Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мир в фотографиях
Подборка фотографий из различных интернет-ресурсов источников, а также фотографи...
№15
(368)
25.12.2019
Вне рубрики
Памяти Егора Тимуровича Гайдара
(№18 [198] 20.12.2009)
УЧРЕДИТЕЛЬ РОССИИ

В истории их имена навсегда рядом: Борис Ельцин учредил современную Россию политически, Егор Гайдар – экономически.
Неожиданная смерть Егора Гайдара, молодого еще 53-летнего человека, в сущности, ничего не меняет в его судьбе. Он давно успел до конца исполнить свою человеческую миссию, оказавшуюся не просто исторической, а всемирно-исторической: предотвратить кровавый голодный хаос на территории страны масштабов России, который неизбежно стал бы мировой проблемой. Он успел без тени позерства или самовосхваления описать эту миссию в своих книгах. Доходчиво объяснить, почему распалась советская империя, как приходилось принимать решения в условиях смуты («смутой» Егор Гайдар называл ситуацию, при которой не действуют никакие государственные институты), и почему правителю иногда неизмеримо важнее быстро потратить свой политический капитал на непопулярные и необходимые решения, чем годами сохранять высокую популярность, ничего не меняя в жизни разрушающейся страны.

Преуспевающий 35-летний экономист и журналист согласился возглавить правительство страны, которой не было. У этой страны не было ни запасов продовольствия, ни золотовалютных резервов, ни армии с милицией. Он взял на себя бремя экономической власти и политической ответственности, не сопоставимое с ответственностью ни одного главы правительства в российской истории. У власти он был, по российским меркам, не просто недолго, а сущий миг. В ноябре 1991 года стал вице-премьером и министром финансов РСФСР. С февраля по апрель 1992 года занимал пост первого вице-премьера и министра финансов России. Со 2 апреля перестал быть министром финансов, оставшись первым вице-премьером. С 15 июня по 14 декабря 1992 года работал исполняющим обязанности премьера. VII съезд Советов народных депутатов (если кто не помнит, в России тогда был парламент, причем парламент в большинстве своем непримиримо оппозиционный президенту Борису Ельцину) не захотел утверждать Гайдара полноценным премьером.

За 13 месяцев работы в правительстве Гайдар со своей командой создал основы российской экономики на пепелище обанкротившегося политически, экономически и социально Советского Союза.
Советская власть привыкла держать цены в узде — ценой голода, порой принимавшего характер национальной катастрофы, и вечного дефицита продовольствия на необъятных просторах империи. Чтобы спасти страну и ее крупные города (на селе прокормиться все-таки чуть легче – земля родит), Егор Гайдар убедил Бориса Ельцина в необходимости отпустить цены, обеспечив тем самым России свободу торговли — основу основ нормальной экономики. Гиперинфляция, за которую Гайдара возненавидело большинство россиян, спасла их от голодной смерти. Появление в стране частной собственности обеспечило миллионам людей работу в ситуации, когда предшественники правительства Ельцина – Гайдара довели страну до буквального экономического краха.

Егор Гайдар формально не отвечал ни за что в стране с 15 декабря 1992 года: ровно 17 лет экономика живет без него. Просто сопоставьте: что сделал Егор Гайдар за 13 месяцев во власти при наличии критических для существования страны проблем и жесточайшей оппозиции и, например, премьер и президент Путин за 10 с половиной лет без оппозиции и в условиях, когда экономика к его приходу не просто пережила кризис августа 1998 года, но уже начала устойчиво расти.

Первые лица России в своих соболезнованиях синхронно сказали правильные слова о том, что Егор Гайдар мужественно принимал непопулярные решения и честно исполнял свой долг в переломную эпоху. Россия много, слишком много раз ломала себя через колено, уничтожая миллионы людей и доводя ситуацию до прямой гибели государства.
Егор Гайдар сделал все, чтобы переломных эпох в российской истории больше не было, чтобы власть перестала серийно калечить судьбы людей своей преступной и абсурдной политикой.

Мы меняем валюту, покупаем товары в магазинах и на рынках, имеем возможность свободно перемещаться по стране и по миру благодаря этому человеку. Ни одно правительство не может и не должно кормить народ — долг правительства создать условия, при которых люди могут заработать и прокормиться сами.

Егор Гайдар в критически трудных условиях построил остов российской экономики, создал такие условия. «Патриоты», даже в день смерти этого человека захлебывающиеся от восторга и ненависти к нему (хотя вроде бы не по-православному, не по-христиански), должны осознавать: если бы не он, им просто нечего было бы любить. Разве что память о стране, называвшейся Российской империей, а потом СССР.
Лучшей памятью о Егоре Гайдаре станет такая власть и такое общество, которые больше никогда не поставят Россию на грань гибели.

А теперь просто почитайте, что писал Егор Тимурович Гайдар, внук двух детских писателей, о том, что приключается с государствами, где власть слишком настойчиво игнорирует человеческую природу и объективные законы экономики: «26-го февраля 1917 года практически никто в Петербурге не предполагал, что царский режим может рухнуть. Измениться – может, стать более либеральным – да, но чтобы рухнуть… В 1789 году, накануне взятия Бастилии, никто в Париже тоже не предполагал, что режим может рухнуть. Это было полной неожиданностью и для элиты, и для участников событий. Я думаю, что кто-то из вас хорошо помнит реалии утра 19 августа 1991-го года. Ваш покорный слуга совершенно не предполагал, что режим рухнет в течение следующих трех дней. Ничего в российской истории не давало оснований для подобного рода гипотез… Это действительно так происходит: в какой-то момент у авторитарного, не очень популярного режима вдруг не оказывается ни одного надежного полка. После этого он рушится, причем рушится стремительно…»
www.gazeta.ru

РУКОВОДИТЕЛИ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ДЕЯТЕЛИ РОССИИ О ГАЙДАРЕ

Дмитрий Медведев, президент России:
– Ушёл из жизни выдающийся учёный-экономист. Государственный деятель, с именем которого связаны решительные шаги по формированию основ свободного рынка и переходу нашей страны на принципиально новый путь развития.
Егор Тимурович Гайдар был смелым, честным и решительным человеком. И в период кардинальных перемен взял на себя ответственность за непопулярные, но необходимые меры. Он всегда твёрдо следовал своим убеждениям, что вызывало уважение его единомышленников и оппонентов.
Память о Егоре Гайдаре навсегда останется в наших сердцах.

Владимир Путин, премьер-министр России:
– Кончина Егора Тимуровича Гайдара – тяжелая утрата для России, для всех нас. Не стало настоящего гражданина и патриота, сильного духом человека, талантливого ученого, писателя и практика. Не каждому государственному деятелю выпадает возможность служить Отечеству на самых переломных этапах его истории, принимать ключевые решения, которые определят будущее страны. Егор Тимурович Гайдар достойно выполнил эту сложнейшую задачу, проявив лучшие профессиональные и личные качества. Он не стал уклоняться от ответственности и в самых непростых ситуациях с честью и мужеством «держал удар». Светлая память о Егоре Гайдаре навсегда останется в сердцах его родных и близких, – всех, кто знал этого замечательного человека.

Аркадий Дворкович, помощник президента России по экономике:
– Безумно жаль, что не стало Егора Тимуровича. Для меня он был участником, одним из лидеров команды, не побоявшейся взять на себя громадную ответственность в один из самых сложных периодов истории страны. Человеком, которого легко критиковать, но которого нельзя критиковать с сегодняшних позиций, не зная сложностей, с которыми он столкнулся.
Он был наиболее авторитетным российским экономистом, на котором можно было тестировать новые идеи, чем иногда пользовался и я. Он быстро оценивал все плюсы и минусы нового предложения и заставлял работать более качественно. Ушел добрый и порядочный человек. Скорблю.

Анатолий Чубайс, глава корпорации «Роснано», в 1991-1992 годах председатель Госкомимущества:
– Это был великий человек. Великий ученый, великий государственный деятель. Мало кто в истории России и в мировой истории может сравниться с ним по силе интеллекта, ясности понимания прошлого, настоящего и будущего, готовности принимать тяжелейшие, но необходимые решения.
Огромной удачей для России стало то, что в один из самых тяжелых моментов в ее истории у нее был Егор Гайдар. В начале 90-х он спас страну от голода, гражданской войны и распада. Все последние годы он был интеллектуальным и моральным лидером для всех нас. Для меня он был и навсегда останется высочайшим примером честности, мужества и надежности.
Эту потерю я буду чувствовать всю жизнь. a-chubais.livejournal.com

Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, в 1994-1997 министр экономики России:
– Перед Россией задача стала задача колоссальной важности и трудности. Было очевидно, что плановая экономика скончалась, все сошлось в одну точку - и назревшие проблемы, и перестройка, и низкие цены на нефть. Надо было принимать решение, которое выводило бы на перспективу, давало бы будущее стране. Реформы не создали совершенной экономики, но сломали старые тормоза и потихоньку со скрипом Россия начала поворачивать на новую дорогу.
Несмотря на то, что решения были непопулярными, Гайдар взял на себя ответственность. Он понимал, что завтра на него будут показывать пальцем. По сути, он был камикадзе, так как после этого он вынужден был расстаться с политической карьерой.
Гайдар был великим человеком и по нравственным качествам, и по мужеству, и по силе воли, и по глубине понимания проходивших в истории России процессов. Гайдар был единственным министром за последние 150 лет, если не больше, который был на своем месте, потому что знал, что делать и был готов делать. Даже те, кто его ругают за реформы, в душе понимают, что он был прав.

Леонид Гозман, сопредседатель партии «Правое дело»:
– Он замечательный человек. Всякий раз, когда я с ним говорил, я понимал, что разговариваю с историей, так как 18 лет назад Гайдар спас страну и все человечество. Ведь тогда Россия была в шаге от распада и гражданской войны, а наш распад и гражданская война могли означать начало ядерной войны в масштабах всего мира.

Борис Немцов, сопредседатель движения «Солидарность», в 1991-1997 губернатор Нижегородской области:
– Я в шоке, честно говоря, мне очень тяжело говорить. Мы работали с Егором Тимуровичем в очень тяжелое время, когда распадалась страна. Он был назначен и.о. премьера примерно в то же время, когда я был назначен губернатором Нижегородской области – осенью 91-го года. Выбор был между гражданской войной и реформами. Тогда, например, в Нижегородской области запасов хлеба было на три дня, матери вставали в 4 часа утра, чтобы купить молока детям, мужики переворачивали автобусы... И выбирая между гражданской войной и реформами, Егор Тимурович выбрал реформы. Он спас страну от войны. Да, его многие не любят, кто-то даже ненавидит, но они должны знать правду. Кремлевские фальсификаторы и пропагандисты позже говорили, что Гайдар все испортил – ничего он не испортил, наоборот, он спас страну. Иначе все пошло бы по югославскому сценарию. И еще он – один из основателей современной России. И я ему за это благодарен. И все, кто это понимает, тоже ему за это благодарны.

Ирина Хакамада, в 1999-2003 вице-спикер Государственной думы от партии СПС:
– Егор Гайдар – фигура историческая, национального масштаба, человек, который едва ли не единолично задал нашей стране вектор положительного развития, устремил ее в будущее. За это все и всегда будут ему благодарны, что бы ни говорили его враги, которые за счет очернения Егора хотели сколотить себе политический капитал. В личном плане это был человек, напоминающий Андрея Дмитриевича Сахарова, - человек абсолютной интеллигентности, под которой таились харизма и мужество честно говорить то, что думаешь.

Михаил Федотов, в 1992-1993 министр печати и информации России:
– Для меня, конечно, сообщение о смерти Егора Гайдара было ударом. Буквально месяц назад мы встречались. Тогда собрались многие из нас, из первого «правительства реформ»; мы отмечали годовщину нашего правительства. Он был в полном расцвете сил, и физических, и интеллектуальных.
Я убежден, имя Егора Гайдара останется в российской истории навсегда, его будут вспоминать как одного из крупнейших российских реформаторов, как вспоминают тех, кто стоял рядом с Петром Великим и Александром II. Он великий реформатор не только из-за того, что он ученый, но и великий гражданин.
Он продемонстрировал фантастическую отвагу и смелость, когда пришлось взять на себя труд руководить страной тогда, когда она находилась на грани коллапса. И он, и все мы, понимали, что мы составили правительство камикадзе, понимали, что то, что мы делаем, будет болезненно. Болезненно, но необходимо. Мы понимали, что нас будут ненавидеть, но ненавидеть как врача, который делает болезненную операцию, спасая при этом жизнь.
Он делал ошибки как всякий человек, который идет вперед по дороге, которую впервые видит. Но топтаться или тем более идти назад было бы преступно и разрушительно.

Александр Хандруев, в 1992-1998 зампред Центробанка России:
– Трудно переоценить тот вклад, который Гайдар внес в преобразование облика российской экономики. Он взял тяжелый труд – сдвинуть экономику с мертвой точки. Задним умом легко говорить и ругать, но тогда никто не знал, как делать. Гайдар выбрал задачу первопроходца, а на таком большом пути нельзя было избежать ошибок. Гайдар взял трудную ношу – принял издержки реформы на себя. Царствие ему небесное и пусть земля будет пухом.

Оксана Дмитриева, депутат от фракции «Справедливая Россия»:
– Мы были идеологическими противниками, но по-человечески для меня это горькая утрата, поскольку мы были знакомы еще с 80-х годов, когда вместе занимались наукой. То, что он сделал уже вошло в историю, но оценивать его вклад будут по-разному. Для меня было важно, что он был способен на благородные поступки. В 1995 году, когда я еще была в партии «Яблоко», ее не регистрировали на выборы. И тогда Егор Тимурович, который тогда возглавлял «Выбор России» заявил, что если «Яблоко» не зарегистрируют, то это будут не выборы, а профанация и он тоже не будет участвовать. В итоге «Яблоко» зарегистрировали, а «Выбор России» проиграл, хотя если бы нас не зарегистрировали, он бы прошел в Думу. Не многие способны на такое. Он никогда не был приспособленцем, оставался верен себе. Это и раньше вызывало уважение и сейчас. Поэтому это большая потеря. А главное, что с ним начинает уходить целое поколение. Он был одним из самых ярких и ушел первым.

Никита Белых, губернатор Кировской области, в 2005-2008 лидер партии СПС:
– В это очень трудно поверить. Он сыграл такую большую роль в истории нашей страны, что пока ее нельзя полностью оценить и осознать. Ему было всего 53 года… Я достаточно много общался с Егором Тимуровичем и относился к нему с безмерным уважением. Он оказал огромное влияние на мою партийную деятельность, на мои политические и экономические взгляды. Гайдар всегда поражал своим умом, своей порядочностью, своей безмерной ответственностью и глубиной. Его уход – огромная потеря для всех. belyh.livejournal.com

Григорий Явлинский, в 1993-2008 лидер партии «Яблоко»:
– Выражаю глубокие соболезнования в связи со смертью Егора Гайдара. Он взял на себя ответственность за будущее страны, когда почти никто не знал, что и как делать. История новой России навсегда будет связана с его именем. «Интерфакс»

Михаил Касьянов, в 2000-2004 премьер-министр России:
– Егор Гайдар внес неоценимый вклад в формирование нового государства – Российской Федерации. Вместе с Борисом Ельциным они обеспечили переход из тоталитарного государства в новую Россию и начали строить демократическое государство с рыночной экономикой. Гайдар принял на себя всю тяжесть ответственности за абсолютно необходимые, но болезненные реформы. Реформы не бывают популярными у граждан. Но ответственность политиков и реформаторов заключается именно в том, чтобы по завершении реформы обеспечить положительные результаты для большинства граждан. Егор Гайдар был именно таким ответственным экономистом и политиком. Я уверен в том, что абсолютное большинство российских граждан в недалеком будущем по достоинству оценят политическое мужество и талант экономиста Егора Гайдара.
www.gazeta.ru


Владимир Милов

СПАСИБО ГАЙДАРУ
http://www.gazeta.ru/column/milov/3301759.shtml

Политический путь Егора Гайдара, его реформы и критика его реформ – это, увы, весьма характерная для России повесть о противоборстве политической ответственности с политическим фрирайдерством. И лучшая иллюстрация сущности российской политической культуры – культуры коллективной безответственности и паразитизма, которую нам необходимо решительно ломать через колено.
Можно долго рассуждать о реформах Гайдара, соотношении объективных обстоятельств и ошибок того времени, обсуждать, что было причиной гиперинфляции – гайдаровская либерализация цен или безумная денежная эмиссия в последние годы существования СССР и при первых руководителях российского Центробанка Матюхине и Геращенко.
Однако сегодня, оценивая политическое наследие Егора Гайдара, гораздо важнее попытаться воссоздать точную картину происходившего в тот момент, когда он пришел в российское правительство и начал реализацию своей программы реформ. Точность важна не только ради лучшего понимания нашей собственной новейшей истории – увы, обросшей штампами, как дно корабля обрастает ракушками после долгого плавания. Она важна и для того, чтобы поставить диагноз паразитическому типу поведения российского политического мейнстрима, безответственному «агрессивно послушному большинству», которое, увы, задает погоду в российской политике и сегодня.
Сценарий не меняется – сначала это «модернизационное большинство» из всех сил подлизывается к сильной власти, а потом, когда авантюрная политика властей доводит страну до краха, сломя голову бежит в кусты – лишь для того, чтобы переждать и, спекулируя на трудностях выхода из кризиса и неизбежных ошибках, утопить тех, кто взял на себя ответственность за сложные реформы.

Существует теория о том, что «антинародным реформам Гайдара» имелись некие «конструктивные альтернативы». Сегодня, когда многие уже подзабыли, что и как, эта фантастическая теория в духе Фоменко-Носовского служит одним из стержней антилиберальной пропаганды в России.
А что на самом деле? А на самом деле реформы Гайдара осуществлялись в условиях полной капитуляции любых альтернативных политических сил. Никто и не думал предлагать никакую «альтернативу». V Съезд народных депутатов РСФСР, где большинство составляли коммунисты, осенью 1991 года одобрил предложенный Ельциным пакет экономических реформ, включавший в себя пункт о форсированной либерализации цен (еще до прихода Гайдара в правительство, заметьте!), 876 (!) голосами за, при этом лишь 16 депутатов проголосовали против. Об альтернативных предложениях не было и речи.
Тот же самый съезд подавляющим большинством голосов принял постановление № 1830-1 от 01.11.91 г. «Об организации исполнительной власти в период радикальной экономической реформы», предоставившее Ельцину суперполномочия по реализации де-факто любой, какой заблагорассудится, повестки дня сроком на год. «Все, что сделал податель сего, сделано для блага Франции».

Это сейчас коммунисты изображают из себя «борцов за справедливость». А тогда они стыдливо отдали Ельцину карт-бланш на любые действия. Почему? Большинство было просто растеряно и не знало, что делать. Но были и настоящие подлецы, которых цитировали газеты того времени, они «готовы отдать Ельцину все полномочия – пусть провалится, будет сметен, тогда мы появимся на сцене».
Среди тех, кто голосовал тогда за карт-бланш Ельцину на проведение экономических реформ, немало тех самых «державников», которые сегодня навешивают на демократическую оппозицию чуждый ей ярлык «чем хуже, тем лучше». Собственно, как и среди 188 членов Верховного совета РСФСР, 12 декабря 1991 года проголосовавших за ратификацию Беловежских соглашений (при 6 против и 7 воздержавшихся), а позже обрушивавшихся с нападками на Ельцина за «развал СССР».

Ну да бог с ними, державниками и коммунистами – быть может, у той части либеральных демократов, которая негативно относится к Гайдару, было что-то за душой? Многие из них любят вспоминать о программе «500 дней», о Григории Явлинском.
Но мало кто из них любит вспоминать, что еще за год до вхождения Гайдара в «чрезвычайное» правительство Ельцина, 4 ноября 1990 года, в коллективном письме в «Комсомольскую правду» (с красноречивым названием «Почему сегодня неосуществима программа «500 дней») авторы программы «500 дней» фактически расписались и в ее нереализуемости и в том, что любая новая программа реформ неизбежно будет носить более жесткий характер. Аннушка уже разлила масло –президент Горбачев подписал Указ от 04.10.1990 «О первоочередных мерах по переходу к рыночным отношениям», пункт 1 которого объявлял фактическую либерализацию оптовых цен. После этого либерализация розничных цен была просто предопределена – с Гайдаром или без.
16 октября 1990 года, более чем за год до прихода Гайдара в правительство, сам Григорий Явлинский в письме к депутатам Верховного совета РСФСР признался, что его программа «500 дней» уже не может быть реализована. «Нельзя больше обещать людям стабильных цен на сегодняшнем уровне, нельзя обещать поддержания сложившегося уровня жизни, нельзя даже надеяться на укрепление рубля в ближайшее время», «вход в рынок будет не через стабилизацию, а через усиливающуюся инфляцию», - писал Явлинский.

Он оказался прав – так все и получилось. Только, в отличие от Гайдара, взявшего на себя ответственность, Явлинский предпочел выдвигать заведомо невыполнимые условия (вроде «честного политического союза М. Горбачева и Б. Ельцина», о котором он говорит в упомянутом письме) и красиво умыть руки.
Раннеперестроечные мечтатели и те политики-демократы, которые позже лили слезы о «социальной цене реформ», таким образом, не оставили Гайдару никакого ценного наследства в виде идей или программ, которые можно было бы реализовать на практике в тот момент.

Гайдару пришлось действовать интуитивно, в условиях цейтнота (между утверждением Гайдара в роли первого вице-премьера правительства и принятием постановления от 19.12.1991 № 55 «О мерах по либерализации цен» прошло 43 дня) и руководствуясь тем релевантным (пусть и с натяжкой) опытом, который имелся под рукой на тот момент – например, опытом Бальцеровича.

Осенью 1991 года в России не было никакого соперничества «антинародного правительства Гайдара» с несуществующими «конструктивными альтернативами». Была позорная капитуляция поджавшего хвост «агрессивно послушного большинства», увидевшего перед собой реальную перспективу голодных бунтов в нищей, доведенной коммунистами до банкротства стране и стремительно убежавшего от любой ответственности. Свалившего все на других.
И был Гайдар, который такую ответственность на себя взял и позже никогда ее с себя не снимал. Ни собирательную ответственность за все реформы в целом, включая произошедшее после его ухода из правительства, ни за конкретные чужие действия (например, безумную эмиссионную политику российского ЦБ в 1992 году). Гайдар категорически отказывался принимать для себя принцип «чем хуже, тем лучше» - даже в последние годы, когда такая позиция стала восприниматься многими как балансирующая на грани апологетики авторитаризма (хотя сам Гайдар постоянно и последовательно, пусть и в нежестких формах, российский авторитаризм критиковал).

Как бы ни относиться к гайдаровским реформам, следует признать, что пример Егора Гайдара – нетипичный для нашей страны пример ответственного поведения политика, никогда не пытавшегося спрятаться от тяжелых и непопулярных решений и искать для себя анекдотические оправдания типа «отсутствия честного политического союза между Горбачевым и Ельциным».
Спасибо Егору Гайдару за это.
Светлая ему память.


Космос Эрнста Теодора Гофмана
Очерк о философе, писателе, мыслителе Эрнсте Теодоре Гофмане (1766, Кёнигсберг – 1822, Берлин)
Жизнь в инореальности. 4 статьи
Статьи о том, как ниги, видеоигры, телесериалы создают когнитивную систему современного пользователя интернета
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum