мудрость не заменит…
З. Гиппиус. Игра



По статистике, в Европе практически каждый второй человек регулярно посещает музеи. В России пока этот показатель на уровне 2-3 процентов. С одной стороны, такое общенациональное безразличие к национальной же истории и культуре можно объяснить низким уровнем доходов населения: человек стремится к удовлетворению духовных потребностей только после того, как удовлетворены потребности материальные. Но реалии нашей действительности не сходятся с теорией. Точнее, есть оговорки… В музеи ходят в основном люди невысокого достатка. И то, как уже говорилось выше, в весьма невеликих масштабах. Это школьников, для которых групповое посещение хранилища раритетов как правило входит в обязательную факультативную программу и студентов, для которых поход в музей, как в библиотеку, сопряжен с поиском информации – то есть, походом за чистым эстетическим наслаждением это назвать трудно. Есть еще одна группа, для которой посещение музея также естественно, как поход в булочную. Это интеллигенция, притом, представители старшего ее поколения. Что касается туристов, то их редко можно встретить в музеях российской провинции. Но это вопрос иной – вопрос развития туристической инфраструктуры, разработки туристических маршрутов, которым сейчас усиленно пытаются заниматься в регионах. Особенно в этом плане повезло нам, представителям юга, поскольку ажиотаж вокруг создания южной игорной зоны, кстати, не всеми специалистами признаваемой как перспективная, касается и проблемы туристической привлекательности региона в целом. Сейчас же нас более всего интересует проблема безразличия местного населения к объектам истории и культуры малой родины.

Возможно, корень зла находится в общедоступности и разнообразии других форм проведения досуга. Их число настолько велико, что посещение музеев, как и многие другие формы интеллектуального досуга, чтение, например, явно сдают позиции. А может, отчасти причина и внутри самих музеев, в неспособности приспособиться под современные реалии, под требования аудитории, все больше жаждущей (печально, но факт) банальных «хлеба и зрелищ»? Может, пришла пора спуститься с небес и сыграть с потенциальным посетителем в «завлекалочки»? Или просто – сыграть?.. Оставим пока в стороне художественные музеи и обратим свои взоры к музеям краеведения - тем, что хранят знания о наших истоках и истории, о наших предках и преданиях старины.

Впрочем, считают специалисты, в последнее время ситуация меняется, и именно в этом направлении. На одном из заседаний Клуба региональной журналистики член Совета Федерации, экс-министр культуры России Наталья Дементьева привела десятки примеров, как по всей стране музейщики справляются с проблемой НЕпосещаемости. В городе Мышкин организовали музей… мыши, в петербургском Кронберге – огромном сооружении, в залах которого стоит военная техника, установили подиум для дефиле (должно быть, поразительно контрастное зрелище: железные монстры, разрушавшие мир и хрупкая девичья красота, призванная этот мир спасти!)

«Когда меня спрашивали, почему я вдруг согласилась, чтобы памятник Петру I работы Шемякина был поставлен в Петропавловской крепости, я отвечала, что музею нужен скандал», - рассказала Наталья Дементьева о еще одной акции, после которой пришедшие посмотреть на «безобразие» в историческом сердце северной столицы, неизменно оставались побродить и по самому музею. Стоит ли доводить до крайностей – вопрос второй. Главное, что идет поиск форм «завлечения» людей в музеи.

«Есть различные способы. Фольклор удмуртский, мордовский, финно-угорский... Это глиняные свистульки, поющие на разные голоса - не очень сложный сувенир. Но хорошо упакованная глиняная свистулька в мешочке говорит о многом, особенно финно-угорскому населению. Потому что это идет из их этноса. Всегда, при любом состоянии в конкретном городе или регионе самое главное – это коллектив, и, в общем-то, гражданское общество этого места. Вот если его заинтересовать, растормошить, придумать что-то, то тогда, после определенной работы, возникает туристическая привлекательность», - подчеркнула бывшая министр культуры.

А вот как идет поиск новых форм не то, что выживания, но форм новой жизни в музеях Ростовской области. Признаться, у меня есть свои «любимчики». Это таганрогский дом-музей Алфераки (знаменитого мецената прошлого), где в огромном светлом зале украшенном резным деревом, с высоченными дверями в сад, как и сто лет назад, собирается музыкально-театральный бомонд Таганрога, чтобы послушать утонченную музыку, станцевать старый добрый вальс или проникнуться стихами классиков и современных авторов. Это и Азовский историко-археологический и палеонтологический музей-заповедник с его уникальным мамонтом и золотом скифов... Кстати, в конце ХХ– начале ХХI-го века, когда у музея не было средств на то, чтобы достойно представить золотые донские находки (зал, витрины, сигнализация, охрана – все это требовало немалых вложений), то его дирекция сделала «ход конем», отправив золото кочевников кочевать по тем странам, которые могли себе позволить на него посмотреть и подивиться мастерству наших предков. Сборы с этих «гастролей» и пошли на оборудование домашней выставки. А саму историю раскопок сотрудники азовского музея превратили в захватывающий вестерн с участием легендарных донских археологов и краеведов. Мне нравится, что в Белокалитвенском районе каждый год со всей страны собираются участники ролевой игры – битвы на Каяле-реке: по одной из версий, события «Слова о полку Игореве» развивались именно в этих краях.

И конечно, одним из самых удивительных и непостижимых мест для меня стали раскопки древнегреческого города Танаис – музейный комплекс. Есть помещение, где хранятся находки, но музей обладает одним изначальным преимуществом перед многими другими: гости Танаиса могут побродить по его развалинам, забраться в дом древнего грека, заглянуть в высокую башню крепости. Но сотрудники «Танаиса» не остановились и на этом. И решили: если играть в древних греков, то играть до конца. По мнению старшего научного сотрудника музея Валерия Чеснока, пришло время посмотреть на мир истории глазами детей, приправить «интерактивом», и посещение музея перестанет быть скучным занятием, когда нельзя громко разговаривать, шаркать по паркету тапками и близко подходить к стеклам.

Нажмите, чтобы увеличить.
Валерий Чеснок
«Мы историки-предметники, для нас важен раритет, и при раскопках мы порой находим самые первые игрушки человечества. Самая древняя из них - это погремушка. Мы решили собрать под одной крышей все, что имеет отношение к детству человека – все, что найдено при раскопках, – рассказывает Валерий Чеснок. - Вы, например, знаете, в какие игры играли дети две тысячи лет назад? Реконструировать все это и стало нашей задачей. Этим мы все были беременны очень долго, пока не появилась повитуха».

Повитухой стал благотворительный фонд Потанина, учредивший некогда конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире». В последнее время гранты фонда стали получать не только столичные музеи, но и местные. И год назад историко-археологический музейный комплекс «Танаис» стал единственным на юге России, кто в 2007 году выиграл этот конкурс. Ему выделили грант.

«Название нашего проекта - «Историческое пространство детства» или, если коротко, «Музей детства». Такого музея в России, пожалуй, еще нет. Мы обозначили задачу, получили деньги, и целая команда музейщиков – педагогов, психологов, реставраторов, народных умельцев из Ростова-на-Дону, Таганрога, Краснодара – работали над проектом», - говорит Валерий Чеснок. На самом деле «Музей детства» - это два проекта. Одна его часть – это стационарная экспозиция. Другая – передвижная, предназначенная для самых маленьких жителей Ростовской области. Кстати, методика, говорит Валерий Чеснок, уже опробована на школьниках Ростова и Таганрога.

«Мы проводим уроки – «Урок хлеба», урок «Глиняная азбука». Привозим детям глину, и они лепят сосуды – такие же, какими пользовались много веков назад, таким же методом, каким изготавливали посуду наши предки. Потом рассказываем о получившихся предметах: чем амфора отличается от кувшина… Пошили много античных костюмов, одеваем детишек, и они разыгрывают коротенькие мини-спектакли. Один называется так: «Как один горшок примирил огонь и воду». Мы это выловили из фольклоров разных народов юга, причем самое яркое и четкое воплощение идеи – в чеченском фольклоре. Огонь и вода враждовали друг с другом, и житья от этого не было никому. Но пришла мудрая женщина, накопала глины, сделал горшок, поставила на огонь и налила воды. Огонь почувствовал воду - разбушевался, вода почувствовала огонь - закипела. А женщина насыпала в воду крупы и сварила кашу. И таким образом в этой притче выразилось гениальное изобретение, за которое Нобелевскую премию никто не получил, потому что автор – безымянный».

Причем, говорят музейщики, поразительно, как быстро дети включаются в игру, входят в образы. Действительно, разве сложно представить, что ты – бушующее пламя, вскипающая вода или пузатый горшок? С нами, взрослыми, уже достаточно твердо вжившимися в свои большие социальные роли менеджеров, банкиров, секретарей, музейщикам придется туго. Но шанс поиграть в древних людей будет и у нас. Для этого при самом Танаисе будет открыта стационарная экспозиция под открытым небом.

Станок для чеканки монет, соха, сеялка, зернотерка, глина – все по старинной методике. Стать землепашцем-на-час или гончаром (а возможно, именно им и был кто-то из ваших далеких предков) – такую возможность дают музейщики. И пока нынешний банкир будет чеканить себе на память монету – аналог древней, они расскажут ему, что… никакой он не банкир, а «затрапезник». В Греции и сейчас банки называют Трапезами – именно так в древней Элладе именовали столы, за которыми не ели, а собирались, чтобы обменивать монеты.

Тем, кто придет в музей с детьми, не придется беспокоиться о сохранности их чад: для самых маленьких гостей при Танаисе откроется археологическая песочница, в которой нужно будет найти осколки кувшина – аналога древнего – и собрать их воедино. А потом сотрудники музея помогут составить на магнитной доске древо керамики.

«Задача в том, - говорит Валерий Чеснок, - чтобы представить музей в интерактивных формах, потому что в музей надо играть. Изначальный смысл слова: музей – это театр, театр муз. А мы превратили музей в «посмотрите налево - третий век до нашей эры, посмотрите направо – второй век…». Через пять минут голова распухает и наступает музейная усталость. А надо всего лишь - играть, но, конечно, не переигрывать, потому что должен быть пиетет вещей. Мы вот решили сделать копии вещей: их можно взять в руки, потрогать, и можно даже разбить – нечаянно, конечно». В Танаисе придумали даже как вовлечь в игру тех, кому в реальной жизни приходится тяжелее, чем всем остальным, и совместно с областным обществом слепых разработали аналогичную, но адаптированную программу для слабовидящих и незрячих людей.

Сыграть в музей… Кому-то это покажется смешным, кто-то отнесется к такому действу, как к простой игре. Но ведь от этих «игр» некогда зависела жизнь наших предков. Так же, как сейчас, от наших игр в банкиров, секретарей, художников, журналистов, отцов и детей, наконец, зависят наши жизни и наше будущее. Люди играли всегда, потому что всегда рядом были дети, и вернуться в то непринужденное состояние легкости и веселья, выйти из безусловного мира в мир условности, чтобы потом вернуться и почувствовать себя, может, чуть-чуть моложе, посмотреть на реальный мир чуть проще – в этом притягательность игры. Она не оставляет равнодушными ни простых смертных, ни больших мыслителей, она всеобъемлющая, считал Хейзинга. Играть можно во что угодно: любой объект может стать символом. Пришло время сыграть в музей, где символичен каждый предмет.

«Что наша жизнь? - Игра», «Вся жизнь игра, а люди в ней – актеры…» Сыграть себя мы всегда успеем. Может, стоит попробовать сыграть роли тех, чью жизнь мы уже никогда не проживем, потому что она протекает там, куда навсегда закрыты врата всемогущим Хроносом, – в прошлом. И тогда – на минутку – можно представить, что через пару тысяч лет гуманоид сверхнового поколения придет в сверзхновый музей и попробует сыграть нас. И ему эти наши роли будут казаться такими забавными и простыми… Впрочем, может так оно и есть?

_____________________________
© Амирова Инна
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum