Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мир в фотографиях
Подборка фотографий из различных интернет-ресурсов источников, а также фотографи...
№15
(368)
20.12.2019
Общество
Чужих детей не бывает...
(№12 [175] 30.08.2008)
Автор: Владимир Акопов
Владимир Акопов
Если человек сможет всего-навсего поддерживать свою семью,
то о нем уже будут говорить, как о знающем и опытном.

"ШРИМАД БХАГАВАТАМ", Двенадцатая песнь.



Каждому человеку нужны цели в жизни. Если нет цели, – жизнь лишается смысла. Но с целями вечно происходят разные беды: то они оказываются недостижимыми, то недостойными устремлений, а то и просто достигнутыми. Вот тогда наступает переходный момент, который бывает у каждого, когда человек взирает на мир иными глазами в поисках нового смысла жизни, который одарит его счастьем и душевным равновесием.
Об одном из таких переходов в моей жизни разные люди неоднократно просили меня рассказать. Вообще-то я не сторонник таких рассказов, виду того, что тема эта интимная, вроде исповеди. Но меня убедил один важный аргумент: тот опыт, которым я могу поделиться, может быть весьма полезен для других людей, которые могут оказаться в том же положении, что и я. Помочь этим людям, - подумал я, – достойная причина пожертвовать моим эгом скромности. Итак, по порядку…

Когда я решил связать свою деятельность с детским домом, я пришел в кабинет чиновнику, который курирует все детские дома нашей области. Им оказался довольно приятный человек средних лет, который, выслушал меня не просто очень внимательно, но и с воодушевлением. Я сам не знал, чем я могу быть полезен, да и он тоже не знал, ведь государство вроде обеспечивает наших сирот. Но мы оба интуитивно чувствовали, что решение назрело правильное. Предложенный мне для опеки детский дом в городе Н. я принял с радостью и тут же отправился знакомиться с его обитателями.

Передо мной открылось неприятное зрелище. Мрачное, разваливающееся здание бывшей казачьей усадьбы в центре города. Во дворе с полуразрушенным забором бродили какие-то оборванцы с волчьими взглядами. Остатки детских качелей со следами множества слоев облезлой краски дополняли неприглядную картину. Директор - молодая активная женщина - встретила меня настороженно, но внимательно выслушала и приняла мое предложение об опеке благосклонно. Поговорив с ней, я отправился дальше изучать детский дом.

Чем больше я знакомился с бытом детей, тем больше у меня портилось настроение. Раньше я был уверен в том, что поскольку государство содержит сирот, значит, у них ни в чем не должно быть нужды. Но в жизни оказалось совсем не так. Все началось с того, что в детском доме не было… туалетов. Детки отправлялись в пристройку через весь двор, где их ждал туалет типа «очко». Там же были рукомойники и что-то типа душа, если можно было так назвать это странное сооружение. В самом же детском доме не было горячей воды, и два сантехнических узла располагались в облезлых полуразрушенных комнатах, посреди которых были железные тазы для мытья ног. Директор сама предложила мне начать с того, чтобы отремонтировать санузлы, объяснив, что государство не выделяет на такой ремонт деньги, потому что формально у детей туалетные комнаты есть (!), на что я согласился только при условии одновременной проводки горячей воды в основное здание. Моя идея встретила ее номенклатурное сопротивление. Меня стали отговаривать, рассказывать, что это сложно оформить, что лучше как-то обойтись без этого, но я был неумолим. В результате это решение ремонтировать туалеты мы приняли в «пакете» с проведением горячей воды. К сожалению, никакие уговоры поставить деткам ванную ни к чему не привели, потому что это им было не положено по санитарным нормам, а каждый раз обрабатывать ради них хлором ванну никто не будет. Так что пришлось ограничиться душевыми кабинками. Возможность ходить в туалет прямо в детском доме, а также принимать горячий душ произвела эффект разорвавшейся бомбы среди детей, особенно среди девочек, у которых открылись неожиданные, скрытые ранее, способности «чистюль».
Нажмите, чтобы увеличить.


В столовой меня тоже ждало несколько неприятных сюрпризов. Прежде всего, посуда: дети пили из граненых стаканов и страшных тарелок тюремного вида. Замена посуды вызвала некоторое непонимание – кому-то из персонала показались излишней роскошью красивые тарелочки и чашки, с воодушевлением были восприняты лишь стульчики для самых маленьких деток, которые до этого сидели вместе со взрослыми. Игровые комнаты вызвали те же тяжелые ощущения. Там просто-напросто не было... ничего! Даже обычного телевизора! Точнее, телевизор, конечно, был, но под замком и включался лишь по большим праздникам, да и тогда почти ничего не показывал. Покупка еще двух телевизоров и видеомагнитофонов была для деток огромной радостью, но директор удержала эти подарки, поставив им условие, чтобы они сначала заслужили их в виде хорошей успеваемости. Желание детей смотреть фильмы, мультики, было так велико, что это и вправду несколько улучшило ситуацию с успеваемостью, и через какое-то время они заслужили почетное право смотреть телевизор.

В дальнейшем я часто спорил с директором, говоря что негоже дарить детям подарки с условием, считая, что им надо давать всё возможное и любить просто так, тогда мы сможем рассчитывать на взаимность. Но в ответ мне всегда неумолимо твердили, что я мало знаю детдомовских детей, что это «социальные паразиты», что они привыкли лишь потреблять и никогда ничего не оценят, будут считать как должное. Поэтому одна надежда – держать их в ежовых рукавицах. Стоит ли говорить, что купленные после этого игровые приставки детки ждали еще долго, доказывая свое право на них примерными стараниями в школе…

Однажды директор обратилась ко мне за помощью. Одна из девочек по имени Наташа давно была «в бегах», а ей уже исполнялось 18 лет, и надо было ее уже выводить из детского дома. Беда усиливалась тем, что за Наташей числилась квартира в Ростове. Когда-то Наташа жила с мамой в этой квартире, но однажды любовник ее мамы избил ее и ушел. А мама с тех пор стала болеть, и от удара по голове медленно сходить с ума. Постепенно она стала совершенно невменяемой, чем воспользовалась ее знакомая, рассорив ее с дочерью и убедив подписать ей дарственную на квартиру. Впоследствии органам опеки и попечительства стоило немалых трудов, чтобы признать сделку дарения недействительной, ввиду недееспособности этой женщины и оформить наследство на Наталью. А недавно, - сообщила директор детского дома, - ей стали звонить какие-то люди и требовать, чтобы она немедленно отдала Наташе паспорт и квартиру. Кто эти люди, она не знает и встречаться с ними боится. В милиции же ее слушать не стали, сказав, что Наташа числится в розыске, а бегать за каждой сиротой у них времени нет… Моя задача заключалась в том, чтобы выманить Наташу у этих людей. Я был наслышан о том, как часто дети-сироты с квартирами становятся легкой добычей разных темных личностей, поэтому понимал, что проблема может оказаться серьезной. Встречу мне назначили в каком-то кафе в Нахичевани. На эту встречу пришла женщина, которая требовала для Наташи паспорт с квартирой и привела с собой двоих мрачноватого вида молодых людей. Они стали прощупывать меня с разных сторон на предмет того, зачем я за Наташу так беспокоюсь, не хочу ли я забрать ее квартиру. Увидев лишь во мне простачка, который решил всем помогать, они заметно повеселели. На этой ноте я объяснил, что без Наташи ни выписать ее из детдома, ни вручить ей паспорт не получится. Всяческие попытки сделать все без нее, я отклонил, сказав, что для начала ее надо предъявить в милицию и снять с розыска, а для этого ее надо привезти. Потом они могут ее забрать. После долгих колебаний, они согласились ее привезти. Встретившись в городе Н., мы зашли с ними и с Натальей в милицию. Прямо там, в кабинете следователя я сказал Наталье, что эти люди, скорее всего, хотят овладеть ее квартирой, и ее жизнь после этого будет в большой опасности. И что она вольна ехать с ними, но если она хочет чтобы ей помогли, пусть отправляется в детский дом, мы сможем быстро ей сделать паспорт и вернуть ей квартиру. Она думала недолго и решила ехать в детский дом. Как только она приняла такое решение, эта женщина, поняв, что ее обвели вокруг пальца, кинулась на меня прямо в кабинете следователя, начав оскорблять мне и угрожать расправой. Я выслушал это хладнокровно и уехал.

Нажмите, чтобы увеличить.
В этой истории было еще много всякого. На следующий день детский дом уже штурмовали, требуя выдать Наталью. Мне посыпались угрозы по телефону, а Наталья мне рассказывала, как ее готовили к необходимости отдать квартиру, рассказывая, скольких людей придется отблагодарить за решение ее вопросов, и так далее, и тому подобное... Но, в конце концов, всё закончилось благополучно: девушка смогла оформить паспорт и получить свою квартиру, вышла замуж и уже родила замечательную дочку, живет с мужем в другом городе. Где – не скажу, это секрет. Скажу только, что дочка у нее очень богатая, ведь у нее есть и папа и мама!..

Как-то я поинтересовался у директора – как проходят дни рождения детей. Она долго мялась и отделывалась красивыми словами, но в итоге призналась, что… никак. Я не мог поверить: что, вообще никак? То есть этот день для ребенка такой же, как и другие дни? Да, именно так оказалось. Мною тогда было принято решение каждого ребенка поздравлять с днем рождения. Дети очень этому обрадовались, и каждый ждал своего дня рождения с большой надеждой. Я привозил подарочек, а также пирожных для всех детей и несколько бутылок кока-колы, которые не входили в рацион детей даже на праздники. Просто стакан колы и грошовое пирожное, торжественное поздравление с вручением нехитрого подарка для ребенка – мне поначалу казалось, что это так мало, но в то же время очень много, потому что с тех пор у каждого ребенка появился свой личный праздник.

Однажды ко мне подошел один мальчик – Артур. Он был недавно в детском доме и отличался от других детей – он был явно серьезным, целеустремленным и уверенным в себе. Другие дети боялись заговаривать со мной, а он подошел и сказал: «Когда вы начали всех детей поздравлять с днем рождения, мой день рождения уже прошел. Не могли бы вы мне подарить что-нибудь задним числом?». Эта наивное детское нахальство меня просто сразило – я не в силах был ему отказать. И в следующий раз приехал с подарком, и поздравил его. Подарок он принял спокойно, с достоинством, и крепко пожал мне руку. Но мысль об этом мальчике надолго засела в моей голове – я не мог избавиться от мысли, что он достоин лучшей доли. Меня попросили перевести на русский язык решение суда в отношении него - его мать умерла, а отец, с которым она давно была в разводе, уже имел другую семью в другой стране. И он на суде отказался от своего сына, заявив, что у него другая семья и ему некуда брать Артура. Я хотел даже поехать к его отцу и убедить его забрать мальчика. Но потом я решил поступить иначе: я съездил с Артуром к лучшему фотографу Ростова – Ольге Возлюбленной. Эта изумительная женщина, услышав мой рассказ, отказалась брать деньги и работала с ним бесплатно. В результате снимки получились просто превосходные – это был настоящий шедевр. С этими снимками я обратился к своему другу, и он мне помог бесплатно изготовить и распространить открытки, рассказывающие об Артурчике, который ищет себе маму. Эти открытки мы распространили по городу. Эффект оказался огромный: свою папу и маму нашел не только Артур, но и еще несколько детей из детского дома. Этот опыт оказался удачным, и мы стали его с успехом повторять с другими детьми.

Для меня было открытием, что люди, которых я встречаю, в жизни могут открыться совсем с другой, хорошей стороны, стоит лишь дать им такую возможность. О чем бы я кого ни просил, никто мне не отказывал, напротив, – все помогали бескорыстно и с большой радостью. У меня стало зарождаться сомнение: а достаточно ли мы помогаем другим? Нет, мы, конечно, помогаем, но не такая уж мелочь, эта помощь другим, по сравнению с тем, как много мы этим делаем для себя, для своей души?
Среди деток, которым удалось найти родителей, были две сестрички - Юля и Вика. Когда у них нашлась мама, они обе были очень счастливы. А когда я после их отъезда приехал в детский дом, мне передали письмо, которое написала мне старшая из них – Вика. Она решила со мной попрощаться и поблагодарить за все, не решившись сама мне это сказать на прощание. Она писала мне, что когда мы ездили к фотографу, она не верила, что всё получится, но я сказал, что у них обязательно будет мама, и после этого у нее появилась уверенность, что все будет хорошо. Писала, что помнит всё, что я для них сделал – и дни рождения, и поездки в Ростов - в театр и другие места, и еще много добрых слов. И в конце написала, чтобы я помнил, что они с Юлей меня очень любят. Это письмо маленькой девочки – мое самое большое сокровище. Когда я его прочел, я понял, что случилось в моей жизни что-то важное. И случилось это не с этими девочками, а в моем сердце.

Я могу еще очень много рассказывать об этих замечательных детках и их жизни. За два года, пока я с ними, я столкнулся со множеством изломанных судеб этих маленьких людей, массой печальных историй и человеческих драм. Но теперь, помимо моих детей у меня есть дети из детского дома. И я стал для них родным человеком – ко мне всегда кидаются на шею, просят подольше побыть с ними, рассказать что-нибудь. Со мной делятся маленькими несчастьями и большими планами, со мной вместе мечтают о будущем, на меня надеются и ждут моего следующего приезда. И я уже не могу их обмануть. И еще - они сильно изменились с моим приходом. Это уже не те оборванцы с волчьими взглядами. Они не хотят убегать из детского дома – им теперь там нравится. И персонал, видя мое бескорыстное отношение к детям, стыдится лишний раз делать что-то не так, например, проказников уже не забирают в психбольницу на перевоспитание (к сожалению, и такое случалось), – их уже хорошо кормят и одевают, у них появилась новая мебель, хороший ремонт…
Нажмите, чтобы увеличить.


У меня есть планы, которые я хочу осуществить. Я хочу создать из одной-двух квартир студии для самых одаренных детей из разных детских домов, которые хотят продолжить обучение в вузе. Такой возможности у них фактически нет, хоть и государство им ее формально дает, поскольку поступление в вуз, обучение и проживание связано с значительными расходами. Я хочу распространить программу рекламы усыновления на другие детские дома нашей области, а также предложить министерству образования программу по общественному контролю детских домов, потому что негоже, что государство проверяет само себя, зачастую при этом забывая о детях. С детьми обязательно должен быть кто-то, кто рядом с ними не ради денег, а по велению сердца. Это сильно меняет их жизнь и быт, это даже меняет персонал детского дома, который начинает по-другому относиться к своим обязанностям. Я хочу предложить обеспеченным людям стать каждому попечителем детского дома, тем более, что это не приводит к большим материальным затратам. Если эта программа будет по инициативе власти и люди ее поддержат, то у нас скоро не останется детских домов и детей-сирот. Я уверен, что любой человек, даже не имеющий больших средств, может очень многое сделать для ребенка: если нет возможности усыновить, их можно брать на выходные дни или просто с ними проводить время, передавая свой опыт и тепло сердца. Им это очень нужно – они брошены и совершенно одни все время, с ними рядом только нанятые работники, выполняющие свои обязанности.

Однажды дети мне подарили картину на праздник – бабочка опыляет цветок. Эта картина висит у меня в спальне, и я часто смотрю на нее и думаю: бабочка помогает цветку, опыляя его, но она и сама получает нектар. Также и мы – помогая другим, мы и себя делаем добрее. Нельзя упускать этот эту возможность – жизнь слишком коротка, мы можем закрутиться в рутине повседневности и не успеть сделать, может быть, самое главное. А впоследствии окажется, что занимаясь разными, кажущимися нам важными, делами, мы упустили этот волшебный шанс – сделать свою душу добрее и шире...

"Всего лишь человек". О поэзии Леонида Григорьяна
Воспоминания о Леониде Григорьевиче Григорьяне в связи с 90-летней годовщиной со дня его рождения и его стихи.
Жизнь в инореальности. 4 статьи
Статьи о том, как ниги, видеоигры, телесериалы создают когнитивную систему современного пользователя интернета
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum