Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Гонка вакцин. Интервью профессора Василия Власова
Профессор Высшей школы экономики Василий Власов о том, кто спасет человечество о...
№08
(376)
22.09.2020
Культура
Интеллигенция и гламур
(№11 [209] 01.08.2010)
Автор: Андрей Максимов
Андрей Максимов

«Без горького перца салат не будет вкусен»

 

(болгарская пословица)

 

Я хочу честно предуведомить читателя: в названиях глав я буду использовать пословицы, которые придумал сам. Как это: сам придумал пословицы? А почему бы и нет, собственно говоря? Я придумал такой жанр: «пословицы народов мира». Не может же такого быть, чтобы народы мира все уже сами придумали? Вот я и решил свою капельку капнуть…При этом хочу предуведомить читателя еще и о том, что пословицы отнюдь не всегда имеют непосредственное и прямое отношение к сути главы.

 

А зачем же тогда ты, автор, их используешь?

 

Хочется. Моя книжка: что хочу, то и использую. А кроме того, они вдруг да и вступят с содержанием главы в какую-нибудь полифонию. Почему нет? А если не вступят, - тогда будем считать, что мы просто обкатываем новый жанр… В конце концов, название — это не более чем название, правда? Не в нем же суть…

 

Итак, что же такое — гламур?

 

Ну, это когда все шикарно-расшикарно, красиво-раскрасиво.

 

Не, не. Ответ хоть и весьма распространенный, но за верный не засчитывается. Вообще-то, о том, что такое есть гламур, мы будем рассуждать аж на протяжении всей книги. Гламур и интеллигенция — вот, собственно, и все наши темы для размышлений.

 

Но для начала, для старта, так сказать, попробуем все-таки понять: что же в этом самом гламуре - самое главное. (Вот тоже удивительные слова: «гламур» и «интеллигенция»… Нет у них синонимов. Ни у того, ни у другого, что характерно. Приходится их повторять столько раз, что аж самому противно. А что поделать?!) Надо сказать, что в результате долгих поисков литературы про гламур, мне все-таки повезло: удалось отыскать по-своему замечательную книгу. Это произведение так и называется: «Гламурненький альбомчик» (Сост. Аня Амасова. - М., 2007). Автор сего труда не кто-нибудь, а знаменитая Виктория Прутковская. Кто это такая? Да вы что?! Это ведь та самая прекрасная няня — героиня очень многосерийного сериала, который бесконечно идет по телевизору, который, как известно, все стерпит. Подчеркиваю: книгу написала не актриса Анастасия Заворотнюк — дай ей Бог здоровья и новых ролей, — а ее героиня. Это вот такой издательский, с позволения сказать, ход.

 

Главный вопрос сего «исследования» вынесен на обложку: «Как выглядеть гламурненько?» Подозреваю (точнее, хотел бы надеяться), что авторы создавали свое детище хоть немного, да иронично. 

 

 

Начнем — про гламур

 

Абсолютно убежден: книга будет воспринята огромным количеством молодых людей (особенно женского пола) как совершенно серьезное руководство к действию. Другими словами, на извечный вопрос «делать жизнь с кого?» — молодые люди будут радостно отвечать: «С альбомчика гламурного!» Как во всякой серьезной книге — тем более, ежели она издана большим тиражом, под твердой обложкой, да еще и с кучей иллюстраций, — в этой тоже есть предисловие. Его автор, естественно, сама Виктория Прутковская. Персонаж картины не только стал реальностью, но начал учить нас и наших детей, как нам жить (Должен сказать, что мне лично сериал «Моя прекрасная няня» кажется вполне даже симпатичным, и все-таки что-то внутри меня мешает воспринимать Викторию Прутковскую как героиню нашего времени). В предисловии Прутковская задает вопрос, над которым мы с вами сейчас и бьемся: «Что такое «гламур»?»

 

И, как и положено настоящему писателю, тут же на этот вопрос сама же и отвечает: «Это чары и волшебство. Это обаяние и очарование. Это умение околдовывать и пленять». Ну, все правильно. С самого начала было сказано: гламур — это когда все шикарно-расшикарно, красиво-раскрасиво.

 

Да, действительно, нам всем: и самим гламурщикам, и интеллигентам, и чиновникам, и политикам, и народу — в общем, всем, всем, всем проще считать гламур чем-то внешним.

 

На вопрос «что такое гламур?» проще всего давать ответ: «Гламур — это некий вариант роскошной жизни индивидуума».

 

На самом деле это не так?

 

На самом деле — это не главное. Точнее: не это главное.

 

Нам гораздо сложнее согласиться с тем, что гламур — это философия жизни, которая постепенно и незаметно завоевала нашу страну.

 

 Гламур — это философия жизни, которая постепенно и незаметно завоевала нашу страну. Когда в Общественную палату вошла одна из столпов гламура, одна из его идолов и икон — Тинатин Гивиевна Канделаки, можно было бы по этому поводу шутить: мол, какое общество — такая и палата… Но это была бы неуместная шутка. Гламур — настолько существенная часть нашей жизни, что его представитель просто обязан заседать в палате, которая призвана отражать интересы всех слоев общества. А гламур, дамы и господа, это слой. Да еще какой — слоище просто!

 

Так, может быть, государство специально поощряет гламур? Вроде как хочет, чтобы молодежь гламурничала и не отвлекалась на более серьезные вопросы? Поругать государство — это, конечно, занятие приятное во всех отношениях: без особого труда можно прослыть демократом, борцом и проч. и проч. Но я абсолютно убежден: общество, а не государство способствовало тому, что гламур родился и развился. Посадив Тину Гивиевну в Общественную палату, государство просто адекватно отреагировало на те процессы, которые происходят в обществе. В общем, если кому гламур, например, не нравится, смотреть надо в зеркало, а не за Кремлевскую стену.

 

Общество, а не государство способствовало тому, что гламур родился и развился.

 

Единственно внятная философия жизни, которая есть сегодня в нашей стране, — это гламур. Как единственная? А религия? Разве она не учит людей жить? Есть, конечно, религиозная философия, которая учит человека жить по заветам Своего Бога. Есть она сегодня, как была во все времена, и во все времена будет, покуда существует человечество. Но, во-первых, мы все-таки — светская страна, и никакая религиозная философия не может быть у нас главной. А во-вторых, это философия избранных, тех счастливцев, которых нашла вера.

 

Гламур же всеобщ. Его философия понятна и очевидна для каждого желающего.

 

Что такое философия? Это, если угодно, рекомендации по тому, как надо жить. Жизнь прожить — это ж, как известно, не поле перейти. Вот еще аж со времен Древней Греции и Рима философы все советовали людям, как бы им так достойно и правильно это самое поле миновать.

 

Ну, понятно, сталкивались мнения, спорили все, школы всякие философские создавали… И тут пришел гламур и сказал: «Философы, спокуха. О чем базар, коллеги? Все просто и однозначно». В чем же суть философии гламура? Не в красоте. Не в шикарности. И даже не в избранности.

 

Абсолютная победительность гламура в совершенной ясности критериев. Каковы же эти критерии? Они элементарны. Человек живет для того, чтобы быть богатым и знаменитым.

 

И всё?

 

Всё.

 

Точка.

 

Абзац.

 

Вот, собственно, и вся философия гламура. Может, конечно, и не глубока она, зато абсолютно понятна, предельно ясна, и, главное, философия эта призывна: зовет она в даль светлую.

 

Философию гламура не надо изучать — по ней надо жить. Интеллигенции по-прежнему кажется, что философия — это нечто чрезвычайно сложное, заумное, неясное. Многим вообще представляется, что цель жизни — это то, что надо искать, искать, да еще и не найдешь никогда. Гламур прост. И в этой своей простоте победителен: два критерия, два главных смысла жизни, две цели: богатство и слава.

 

Вопроса «для чего это все?» — задавать не надо. Гламур твердо знает: богатство и слава — самоценны и самодостаточны.

 

Нынче интеллигенция обзывает гламурным все то, что ей, интеллигенции, не нравится. На самом же деле, критерии гламурности элементарны. Как понять: человек ли, фильм ли, книга ли, спектакль… да что угодно! — гламурно или нет? Как понять? Если у человека, фильма, книги, спектакля… да чего угодно! — нет иных целей, кроме как прославить себя или своих создателей, — значит, это гламур.

 

А если находятся иные цели и мотивации, — значит, не гламур. Понятно, что, как и всякая философия жизни, философия гламура тоже диктует свое понятие о морали и нравственности. Вот интеллигенция, скажем, долдонит: нельзя читать чужие письма… Нельзя читать чужие письма…

 

«Чего это нельзя?» — удивляется гламур. «Просто нельзя и все», — повторяет интеллигенция знаменитую фразу из фильма Рязанцевой и Авербаха «Чужие письма». Вроде как образованность свою хочет показать. А гламуру все одно непонятно: чего это нельзя? Если можно в Интернет выложить момент зачатия собственного ребенка — то почему нельзя чужие письма читать? Вот зачем момент зачатия ребенка выкладывать — понятно: для увеличения собственной славы. А почему письма нельзя читать — не ясно. И вообще, как бы говорит гламур интеллигенции, вся эта ваша интеллигентская нравственность — штука не только очень скучная и бессмысленная, но еще и тормозящая движение. Ведь что такое нравственность, в сущности? Система запретов. Это, понимаешь ли, нельзя, то, видите ли, неприлично. Но ведь сказали же вам: надо быть богатым и знаменитым.

 

Точка?

 

Абзац?

 

Именно. Все остальное — в том числе и русская духовность ваша — к делу отношения не имеет. Русская интеллигенция наивно полагала, что духовность — это нечто, передающееся по наследству. Причем обязательно и всем. Трогательная в своей наивности интеллигенция была убеждена, что идеалы, воспитанные русской литературой, у всех наших сограждан в крови. Ага!

 

Как бы не так…

 

Вот например. В произведениях русской литературы — гляди-ка! — оказывается, описываются женщины, которые не хотят выходить замуж за богатого без любви. Ишь ты, чего удумали! Наш гламур отечественный за последнее время создал целую библиотеку — библиотеку!!! — книг на одну важнейшую тему: как выйти замуж за богатого. А любовь? При чем тут? Оставьте любовь вашей великой, духовной русской литературе. Нет такой отдельной ценности — любовь. Есть богатство и слава. Ежели любовь можно  использовать для увеличения того или иного, значит, она — ценность. Нельзя использовать — не ценность. Вот и все. Просто и понятно. Русская интеллигенция всерьез убеждена, что поиски нравственного идеала (как правило, ни к чему не ведущие, но значимые сами по себе) — занятие невероятно увлекательное, но как-то позабыла русская интеллигенция, что «развлечению» этому надо учить. А вот гламуру учить не надо. Сила его в том, что он здорово упростил жизнь. К чему, правда, все эти нравственные поиски, когда на вечный вопрос о смысле жизни есть ответ из двух слов: богатство и слава?

 

Никакой иной философии жизни никто — и, в первую очередь, интеллигенция — предложить не может. В то время как философия гламура спокойно и без всякого кровопролития завоевывала сердца моих сограждан, интеллигенция чуть нервно и весьма высокомерно поглядывала на этот процесс, ожидая, видимо, что гламур сам собой погибнет. 

 

А он погибнет?

 

Чего вдруг?

 

Разговоры о том, что наша почва не выдержит гламура, глубоко лиричны, а потому абсолютно несостоятельны. 

 

Наша почва выдержала даже большевизм, который, кстати, завоевал умы и сердца тоже во многом благодаря простоте лозунгов. Но он был кровав. А гламур бескровен. Разговоры про то, что гламур калечит души, убивает само понятие «нравственность», приносит какую-то новую, чуждую, отвратительную для русского человека мораль, — это все разговоры и есть. Может, и приятные для интеллигенции, но смысла, увы, не имеющие.

 

Если гламур все более завоевывает сердца и души россиян, — с чего бы вдруг говорить, что он нам чужд? Запретить гламур! За что? Да и, как известно, запретить ничего нельзя. Проверено веками: нет лучшего способа для распространения, чем запрет.

 

Хорошо бы, конечно, чего-нибудь взамен предложить. Но нечего. Предлагать, как мы уже тут много раз говорили, должна бы интеллигенция. Тут-то и возникает вопрос, которому мы и посвятим следующую главу: а есть ли, собственно говоря, у нас интеллигенция? Итак, пришла пора представить второго героя нашего повествования.

 

 

Начнем — про интеллигенцию, или «Хоть и большая голова у слона,

а он все равно бревна таскает» (зимбабвийская пословица)

 

Итак, на сцену нашей книги выходит второй герой повествования — интеллигенция. Раз выходит, значит, она все-таки существует? Конечно! Как же это — Россия без интеллигенции? Нонсенс прям какой-то…

 

Помните, еще много лет назад Андрей Вознесенский утверждал:

 

Есть русская интеллигенция. 

 

Вы думали — нет? 

 

Есть.

 

Не масса индифферентная,

 

а совесть страны и честь.

 

Есть в Рихтере и Аверинцеве

 

земских врачей черты —

 

постольку интеллигенция,

 

поскольку они честны…

 

Гениально! Нет, ну правда: гениально! Великий всё-таки поэт рядом с нами жил. Это да. Вообще, с чем, с чем, а с гениями в России всегда все было в порядке. И если бы интеллигенция равнялась гениям, то проблем не существовало бы вовсе: может, это кому-то покажется невероятным, но в России гении существовали всегда. 

 

Всегда?

 

За всю историю государства Российского не было ни одного дня, чтобы в стране не жил хотя бы один гений. 

 

Всегда-всегда. Буквально. За всю историю государства Российского не было ни одного года… Что там года!

 

Не было буквально ни одного дня, чтобы в стране не жил хотя бы один гений. В науке ли, в искусстве, в литературе… Ученый ли, актер или писатель, музыкант или философ, композитор или художник, — однако, гений всегда был. И, как правило, не один.

 

Представляете? Любой наш соотечественник всегда — подчеркиваю: всегда — имел хотя бы теоретическую возможность пообщаться с гением. Все — подчеркиваю: все — наши предки были современниками гениев. 

 

Гении — это такие тягловые лошади, которые вытягивают страну и тянут ее, тянут, тянут… Даже когда у них нет еды и крова, когда с разных сторон их нещадно хлещут плетками, — они тянут страну все равно. И выжила-то моя страна, сумела все выдержать и не рухнуть не только потому, что ей не дает упасть уникально стойкий русский народ, но и потому, что во все времена ее тянут гении — тягловые лошади нашей истории.

 

А вот как насчет «земских врачей»? Как насчет «постольку интеллигенция, поскольку они честны»?.. Как насчет той интеллигенции, которую великий русский интеллигент Дмитрий Сергеевич Лихачев определял как «интеллектуально независимую часть общества» (Лихачев Д.С. «Избранное. Мысли о жизни, истории, культуре». - М., 2006. С. 67.)? Существуют ли у нас носители интеллигентности, про которую тот же Лихачев говорил: «Интеллигентность — это способность к пониманию, к восприятию, это терпимое отношение к миру и к людям» (Лихачев Д.С. «Без доказательств». - СПб., 1996. С. 50)? Вот тут-то и начинаются проблемы: на эти вопросы однозначно и не ответишь… Гении — тягловые лошади российской истории.

 

Повторим: оно, конечно, невозможно, чтобы в России вообще интеллигенции не было. Есть. И совесть там…И интеллектуально независимая… И терпимость… И понимание… Конечно. А то как же! Ведь само слово «интеллигент», в нынешнем его значении, ввел в обиход не кто-нибудь, а именно русский писатель Петр Дмитриевич Боборыкин. Вот ведь тоже — бедолага: 18 огромных романов написал, 19 пьес… А помним мы его только потому, что он придумал слово «интеллигент», точнее — не придумал, а начал употреблять именно в том смысле, о котором мы сейчас и говорим. Ну да Бог с ним, с Боборыкиным. В конце концов, от большинства писателей вообще ни одного словечка не осталось… А тут — пожалуйста, живет. И споры постоянные вызывает.

 

Есть, есть русская интеллигенция! Она ходит в театры (реже — в кино). И рассуждает о тенденциях. Посещает выставки. И рассуждает о художественном процессе. Читает книжки. И тяжко вздыхает. Пишет книги, ставит спектакли, снимает кино и сама с собой все это обсуждает — страстно и пылко. Занимается наукой. Вдохновленная Россией, пишет и играет музыку, нередко вдали от предмета вдохновения. Нервно, практически с пеной у рта, обсуждает проблемы, которые ей кажутся политическими. Ругает экономический курс. (Причем любой.) Жалеет того, кто сидит в тюрьме. (Причем, за что посадили, не важно, — жалеет все равно.) Не верит власти. (Причем никакой и никогда.) Смотрит футбол. Пьет много, но без удовольствия, даже с трагической гримасой на лице. Очень любит ностальгировать по прошлому и надеяться на будущее. Настоящее не любит, потому что чувствует себя обманутой. (Причем всегда, в любую эпоху.)

 

И ни за что не отвечает.

 

Я думал, что проблема безответственности интеллигенции — проблема новая, типа — оригинальная. Но тут открыл знаменитый альманах «Вехи», который вышел в 1909 году и о котором мы еще будем говорить. Альманах открывается статьей великого русского философа Бердяева. Вот что, оказывается, писал Николай Александрович, повторю — сто лет тому назад: «Виновата и сама интеллигенция: атеистичность ее сознания есть вина ее воли… Мы освободимся от внешнего гнета лишь тогда, когда освободимся от внутреннего рабства, т.е. возложим на себя ответственность и перестанем во всем винить внешние силы. Тогда народится новая душа интеллигенции» («Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции». Репринтное издание 1909. - М., 1990. С. 26.). Хочется неинтеллигентно воскликнуть: «Ну, ни фига себе! Сто лет прошло! Вдумайтесь: век целый! И чего-то никак не нарождается «новая душа интеллигенции»… Сто лет… Это очень, черт возьми, много. Знаете, например, чем были озабочены ученые, как раз в то время, когда Бердяев писал эти абсолютно современные слова? Они думали, как решать проблему… навоза. Актуальнейшую в ту пору! Казалось очевидным, что к концу ХХ века будет такое количество лошадей, что необходимо уже сейчас решать, что делать с их навозом, дабы он не завалил все города. 

 

Прошел век. Ученых стали волновать принципиально иные проблемы. В космос полетели, атом открыли, компьютеры появились, мобильники. Да мало ли чего… Две мировые войны прошло. Две кровавые революции и одна бескровная! Сначала возникло, а потом распалось великое государство. А сколько раз за это время перекраивали мир! А сколько книг великих было написано, фильмов и спектаклей поставлено, музыки сочинено! Но вот что касаемо роли интеллигенции в жизни страны — ничего не изменилось! И, как сто лет назад, можем мы лишь мечтать о нарождении «новой души интеллигенции».

 

В начале прошлого века Бердяев не был услышан, и пришли большевики. В начале этого века призыв Бердяева вообще никому не ведом, и пришел гламур. Как водится, интеллигенция не стала брать на себя ответственность за это, а продолжала винить во всем некие неясные внешние силы. В том, что гламур победил, интеллигенция винит кого угодно, но не себя. Так все-таки, есть русская интеллигенция или нет ее?

 

Есть, конечно.

 

Вот в Англии, например, есть королева?

 

Безусловно.

 

Она нужна более всего для чего? Для того, чтобы быть символом.

 

Это-то тут при чем?

 

При том, что нынче интеллигенция нужна в России ровно для того же, для чего королева в Англии, — чтобы быть символом.

 

Конечно, в том, что в России интеллигенция начала играть роль английской королевы, не только ее вина. Тут, конечно, советская власть сильно постаралась. Именно ее стараниями в СССР интеллигенция служила прослойкой между рабочим классом и крестьянством. Нынче же, как мы уже заметили, интеллигенция все уверенней становится прослойкой между народом и гламуром, из последних сил не позволяя им окончательно слиться. А к прослойке какое отношение может быть? Понятно какое…

 

Только власть ли виновата сегодня в таком несерьезном отношении к интеллигенции? Помните, Державин искренно гордился тем, что «истину царям с улыбкой говорил»? Мне кажется, это — главное дело интеллигенции: истину говорить царям. С улыбкой там или без — это зависит от чувства юмора говорящего и слушающего. Сегодня интеллигенция перестала быть для власти авторитетом. И я, уж извините, не убежден, что в этом виновата власть. Когда интеллигенция смотрит на власть издалека, она относится к ней, как к некоей силе, которая все и всегда делает неправильно, безнравственно и плохо. Интеллигенция знает, что «власть отвратительна, как руки брадобрея». И вообще, в любое время, в любую эпоху действует такое негласное правило: ежели кто власть вдруг похвалит, то он — не до конца интеллигент. Критика власти — это, если угодно, видовой признак русской интеллигенции. 

 

Сегодня интеллигенция перестала быть для власти авторитетом. И я, уж извините, не убежден, что в этом виновата власть.

 

Однако стоит интеллигенции встретиться с власть имущими лицом к лицу, отношение ее резко меняется. Если случаются встречи писателей и власти, или ученых и власти, или кинематографистов и власти — то такое общение всегда и безусловно происходит в формате просьбы. Интеллигенция считает власть этаким всероссийским завхозом, который просто обязан быстро и незамедлительно решить все ее проблемы. Виновата ли власть в том, что интеллигенция перестала быть ее учителем, а стала у нее просителем? Великий русский поэт Юрий Давыдович Левитанский, который во время вручения ему государственной награды нашел в себе мужество сказать в лицо президенту России Борису Николаевичу Ельцину всё, что он думает о войне в Чечне, - воспринимается как чудак, совершивший подвиг. Вот когда писатели просят премьер-министра или президента дать денег, скажем, на издание журналов, а кинематографисты - на новое российское кино, сие воспринимается как норма.

 

К слову сказать, гламур побеждает тогда и там, где и когда интеллигенция перестает быть для власти авторитетом. Русская интеллигенция обиделась на народ, который оказался ее недостоин в силу собственной тупости и необразованности. (И книги читает недуховные; и передачи по телику смотрит пошлые; и спектакли предпочитает такие, чтоб посмешней и с сериальными звездами; и вообще — никакой народ не богоносец, а необразованная масса, и вообще…)

 

Русская интеллигенция обиделась на власть. (Демократии нет; свободы слова мало, а пошлости много, поэтому надо бы как-нибудь так сделать, чтобы, с одной стороны, цензуры не было, а с другой — пошлость на экраны не проникала; кого не надо — сажают в тюрьму, а кого надо — нет; на воспитание обращают мало внимания; на культуру и науку дают мало денег и вообще…) Поэтому осталась русская интеллигенция наедине сама с собой и может, как персонаж старой советской песни, петь себе тихонечко: «Тихо сам с собою я веду беседу…». Покуда интеллигенция в кругу самой себя обсуждала проблемы типа: «кто лучше отражает наше традиционно непростое время: Сорокин или Пелевин»; «до какой степени у нас есть свобода слова, а до какой — нет»; «как нам обустроить телевидение, а также всю Россию в целом»; «есть ли у нас какие-нибудь идеи, в частности национальные» и т.д. и т.п. — страну завоевал гламур со своими простыми, доступными, понятными принципами в количестве двух: № 1 — Даешь деньги! № 2 — Даешь славу! 

 

Наша высокодуховная, с корнями, историей, совестью, честью, принципами и проч. и проч. интеллигенция проиграла гламуру все, что только можно проиграть: отдала ему право диктовать свои идеалы, свои правила жизни, свои принципы… Запросто разрешила гламуру — который, к слову сказать, сама считает образчиком бездуховности — самому формулировать для народа, что такое любовь, дружба, моральные ценности, что такое жизнь, наконец, и в чем ее смысл.

 

В 2009 году ВЦИОМ провел опрос на тему: кого вы сегодня считаете элитой? То есть попросил: народ, мол, скажи, пожалуйста, кто для тебя является теми людьми, на кого надо равняться; кто играет в жизни страны наиболее важную роль; кто является самым лучшим…

 

Что же ответил социологам народ? В 25 верхних строчках рейтинга элитных людей не оказалось ни одного писателя и художника. Единственный режиссер — Никита Михалков. Театральных режиссеров — ни одного. Я уж не говорю, прости, Господи, про философов или ученых, которых нет здесь и в помине. Не попал в список ни один музыкант-исполнитель, а между тем сегодня буквально среди нас живут несколько великих музыкантов. 

 

Кто же попал?

 

Звезды политики и звезды эстрады, кино, телевидения… То есть те люди, которых показывают по телевизору. Путин, Медведев, Пугачева, Шойгу… Жириновский… Крутой… Кобзон… Лужков… Малахов… Зюганов… Киркоров… Собчак… и так далее. Элита — это зеркало общества. Как говорится: скажи, кого у вас считают элитой, и я скажу, в какой стране ты живешь. Для меня лично самым печальным является то, что в списке нет людей, которых бы уважали за их мудрость. Как уважали в свое время, скажем, Дмитрия Сергеевича Лихачева.

 

В зеркале элиты много что отражается. Это зеркало продемонстрировало: интеллигенция перестала играть в обществе какую-либо значимую роль. Интеллигенция может уважать каких-то политиков, но они никогда не являются для нее кумирами. Кумирами для интеллигенции являются свободолюбивые мудрецы. Тот же Лихачев или Сахаров. В списке элиты таких людей нет. Впрочем, есть ли они в стране вообще? Осталась русская интеллигенция наедине сама с собой и может, как персонаж старой советской песни, петь себе тихонечко: «Тихо сам с собою я веду беседу…»

 

Интеллигенция проиграла?

 

Интеллигенция проиграла гламуру за явным преимуществом другой стороны. Значит, на этом месте книжка закончена? Если один герой победил другого, то о чем речь? Нет, все-таки эта книжка не про бокс. Это с одной стороны. А с другой — английская королева ведь не просто символ, но символ живой. То есть она дает какие-то ориентиры. Как бы ни вела себя интеллигенция в данный конкретный исторический момент, какой бы беспомощной ни выглядела, — у нее все равно существуют некоторые ориентиры, с помощью которых желающие могут оценивать жизнь. Эти ориентиры вечные. Если они вдруг исчезнут, тогда исчезнет что-то самое главное, составляющее — извините за некоторую выспренность — основу нации и народа. Есть одна миссия, которую у интеллигента невозможно отнять: он — хранитель. И это еще больше сближает его с английской королевой. Так, может быть, настала пора подробнее поговорить о том, кто есть сегодня интеллигент? Нет, не настала. Как говорится, в порядке живой очереди — сначала поговорим о том, кто есть таков современный гламурщик. А перед этим будет пауза. У нас, знаете ли, в разговоре периодически будут возникать такие паузы с красивым и музыкальным названием «Фермата» (итал., также corona. франц. Point d`orgue) – остановка неопределенной продолжительности…

 

Вот он рождается. Человек. Будущий гражданин великой страны. Он рождается уникальным и единственным: Господь — штучный Мастер. Поначалу человек радуется всему и всему удивляется. Потому что он мал, а потом юн, удивление — это награда, которая дается всякому человеку за то, что он родился на этой земле. И вот он растет, человек. И чем больше вырастает, тем меньше удивляется. Взросление — это, в сущности, и есть постепенное исчезновение удивлений. Вся окружающая жизнь твердит ему об одном: только не задумывайся ни о чем, не углубляйся, не парься, не грузись…

 

Он идет в школу. С первого класса его начинают готовить к ЕГЭ. Думать не надо — это лишнее. Надо запомнить, где необходимо поставить галочки. И галочки должны быть правильными. Тренируйся писать правильные галочки в правильном месте — это очень важно!

 

У него появляется друг — и человек хочет подарить ему открытку с какими-то хорошими словами. Он впервые в жизни задумывается: какие слова надо говорить другу? Задумывается ненадолго: в магазинах целый набор открыток с готовыми текстами. Зачем думать? «Я много чего хотел подарить тебе, дружище, но помешал кризис. И я понял: я — вот твой лучший подарок». А вот еще, пожалуйста, практически в стихах: 

 

«Ты очень много значишь для меня, и в этот день

 

хочу тебе признаться: я искренне надеюсь, что всегда

 

с тобой друзьями будем оставаться!» 

 

(Все закавыченные цитаты, разумеется, подлинные: взяты с реальных открыток)

 

У человека появляется любимая. Думать над тем, что ей сказать? Какая глупость! Человек бежит в магазин за открыткой. «Знаешь, что такое счастье для меня? Счастье — это просто… Это ТЫ + Я». Эту фразу тоже можно — немного условно, конечно — назвать стихами. Почему нет? А то, что тысячи (если не миллионы) таких посланий получили тысячи (если не миллионы) других друзей и иных возлюбленных — так и плевать на то!

 

Фирм, выпускающих подобные открытки, — десятки. Одна из них называется «Открытое письмо». Чудесно! Вот, кстати, еще одна причина, по которой современным детям уже невозможно объяснить, почему нельзя читать чужие письма. Чужих писем просто нет — они общие, уже «открытые». Чудесно! Чем меньше моральных проблем, тем проще жизнь. Все эти морали ваши и нравственности — они вообще скучны, сплошное «грузилово». 

 

Однажды человек опаздывает на свидание и хочет объяснить своей возлюбленной причину опоздания. Сейчас он пошлет ей sms. Думать над текстом? Какая глупость. В любом мобильнике есть такая функция — «Шаблоны». Достаточно найти нужный: «я опаздываю, буду…»

 

Надо только вставить время — и готово. Как современно и удобно. Зачем тратить время и, главное, мозги на придумывание собственных слов? Это несовременно и непродуктивно. Дома человек по привычке включает телевизор. На экране шутят, стреляют и опять шутят, и опять стреляют. Нет, это не пир во время чумы. Это щекотка во время перестрелки. Главное: не напрягает. Родители долдонят: читай книжки! Читай книжки! Зачем, если весь мир говорит: не думай? Не думай! Не парься! Не грузись! Нет, если уж вы, родители, так настаиваете, чтобы я купил книгу, — пожалуйста. Прекрасно. Вот книжка. Называется «Гламурненький альбомчик» (Сост. Аня Амасова. - М., 2007). И человек покупает эту, с позволения сказать, книгу, о которой мы уже говорили. На первой странице — обращение не кого-нибудь, а лично самой Виктории Прутковской —знаменитой прекрасной няни! Вот что телеперсонаж говорит человеку: «Я искренне надеюсь, что чтение этого альбомчика доставит много приятных минут и поможет стать по-настоящему гламурненькой. Ты думаешь, это сложно? А я говорю — легко!..» «О, это то, что надо, — думает человек, — это то, к чему надо стремиться!» Не думай. Не парься. Не грузись. А сколько в этом альбомчике прекрасных советов! Еще вчера человек думал, что бы такое написать своей любимой в очередной sms-ке? А тут — пожалуйста — куча посланий. «Чувствуешь, кто-то нежно целует твои губы, — это я нежно целую тебя перед сном. Спокойной ночи!» Отлично! А что-нибудь про дневную любовь есть? Конечно. «Видишь эту sms-ку? Это часть моего сердца». Прекрасно! Школа продолжает учить ставить правильные галочки в нужных местах. Это, конечно, немного отвлекает от жизни. Потому что большую часть школьных лет у человека есть одно занятие — любовь. Говорят, человечество веками пыталось понять, что такое есть любовь и как ее завоевать. Какие глупости! Человечество просто не читало «Гламурненький альбомчик», в котором четко написано первое золотое правило любви: «Если ты хочешь, чтобы тебя любили другие люди, для этого вовсе не надо любить этих самых людей. Изначально надо полюбить саму себя (желательно взаимно). Поверить, что именно ты достойна счастья, а значит, любви окружающих». Какие проблемы? Все просто, как холодильник: открыл, съел, пошел дальше. И только так! Не думай. Не парься. Не грузись. А жизнь — она прекрасна. И только прекрасна. Она налетает на человека со страниц глянцевых журналов.

 

Какие же чудесные, прекрасные, манящие слова говорит эта влекущая жизнь! (Все слова — цитаты, взятые из журналов «Glamour», «Sex and the City», «Star Hit». Кстати, сообщаю, что, несмотря на английские названия, все журналы — наши, родные, русские). 

 

«Мех соболя, из которого сшита эта шуба, называют «мягким золотом».

 

«Наша роскошь — самая доступная… Любой может заказать частный самолетный или вертолетный рейс». «Давно не обедали в компании Пьера Кардена, Никиты Михалкова, Нэнси Шопар и других сливок общества? 

 

Тогда преломите с ними хлеб (и не только) в Париже… Тогда-то и тогда-то…»

 

«Актуальность вещей с леопардовым принтом сложно переоценить. А пренебречь ими просто невозможно». «Желая сэкономить деньги, мы с Дарси не стали выкидывать всю старую мебель…» «Вместо того чтобы томно прохаживаться мимо штангистов, выкладывайтесь на беговой дорожке — вид вспотевшей девушки наводит мужчин на мысли о том, как энергична она в постели…» А какие удивительные проблемы волнуют эту жизнь! Вопрос: Что надо, чтобы быть сексуальным? Ответ: Купить во время кризиса на Карибах самый дорогой дом в мире, за 90 миллионов долларов, как Роман Абрамович.

 

Так вот что такое сексуальность! Вопрос: Что делать, если у человека нет вкуса? Ответ: Его можно приобрести, и начать лучше с ног, подарив им шоколадно-трюфельный SPA-педикюр. Так вот как воспитывается вкус! Вопрос: Как сделать, чтобы ваш мужчина улыбался чаще? Ответ: Купить ему такую-то и такую-то зубную пасту! Так вот что такое взаимопонимание!

 

«Как все просто, — думает человек. — На все вопросы есть ответы. И они понятны. И однозначны». А какие откровения сыплются на человека! «Слишком рано начавшаяся половая жизнь сделала меня истеричной и ранимой». Какой класс! Я тоже так хочу. Все хочу! И — чтобы слишком рано начавшаяся… И — чтобы истеричной и ранимой! И — главное — чтобы можно было об этом всем рассказать! «Впервые в жизни у меня были такие отношения с мужчиной, что абсолютно не к чему было придраться!» Хочу-у-у-у! Даже если не очень понимаю, что такое «отношения с мужчиной», все равно хочу-у-у! Потому что живу в мире, где желания возникают раньше понимания. «Больше всего жалею, что не занимался сексом до 23 лет». Это кто говорит? Пожилая суперзвезда? У меня еще есть время исправить его ошибку. «Мой муж никак не хотел надевать фиолетовый костюм «Donatto», который идеально сочетается с моим платьем. Но я его уговорила! Он весь вечер ворчал на меня и успокоился, только когда ему сделал комплимент Эммануил Виторган». И я хочу, чтобы мне сделал комплимент сам Виторган!

 

Но, главное, я хочу, чтобы мою одежду тоже обсуждала вся страна. Не думай. Не парься. Не грузись. И человек понимает: эта гламурная жизнь — его жизнь. И он просто обязан с ней подружиться. Во-первых, эта жизнь насквозь пропитана сексом, как и жизнь любого молодого человека. Во-вторых, она прекрасна и беспроблемна. Появляется ощущение, что все живут так. Отлично! «Почему же я должен жить по-другому? И если про кого-то пишут глянцевые журналы, то почему не про меня?» — думает человек, у которого теперь есть одна задача: подружиться с этой жизнью. Стать ее частью. Где же тот человек, который умел удивляться? Где же тот человек, который хотел думать? Где же, наконец, тот человек, который был рожден уникальным и единственным? Куда он подевался? Где растворился, движимый своим радостным желанием — быть не хуже, чем все, что, по сути, означает: быть таким, как другие? Он правильно расставит галочки на ЕГЭ. Он научился этому за одиннадцать лет зубрежки. Все. Теперь можно броситься в эту прекрасную, яркую жизнь. Надо отдать документы в максимальное количество вузов. Любых. Это не важно. Высшее образование — это, конечно, надо. Чтобы родители не волновались. И вообще — необходимо. Престижно. Но оно — не главное. Главное — кипящая, прекрасная, цветущая, шикарная жизнь. И я, сумевший, как советовали, полюбить самого себя. Гражданин великой страны. Продолжатель традиций. Тот человек, которому мы доверим свое будущее. Впрочем, это слишком серьезные слова. Не думай. Не парься. Не грузись. Живи.

 

__________________________

© Максимов Андрей Маркович



Мир в фотографиях из соцсетей
Подборка фотографий из соцсетей, в основном, твиттера и фейсбука за август-сентябрь 2020
Шест ему в руки. Фантастический рекорд
Рассказ о том, как был побит великий рекорд великого чемпиона по прыжкам с шестом Сергея Бубки, который продер...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum