Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Коммуникации
Особенности периодизации в истории болгарской журналистики (1844-1944).
(№4 [202] 22.03.2010)
Автор: Ясен Бориславов
Ясен  Бориславов
Периодизация в истории – будь-то политическая, экономическая или культурная история - является устойчивой проблемой. Это также относится к любой общественной сфере со своей логикой развития, которая связана с общимм социальном контекстом исторического периода. История болгарской журналистики не является исключением. Как нет "одной" истории, так нет и „одной" журналистики, а множественность заставляет нас всмотреться в скрытые силы развития, помимо сухой событийности факта. "История по существу двусмысленна в том смысле, что является виртуально событийной и виртуально структурной ", - говорит Поль Рикер [1].

Большинство обзор документов по истории болгарской журналистики, которые предлагают варианты периодов, придерживаются установленной политической историей периодизации [2], или допускают расчленение материалов в соответствии со структурой их собственных исследований [3]. Следует отметить, что из-за специфики развития прессы болгарского Возрождения (которая выходила в основном в Турции и Румынии), большинство авторов в этот период объединяют хронологические и географические критерии. Таким образом, развитие периодической печати оказывается как бы поймано в ловушку исторической и точнее политической событийности, что – не будучи полностью неправильным и неприемлемым – делает дифференциацию социально-экономических, институциональных, культурных, демографических и технологических факторов, определяющих логику развития в этой области, довольно трудной.

Единственное полное исследование проблем периодизации истории болгарской журналистики было проведено проф. Филипом Панайотовым [4]. По его мнению, у истории журналистики не может быть периодов, существенно различных от периодизации национальной истории. В то же время, он полагает, что неправильно механически переносить периоды национальной истории на историю журналистики [5]. Предложенная им периодизация истории болгарской журналистики охватывает четыре основные эпохи:

I.     Эпоха возникновения и развития болгарской публицистики в средневековой Болгарии и первые века османского владычества.
II.     Возникновение и развитие новоболгарской публицистики и печати эпохи болгарского Возрождения.
III.     Развитие болгарской журналистики в эпоху капитализма (1878-1944).
IV.     Развитие болгарской журналистики в эпоху социализма [6].

В данной работе мы не будем рассматривать вопрос о том, в какой степени определение средневековых текстов как журналистика приемлемо и не является ли оно анахроничным (нельзя забывать, что периодическая печать является продуктом модернизационных мировоззренческих перемен, характерных для Реформации и эпохи Просвещения). Автор находит основания для этого в обстоятельстве, что некоторые из этих текстов звучат публицистически.
Для эпохи болгарского Возрождения, проф. Панайотов предлагает четыре периода: первый - до Крымской войны, второй – после Крымской войны, третий – охватывающий революционной журналистики Раковского, Каравелова и Ботева и четвертый – включающий печать времени Апрельского восстания 1876 года и Русско-турецкой войны 1877-1878 годах. Эпоха капитализма делится на два основных этапа – до и после начала общего кризиса капитализма и победы Великой Октябрьской социалистической революции. Для нас естественной границей между этими двумя этапами является Владайское солдатское восстание и конец Первой мировой войны (1918)[7]. После этого разъяснения об „эпохе капитализма” (1878-1944) предлагаются 14 отдельных коротких периода, которые следуют политической событийности и периодам управления отдельных правительств:

1.     От 1878 до 1885.
2.     Время Объединения Болгарии и Сербско-болгарской войны 1885 года.
3.     После Объединения и во время режима Стамболова.
4.     От конца прошлого и начала нашего столетия до около 1904 года.
5.     1904-1912 годах.
6.     Во время Первой и Второй Балканских войн.
7.     Период Первой мировой войны.
8.     В годах послевоенного революционного кризиса и управления Болгарского земледельческого народного союза (1918-1923).
9.     Во время Июньского и Сентябрьского восстаний и в первые года управления Демократического сговора (1923-1925).
10.     Во время второго правительства Демократического сговора (1926-1931).
11.     Во время управления Народного блока (1931-1934).
12.     После военно-фашистского переворота 19 мая 1934 года.
13.     Во время Второй мировой войны.
14.     Во время подготовки и проведения социалистической революции[8].

Каждая периодизационная схема является эвристической моделью, что означает, что любое усилие для такой перестановки рассматривается через линзу текущего культурного и политического момента. В этом случае, увязывание периодизации с политическими событиями представляет определенную трудность, так как отражает развитие преимущественно партийных газет и журналов без отношения изменений в других социальных сферах – в культуре, экономике, образовании и науке, профессиональном обучении, здоровье и гигиене, спорте, развлечениях, домашнем хозяйстве, моде, и т.д., которые также экстенсивно отражались болгарской прессой. Они - области, которыми в конце 19-го и начало 20-го столетий интересовались сотни газет и журналов. Кроме того, такая периодизация не принимает во внимание развитие болгарской прессы как автономная институция с ее собственной структурой, которая реагирует не только на политические воздействия, но также восприимчива и к влияниям более глубоким, широким и мощным, исходящим из социальных, экономический, демографических и культурных процессов. Более всестороннее представление можно получить, применяя к истории болгарской журналистики так называемый метод "длительной временной протяженности" (longue duree) Фернана Броделя, учитывая хорошо известной рекомендации [9]: Если история по своей сути призвана обратить специальное внимание продолжительности, из всех движений, на которые ее можно расчленить, долгосрочный период в этом веере кажется нам самой полезной линией для наблюдений и размышлений, общей для социальных наук[10].
Периодизация, основанная на долгосрочных периодах позволила бы понять каким образом модернизационные трансформации в болгарском обществе, связанные с глубокими, хотя и нелегко сводимыми к конкретным фактам социальными процессами, находят свое отражение в развитии СМИ.

За столетний период между 1844 и 1944 гг. репертуар болгарских периодических изданий состоит из около 10 000 названий газет и журналов [11]. Во время Возрождения (1844-1878) их в общем 106 (или 1%). В течение следующих десятилетий их число нарастает в геометрической прогрессии. Только за семь лет - с 1879 по 1885 гг. их 140, а темпы роста сохраняются на следующие десятилетия. Та же самая тенденция относится и к книгоизданию. За весь период Возрождения - от 1806 года, когда в свет вышла первая новоболгарская печатная книга (“Неделник” Софрония Врачанского), до 1878 – опубликовано около 1800 заглавий, а в конце века уже издается в среднем по 700-800 в год. Накануне войн цифра становится еще внушительней – более 1700 заглавий в год в очень широком тематическом диапазоне: в области общественных наук, религии, филологии, историческая и географическая литература, а также и популяризаторские, справочные и исследовательские сочинения по вопросам права, экономики, педагогики, медицины и земледелия. Издательская деятельность сконцентрирована главным образом в столице – здесь печатаются 49% книг и 48% периодических изданий [12].

Два решающих фактора определяют динамику развития болгарской периодической печати – рост грамотности и развитие городской культуры. Интенсивность этих процессов во время Возрождения и в период после освобождения от османского владычества весьма различна.

По официальным данным в 1880 году грамотность населения страны была на уровне 3,3 % (5% среди мужчин и 1,5% среди женщин). В следующие года цифры постепенно, но быстро повышаются, и в 1910 году грамотность уже составила 46,3% среди мужчин и 20,5% среди женщин (33,4% в среднем).

Также плавными, но интенсивными были демографические процессы – в Софии в 1880 году было 20 000 жителей, но за последующие три десятилетия население увеличилось в пять раз. Подобным, хотя и не так выраженным, был процесс в других городах. Развитие городской культуры и государственных институций связано с появлением новых профессиональных и социальных сообществ (чиновники, учителя, адвокаты, врачи, работники, торговцы и т.д.), для которых информированность была условием их гражданского существования. Нарастающая потребность в информации – не только политической, но и образовательной, професиональной, культурной или о развлечений или текущих событиях - определяла динамику развития периодической печати, которая естествено расширила свой тематичский репертуар.

В качестве иллюстраций к этому процессу на пороге ХХ века можем привести известные литературные и культурные издания как „Мисъл” (1892-1907), „Българска сбирка” (1894-1915) и „Художник” (1905-1909), а также и внушительное число специализированных как „Български колоездач” (1899-1943), „Български ловец” (1899-1911), „Български турист” (1902-1943), „Български търговски вестник” (1893-1918), „Винарско-земледелчески вестник” (1896-1899), „Женский свят” (1893-1898), „Мода и домакинство” (1897) „Смях и сълзи” (1898), „Кво да е” (1902-1922), „Птицевъд” (1903), „Пчела” (1902-1944), „Градинар” (1905-1933), „Пожарно дело” (1906), „Келнерски глас” (1908 -1934), „Акушерски глас” (1903), „Електричество” (1908-1910) и еще десяток подобных, нарастающей тематической пестроты. Очевидно, что у каждого из этих изданий была своя публика с ее интересами, которые ни партийные газеты, такие, как „Мир”, „Пряпорец”, „Работнически вестник” или „Земеделско знаме”, ни информационные ежедневники как „Отзив”, „Вечерна поща”, „Дневник” и „Утро” могли удовлетворять полностью. Это разнообразие изданий создает впечатление об обществе, которое в своем большинстве интегрировано прессой.

Рассматрение долгосрочного периода как более надежный инструмент наблюдения за историческими процессами позволяет сделать другую периодизацию истории болгарской журналистики, которую можно разделить на два этапа – Возрожденский (1844-1878) и Современный (1879-1944) [13].

В Возрожденском этапе обрисовываются два основных периода, разделяемые Крымской войной (1853-1856). В первом в журналистике доминируют просвещенские темы и издания, а во втором преобладают политические, в том числе об укреплении церкви и национальной независимости. В целом в Возрожденском этапе журналистикой решаются вопросы консолидации нации.

Современный этап всецело подвластен модернизационным трансформациям в болгарском обществе – политические, институциональные, экономические, культурные, образовательные, демографические. Он тоже не является гомогенным и в нем можно различить три периода с разными по характеру и динамике процессами. Первый охватывает время от 1879 года до начала войн (1912). Это три десятилетия ускоренного развития во всех общественных сферах проходят под знаком так называемой либеральной модели. Что является существенным для журналистики в этот период - это постепенное становление ее модернизированной структуры; кроме газет и журналов основных политических партий к концу периода на газетных прилавках можно найти еще несколько влиятельных информационных ежедневника и множество специализированных периодических изданий – литературные, научные, экономические, професиональные, для женщин, спортивные, юмористическия, модные, по вопросам здоровья и т.д.

Второй период связан с войнами (1912-1918). Это экстремальное время, которое логично влечет за собой перемены в облике журналистики. Политическая тема является ведущей в основных партийных и информационных изданий, а много других приостанавливают. В 1913 году создается Дирекция печати с цензурными функциями – контроль и манипулирование общественными настроениями прессой.

Третий период охватывает время с 1919 до 1944 гг. Его обособление диктуется фактом, что катастрофические результаты войн резко изменили политический, социальный и культурный контекст болгарского общества. Кризис, который пережила страна. был не только экономическим, но и духовным. В политической жизни доминировало резкое противостояние между крайне левыми и правыми авторитарными идеологиями. В журналистике это было видно как по лавинообразному потоку легальных и нелегальных левых изданий, так и по профашистским уклонам на страницах официозной прессы. После переворота 19 мая 1934 года партийные издания были запрещены, что дает основания считать эту дату пограничной в отношении политической прессы, но не журналистики в целом. То же самое, кстати, относится к некоторым более ранним репрессивным законодательным и административным актам – Законе о печати (1921), Законе о защите государства (1924), создании отдела „Пресса” в Дирекции полиции (1927).

Характерным явлением в период между войнами были литературные и культурные издания как „Златорог” (1920-1943), „Хиперион” (1922-1931), „Стрелец” (1927), „Развигор” (1921-1927), „Везни” (1919-1922), „Пламък” (1924), „Маскарад” (1922-1923), „Ведрина” (1926-1927), „Българска мисъл” (1925-1943), „Р.Л.Ф.” (1929-1934), „Литературен глас” (1928-1944), нередко объединяющие модернистские или традиционалистские эстетические взгляды с левыми или правыми политическими установками.

Присущие довоенному периоду модернизационные процессы сегодня получают новое развитие, распознаваемое в продолжающемся росте специализированных изданий, росте провинциальной печати, а также и в так называемой „американизации” прессы в виде крупномасштабных фотографий и реклам, информационных заголовок и коротких жанровых форм. Существенным моментом модернизационных тенденций было появление радио, в начале как общественного института („Родно радио”, 1930), а после 31 марта 1935 года как государственное СМИ.

Будущие исследования, подкрепленные статистическими данными, вероятно сделали бы такую периодизацию более точной. В самом деле, каждая попытка новой периодизации скорее ставит, а не решает проблему, но в то же время позволяет прошлому и настоящему взаимно освещаться.

Литература и примечания:

1. Рикeр, П. История и истина. - София, 1993. - С. 62.
2. Этому принципу следовал и С.С. Бобчев в „Преглед на българския печат (1844-1894)” (В: Юбилеен сборник по случай 50-годишнината на българската журналистика...София, 1894), д-р. Б. Андреев („Начало, развой и възход на българския печат”. т. 1-2, София, 1946, 1948), а также и Г. Боршуков („История на българската журналистика 1844-1885”, София, 1976) и Вл. Топенчаров („Българската журналистика 1885-1903”, София, 1963, „Българската журналистика 1903-1917”, София, 1981).
3. Георги Николов. История на българския всекидневен печат 1877-1932. Кн. I и II. София, 1932.
4. Панайотов, Ф. Проблеми на периодизацията на историята на българската журналистика (1844-1944). Ежегодник Софийского университета. Факультет журналистики, 1979, т. 73, кн.1, 170-183.
5. Там же с. 172.
6. Там же с. 177.
7. Там же с. 178.
8. Там же с. 177-181.
9. Бродель, Ф. „История и обществени науки. Дългосрочният период.” В: Историци за историята, София, 1988. – С. 172-192.
10. Там же с. 191.
11. Иванчев, Д. Български периодичен печат. 1844-1944. Т.1-3, София, 1962-1969.
12. Эти данные цитированы Ани Герговой в ее статье “Книгоиздаването”. В: България 20. век. С., 1999. – С. 783-803.
13. Период после 1944 года остается за пределами этой статьи.
________________________
© Бориславов Ясен



Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum