Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Творчество
Сонет конца. Новые стихи.
(№10 [190] 10.07.2009)
Автор: Эллионора Леончик
Эллионора  Леончик
ДЖИНСОВЫЙ ОМУТ

"Храм зимы, истончившись, рухнул -
я по талой воде корветом..."
"Вишневая горечь"


Старый корвет отслужил,
но еще не отжился:
руку не даст никому,
но и рук не заломит...
Все, что осталось от паруса -
куртка и джинсы;
все, что осталось от памяти -
джинсовый омут...

Омут, куда не бросаются
эмо и дайвер;
омут,куда не бросают
на счастье монетки,-
разве что кошки у края
назначат свиданье,
или поплакать придет
разобиженный Некто...

Не предвещает ни вер,
ни надежд, ни любовей -
временем стерты кресты
и нательные знаки...
Шариком лунным играю
с котятами в боулинг
в омуте джинсовом,
словно в душе наизнанку.


СТРАСТИ ПО ОДИНОЧЕСТВУ

"Мы одиноки, потому что в люди
другие звери выйти не успели..."
А.Кабанов


Мы одиноки, потому что монстры -
монстрее нас ну разве что акулы.
Не спрячешь суть нутра под шубу кунью,
за маску лисью и сопрано моськи...

Мы одиноки, потому что боги
не ведали (по пьянке?), что творили:
"творенья" предпочли им гамандрила,
а он и ныне гадит вне уборной...

Мы одиноки, потому что зверю
грудная клетка золотой дороже.
Случается, что корчим козьи рожи,-
чтоб запах одиночества развеять;

случается, кого-то приручаем,
плюсуя к отношениям ошейник...
Нас приручили нефтяные шельфы,
алмазы, газы и другие чары,
включая наркоту и караоке...

Все ложь: мы одиночество так любим,
что если даже звери выйдут в люди,
мы будем точно так же одиноки.


* * *

"Ты веришь в меня из кошачьей
бесстыдной египетской тьмы..."
А.Кабанов


Мильонная мумия кошки -
мильонное вскрытие тьмы,
где что-то искали умы
мужские - на бис - дотошно!

Левее, теперь правей...
И как оно, в суть вторженье?
Я жрица со статусом жертвы -
и жертва сиамских кровей,

и кровью моей зачем-то
забрызганы все алтари...
Напрасно ты тьму отворил,
куда проникают через

порталы зрачков на раз,
магически и бескровно,
а дальше - все можно, кроме
публичного вскрытия нас:

все рухнет, труды и троны,
твой сфинкс и звереныш мой...
Рождаемся с этой тьмой,
и лучше ее не трогать!
органом
Дам веру - но лишь взаймы,
с отдачей, никак иначе -
не верит никто из кошачьей,
тем паче, египетской тьмы.


ДИАЛОГ В РАВНОДЕНСТВИЕ

Кому-то с визитки
бычок-инквизитор
взревел вечеринку с оттенками оргии...
Мне ж ветер восточный
в трубе водосточной
стенает органом, а может быть, органом:

- Твоя вечеринка -
под снегом черника,
и снег на танцполе бумажного поля,
и маска навырост,
и глотка на выплеск,
и собственный минус на собственном полюсе...

- Тогда потанцуем?-
над храмом, над ЦУМом,
над прорвой еловой и пропастью пробок!
Потом грациозно -
разблюзимся оземь
и - вместо оргазма вкус жизни распробуем.


ПОСТФАКТУМ

На клавишах
пианино чужого
наберу септаккорды
семизначного номера,
что сродни дуновению джаза
в духотище попсовой,-
а в ответ: "Абонент недоступен"...

На клавишах
ксилофона чужого
простучу СМС-ку:
три коротких, три длинных
и вновь три коротких удара,
что раненьем сквозным
по идее должны бы проникнуть -
"Абонент не доступен"...

На клавишах
ноутбука чужого
отпечатки оставлю
сразу после анализа крови -
просто оттиски пальцев
на глине сырой интернета -
пусть себе каменеют!
Что твоя недоступность теперь
по сравненью с моей?..



ДИПТИХ "ДВА СНЕГА"

Снег. А над ним - череда капризов,
бризов, сюрпризов и кризиса призрак
с видом на гипертонический криз,
с елкой и палкой, с матом и сватом,
с верой, что Крыса во всем виновата,
с поиском верного средства от крыс...

Снег. А под ним - Декабря распятье
и дежа-вю: ни в салатах спящих,
ни потрошащих помойку бомжей,-
только рогами качает месяц,
выйдя на поиск арены местной,
к адреналину готовой уже...

Снег. А на нем - новогодний мусор
и тишина: ни люлей, ни музык,
ни поцелуям подставленных щек...
Город как будто нащупал вымя
и присосался. А может, вымер,
только об этом не знает еще.


* * *

Классика жанра - и грязь не видна:
двор в снегу - аки негры в белом,
в белом забытая гроздь "изабеллы"
над зарешеченным гротом окна...
Снег - это словно покаялся гопник...
Или же в баню нашествие готов...
Или скопление посланных на
встречу с упавшей с небес тетей Асей,
ангелам шмотки стиравшей,- отдайся!-
недолговечна ее белизна...

Классика формы - и фора дана:
снег - это словно прошлась Белоснежка,
гномов своих собирая поспешно
в чистый подол с холостяцкого дна...
Или взбивает на миксере айсберг
маг-первокурсник, и белые астры
плавно ложатся к ногам колдуна...

Классика стиля: снежок ли, снежище -
как бы чуть-чуть Куршавеля для нищих...
как бы глоток шарданэ с бодуна...


ЗИМНИЙ ДОЖДЬ

Культ январский
слегка подпорчен:
это циклон европейской пробы
зимний дождь
возложил на почву,
словно в небе разверзлась прорубь.

Всем перепало:
толпе пещерной,
надо кому и кому не надо:
зимний дождь
упростил Крещенье
безвоздмездной доставкой на дом.

Кто - сухарь замочил на завтра,
кто - под лед провалился с треском -
зимний дождь,
как ассенизатор,
что пришел на работу трезвым,

смыл и смылся,
пейзаж врачуя;
слил сопрано и слился в мессу...
Зимний дождь
обернулся чудом:
дефекацией "свята места".


ПРОТИВОПОКАЗАНИЕ

Сразиться? Сразить бы
на теле земном паразита -
как только и сразу!
Но ты мне противопоказан,
как слава и сало,
как близость и флирт с небесами,
как антибиотик...
Нельзя мне в салоне "тойоты"
раскинуться морем,
и каплей на морде
стекла лобового нельзя мне...
Заказано зябнуть
бокалом у края джакузи!
Ты не робинзоновый Крузо,
а я не из Пятниц,-
скорее, среда, где не спятить
пытаются порознь;
где порно, осевшее в порах,
не прячут под стразы;
где взгляд одноразов,
и гений среди гениталий
фатально летален...

Покрыться, казалось бы, просто
гламурной коростой,
и сделать возможным
тебя и подобных размножить,
но что-то мешает...
И дело не в шарме, а в шаре
земном и надетом на плечи -
чем глубже, тем легче
признать невозможности казус:
любим, но противопоказан.


* * *

Поэту Жене Костюковой

Эта весна застревает в горле
певчей птицы октавой выше:
косточка марта - в космос города -
падает, чтоб возродиться вишней...

Косточка марта звездой пульсирует
в сонных артериях улиц, поэтов,
труб водосточных...и в сердце мессии,
стены и стенки раздвинув при этом -

так, что уже невтерпеж ни крови,
ни естеству, ни дождю, ни слову!
(Благословенны безумцы, кроме
тех, кто взахлеб сам собой зацелован...)

Время подделок, пространство приматов
вскрыли - и вскрылись! - реки и рельсы:
Аве, любовь! Это косточка марта
соприкасается с горлом апрельским.


ШОКОЛОГИЯ

Шоколатье придумал вечер:
добавил в сумерки какао,
и пеной сливок подвенечных
дополнил чашу с облаками;

поколдовал и опрокинул,
пропел кому-то "хэппи бёсди",
рассыпал изумруды киви,
воткнул ореховые звезды;

проблему с дворником уладил,
прополоскал ликером горло,
сказал "все будет в шоколаде"
и - опустил шедевр на город!

И стал пейзаж таким ажурным,
и даже кое-где роскошным -
бродили в шоколадных джунглях
кондитер, я да пара кошек...

И наш квартет звучал нестройно,
и ночь намазывалась джемом...
А город думал: "Катастрофа
на очистных сооруженьях!"



ДРУГАЯ ЛЕГЕНДА

Апрель - взасос,
адреналин - на вынос...
Икару на крыло погреться вылез
не то шахтер,
не то навозный жук,-
не зря туда, где глубже бюста вырез,
не накурившись "Примы" ли, травы ли,
а просто ощутив тепло навырост
и задарма. Поэтому прижух.

Когда взлетели - вновь похолодало.
Зато его башка весну видала
с высот, где аки лед сопля в горсти!
Еще бы к постиженью идеала
бухла,
подругу,
закусь,
одеяло,
дом,
огород,
свинью - источник сала...
Но тут Икар взмолился: "Отпусти..."

- Ага, сейчас, - мыслишка проскакала,-
отсюда шмякс,
и барельеф наскальный!
А мне бы в баньку для бескрылых тел...
...Слетели вниз короткими бросками.
С отчаянья Икар запил и канул,
чтоб думалось кому-то: "Долетел!"


СОНЕТ КОНЦА

- Ты не уйдешь? - Конечно, не уйду!
хочу увидеть в отдаленном "после":
куда и кто по факсу будет послан;
в какую иерихонскую дуду

китаец дунет; что ответит Познер;
кто выгребет грядущего гряду;
и кто в каком насытится году
халявной кровью или плотью постной;

кого сотрут, чью мантру переврут;
насколь брутален будет новый Брут,
когда на юг покажет стрелкой компас;

каким задам достанутся пинки;
и что за зверь придет поесть с руки...
А до тех пор навряд ли успокоюсь.


ПАМЯТИ ВАСИЛИЯ АКСЕНОВА

Что-то в груди - острое,
словно гвоздей сонмы...
Сделаю Крым островом,
как завещал Аксенов.

Стану там губернатором
(в замы - поэта сирого)
и на подлодке атомной
буду вокруг курсировать,-
чтоб никакой "жовтыночки"
и никакой "блокытинки"!
Слышишь, Хрущев с ботиночком,
Крым - в нахимовском кителе!

Берег до блеска выдраю,
бритоголовых выдворю,
в прах толстосумов выдою -
пусть назовут "выдрою"...

...Небо в Крыму синющее,
с неба Василий машет мне:
дескать, построже с "ню"шками
и понежнее с Машками;
дескать, напьюсь к завтраку
вдрызг по случаю этому:
если сюжет прозаика
станет явью поэтовой...

Скрипнет перчаткой лайковой,
в стену уйдет с постера...
Мне бы его оплакать, но -
сделаю Крым островом.
________________________
© Леончик Эллионора Раймондовна
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum