Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Памяти Георгия Николаевича Данелии |

Публикации российских СМИ памяти великого кинорежиссера Георгия Николаев...

№05
(358)
10.04.2019
Естествознание
Этические проблемы современных генетических технологий
(№11 [209] 01.08.2010)
Автор: Марина Жарова
Марина  Жарова

Генетические технологии в конце 20 – начале 21 века прочно вошли в медицинскую практику. «Человечество с надеждой смотрит на генетику, которая, используя свои открытия, может изменить судьбу современников и потомков, дав им лучшее предопределение. …В историческом ракурсе генетика - это фермент, ускоряющий физическое и нравственное совершенствование человечества, и поэтому она останется "становым хребтом" цивилизации XXI в.»[1]. Генетическая диагностика и консультирование стали одним из видов медицинской помощи. Разрабатываются технологии генной терапии и инженерии. В области современных генетических технологий доминирует тенденция к разработке технологий, позволяющих конструировать, видоизменять биологическую природу человека, в частности, технологий генетического модифицирования организмов и животных, генная терапия, клонирование животных. 

В ходе научных разработок и применения генных технологий выявился ряд серьезных этических проблем, связанных с вмешательством в механизмы сохранения разнообразных форм жизни на Земле, прежде всего – жизни человека. 

На Третьем Московском международном конгрессе «Биотехнология: состояние и перспективы развития» (2005) Представитель Общего директората научных исследований Европейского Союза д-р М. Халлен отметил, что в последние 5-6 лет произошел прорыв в области изучения генома: расшифрован геном человека, многих млекопитающих и растений. Больших успехов в Европе достигли и такие отрасли биологии, как нанобиотехнология, создание биосенсоров и системная биология. Основное направление сегодняшних исследований европейских ученых в молекулярной генетике - использование геномных технологий для лечения онкологических заболеваний, СПИДа, малярии и туберкулеза.

Многие вопросы этих проблем нашли свои ответы в международных и отечественных этико-правовых документах. Свою позицию по этическим проблемам применения генных технологий выразили представители ряда религиозных конфессий. Но многие вопросы еще не нашли однозначных решений и являются предметом дискуссий.

В настоящее время в области разработки и использования генных технологий существует ряд проблем, вызывающих этические опасения. Это проблема использования генных технологий для улучшения природы человека; проблема доступа различных слоев населения к возможности их использования; проблема генетического скрининга населения и генетической паспортизации населения; проблема сохранения тайны генетической информации; проблема коммерциализации процесса использования генетической информации и генных технологий; проблемы научных исследований в области разработки и совершенствования генных технологий; проблемы трансгенных растений и животных.

Область этических проблем, возникших в связи с развитием генетики, обусловлена рядом причин. Со времен античных философов в западноевропейской культуре утвердилась идея о том, что природа человека несовершенна и предназначение человека в том, чтобы использовать все свои силы и возможности для устранения этого несовершенства. Одним из таких «несовершенств» была признана смертность человека. На протяжении многих столетий человечество искало средства удлинения сроков жизни человека, стремилось найти «элексир молодости», средство, позволяющее стать бессмертным. Здоровье, долголетие (или бессмертие), высокий интеллект и разнообразные таланты, телесная красота человека стали благими целями в научных исследованиях, в том числе и в области генетики.

 Это создало моральные основания для признания вмешательств в биологическую, в том числе и генетическую природу человека допустимым. В конце 20 в. активно исследовалась проблема степени генетической обусловленности поведения человека, в том числе его интеллекта, характера, способностей и т.д. К началу 21в. выделяется проблема возможности «создания» человека с «откорректированным» генетическим кодом.

 В настоящее время появились научные знания и технологии, которые могут быть использованы для устранения ряда этих «несовершенств». В связи с этим возникают проблемы морально допустимых границ, условий и критериев применения генных технологий, т.е. в какой степени, при каких условиях и с какой целью могут быть применены те или иные генные технологии.

Исследования в рамках международного проекта  «Геном человека» стали знаменательным этапом в области генетических исследований и разработки генных технологий. Работы по реализации этого проекта шли во многих странах мира – США, Японии, Канаде, России и других странах Европейского Союза. В США они начались в 1990 году под руководством лауреата Нобелевской премии Джеймса Уотсона. В 2002 г. проект был завершен.

Цель проекта состояла в описании нуклеотидных последовательностей ДНК всех хромосом человека. В результате исследований в рамках проекта «Геном человека» была составлена полная карта генома человека. В настоящее время идут исследования по изучению локализации в ней всех генов. С каждым годом открывается все больше генов, ответственных за возникновение конкретных заболеваний или предрасполагающих к ним. В настоящее время обнаружены и секвентированы гены, ответственные за ожирение, эпилепсию, слепоту, высокое артериальное давление, астму, остеопороз, меланому, регуляцию роста, артрит, рак груди и яичников, сердечно-сосудистые заболевания и болезнь Паркинсона. Установлена генетическая основа многих психических заболеваний, таких как аутизм, аффективные расстройства, шизофрения и другие. Однако, методы коррекции генетической патологии еще полностью не выработаны. «Человечество получило только каталог содержимого клетки, но не инструкцию, как им воспользоваться - библиотека пока закрыта» [2]. 

Идея генетического усовершенствования человека предполагает, что биологические признаки могут быть зафиксированы, определены их количественные параметры, и они могут программироваться. С этими вопросами неразрывно связаны вопросы определения нормы и отклонений от нее, как в лучшую, так и в худшую сторону. В настоящее время существуют нормы не только для биологических процессов, протекающих в организме человека, но и для интеллектуального, психического, социального и культурного развития. Отклонения от таких норм неизбежно вызывают желание «что-то исправить» в человеке. Идеи модификации человека путем коррекции его генетического аппарата актуализировали идеи евгенической концепции.

Наибольшего развития идеи «улучшения качества природы человека» достигли в рамках евгеники. Различные евгенические идеи высказываются многими современными учеными.

Евгеника – этот термин был предложен в 1883 году Френсисом Гальтоном для обозначения науки «улучшения человеческой расы путем более совершенного скрещивания». По его мнению, евгеника призвана разрабатывать методы социального контроля, которые могут исправить или улучшить расовые физические и интеллектуальные качества будущих поколений. Ф. Гальтон считал, что по наследству передаются все характеристики человека, включая моральные качества личности. По его мнению, в идеале можно вывести желательный «темперамент, характер и способности» в качестве видового признака, как это делают с собаками, и избавить человечество от менее желательных признаков, таких, как «склонность к пьянству», «склонность к преступлениям», «праздность», «склонность к нищенству», «неумелость». Он верил, что высшую человеческую расу можно вывести путем скрещивания и селекции [3]. 

По мнению сторонников евгеники, общество за счет развития медицины, социальной поддержки инвалидов и других «искусственных» мер улучшения качества жизни ослабило действие естественного отбора, в результате чего возникла опасность вырождения наций. «Субнормальные» индивиды, участвуя в размножении, «засоряют» так называемый «генофонд нации» недоброкачественными генами. Евгенические методы направлены на то, чтобы остановить генетическое вырождение населения. 

В евгенике существуют два направления - негативная евгеника и позитивная евгеника. 

Негативная евгеника должна приостановить передачу по наследству «субнормальных» генов, т.е. предотвратить наследование генетических особенностей алкоголиков, преступников, психически больных людей, гомосексуалистов и т.д. В качестве методов негативной евгеники в первой половине 20 века широко использовалась принудительная стерилизация. Например, первый закон о принудительной стерилизации по генетическим показаниям был принят в США в штате Индиана в 1907 году, а затем еще почти в 30 штатах. Всего до Второй мировой войны было зарегистрировано в США около 50 тыс. случаев принудительной стерилизации. 

Негативная евгеническая политика ярко проявилась в нацистской Германии, где возобладала идея создания идеальной арийской расы. В соответствии с этим использовались все методы предотвращения распространения нежелательных генов, среди которых преобладали насильственная стерилизация и физическое уничтожение носителей этих генов. «Есть люди, желающие убедить себя в том, что они лучше своих собратьев либо как личности, либо как члены класса или расы. Простейшая уловка - утверждать, что их превосходство генетическое. Другие справедливо отрицают существование таких вещей, как генетическое превосходство или неполноценность, но, к сожалению, заходят слишком далеко и попадают в объятия мифа о tabula rasa"», - писал 25 лет назад выдающийся американский генетик и эволюционист Ф. Г. Добжанский [4].

Позитивная евгеника ставит своей задачей обеспечить преимущества (например, финансовые) для воспроизводства людей, в наибольшей степени имеющих какие-либо ценные для общества качества. 

Это может достигаться несколькими путями: создание в обществе условий для воспроизводства «наиболее ценных» его представителей; отбор и дальнейшей использование для репродукции половых клеток и эмбрионов людей, имеющих нужные качества; манипулирование с геномом на уровне гамет и эмбрионов. Каждый из этих методов имеет свои этико-правовые особенности и уровень применения. Так, создание благоприятных условий для жизни и естественной репродукции «наиболее ценных» в каком-либо отношении людей стало фактически традицией в истории человеческого общества. Люди, проявившие себя в какой-либо общественно-полезной деятельности (научной, политической, экономической, духовной, спортивной, военной и т.д.), в подавляющем большинстве случаев имеют лучшие условия своей жизни, чем остальные граждане государства. Это затрагивает вопросы социальной справедливости, прав и достоинств личности, но в области социально-политической жизни общества на протяжении многих веков существовала и продолжает существовать такая практика.

«Селекция» половых клеток и эмбрионов по различным признакам, прежде всего, наличию аномалий в геноме, является элементом генетических и репродуктивных технологии и осуществляется в ходе генетической диагностики. Разнообразные методы медико-генетической диагностики являются своеобразной формой реализации евгенических идей. В настоящее время методы генетической диагностики позволяют получить информацию о наличии этих аномалий и предотвратить рождение детей с аномальной наследственностью. Это означает, что потенциальные родители могут использовать методы предохранения от беременности, сознательно согласиться на риск зарождения ребенка с вероятностью прерывания беременности по генетическим показаниям, отказаться от рождения своего ребенка и усыновить чужого, использовать технологию искусственного оплодотворения донорскими клетками. Все эти технологии оказывают, в конечном счете, влияние на качественные характеристики генофонда общества. Но методы генетической диагностики имеют и различный морально-этический статус – от однозначно морально осуждаемых до безусловно морально приемлемых.

В настоящее время допустимые методы влияния на механизмы наследственности человека используются после генетического консультирования и диагностики.

Медико-генетическое консультирование – это вид медицинской помощи населению, направленной на профилактику наследственных болезней, который оказывается в медико-генети-ческих консультациях и специализированных научно-исследова-тельских медицинских институтах. Оно представляет собой обмен информацией между врачом и будущими родителями, а также людьми, поражёнными болезнью, или их родственниками по вопросу о возможности проявления или повторения в семье наследственного заболевания. Главная его цель заключается в предупреждении рождения больного ребёнка.

Основными задачами медико-генетического консультирования являются определение прогноза в отношении будущего потомства в семьях, где имеется больной с наследственной патологией или предполагается рождение ребенка с такой патологией; уточнение диагноза наследственного заболевания с помощью специальных генетических методов исследования; объяснение обратившимся за консультацией в доступной форме смысла медико-генетического заключения и помощь в принятии правильного решения относительно дальнейшего планирования семьи; пропаганда медико-генетических знаний.

Генетическая диагностика осуществляется на различных стадиях жизни организма человека в форме предымплантационной и пренатальной диагностики, а также ДНК-диагностики человека (с рождения до конца жизни). В каждом случае возникают свои этические проблемы.

Предымплантационная диагностика  проводится в процессе использования технологии экстракорпорального оплодотворения и позволяет осуществить отбор «генетически здоровых» эмбрионов до их в процедуре переноса эмбриона в полость матки. 

Метод предымплантационной генетической диагностики, разработанный в Институте репродуктивной генетики в Чикаго группой ученых под руководством доктора Ю. Верлинского, предполагает проведение генетического анализа ДНК одной из клеток зародыша, полученного методом искусственного оплодотворения in vitro, достигшего в развитии стадии 8 клеток и еще не имплантированного в полость матки. При отсутствии патологического гена зародыш переносится в полость матки и продолжает свое развитие. При ее наличии эмбрион уничтожается и это вызывает ряд этических возражений, обусловленных неопределенностью статуса эмбриона.

Пренатальная диагностика – это генетическая диагностика на этапе внутриутробного развития человека с целью выявления имеющейся генетической патологии или генетической предрасположенности к возникновению в будущем заболеваний, значительно изменяющих качество жизни человека. Она неизбежно влечет за собой обсуждение вопроса о целесообразности продолжения беременности. 

В данном случае этической проблемой становится право лишения жизни потенциального человека, имеющего несоответствующий норме «уровень здоровья». Аборт здесь становится средством избавления родителей от забот о жизни и здоровье изначально больного ребенка. Но эта проблема имеет и более широкий смысл, связанный с осмыслением отношения общества к людям с ограниченными возможностями (инвалидам) и неизлечимо больным. Утилитаристские идеи резко противоречат гуманистическим: «неизлечимо больные и инвалиды – это балласт общества, на который напрасно расходуются материальные средства» - «каждый человек имеет право на жизнь, уважение его личности». Еще одна моральная сторона роли инвалидов и неизлечимо больных людей в обществе состоит в том, что их жизнь является основанием для проявления альтруизма, милосердия, человеколюбия – человечности в широком смысле слова. 

Расширение применения методов пренатальной генетической диагностики с целью заботы о здоровье человека ведет к изменению содержания понятия здоровье, которое становится тождественным понятию «генетическая норма». Следствием этого становится приемлемость идей евгеники о целесообразности «селекции» наиболее ценных для общества индивидов.

ДНК – диагностика человека на различных этапах его жизни применяется с целью выявления генетической обусловленности имеющегося заболевания, а также при анализе органов и тканей, предназначенных для трансплантации.

Использование ДНК-диагностики позволяет выявить наличие заболеваний, вызванных генетической патологией, и предрасположенность к ряду соматических и психических заболеваний. Выявление предрасположенности к развитию того или иного заболевания позволяет принять соответствующие профилактические меры. Она затрагивает область жизненных ценностей и стратегий поведения только одного человека, который принимает решение о том, как использовать полученную им информацию о собственном здоровье.

При генетической диагностике ДНК взрослого человека на первый план выходит проблема сохранения тайны медицинской информации и проблемы использования полученной генетической информации. Возможности современных генетических технологий, позволяющих получать информацию об имеющихся у человека аномалиях генетического аппарата и связанной с этим вероятности развития того или иного заболевания, ставят вопрос о необходимости и желательности для пациента этой информации. Этот вопрос является частью более широкого этико-философского вопроса о желательности для человека знания своего будущего, особенно неприятного. Хочет ли человек знать, что он неизбежно заболеет и какой именно болезнью? Хочет ли человек знать время своей смерти? Эти вопросы имеют большое значение для понимания потребностей людей в тех или иных биомедицинских технологиях и организации их применения на практике. В реальной жизни человек в подавляющем большинстве случаев подвергается медико-генети-ческому обследованию в соответствии со своим добровольным, осознанным решением, т.е. желая получить эту информацию о себе. 

Медико-генетическое консультирование и диагностика проводятся в соответствии с принципами добровольного информированного согласия, с обязательным соблюдением правила конфиденциальности.

Массовое обследование (скрининг) населения. С появлением пренатальной диагностики стал возможен скрининг популяций, характеризующихся высокими частотами тех или иных наследственных заболеваний. Скрининг позволяет выявить супружеские пары с высокой степенью риска и контролировать каждое их зачатие, исследуя развивающийся плод. Так, например, выявляют серповидноклеточную анемию, часто встречающуюся у выходцев из Западной Африки. Это имеет большое значение для охраны здоровья граждан государства.

Генная терапия. Генетические технологии нацелены, прежде всего, на то, чтобы оказывать терапевтическое воздействие на организм человека при генетических заболеваниях, особенно тяжело протекающих, инвалидизирующих его. Генная терапия представляет собой новый метод лечения генетически обусловленных заболеваний, основанный на замене гена, ответственного за заболевание, «здоровым» геном. Целью генной терапии является «исправление» деятельности генов, которые вызывают или способствуют развитию конкретных заболеваний или патологических состояний. Несмотря на то, что первые исследования в этой области начались в 1990 г., генотерапия остается сугубо экспериментальной процедурой, далекой от широкого внедрения в медицинскую практику[5].

Генная терапия осуществляется в двух формах: соматическая генная терапия и зародышевая генная терапия.

Соматическая генная терапия представляет собой такое вмешательство в генетический аппарат человека, в результате которого приобретенные свойства проявляются на клеточном уровне и не передаются по наследству. Этот вид терапии разрешен во всех странах мира, владеющих данной технологией.

Зародышевая генная терапия предполагает вмешательство в генетический аппарат эмбриона на различных стадиях его развития. Этот вид генной терапии находится в настоящее время на стадии научных исследований и разработок. По мнению многих исследователей, он представляет опасность неизвестных, непрогнозируемых при помощи средств современной науки последствий не только для развития самого человека, но и отдаленных последствий для его потомства.

Многие специалисты отмечают, что граница между генной терапией и позитивной евгеникой трудно определима. Д. Нейсбит считает, что по мере того, как пренатальная генная терапия станет усложняться и совершенствоваться, родители почувствуют искушение не допускать никакого отставания своих детей от нормы. Активное использование генной терапии может привести к изменению социокультурных и медико-биологических норм – норм анатомо-физиологических, психологических, эстетических, моральных и др.

Генная инженерия является направлением современной науки, в котором разрабатываются технологии кардинального изменения и конструирования генетического аппарата человека и других живых организмов.

В 2001 году были опубликованы сообщения о первых «генетически модифицированных» детях, появившихся в результате использования генных технологий для лечения бесплодия женщин, вызванного наследственными факторами. 

В настоящее время уже имеется первый опыт получения детей с заранее заданными генетическими параметрами. В институте репродуктивной генетики в Чикаго по просьбе родителей и с использованием методов предымплантационной генетической диагностики были «произведены» дети. Особенности будущих детей были заданы в соответствии с очень благородными, гуманными целями – спасение жизни ранее рожденных, но страдающих смертельно опасными заболеваниями детей. Один ребенок должен был стать наиболее подходящим донором костного мозга для своей старшей сестры, страдающей смертельной формой анемии, другие дети своими клетками могли бы помочь при лечении лейкемии и талассемии [6].

Специалисты по биоэтике, ученые и представители религии обращают внимание на опасность распространения «конструирования» детей родителями в соответствии с желательными для них признаками, причем речь идет о выборе не только анатомо-физио-логических параметров, но и задатках определенных способностей, типе темперамента и т.д. 

Возможности генетического «модифицирования» человека неизбежно приводят к вопросу об ответственности за подобные манипуляции. Современный биолог У. Френч Андерсон считает: «Мы так мало знаем о человеческом организме! Но мы знаем и так мало и о сути самой жизни, что нам не стоит применять генную инженерию для улучшения чего бы то ни было. Наш долг – с максимальным чувством ответственности войти в эру генной инженерии. И это означает, что нам следует использовать эту мощную технологию только для лечения и не применять ее для других целей» [7]. 

Большинство специалистов в области этических проблем генных технологий сходятся во мнении, что «уникальность жизни каждого отдельного человека и ценности каждого человеческого существа должны исключать генетические улучшения»[8].

Проблема доступа различных слоев населения к возможности использования генных технологий является частным случаем проблемы социальной справедливости в области современной биомедицины. Общепризнано существование неравенства различных слоев населения в доступе к новым биотехнологиям, которое определяется преимущественно экономическими и социально-политическими факторами. Известно, чем более наукоемким, технологически сложным и соответственно дорогим по материальным затратам является лечебно-диагностический метод, тем меньшему количеству людей он доступен.

В настоящее время медико-генетическое консультирование стало доступно практически всем желающим и нуждающимся в нем. Методы генной терапии продолжают оставаться на стадии научных исследований и разработок и применяются очень избирательно. Генная инженерия – область определения возможностей использования генных технологий для модификаций организма человека.

Проблема использования генетической информации становится все более актуальной по мере расширения использования генетической диагностики и консультирования. Кому должна предоставляться информация генетического обследования человека? Только ему самому или его родственники тоже имеет право на ее получение? Имеет ли право работодатель, страховщик или иные представители общества знать информацию об особенностях генома человека? Как человек может использовать эту информацию? Правомочно ли создание «банков генетической информации» и введение «генетической паспортизации»? Несмотря на этическую спорность многих из этих вопросов и их правовую неопределенность, многое уже имеет место в жизни современного общества.

В нашей стране вопросы использования генетической информации решаются в соответствии со статьями 30 (п.6) («Права пациента»), 31 («Право граждан на информацию о состоянии здоровья») и 61 («Врачебная тайна»).

Врачебную тайну составляет не только информация, полученная в процессе генетической диагностики и консультирования, но и факт обращения в медицинское учреждение, предоставляющее услуги по генетической диагностике и консультированию. Пациент имеет право получить информацию о результатах ДНК-диагностики, наличии заболевания, прогнозе и методах лечения в доступной для него форме, также как и в других случаях обращения за медицинской помощью. Необходимым предварительным условием любого вмешательства в геном человека, как и других медицинских вмешательств, является информированное добровольное согласие гражданина. Данное условие оказывается трудно выполнимым в случаях, когда речь идет о пренатальной и предымплантационной диагностике, причем согласие от родителей, родственников или доверенных лиц не может считаться в полной мере правомочным, поскольку окончательно не определен ни моральный, ни правовой статус человеческого эмбриона.

Американский микробиолог, профессор М.Л. Сильвер считает, что когда генетические репродуктивные технологии сделаются коммерчески доступными и начнут неравномерно распределяться среди населения, эта технология (примерно через триста лет) создаст подвид людей («натуралов»), неспособных к спариванию с генетически улучшенными представителями человеческого рода [9].

В США дискриминация, основанная на генетической информации, уже существует сегодня в страховом деле и на рынке труда. Активными сторонниками идентификации ДНК являются правоохранительные организации В тридцати двух штатах США ФБР уже создало новую национальную базу данных по генетической информации, получившую название Национальный ДНК-идентифика-ционный индекс, в котором содержатся  ДНК-профили осужденных преступников. В настоящее время во многих американских корпорациях вошло в практику получение генетической информации о своих потенциальных и работающих сотрудниках. 

Проблема использования генетической информации в развитых странах приводит к противоречию в области предоставления медицинских услуг населения. Д. Нейсбит отмечает, что в то время как ученые генетики учатся идентифицировать и лечить определенные наследственные заболевания, страховые компании используют ту же самую информацию для того, чтобы отказать в медицинском страховании этих заболеваний [10].

«Неприемлемый генетический профиль», «человек с высоким генетическим риском», «фактор ранней заболеваемости» - это речевые обороты, в которых отражается тенденция разделения людей по признаку качества его генетической информации, тенденция к дискриминации людей по генетическим признакам.   

Проблема коммерциализации области применения генных технологий и использования генетической информации. Генетическая информация стала в современном обществе товаром. Товарные свойства проявляются, начиная с этапа научных исследований и последующего процесса ее перехода в область научного знания общества. В области генетических исследований наиболее явно это проявилось при проведении исследований в рамках программы «Геном человека», которая с одной стороны потребовала значительных материальных вложений, с другой стороны поставила вопрос о правомерности патентования полученной информации. «Одна из фармацевтических фирм, принимавшая участие в проекте «Геном человека», попыталась запатентовать наиболее нестабильные гены человека с тем, чтобы в дальнейшем иметь эксклюзивное право на их "ремонт". После отказа фирма обратилась с иском в высшую судебную инстанцию США, откуда последовал мудрый ответ: "Человек не может патентовать то, что создано Богом и Природой" [11].

Например, американский Университет Дьюка имеет патент за получение гена болезни Альцгеймера, фирма «Герон» получила исключительную лицензию на ген клеточного бессмертия, компания «Миллениум фармасьютикалс» имеет патент на ген ожирения. За патентованием, как правило, следует выдача фирме, разрабатывающей соответствующее терапевтическое средство, лицензии на свои патенты с правом на процент прибыли от продаж разработанного средства. Получение информации в процессе медико-генетического консультирования также определяет статус информации как товара, за которую платит клиент организации, которая осуществляет консультирование. 

Проблема сохранения тайны генетической информации является актуальной этико-правовой проблемой в связи с тем, что в современном обществе все большее признание находит право человека на сохранение в тайне информации, касающейся его личности, принцип уважения прав и достоинства личности, а генетическая информация затрагивает все области жизнедеятельности человека – от физического здоровья до реализации его прав и свобод в обществе. Образцы ДНК являются более значимыми сведениями о человеке, чем отпечатки пальцев или традиционные медицинские данные. ДНК, имеющаяся в базе данных в настоящее время позволяет идентифицировать 4000 генетических маркеров, определяющих предрасположенность к некоторым психическим, эндокринологическим, онкологическим заболеваниям, склонность к алкоголизму и т.д.

При создании банков генетической информации о представителях тех или иных групп населения возникает опасность ее неправомерного использования, что может привести к различным видам дискриминации этих групп населения.

Этические проблемы создания трансгенных растений и животных возникли в результате широкого использования методов генной инженерии в области улучшения качества растений и животных, которые используются человеком в его жизнедеятельности. Трансгенные организмы являются продуктом деятельности человека по генетической модификации исходных природных организмов путем  переноса генов организма одного вида другому. 

Достаточно хорошо отработаны методы переноса чужеродных генов для домашних животных. Таких животных создают с целью получения в больших количествах белков, имеющих применение в медицине. Проводятся эксперименты по получению вида кошек, шерсть которых была бы лишена белка, вызывающего аллергию. В 2001 году исследователи Орегонского центра изучения приматов (США) сообщили о создании тренсгенной обезьяны [12]. 

Создание и использование человеком трансгенных организмов, особенно в качестве пищевых продуктов, вызывает у специалистов большие опасения в связи с недостаточной изученностью их влияния на здоровье человека. Использование трансгенных продуктов является по сути, внедрением в практику научных разработок, безопасность которых научно недостаточно обоснована.

Проблема статуса индивидуального генетического фонда. Индивидуальный генетический фонд – это компонент уникальной соматической индивидуальности и идентичности человека. Влияние генома на соматическую сферу не однозначно и не исчерпывается простыми причинно-следственными связями, оно лишь элемент в системе разнообразных влияний. Генетическая природа определяет границы и рамки развития, но не его качественное содержание. Это неоднократно подтверждено в исследованиях однояйцевых близнецов. Индивидуальный геном человека задает границы природного бытия человека, его деятельностный потенциал. «С точки зрения взаимосвязи личности и природы следует констатировать, что охрана индивидуального генофонда, обусловленная достоинством человека, относится, с одной стороны, к личности как субъекту нравственности, а с другой стороны к природным условиям начала и развития личностного бытия» [13]. При этом индивидуальный генетический фонд и его воздействие на развитие человека – это часть природных условий начала и развития личностного бытия. Следовательно, индивидуальный генофонд нуждается в особой охране. В данном случае принцип уважения личности проявляется как уважение к индивидуальному геному человека. «Чем более генофонд определяет и обусловливает развитие природных задатков личности, чем основательнее проявляются эти условия в формировании и становлении личности, тем более он нуждается в охране, которая касается именно природных задатков личностного бытия и опирается на достоинство личности» [14]. В соответствии с принципом уважения личности в области генетических технологий запрещено то, что представляет собой угрозу субъектным качествам человека.

Клопфер М. и Кольбе А. выделяют четыре принципа отношения к генофонду человека: принцип сохранности генетических условий зарождения жизни, принцип сохранности генетических условий свободного развития личностных качеств, принцип сохранности информационного самоопределения личности, принцип сохранности равенства в отношении условий работы с генофондом.

Следование принципу сохранности генетических условий зарождения жизни приводит к выводу о том, что манипуляции с геномом, которые определяют генетические условия зарождения жизни, исключают или значительно ограничивают самостоятельное жизненное целеполагание личности, которое предписано ему его достоинством, и должны быть полностью отвергнуты. Таким образом, образование гибридов, любые формы евгеники, клонирование оказываются абсолютно недопустимыми.

Принцип сохранности генетических условий свободного развития личностных качеств вытекает из уважения субъекта и индивидуального генома. В соответствии с этим принципом требуется защита генетических условий развития личностного бытия. Следование этому принципу приводит к выводу о необходимости ограничения условий проведения даже соматической генотерапии. В случае зародышевой генотерапии нарушается не только право человека на самоопределение, но и право на «естественное развитие собственного зародыша».

Принцип сохранности информационного самоопределения личности вытекает из учета права человека на знание или незнание своего индивидуального генетического фонда. Из этого принципа следует недопустимость любого диагностического анализа индивидуального генетического фонда человека без его согласия, предоставление  человеку информации о его генетических особенностях, противоречащей праву на незнание, разглашение тайны индивидуальной генетической информации.

Принцип сохранности равенства в отношении условий работы с генофондом обобщает три предыдущих принципа. Признание этого принципа делает невозможной дискриминацию по генетическому признаку, любое суждение о конкретной жизни как «имеющей ценность» или «не имеющей ценности», а также все виды селекции по генетическому принципу.

Генные технологии в религиозном аспекте предстают как способы деятельности человека, направленные на преобразование того, что создано Богом - человека, животных, растений. При этом возникает вопрос: человек стремится играть роль Бога или выполняет предназначение Божье?

Человек, созданный по образу и подобию Божьему, обладает способностью творить. Генные технологии могут рассматриваться как выполнение человеком своего предназначения в мире - совершенствования всего существующего в мире, в том числе и человека. Следовательно, сделать человека при помощи генных технологий умнее, здоровее, сильнее – это действовать в соответствии с намерениями Бога.

Противоположным этому является мнение о том, что человек, вторгаясь в основы жизни, тем самым пытается обрести власть над жизнью, причем руководствуется при этом некой моделью идеального человека, желаемых качеств животных, растений и т.д., которая формируется в обществе в определенных культурно-исторических условиях. 

Представители религии высказывают различные мнения о приемлемости применения тех или иных генных технологий. Католический этик Дерфлингер пишет: «Позиция Католической Церкви заключается в том, что использование генной терапии в принципе пригодно для излечения болезней и для исправления определенных дефектов. Например, провести генную терапию стволовыми клетками для коррекции нарушений при синдроме Дауна – это благая цель, каковую можно только приветствовать. То, что Церковь считает опасным и чему будет всегда в оппозиции, так это к идее использования генной терапии и инжениринга стволовых клеток для того, что называется позитивной евгеникой. Для того, чтобы создать лучшее человеческое существо» [15].

Русская Православная Церковь считает, что «развитие медико-генетических методов диагностики и лечения может способствовать предотвращению наследственных заболеваний и облегчению страданий многих людей. «Однако, целью генетического вмешательства не должно быть искусственное «усовершенствование» человеческого рода и вторжение в Божий план о человеке. Поэтому генная терапия может осуществляться только с согласия пациента или его законных представителей и исключительно по медицинским показаниям. Генная терапия половых клеток является крайне опасной, ибо связана с изменением генома в ряду поколений, что может повлечь непредсказуемые последствия в виде новых мутаций и дестабилизации равновесия между человеческим сообществом и окружающей средой» [16]. Русская Православная Церковь отметила, что методы пренатальной диагностики имеют двойственный характер. «Некоторые из этих методов могут представлять угрозу для жизни и целостности тестируемого эмбриона или плода. …Пренатальная диагностика может считаться нравственно оправданной, если она нацелена на лечение выявленных недугов на возможно ранних стадиях, а также на подготовку родителей к особому попечению о больном ребенке. Правом на жизнь, любовь и заботу обладает каждый человек, независимо от наличия у него тех или иных заболеваний. …Совершенно недопустимо применение методов пренатальной диагностики с целью выбора желательного для родителей пола будущего ребенка».

Особое мнение имеют представители буддистской религии. Это связано с тем,  что в буддизме нет верховного божественного правителя, в дела которого человек может вмешиваться. Существует только всеобщий мировой порядок, естественный ход событий. Поэтому для буддистов проблема использования генных технологий – это проблема целесообразности, необходимости  и степени изменений, которые можно внести в естественных ход жизни. 

Правовой аспект вопросов разработки и применения генных технологий отражен в ряде международных этико-правовых документов и отечественном законодетельстве. Это Декларация о проекте «Геном человека» (1992), Заявление о генетическом консультировании и генной инженерии (1987) Всемирной Медицинской Ассоциации, Конвенция Совета Европы о правах человека и биомедицине (1997), закон РФ «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» (2000).

В Декларации о проекте «Геном человека» в качестве основных критериев оценки проекта выдвинуты уважение личности человека, его автономии и принципа невмешательства в его частную жизнь, а также сравнительная оценка риска и пользы.

В Декларации отмечена опасность использования генетической информации в немедицинских и евгенических целях. «Концепция евгеники основывается на предположении о том, что гены имеют решающее значение в процессе формирования человека, а потому их распределение в популяции имеет решающее значение для изменения репродуктивного поведения. Согласно этой концепции, соображения общественного блага оправдывают ограничения свободы индивида»[17].

В «Конвенции о защите права человека и человеческого достоинства в связи с применением достижений биологии и медицины: конвенция о правах человека и биомедицине», глава IV посвящена этическим нормам и принципам, определяющим деятельность в отношении генома человека. В статье 11 зафиксирован запрет на любые формы дискриминации в отношении лица по признаку его генетического наследия. В статье 12 сказано, что прогностические тесты на наличие генетического заболевания или генетической предрасположенности к тому или иному заболеванию может проводиться только в медицинских целях или целях медицинской науки и при условии надлежащей консультации специалиста-генетика.

«Вмешательство в геном человека, направленное на его модификацию, может быть осуществлено лишь в профилактических, диагностических или терапевтических целях и только при условии, что оно не направлено на изменение генома наследников человека» (статья 13). Таким образом, признается вмешательство в геном отдельного человека, затрагивающее только его жизнь, но не влияющую на представителей его рода. 

В Конвенции (статья 14) также зафиксирован запрет на использование генных технологий с целью выбора пола, кроме случаев, когда это обусловлено наследственным заболеванием, связанным с полом.

В нашей стране действует федеральный закон, посвященный вопросам правового регулирования деятельности человека в области генно-инженерной деятельности – «О государственном регулировании в области генно-инженерной деятельности» (№83-ФЗ от 5.07.1996 в редакции ФЗ № 96-ФЗ от 12.07.2000). В данном законе определяются правовые нормы применения генной диагностики и терапии у человека. В соответствии с этим законом генно-инженерная деятельность должна основываться на следующих принципах: безопасности граждан и окружающей среды; безопасности клинических испытаний методов генодиагностики и генной терапии на уровне соматических клеток; общедоступности сведений о безопасности генно-инженерной деятельности; сертификации продукции, содержащей результаты генно-инженерной деятельности.

Таким образом, на уровне правовых норм закреплены требования к проведению генетических исследований и использованию генных технологий, соответствующие главным этическим принципам и нормам современной биомедицины.

 

Литература: 

1. Гуськов Е.П. К 100-летию генетики: от истока до устья – впереди океан. / Генетика. Эволюция. Культура: Избранные труды. Ростов н/д.: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2007. - С. 19. 

2. Гуськов Е.П., Жданов Ю.А. Метахимия природы (К 50-летию открытия структуры ДНК) / Генетика. Эволюция. Культура: Избранные труды. Ростов н/д.: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2007, с. 28. 

3. Нейсбит Д. Высокая технология, глубокая гуманность: технологии и наши поиски смысла / Джон Нейсбит при участии Наны Нейсбит и Дугласа Филипса; пер. с англ. А.Н. Анваера. – М.: АСТ: Транзиткнига, 2005, с. 187.

4. Добжанский Ф. Мифы о генетическом предопределении и о Tabula rasa // Человек. 2000. № 1. С. 10-25 

5. Биоэтика: вопросы и ответы. / сост. и отв. ред. Б.Г. Юдин, П.Д. Тощенко. – ЮНЕСКО, www.unesco.ru

 6. Захаров И.А. Этические аспекты последних достижений экспериментальной генетики / Евгеника в дискурсе глобальных проблем современности. – М.: Канон+, 2005, с.170.

7. Нейсбит Д. Высокая технология, глубокая гуманность…, с. 185.

8. Там же, с. 190.

9. Там же, с. 197. 

10. Там же, с. 203.

11. Гуськов Е.П., Жданов Ю.А. Метахимия природы…, с. 28 

12. Захаров И.А. Этические аспекты последних достижений экспериментальной генетики / Евгеника в дискурсе глобальных проблем современности. – М.: Канон+, 2005, с.172.

13. Клопфер М.,Кольбе А. Основы этики. 2005. www.i-.ru/biblio/archive/ klopfer _osnovi/ 03.aspx. 

14.Там же

 15.  Нейсбит Д. Высокая технология, глубокая гуманность…, с. 190.

  16. Архиерейский собор Русской Православной Церкви. Москва, 13-16 августа 2000 г. Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. XII. Проблемы биоэтики. http: // www. russian-ortodox-church. org.ru / sdl2r.htm.

17. Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы. Сборник официальных документов. – М., 1995, с. 73-74.

__________________________________

© Жарова Марина Николаевна

«Писала прямо набело…». Очерк об Александре Осиповне Смирновой-Россет
Очерк об Александре Осиповне Смирновой-Россет (1809, Одесса — 1882), фрейлине русского императорского двора, д...
Мотечкины истории о быте и нравах местных обитателей – 2
Миниатюры о провинциальной жизни в Германии, написанные выходцем из СССР. Авторский юмор, ирония, а иногда и с...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum