Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
С Днем Матери
Поздравление читателей с Днем Матери в России
№14
(367)
25.11.2019
Вне рубрики
Что случилось с Россией?
(№9 [99] 10.09.2004)
Автор: Григорий Явлинский
Григорий Явлинский
Нельзя дальше жить так, как будто ничего не случилось, только потому, что беда не коснулась лично тебя или твоих близких. Уже коснулась.

Террористические атаки, в результате которых гибнут безвинные и безоружные люди, дети, женщины не имеют в принципе никаких оправданий - ни политических, ни моральных, ни религиозных, ни идеологических. А у операции по освобождению заложников всегда одна главная и единственная цель - спасение жизни людей. Все остальные цели - наказание террористов, государственный престиж, личные амбиции и т.п. - вторичны. Штурмы возможны лишь как самое последнее средство.

Федеральный центр в Беслане не сформулировал приоритет: главная и единственная цель - спасение заложников и в первую очередь - детей. Не был создан штаб с реальными и безусловными полномочиями. Не был назначен такой начальник штаба, который имел бы право и был бы обязан принимать любые решения с целью спасения жизни заложников, включая и рекомендации о том, нужно ли и в какой форме участвовать в этом процессе лично президенту. Не было и политического решения Кремля о переговорных контактах. Поэтому не было переговоров с террористами Аслаханова, Дзасохова, Зязикова. Состоялся только контакт Руслана Аушева, который завершился относительно удачно, но не имел продолжения.

Президент не нашел никого в ФСБ, МВД, МО или Совете Безопасности, кто мог бы руководить операцией. Он был вынужден принимать не только политические, но и многие тактические и технические решения по операции и сам по существу оказался в постоянном диалоге с террористами. И именно в этом характерная черта всей нашей системы управления.

С оперативной (военной) точки зрения ситуация была сверхсложной: более тысячи заложников, большая часть которых дети. Перевозбужденное местное население, которое в тех условиях невозможно было изолировать. На месте событий появились и вооруженные представители каких-то группировок. Что стало непосредственной причиной срыва: случайный взрыв в школе, неуправляемые действия ополченцев вокруг нее или что-то еще – уже не важно. Но хаос и тяжелый длительный бой закончились катастрофой. В условиях политической нерешительности и проволочек - трудно представить, какой спецназ мог бы с этим справиться.

Конечно, составной частью трагедии явился международный терроризм, но это не главное. Списывать все на внешние факторы – значит, прятаться от проблемы. Пятнадцать лет политики унижения, укрощения, обмана, подавления народа в Чечне не могут не иметь трагических последствий.

Необходимость содержательной и ответственной экономической политики для всего северо-кавказского региона очевидна. Необходимы рабочие места - сегодня безработица там доходит до 80%, дороги, современная инфраструктура, образование, медицина. Необходимо, чтобы Северный Кавказ был на средне-российском уровне. Это дорого: по нашим расчетам, 6-7 % ВВП в течение 10-15 лет. Но в противном случае Россия расстанется с Кавказом или события там развалят саму Россию.

*     *     *

Невозможно решение проблем на Северном Кавказе без последовательной и настойчивой демократизации жизни людей. Именно они должны реально все больше и больше определять, кто будет ими управлять. Продолжение насилия из федерального центра не имеет перспективы. Необходимо немедленное прекращение бесчинства силовых структур - исчезновения людей, пыток, издевательств, убийств, карательных операций. Важнейшее дело - создавать для России друзей на Кавказе, а не новых врагов. Иначе парад «шахидов» не закончится никогда.

Нужны ли переговоры? Переговоры нужны всегда и везде - в первую очередь с противниками или даже врагами. И, конечно, с теми, кто играл активную роль на всех последних выборах, но был отодвинут Москвой в тень. Политические переговоры (это не переговорные контакты о заложниках!) не ведут с убийцами, похитителями людей и террористами. Разделять эти группы трудно, но абсолютно необходимо. Повестка дня переговоров может быть любая, но проходить они могут только на основе российской Конституции и российских законов.

*     *     *

Скоро исполнится 10 лет с того дня, как Борис Ельцин развязал войну на Северном Кавказе и 5 лет, как Владимир Путин при поддержке так называемых "правых политиков" ("В Чечне возрождается российская армия") и значительной части СМИ ее продолжил. Итог ясен - война разрушает Россию и сливается с международным терроризмом.

Череда терактов подтвердила наличие в стране системной проблемы. Технические меры - расследование Совета Федерации, назначение губернаторов, народные дружины, отставки силовиков или региональных правительств не просто недостаточны, - они втягивают нас в бессмысленную имитацию деятельности, амортизируют общественное мнение. Продолжать апеллировать к бутафории демократии с частными требованиями - значит укреплять недееспособную систему еще и своим собственным участием.

Это не означает, что не нужна смена кадров в спецслужбах или что не следует укреплять режимы контроля. Все это нужно, но в наших условиях все это - обычное скольжение по поверхности, не решающее проблему безопасности. Чтобы пытаться противостоять терроризму, надо менять политическую и экономическую систему, которая сложилась в России в последние 10 лет в продолжение тоталитарной и авторитарной традиции. Эта система характеризуется отсутствием в стране независимых политически значимых СМИ, свободно избранного парламента, подчиняющихся только закону суда и прокуратуры, гражданского контроля за спецслужбами и правоохранительными органами, справедливых выборов. Она проявляет себя в полном слиянии бизнеса и власти, клановом управлении страной, коррупции. Органическим свойством такой системы является подавление независимых политических партий и мнений, атомизация и примитивизация гражданских организаций. Что может быть официальной публичной составляющей такой системы? Только ложь и умолчание. Мы видим это каждый день. Свободу слова, которая у нас была в начале 90-х, обменяли на деньги, собственность, власть.

Система эта сложилась неслучайно. Ее осознанно, умышленно строили под лозунгами: "У нас как в Китае", "Нам еще рано", "У нас такой народ", "Пока нужно так, а потом сделаем по-человечески", "Мы еще не дозрели", "Демократия - не для России". Занималась этим, кстати, наша доблестная элита - известные журналисты, политологи, пиарщики, политики, олигархи и прочие под управлением вначале Бориса Ельцина, а затем с особым успехом - Владимира Путина. Это называлось: "управляемая демократия", "вертикаль власти", "стабильность", "сильная власть", "популярный президент", "единство страны", "третий путь", "Евроазия", "многополярный мир".

Эта система устраивает узкий круг людей, назвавших себя государством, успешно обслуживает их экономические интересы. Правоохранительные органы "заточены" обеспечивать безопасность этого круга, а защищать граждан страны, в том числе и от терроризма, они не приспособлены.

Поэтому важно не столько то, кто именно совершал те или иные поступки или принимал решения, а то, что вся система автоматически сработала на защиту власти, ее приоритетов и амбиций, а не людей, не детей. Так она работает всегда, будь то теракт или дефолт. Режим, действующий на основе принципа достижения политических побед любой ценой и объявления поражений победами во имя сохранения престижа власти, развивает радикальные настроения, вызывает скрытый рост преступности и экстремизма, который прорывается наружу в самых отвратительных формах.

Кому власть готовит площадку? Кто может прийти на ее место, кто разделается с ней, обвинив во всем, что происходит? Судя по предпосылкам, по набору инструментов подготовленных для взятия власти в авторитарной системе, где всем в стране управляют из одной комнаты, это вполне может оказаться и фашиствующая группа. Захват командных высот для них будет делом одного дня. Бюрократия даже не пискнет. И так называемый, Запад, промолчит, а может быть, даже хлопнет в ладоши. Как же: ОМУ - здесь, энергетические ресурсы - тоже самые большие в мире. Поэтому для Запада - "Лишь бы не было войны"…

Вывод понятен: сложившаяся сегодня в России политическая и социально-экономическая система не способна защитить страну от терроризма, создавать конкурентоспособную современную экономику, обеспечивать достойную жизнь. Косметические меры, отставки и назначения, комиссии и указы не помогут.

*     *     *

Но проблема не только в этом. В условиях жизни на развалинах советской системы, под руководством худшей части советской номенклатуры и ее выдвиженцев, при полном сломе всех нравственных и культурных координат, массированное целенаправленное манипулирование и оболванивание людей дало результат. К сожалению, именно такая система адекватна стране, тому, что называется современным российским обществом, и, кроме того, отражает еще и некоторые весьма существенные мировые тенденции.

Жизнь после Беслана показывает чрезвычайно горькую вещь - не только гражданского, вообще общества в стране, похоже, нет. Люди хорошие есть, их много, а общества нет. Сейчас везде говорят только про Беслан. Как будто не было взрывов в Москве, гибели пассажиров самолетов, не вспоминают Ингушетию, Дубровку и все то, что за эти годы произошло в Чечне. Привыкание и страх перед властью диктует линию поведения абсолютного большинства - покорность и всеядность.

В такой ситуации систему менять некому. Политика - такой вид человеческой деятельности, который апеллирует к общественным устоям: морали, нравственности, идеям, культуре. Иногда временное забвение устоев компенсируется динамичным экономическим развитием, но в условиях, когда устои подвергаются испытаниям и не выдерживают их, политика в современном смысле, утрачивает свое значение.

Что случилось с Россией? Она утонула. Во лжи и цинизме.

*     *     *

Но жить надо дальше и пытаться выплыть. Нельзя идти ко дну в этом море лжи и цинизма. Есть люди, их немало, которые не могут иначе. Однажды глотнув правды и свободы, понадеявшись на возможность жить в России, соблюдая человеческое достоинство, они стали внутренними "невозвращенцами".

Общие ориентиры движения ясны. Наша Конституция (при всех ее существенных недостатках) предполагает: реальное разделение властей на представительную, судебную и исполнительную; общественное телевидение и отмену государственной цензуры; гражданский контроль за деятельностью правительства, спецслужб, правоохранительных органов; неприкосновенность частной собственности, справедливую конкуренцию. Ответ на вопрос "что делать" по большому счету ясен. Главный вопрос - как?

*     *     *

Первый шаг: широкое общественное требование открытого доступа к политически значимым средствам массовой информации, прекращение неконституционной государственной цензуры. Это позволит высказывать людям разные мнения о том, что происходит, объяснять природу терроризма в России, говорить о коррупции, теневой экономике, обо всех запретных сегодня темах. Нужно требовать информационной открытости в стране, того, чтобы не смели подавлять любые независимые голоса, прекратили пропаганду виртуального благополучия. В то же время нужно быть готовыми к тому, что телевидение будет сознательно маргинализировать роль общественного мнения с помощью политических провокаторов, интриганов или болтунов-балбесов.

Необходимо вновь за многие годы добиться серьезного разговора, о котором могла бы знать страна. Конечно, условием такого разговора является возможность узнавать правду. Он не может быть построен на сообщениях о том, что в школе 354 заложника. Надо бороться за то, чтобы люди понимали и заставили власти признать, что корреспонденты СМИ - не агенты спецслужб или боевиков, а взрослые и ответственные люди, настоящие патриоты, которые сами могут принимать решения. И перестать затыкать им рот, когда они хотят сказать людям, что в школе более 1200 заложников, что у школы стоит толпа вооруженных неконтролируемых людей и это рано или поздно кончится катастрофой.

А еще – нельзя, чтобы, когда одновременно потерпели катастрофу два больших пассажирских самолета, пресса имела лишь право скупо цитировать скудную официальную позицию. Нужна нарастающая кампания против лжи и за свободу слова. Эта кампания сможет объединить тех, кто считает себя или действительно является оппозицией. Придумать лозунги такой кампании - не сложно: "Долой государственную цензуру!", "Долой коррупцию на телевидении!", "Официальную ложь - под суд!"

Продолжением сможет стать и дискуссия с участием первых лиц государства, и круглый стол с ними, и первые честные выборы. Но это потом. А пока нужно просто дать людям говорить и слушать. В ходе открытой, не манипулируемой, не кастрируемой общенациональной дискуссии постепенно может быть выработана идея страны, основанная на свободе, ответственности, чувстве меры.

15 сентября 2004 г.
__________________________________
© Явлинский Григорий Алексеевич
www.yavlinsky.ru
Преступность и бизнес
Статья посвящена роли и значению преступности в функционировании американского бизнеса. В рассуждениях автора ...
Блогеры об атаке ФСБ на физиков
В Физический институт имени Лебедева РАН пришли с обыском. Обыск прошёл и у директора института, члена-корресп...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum