Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
История
Католичество на территории Приазовья и Нижнего Дона
(№6 [224] 01.04.2011)
Автор: Алла Шадрина
Алла Шадрина

     История Римско-католической Церкви на территории Приазовья и Нижнего Дона с момента первого упоминания о христианстве до ликвидации последней католической общины на территории Ростовской области в 1952 году, представляет интерес как с точки зрения церковной истории, так и с точки зрения изучения истории донского края, его этнического состава и в связи с этим этнокультурных влияний. Кроме того, она обусловлена значительно возросшим в последнее время интересом и к истории Римо-католической Церкви на территории России, и к истории католичества на территории Ростовской области, которая на сегодняшний день изучена в недостаточной степени. В современных исследованиях о католическом населении Дона упоминается лишь вскользь. Такое состояние вопроса объясняется тем, что католические общины Приазовья и Области войска Донского до 1856 года административно относились к Могилевской Римско-католической Духовной консистории  [ГАРО. Ф. 266. Оп. 21. Д. 651. Л. 39].

   С 1856 года они принадлежали вначале к Бердянскому, а затем к Саратовскому диоцезу [Лиценбергер О.А. Римско-католическая Церковь в России. Саратов, 2001. С. 350, 356]. Иными словами, исследуемый регион никогда не был не только административным центром Римо-католической Церкви, но и в количественном отношении не представлял значительной единицы, даже в сравнении с другими неправославными религиозными общинами, сформировавшимися на Дону. Этими фактами объясняется и сравнительно небольшое количество документальных источников, отложившихся в Государственном архиве Ростовской области (далее ГАРО), свидетельствующих о католических приходах на Дону, их жизни и деятельности. 

   Из документов донских костелов в фондах ГАРО сохранились небольшие части архивов таганрогского костела Св. Троицы и ростовского костела Св. Тайной Вечери. Так, из архива таганрогского костела мы имеем «книги о смерти» за 1835 – 1845, 1860 – 1877 и 1919 годы, метрические книги за 1835 – 1843 годы, алфавитный указатель умерших за 1870 – 1921 годы, «книги предбрачных экзаменов» (аналог брачных обысков в делопроизводстве Русской Православной Церкви) за 1859 – 1883 и 1906 – 1933 годы. Из архива ростовского костела в Государственном архиве Ростовской области отложились  метрические книги за 1917 и 1918 годы. Скорее всего, обоим упомянутым костелам принадлежит такой документальный источник как «Списки прихожан, принятых под покровительство Римско-Католической церкви» за 1904 – 1927 годы.

    Из источников, в которых упоминается о католических костелах на Дону, следует назвать журналы Областного Правления войска Донского, свидетельствующие о строительстве католических костелов в г. Новочеркасске, в селении Гринталь Таганрогского округа и в поселке Дмитриевском Макеевской волости Таганрогского округа. В фондах г. Таганрога встречается несколько документов, посвященных строительству таганрогского костела. Отдельно следует сказать о сохранившихся в Донской государственной публичной библиотеке опубликованных отчетах Правления Римско-Католического благотворительного Общества для пособий бедным в Ростове-на-Дону 1900-1911 годов (сохранились отчеты за 1900, 1905, 1907, 1910 и 1911 годы).

   Кроме перечисленного, краткие сведения о жизни и деятельности ростовского католического костела можно найти в документах, освещающих работу Комиссии по отделению Церкви от государства (1920 – 1921 годы). Также в ГАРО отложилось регистрационное дело Римско-католической церкви г. Ростова-на-Дону. (1944 – 1952 годы), в котором прослеживается не только история открытия и закрытия костела в советский период, но и списки католической общины, а также ее внутренняя жизнь. 

  Отсутствие подробных описаний, в том числе мемуаров, и довольно длительный временной интервал, который охватывает интересующие нас события, создают определенные трудности при реконструкции реальной исторической картины. Но, тем не менее, в настоящем исследовании мы попытаемся ответить на вопросы: когда и каким образом появляются католические общины на территории Приазовья и Нижнего Дона; каковы причины появления в конце XVIII – XIX веков католических приходов в Области войска Донского и их правовое положение. Особенный интерес для нас представляет попытка реконструкции внутренней жизни и деятельности Римо-католической Церкви на примере костела Св. Тайной Вечери в г. Ростове-на-Дону в XIX – середине XX веков. 

Первые упоминания о христианстве на Северном Причерноморье и первые католические храмы на Нижнем Дону 

     Прежде чем говорить о христианстве в целом и о католичестве в частности на территории Приазовских и донских степей, необходимо описать религиозную ситуацию, предшествовавшую и долгое время сопутствовавшую появлению Благой Вести в этом регионе.

     Возвращаясь вглубь истории, мы видим, что издревле Подонье и Приазовье заселялись различными племенами, сменяющими друг друга [ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 12. Л. 123]. Пограничное положение и богатство природных ресурсов этого края обусловили положение Подонья в качестве «широких ворот» для всех миграций кочевников с востока, начиная с VII века до Р.Х. и вплоть до сарматских поселений с III века до Р.Х. до V века по Р.Х. [cм. проект «Этнокультурные процессы и миграции в регионе Подонья в скифское время (VI-IV вв. до н.э.)»].  Наряду с сарматскими поселениями на Дону уже с V, а по некоторым данным и с VIII – VII веков до Р.Х. существовали греческие колонии. Наиболее известная северная колония, возникшая в качестве боспорской торговой фактории – Танаис, существовала с III века до Р.Х. по III век по Р.Х. [Там же]. Позднее, в VI-VII веках в Приазовье появились и довольно быстро исчезли такие государства, как Тюркютский каганат и Великая Булгария. Каждое из этих многочисленных этнических сообществ, присутствовавших в Подонье и Приазовье, являлось носителем многочисленных языческих культов. Подобная ситуация наблюдалась и во время последующего завоевания этих земель Боспорским царством, а затем хазарами с середины VII до конца Х века [Новосельцев А.П. Хазарское государство // http://archaeology.kiev.ua/pub.cgi?i0303]. 

   К сожалению, до II века по Р.Х. сведения о языческих культах в этом регионе носят характер отрывочных сведений. Ситуация становится более ясной со II века по Р.Х. По словам дореволюционного историка М. Ростовцева, во II веке языческие культы Подонья представляли собой «язычество в виде поклонения местным солярным богам», частично заимствованным из греческого Пантеона [ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 17. Л. 43]. В III веке происходит монотеизация солнечного божества Сабазия, который с одной стороны был финикийским божеством, а с другой стороны, уже к этому времени отождествлялся с греческим Дионисом и параллельно с иудейским Саваофом: «…эти солярные местные боги подвергаются сильнейшему монотеистическому влиянию главным образом со стороны иудейства, м.б. даже христианства. Численная еврейская колония в Пантикапее, Горгипии и Танаисе слилась с одной стороны с местным населением, отождествив своего высшего бога с еврейским (Ягве, др. имя Саваоф – А.Ш.) и малоазийским Сабазием, который в свою очередь как солнечный бог, связался с местными солярными богами, и повлияла, с другой стороны, на монотеизацию самого культа Сабазия, чем расчищена была почва для раннего принятия христианства» (здесь и далее в цитатах сохраняется орфография и пунктуация первоисточника) [Там же]. Однако христианство не было принято повсеместно, поскольку за коротким расцветом Боспорского царства, наступившем за счет частичной ассимиляции местного населения с сарматами [Дон и Северный Кавказ в древности: http://grants.rsu.ru/osi/Don_NC/Don_beg.htm] (в Боспорское царство входили земли Нижнего Дона, напр., Танаис), к концу II – III веков «разительно быстро наступает глубокий упадок.

   Слабая культура Боспора не выдерживает все более интенсивной сарматизации, и местная культурная жизнь в ее проявлениях сближается в значительной степени с доисторическим примитивным укладом соседних кочевых племен» [ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 17. Л. 43]. Исходя из того, что сарматы являются носителями древней иранской культуры и, соответственно, язычества, население Боспора и Нижнего Дона скорее было склонно к исповеданию привычных языческих культов, приобретших к тому времени довольно сложную форму языческо-греко-иудейского верховного божества Сабазия в окружении пантеона других менее значительных богов, чем к принятию христианства. 

    Именно на этом фоне в Северном Причерноморье появляется и существует христианство. В истории его появления до сих пор остается много неясностей. Однако представляется возможным вычленить источники христианской проповеди в Северном Причерноморье, и тем самым определить формы существования христианства на указанной территории с конца I века до путешествия в 860 – 862 годах в Хазарию равноапостольного Кирилла и начала завоевания в X веке Приазовья дружинами русских князей.

     Первым источником христианства в Крыму и Приазовье принято считать проповедь ап. Андрея Первозванного. Однако в настоящее время факт его проповеди в данных землях не нашел археологического подтверждения [см., напр., Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. I. М., 1993. С. 40 – 51]. 

    Вторым, не менее исторически спорным, можно считать сказание о ссылке и мученической смерти близ Херсонеса четвертого Римского папы Климента, ныне святого и в Римо-католической, и в Русской Православной Церквах. Все доводы за и против историчности этого сказания освещены в монографии В.В. Болотова «Лекции по истории Древней Церкви» [Болотов В.В. Лекции по истории Древней Церкви. Т. II. М., 1994. С. 78-79].

     Как о наиболее приближенном к исторической правде можно говорить о факте ссылки в конце I века христиан из Римской империи в Крым в Инкерманские каменоломни, расположенные недалеко от Херсонеса, вблизи современного Севастополя. Этот факт многократно повторяется в исторических исследованиях, хотя ни в одном из них нет ссылок на древние источники ранее IV века. Вполне возможно, что христиане благовествовали местному населению, и оно было знакомо с христианством. Однако, исходя из общей религиозной ситуации, можно предположить, что христианство в этом регионе носило локальный характер, т.е. существовало замкнутыми общинами, не имеющими большого количества адептов из среды местного населения.

     Наиболее исторически верным и не менее важным источником присутствия христианства в Северном Причерноморье является самая северная греческая колония Боспорского царства Танаис. Исторически доказано, что эта колония имела постоянные торговые, военные и дипломатические связи с Грецией и Римской империей. Следовательно, Танаис не могло обойти учение Христа, получившее распространение в Римской империи. Но Танаис не мог быть христианским городом, поскольку в этот период его смешанное население – греки, евреи и представители местных племен подверглись сильной сарматизации, а, следовательно, язычество здесь было преобладающим. Это подтверждает и археология. В Танаисе был найден языческий алтарь, и ни одного здания, более или менее соответствующего христианскому храму даже катакомбного типа.

     Кроме того, можно предположить, что помимо ссыльных христиан между Доном и Дунаем проповедовали и греческие пленники – христиане, захваченные в набегах на Римскую империю жителями Северного Причерноморья [Данилов В., свящ. История распространения католичества в русских землях до 1917 г. // http://www.christianity.org.ru/unafides/danilov_history.html].

    Итак, ко II веку на территории Приазовья и Нижнего Дона, скорее всего, существовали христианские общины, но они носили характер локальных образований и не оказывали практически никакого влияния на христианизацию местного населения. К сожалению, все эти выводы не подтверждены никакими древними источниками и имеют право на существование в качестве гипотез. Следует также сказать, что, изучая историю христианства на Дону в первые века нашей эры, мы сталкиваемся с фактами, которые при более детальной проработке оказываются довольно спорными. К таким фактам относится и проповедь ап. Андрея в Крыму и Приазовье, и проповеднические труды и мученичество папы Римского Климента и особенно современные утверждения о христианском населении Танаиса, особенно распространенные в конфессиональных исследованиях. К сожалению, сведения о христианском Танаисе остаются скорее лишь благочестивым пожеланием, чем исторической реальностью. Время не позволяет нам увидеть реальную картину, тем более что и в настоящем из-за отсутствия должного интереса к теме нашего исследования остается слишком много белых пятен, для восстановления которых требуется кропотливая научно-исследовательская работа. 

Христианские влияния в Подонье в эпоху раннего Средневековья 

    Первые сведения о христианском храме на территории донских степей, подтвержденные археологическими раскопками, проведенными в конце XIX века, относятся к IV веку. Так, раскопки, произведенные в 1888 году на левобережном Цимлянском городище, возле хутора Попова (в 7 километрах от станицы Цимлянской и не менее чем в 4 километрах от современного русла Дона) дали следующие результаты: был найден скелет с двумя крестами-складнями и «остатки небольшого здания, по всей видимости, христианского храма с характерною византийскою кладкою из рядов камня, чередующихся с кирпичом» [Артамонов М.И. Средневековые поселения на Нижнем Дону. По материалам Северо-Кавказской экспедиции. Л., 1935. С. 10-11]. Найденные на месте раскопа капители ионическо-византийского типа были широко распространены в ранневизантийскую эпоху и известны во множестве экземпляров. Датируются они временем не раньше IV века [Там же. С.13]. Кроме того, археологом Сизовым было найдено два креста с рельефными изображениями распятий и византийские монеты [Там же. С. 19, 22]. Эти находки подтверждают приведенную выше гипотезу о том, что локальные христианские поселения существовали на Дону с первых веков нашей эры, причем эти поселения в культурном плане были носителями византийской традиции.

     К середине IV века большинство поселений в Приазовье, в том числе и все донские, прекращают свое существование [Там же. С. 117]. Сарматские племена, подвергшиеся нападению готов и гуннов уступили свое место Тюркютскому каганату, Великой Булгарии и затем Хазарскому каганату. Все эти цивилизации отличались веротерпимостью и многообразием религиозных верований вплоть до VIII века, когда хазары в большинстве своем приняли иудейство [Дон и Северный Кавказ в древности. Хронология. http://grants.rsu.ru/osi/Don_NC/Don_beg.htm]. К этому периоду относится начало формирования славянских поселений на Дону. Это видно из сообщений арабских писателей Баладури и Табари в IX веке о набеге арабского полководца Маравана на живших в землях хазар славян, из которых 20 000 оседлых людей были им захвачены в плен [Гаркави. Известия мусульманских писателей о славянах и русских. С. 37, 38].

    Немаловажным фактом в истории становления последующих влияний Римо-католической и Православной Церкви на территории Подонья – Приазовья служит обращение в первой половине IX века хазарского кагана и бека к византийскому царю Феофилу (829 – 842 годы) с просьбой о построении укрепления на Дону для защиты от кочевников. Царь отправил на судах отряд под предводительством спафарокандидата Петроны, присоединив к нему морскую эскадру катапана Пафлагонии. Именно таким образом была построена столица Хазарии Саркел [Артамонов М.И. Указ. соч. С. 79]. Этот факт показывает, что земли Хазарского каганата находились в сфере влияния Византии.

   В вопросе о сфере влияния небезынтересен следующий факт: в столице Золотой Орды Сарае епархия Русской Православной Церкви была учреждена митрополитом Кириллом в 1261 году, и существовала до конца XV века. В ее пределы входило все пространство между Волгой и Доном. При свт. Алексие, митрополите Московском, вся левая сторона Дона отошла в состав Рязанской епархии, а правая – к Сарской и Подонской [Кириллов А.А. К церковной истории Донского края. Христианство на Дону до образования здесь самостоятельной епископской кафедры // Памятная книжка Области Войска Донского на 1904 г. Новочеркасск, 1904. С. 3]. Католическое архиепископство возникло в Сарае лишь в середине XIV века [Данилов В., свящ. История распространения католичества в русских землях до 1917 г. // http://www.christianity.org.ru/unafides/danilov_history.html]. 

Католическая Церковь в Приазовье

      Первое упоминание о присутствии Римо-католической Церкви на Дону, и даже о существовании католической епархии, относится к сведениям о средневековом городе Тане (современный Азов). Изначально Тана была основана как греческая колония. Около 1067 года она была покорена половцами. В XIII веке город, имевший во всех отношениях удобное географическое положение, переходит к венецианцам, и становится крупным перевалочным пунктом для торговли Запада и Востока [ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 17. Л. 26]. Немного позднее рядом с венецианской колонией была построена колония генуэзцев. Немецкий историк Г. Байер нашел первоначальные свидетельства о поселившихся там генуэзцах: «Везде приняты были учтиво и получили в знатнейших городах особливые места для жития, также и немало земли, имея над оными по своей воле правление, от чего их власть знатно умножилась» [Тарасова М. Уникальная книга об истории Азова // http://www.relga.rsu.ru/n18/don18.htm]. Именно в качестве северной колонии купцов Запада Тана стала центром католичества в Приазовье. 

     Из сведений, приведенных Н. Фомичевым в исследовании «Некоторые данные о культовых сооружениях и религиозной жизни средневекового города Азака – Таны в XIV-XV вв.» [Очерки истории Азова. Вып. 2. Азов, 1994], можно сделать следующие выводы: с 1305 по 1332 годы Тана была неким «перевалочным пунктом» католических миссионеров, направлявшихся в столицу Золотой Орды и далее в Китай. Так, в 1306 году папа Николай IV наладил постоянную связь через Тану с Каффой через венецианских купцов, сопровождавших послов хана Тохты в Китай. В 1320-е годы через Тану проезжал агент Авиньона францисканец Илья Венгер и епископ Кафы Джироламо. В 1339 году из Авиньона через Тану в Новый Сарай к хану Узбеку последовала миссия из 50 человек во главе с францисканцем Джованни Мариньоли [Там же. С. 5]. В 1318 году папская курия при папе Иоанне XXII направила в Тану, находившихся в ведении каффской епархии доминиканцев, которые учредили там отдельную кафедру [Там же. С. 5]. Свящ. Б. Чаплицкий в своей книге «История Католической Церкви в России» приводит 1300 год как год назначения в Тану католического епископа [Чаплицкий Б., свящ. Указ. соч.]. Однако это вряд ли возможно, поскольку только в 1332 году хан Узбек выдал венецианцам грамоту для основания их колонии в Тане [Фомичев Н.М. Указ. соч. С. 6]. 

     Именно с этого времени начинается активное строительство, как колонии, так и церквей и монастырей Римо-католической Церкви. К 1333 году относится упоминание о Госпитальной католической церкви, к 1340 году – упоминание о строительстве церкви св. Франциска, к 1343 году – предложение о строительстве церкви св. Марка. Нотариальные акты Бенедетто Бьянко, относящиеся к 1359 – 1366 годам и проанализированные Н. Фомичевым, дают следующую картину: в Тане к этому периоду уже существовали два католических ордена францисканцев и доминиканцев, Гостевая церковь (для приезжих купцов), две венецианские церкви св. Марка и св. Иакова, два католических монастыря св. Антония и св. Марии, одна церковь и два монастыря ордена францисканцев. Францисканцы и доминиканцы имели кладбище «верных католиков» [Там же. С. 8, 9]. Деятельность католических священников в Тане была многоплановой – они строили церкви и монастыри, заботились о безопасности своих колоний в качестве нотариусов и секретарей венецианского консула в Тане. Важнейшим направлением их деятельности было распространение католичества путем крещения рабов [Там же. С. 12].

    Несмотря на довольно большой центр католичества с епископской кафедрой в Тане, нельзя сказать, что Римо-католическая Церковь была здесь основной конфессией. В Тане также существовала Греческая Православная Церковь, подчиненная митрополии Алании, и Армяно-григорианская Церковь [Там же. С. 13].

    В июле 1475 года турецкие войска под командованием Ахмед Гедик-паши захватили Тану. Построенная на основе сооружений Таны крепость Азак стала самой северной точкой огромной Османской империи. К этому периоду относятся последние упоминания о Римо-католической Церкви на территории Приазовья вплоть до XVIII века, хотя формально до XVIII века эта область относилась к католической митрополии Северного Кавказа и к 16 сентября 1464 года относится последнее упоминание о назначении епископа на кафедру в Тане [Чаплицкий Б., свящ. Указ. соч.]. 

Католичество на Дону в XVI-XVIII вв. 

   Как говорилось ранее, с середины XV и до конца XVIII веков не встречается ни одного упоминания о католических приходах на территории Нижнего Дона и Приазовья. В первую очередь это связано с миграционными процессами и формированием совершенно новой этнической группы в этих землях – донских казаков. Начиная с появления первых казачьих сообществ в конце XV – начале XVI веков, население Дона никогда не было конфессионально однородным [Римский С.В. Православная Церковь и государство в XIX в. Ростов н/Д., 1998. C. 265]. Это обусловлено тем, что оно формировалось на границе христианского и исламского миров в очень сложных политических, этнических и конфессиональных условиях. Но «сейчас не вызывает сомнения, что донская вольница окончательно сформировалась при подавляющем преобладании славянского элемента православного исповедания» [Там же, с. 258]. Среди казаков был большой процент татар, исповедовавших ислам, калмыков-ламаистов и казаков-старообрядцев, но нет ни одного упоминания о казаках – носителях католической религии. 

   Лишь к концу XVIII века относятся первые сведения о католиках среди жителей Дона. Это напрямую связано с притоком на Дон эмигрантов, вследствие государственной политики. То есть католичество было привнесено и получило развитие как религия диаспор, наитеснейшим образом взаимосвязанная с их историей и развитием. Римо-католическая Церковь на Дону находилась в стадии формирования с конца XVIII до конца XIX веков. Этапами этого формирования были три «волны» эмиграции – из Западной Европы и Крыма: эмиграция поляков и литовцев из Польши в конце XVIII – начале XIX вв.; переселение крымских армян в конце XVIII века и образование немецких поселений на Дону в XIX веке. Еще раз следует подчеркнуть, что все эти процессы были вызваны исключительно политикой Российской империи. Каким образом это происходило, рассмотрим относительно каждого отдельного случая. 

Польские католики на территории Области войска Донского 

    Появлению десятков тысяч поляков на Северном Кавказе и на Нижнем Дону предшествовали известные события в Польше в конце XVIII – первой половине ХIХ веков. Созданное по Люблинской унии 1569 года Польско-Литовское государство Речь Посполитая было разделено Петербургскими конвенциями 1770 – 90-х годов (три раздела – в 1772, 1793 и 1795 годах) между Пруссией, Австрией и Россией. С конца XVIII века Польша фактически перестала существовать в качестве суверенного государства. В 1794 году вспыхнуло польское национально-освободительное восстание во главе с Т. Костюшко, которое было подавлено царской Россией. После этих событий часть поляков – «заговорщиков» была сослана на Кавказ, другая часть мирных жителей эмигрировала в приграничные с Украиной, до конца XVIII века входившей в состав Речи Посполитой, донские степи. 

   Вторая, не менее многочисленная волна эмиграции польско-литовского населения на Дон, относится к 1830-м годам, вызванная польским национально-освободительным восстанием 1830 – 1831 годов. Польско-литовская эмиграция составила довольно большой процент от инородных поселений на Дону, в т.ч. основной процент католического населения. 

  Выходцы из Польши имели на Дону значительную социальную инфраструктуру: владели большими предприятиями и составляли основной процент служащих. Активная деятельность по формированию польских сообществ и, в том числе, по устройству духовной жизни, началась в первой трети XIX века. Это показывает факт ходатайства о постройке в 1806 году в Таганроге первого католического костела. 

Немецкие католические колонии 

    Следующий этап развития католических общин на Нижнем Дону связан с образованием в Области войска Донского немецких колонистских поселений, которые появились в конце 60-х — начале 70-х годов XIX века как дочерние ответвления базовых Причерноморских колоний, а также колоний, ранее основанных в Самарской и Саратовской губерниях Поволжья и в Бессарабии [Терещенко А.Г., Черненко А.Л. Российские немцы на Юге России и Кавказе. Ростов н/Д., 2000. С. 80].

    Причиной образования в Области войска Донского, как и в Поволжье и на Кавказе многочисленных немецких колоний, была политика Российской империи. Войны с Турцией в конце XVIII века значительно расширили территорию России на юге, где население было малочисленным. Чтобы освоить эти земли, Екатерина II издала Манифест от 22 июля 1763 года, в котором иностранные граждане приглашались для поселения в Россию на следующих условиях:

1. «Всем иностранцам дозволяем в Империю Нашу въезжать и селиться где кто пожелает, во всех Наших Губерниях».

2. «Всем прибывшим в Империю Нашу на поселение иметь свободное отправление веры по их уставам и обрядам беспрепятственно».

3. «Не должны таковые прибывшие из иностранных на поселение в Россию, никаких в казну Нашу податей платить, и никаких обыкновенных служеб служить». Кто селился в необжитых землях, освобождался от налогов на срок до 30 лет, в других областях - на срок от 5 до 10 лет.

4. «Поселившиеся в России иностранцы, во все время пребывания своего, ни в военную, ни же в гражданскую службу против воли их определены не будут» [цит. по: Чаплицкий Б., свящ. Указ. соч.]. 

    Решающее значение для будущего колонистов имели следующие условия землевладения и землепользования: все отведенные колонистам земли передавались им в неприкосновенное и наследуемое владение на вечные времена, но не как личная, а как общинная собственность каждой колонии. Колонистам разрешалось приобретать земельные участки у частных лиц. Выделенные государством земельные наделы наследовались младшим сыном поселенца. Манифест Александра I от 20 февраля 1804 года и Всемилостивейшая Привилегия Павла I от 6 сентября 1800 года продолжали политику Екатерины II в данном вопросе. В свою очередь причинами эмиграции в Россию из Германии стали не только привилегии, обещанные правительством России, но и нестабильная ситуация на родине эмигрантов: последствия Семилетней войны, войны с Наполеоном и иностранной оккупации, массовый принудительный набор в рекруты крестьянского населения, подати, хозяйственная нужда, неурожаи, голодные годы, зачастую несправедливые методы управления, ограничение свободы вероисповедания. 

    Плановое заселение России немецкими крестьянами началось в 1763 году и длилось до 1842 года. Некоторые колонии закладывались вплоть до 1862 года. В Области войска Донского основная масса немецких населенных пунктов и значительная часть арендованной ими земли находились в Таганрогском и Ростовском округах. Здесь же были основаны первые по времени появления на территории Области войска Донского немецкие населенные пункты, колонии и хутора: Гринталь, Вассеррайх, Корнталь, Остгейм, Александроталь, Принцфельд, Розенфельд и другие. Всего 14 населенных пунктов, имевших 152 двора и 540 жителей [Терещенко А.Г., Черненко А.Л. Указ. соч. С. 80]. Все немецкие колонии были организованы по вероисповедному принципу [Чаплицкий Б., свящ. Указ. соч.].

    Вторым мощным анклавом немецких колоний в Области войска Донского являлся комплекс колоний и хуторов в Донецком округе на северо-западе области. Там в 23 колониях и хуторах проживало 4603 колониста. На территории Ростовского округа проживало в 7 колониях 1117 чел. Отдельные колонии были разбросаны в Хоперском, Усть-Медведицком, Черкасском и Сальском округах. Всего же в Области войска Донского перед первой мировой войной числилось 34 855 немцев и назвавших немецкий язык своим родным. В Ростове-на-Дону и Нахичевани-на-Дону оказалось около 3400 немцев, а также 296 человек немецкой национальности, не имевших российского подданства. Всего в Области войска Донского перед Первой мировой войной было 34 855 немцев. Среди них 10 047 относились к римско-католическому вероисповеданию и 20 495 – к протестантскому. Остальные – к другим конфессиям [Терещенко А.Г., Черненко А.Л. Указ. соч. С. 82].

    Как видно, немецких колоний с населением католического вероисповедания в Области войска Донского было немного. К сожалению, привести их полный список невозможно, поскольку данный вопрос не получил всестороннего исследования. На сегодняшний день мы располагаем только списками немецких колоний Области войска Донского на 1915 год с немецкими названиями, представленными в Областное Правление для переименования (в связи с событиями Первой мировой войны) [ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 3698. Л. 21, 44 – 46 об.]. Конфессиональный состав этих колоний (учитывая, что были немецкие колонии с русскими наименованиями, списки которых не составлялись) не указывался.

    Сравним примерные списки католических поселений на территории Области войска Донского, приведенные в изданиях: в статистическом сборнике «Вся Область Войска Донского и Северный Кавказ за 1899 г.», в исследовании А.Г. Терещенко, А.Л. Черненко «Российские немцы на Юге России и Кавказе» и в труде католического автора О.А. Лиценбергер «Римско-католическая церковь в России. История и правовое положение»:

Данные на 1899 год

(Вся Область Войска Донского и Северный Кавказ за 1899 г. Ростов н/Д., 1899. С. 313)

Данные на 1915 год

(Терещенко А.Г., Черненко А.Л. Российские немцы на Юге России и Кавказе. Ростов н/Д., 2000. С. 172 – 174)

Данные на 1917 год

(Лиценбергер О.А. Римско-католическая церковь в России. История и правовое положение. Саратов, 2001. C. 350)

Таганрог

 

Таганрог

Блюмефельд

Блюмефельд 

(Ново-Васильевка)

Нововасильевка

Гринталь

Гринталь (Верхне-Тузловка)

Грюнталь 

Давидово-Орловка

Гнаденфельд (Ясная Поляна)

Гроссконстантиновка

Криничка

Балабаново-Фельд (Балабановка)

Кринички

Либенталь

Бетель (Иващенковский)

Либенталь

Малая Либенталь

Бишлеровка (Грузская)

Солнцево

Ней-Розенталь (Павловка)

Вагнерфельд (Вагнеровская)

Вагнерополь 

Ольгинская

Вассеррейх (Краснополье)

Макеевка

Тузлово-Васильевская

Вольдермфюрст 

(Великокняжеское)

Новолиинка

(название явно искажено. Скорее всего, автор имел в виду пос. Ново-Ильинка)

 

Корнталь 

(Мало-Краснощеково)

Грюнфельд

 

Таубеевская (Морозовский)

Грюненталь

 

Грабеевская (Грабевский)

Гросс-Вердер

 

 

Клейн-Вердер

    Как видно, сведения о католических немецких колониях и, соответственно, о точном нахождении католических костелов значительно разнятся. Совпадают лишь выделенные нами названия. Кроме того, в данных, приведенных О.А.Лиценбергер, некоторые названия местностей искажены, а некоторые не фигурируют ни в названиях немецких колоний, ни в названиях населенных пунктов Области войска Донского. Ориентиром в восстановлении полного списка католических приходов может служить сообщение «Донского ежегодника на 1912 г.» о том, что в Области войска Донского на этот год существовало 16 римо-католических богослужебных зданий [Донской ежегодник 1912 г. Ростов н/Д., 1912. С. 96], но это тема отдельного исследования. 

    В вопросе о немецких колониях важно заметить, что во всех немецких католических колониях имелся либо костел, либо молитвенный дом с начальным католическим училищем [Вся Область Войска Донского и Северный Кавказ за 1899 г. Ростов н/Д., 1899. С. 313. См. также: Терещенко А.Г., Черненко А.Л. Указ. соч. С. 24-99]. В Ростове-на-Дону немецкое католическое население составило достаточно маленький процент прихожан уже функционировавшего ростовского костела.  

Армянское католическое население 

    Еще одной составляющей католического населения Области войска Донского, в частности, Ростова-на-Дону, многие исследователи считают армянское население. 

    В конце XVIII века состоялось переселение крымских армян на донские берега. В 1779 году по санкции Екатерины II восточный форштадт Ростовской крепости им. Димитрия Ростовского, под названием Полуденного, был занят более 3000 переселенных армян, прибывших из Крыма [Исторический очерк г. Ростова-на-Дону // Весь Ростов и Нахичевань-на-Дону, 1914 г. Харьков, 1914. С. 100]. Однако утверждение о большом проценте католиков-армян на Дону можно поставить под сомнение, поскольку все статистические сборники того времени указывают  на принадлежность переселенных армян к Апостольской Армяно-григорианской Церкви.

    Кроме того, после присоединения к России части украинских земель, а также Новой России, Крыма и Кавказа, на территории которых оказалось много армян-католиков, для них в 1807 году была создана отдельная епархия, с центром в Могилеве-Подольском. Ею управлял еп. Иосиф Криштофович, рукоположенный Львовским армяно-католическим архиепископом. В архивных документах того времени упоминаются армянские католические приходы в Крыму, в Одессе, в Николаеве, а также в Астрахани, Моздоке, Кизляре [Очерк истории армяно-католиков в России. http://www.armeniancatholic.ru/ru/church/5.html]. После основания в 1848 году Римо-католической Тираспольской Епархии с центром в Саратове, армяно-католические приходы на территории России были подчинены ей, но сведений об армяно-католических приходах в Области войска Донского нет. 

    Еще одним доводом против утверждения о том, что в приход католических костелов Области войска Донского входил некоторый процент армян, служит то, что Нахичевань-на-Дону (ныне часть г. Ростова-на-Дону) была крупным центром армян-григориан. Здесь располагалось Управление Апостольской Армяно-григорианской Церкви (в начале XX века оно именовалось Управление Нахичевано-Бессарабской епархией Апостольской армяно-григорианской Церкви [ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 51. Л. 1]), которым руководил викарный архимандрит Мхитар. В его ведении только в Нахичевани-на-Дону находилось 9 церквей и Армянская духовная семинария [Вся Область Войска Донского и Северный Кавказ за 1899 г. Ростов н/Д., 1899. С. 724], что само собой ставит под сомнение утверждение о присутствии значительного числа армян-католиков на территории Области войска Донского. Вполне возможно, что были единичные прихожане из армян-католиков среди прихожан ростовского костела, но, скорее всего, это были не коренные жители, а «бывшие проездом». 

Правовое положение католических приходов  

    Правовое положение католических приходов на территории Области войска Донского определялось следующим образом: до 1856 года католические приходы на Нижнем Дону развивались автономно и лишь формально принадлежали к Могилевской Римско-католической Духовной консистории, которая выдавала метрические книги, бланки предбрачных экзаменов, книги умерших и т.д. [ГАРО. Ф. 266. Оп. 21. Д. 651. Л. 39]. 

    В 1847 году было законодательно определено правовое положение Римо-католической Церкви в России. После этого, в 1856 году была создана Тираспольская епархия, в Бердянский деканат которой вошли приходы Римо-католической Церкви Области войска Донского [Лиценбергер О.А. Указ. соч. C. 350]. 

    В заключение данного раздела приведем статистические сведения о католическом населении в г. Ростове-на-Дону на 1898 и 1903 годах в сравнении с некоторыми другими конфессиями: 

Конфессиональная принадлежность

1898 год

(Донской ежегодник 1912 г. Ростов н/Д., 1912. С. 96)

1903 год

(ГАРО, Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 17. Л. 101)

Православные

83 879

95 335

Армяне-григориане

4775

5697

Римо-католики

2736

2857

Лютеране

827

1013

Евангелисты

95

Иудеи

13 186

16 055

Мусульмане

2029

3941 

   Донской ежегодник 1912 года приводит следующую статистику по всей Области войска Донского при населении в 3 059 497 человек [Донской ежегодник, 1912 г. Ростов н/Д., 1912. С. 96]:

Православные

2 791 088 человек

Армяне-григориане

23 489 человек

Римо-католики

10 716 человек

Лютеране

24 038 человек

Евангелисты

1481 человек

Иудеи

4803 человек

Мусульмане

3837 человек

      Как видно, в конце XIX – начале XX веков католичество занимало 4-е место по численности среди других вероисповеданий Области войска Донского.   

Католические церкви на Дону 

   Итак, на Нижнем Дону и в Приазовье римо-католическое вероисповедание было вероисповеданием диаспор – во-первых, польских католиков, во-вторых, немецких колонистов, и развивалось исключительно в связи с их историей. Однако при упоминании в дореволюционных периодических статистических изданиях о том, что в Области войска Донского на 1912 год существовало 16 римо-католических богослужебных зданий [Донской ежегодник 1912 г. Ростов н/Д., 1912. С. 96], мы приходим к выводу, что сегодня нам достоверно известно только о пяти католических костелах, существовавших в Области войска Донского: в г. Таганроге, г. Ростове-на-Дону, колонии Гринталь (Таганрогский округ), г. Новочеркасске и поселке Дмитриевском (Таганрогский округ). 

   При дальнейшем изложении мы несколько нарушим хронологию, обусловленную временем возникновения костелов, и историю ростовского католического костела Св. Тайной Вечери рассмотрим последней, поскольку именно этот костел имел самую продолжительную историю. 

Католический костел в Таганроге

    Первым католическим костелом в Приазовье стал костел в г. Таганроге. В феврале 1806 года таганрогский градоначальник барон Б.Б. фон Кампенгаузен обратился к министру внутренних дел графу В. Кочубею с прошением «о исходатайствовании монаршего соизволения на выстроение в Таганроге от казны католической церкви с таким при том предположением, что внутренняя оной отделка, выстройка домов для священно- и церковнослужителей и содержательство причта предоставлены были собственному попечению и иждивению живущих здесь и приезжающих сюда людей римско-католического вероисповедания» [Рыжов Ю. Таганрог. Приход Пресвятой Троицы. http://www.agnuz.info/book.php?id=129&;url=index.htm]. Ответ на прошение таганрогского градоначальника последовал 20 мая 1806 года: «Что касается до построения в Таганроге Католической Церкви, то Государь Император (Александр I – А.Ш.) одобрив предположение, по сему предмету Вашего превосходительства, и назначил построить здание сие, из общего строительного капитала, Высочайше повелеть изволил, сделать для онаго здесь план и фасад, и представить Его Величеству для утверждения и окончательных, о сей постройке Высочайших повелений» [ГАРО. Ф. 581. Оп. 1. Д. 8. Л. 2 об. – 3]. Таким образом, император Александр I, благоволивший католичеству, освободил будущую общину костела от расходов на возведение церковного здания, возложив обязанность финансировать строительство на городской бюджет.

   Скорее всего, к декабрю 1806 года проект костела, разработанный  архитектором Россинским, уже был утвержден императором и объявлены торги на строительство костела. Но, по неизвестным причинам, торги не состоялись. 5 декабря 1806 года Таганрогский городской комитет сообщал таганрогскому градоначальнику: «В числу прочих дел поступили от Господина Таганрогского градоначальника и Кавалера барона Кампенгаузена в Комитет дела о построении католической церкви и таможни, вызовы на построение коих подрядчиков учинены были в свое время от него ж. Но как за прошествием назначенных для Таганрога  сроков никто не явился, то комитет назначил вторичные  20, 21 и 22 сентября и сделал вызов чрез здешнюю полицию, на которые явились Губернский регистратор Степан Николаев с доверенностию от отца своего отставного Войска Донского сотника Николаева и здешний (греческий – А.Ш.) купец Иван Тамбала с доверенностию от жены капитана 2-го ранга Марии Сарандинакиной. По состоявшемуся в присутствии Комитета между ними торгу подряд на построение [неразб.] зданий, состоялся за купцом Тамбалою, который в католической церкви так сделал уступки против сметной цены [неразб.] взяв постройку оной за 17 тысяч руб…» [ГАРО. Ф. 581. Оп. 1. Д. 10. Л. 1]. Поскольку купец И. Тамбала сделал значительную уступку, контракт на строительство костела и Таможенного дома был заключен именно с ним. Участок под костел был отведен в Таганроге на 3-й Продольной улице, позже получившей название Католической (ныне - ул. Фрунзе, 58). 

    Костел, получивший имя Пресвятой Троицы, был построен и освящен в 1812 году священником Серафимом Гольфельдом [ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 650. Л. 2]. Чрезвычайно важно заметить, что с момента своего основания до 1856 года костел относился к Могилевской Римско-католической Духовной консистории  [ГАРО. Ф. 266. Оп. 21. Д. 651. Л. 39]. Это определяется по принадлежности метрических книг, выданных причту костела. Затем этот костел вошел в Бердянский деканат Тираспольской епархии [Лиценбергер О.А. Указ. соч. C. 350]. 

Нажмите, чтобы увеличить.
 

   К 1989 году на территории костела (во дворе) были построены два дома – один для приходского священника, другой для органиста, который арендовал этот дом за 300 руб. в год [ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 650. Л. 9 об.]. К началу XX века на подворье костела было выстроено двухэтажное здание для католического приходского училища.

    С момента открытия костела в описи его имущества числился орган – необходимая принадлежность римо-католических церквей. Но в феврале 1907 года приход купил новый инструмент в Будапеште, в филиале органной фабрики Gebrüder Rieger. Покупка органа с доставкой в Таганрог обошлась костелу в 2550 руб. [ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 650. Л. 12, 13].

    О священниках таганрогского костела. По всей видимости, еще до освящения строящегося костела, в 1811 году в Таганрог был назначен первый священник – о. Серафим Гольфельд. Скорее всего, вскоре после освящения, в костел был назначен второй священник – Петр Велла, который упоминается в метрических книгах с 1835 года [ГАРО. Ф. 266. Оп. 21. Д. 651. Л. 1 об.].

    С мая 1838 года куратом костела был Иоанн Гартц (в некоторых записях Гортц) [Там же. Л. 8 об.]. С 1840 года в костеле служили священники Валентин Пиотровский и Фердинанд Кербедз [Там же].

     С 1906 по 1910 годы в костеле служил священник Р. Шефер [ГАРО. Ф. 266. Оп. 21. Д. 656. Л. 1 – 38].

     С ноября 1910 года по 25 сентября 1911 года священником костела был курат армяно-католиков при Екатеринодарской Римо-католической Церкви Тер Акоп Бакаратян, с сентября 1911 года по ноябрь 1911 года священником был А. Штанг, с 6 декабря 1911 года по 10 октября 1915 года в костеле служил ксендз А. Шпиганович [Там же. Л. 38 об. – 48].

  Дела А. Шпигановича принял в 1915 году свящ. С. Карорсе (предположительно, поскольку подпись неразборчива), но он, скорее всего, находился в костеле очень непродолжительное время, передав дела последнему священнику таганрогского костела Бенедикту Эрбредеру, назначенному в Таганрог в 1916 году. Довольно долгое время он служил вместе с администратором – священником Юлием Наркевичем [Там же. Л. 67]. 

    Приход таганрогского костела. Из метрических книг костела г. Таганрога за первую треть XIX века видно, что его прихожанами были главным образом иностранные подданные либо «купеческого звания», либо «иностранного вольного звания» [ГАРО. Ф. 266. Оп. 21. Д. 651]. При этом иностранцы были французские, австрийские, швейцарские подданные, «прусскоподданные», «сардинскоподданные», «неаполитанскоподданные» и «саксонскоподданные». Очень незначительный процент был «русскоподданных», но с польскими фамилиями. 

    Прихожане таганрогского костела, как правило, проживали либо в Таганроге, либо в Ростове (в метриках сохранилась запись о крещении ребенка солдата подвижной роты Димитриевской крепости г. Ростова Гутовского). Сохранились также записи о крещении детей иностранных подданных, проживавших в «деревнях» Дмитриевка и Ряженое [Там же. Л. 37, Л. 11 об., 16].

    Нужно сказать, что среди прихожан католического костела за указанный период не встречается представителей крестьянского сословия и немецких колонистов. 

    Благотворительное общество при Таганрогской Римо-католической церкви. В 1905 году при католическом костеле в честь Пресвятой Троицы г. Таганрога было основано Благотворительное Общество. Его устав был утвержден 10 мая 1905 года наказным атаманом войска Донского. Целью общества было «улучшение материального и нравственного состояния бедных прихожан Таганрогской римско-католической церкви, без различия пола, возраста, знаний и состояний, римско-католического исповедания» [ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 650. Л. 33].

   В 1910 году Благотворительное Общество было достаточно большим по составу, а его финансовый оборот составил 4009 руб. в год [ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 650. Л. 59 об.]. Интересно привести фамилии участников этого Общества. 

Состав Благотворительного Общества таганрогского костела на 1910 год:

Председатель священник Рафаил Шефер (в 1911 году свящ. А. Штанг). 

Товарищ председателя Э.О. Плисние. 

Члены Правления: А.Л. Гноинский, А.М. Двораковский (казначей), С.Ф. Транчук, П.А. Малиновский (секретарь), П.В. Гофман. 

Кандидаты в члены правления: В.Б, Таргонский, И.В. Чарномский, С.И. Врублевский.

Члены ревизионной комиссии: Ф.В. Боровский, В.А. Домбровский, П.Г. Дроня.

Кандидаты в члены ревизионной комиссии: Ст. И. Кияк, И.Ф. Козакевич.

Почетный член священник А. Штанг.

Почетные действительные: священник Р. Шефер, А.Л. Гноинский, А.М. Двораковский.

Действительные члены: Ж.Ф. Боровская, Ф.В. Боровский, С.И. Врублевский, И.М. Возняк, С.М. Вуйцик, А.П. Вышемирский, А.Д, Данилова, Д.С. Гаевский, А.Л. Гобято, М. Гофман, П.В. Гофман, С.К. Гуторович, А.М. Даржента, Я. Домбровская, В.А. Домбровский, А.М. Двораковская, В.З. Древняк, П.Г. Дроня, Р. Дроня, И.Ф. Дудек, В.А. Кадерабек, И.Ф. Козакевич, Е. Корсак, С. Кияк, В.М. Кубке, Л. Лозовский, П.А. Малиновский, свящ. Мицкевич, К. Новари, М.И. Оллингер Э.И. Пенко, Э.О. Плисние, Ф.Ф. Петкевич, Д.Я. Руокко, Г.Ю. Руммель, В.М. Станкевич, В.Б. Таргонский, С.Ф. Транчук, С.М. Точиловский, И. Урбас, Е.И. Хардалло, И.В. Чарномский, И.В. Шаллас, А.Г. Эмерик, В.К. Якубовский, М. Янковская [ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 650. Л. 60 об.]

     В 1908 году при таганрогском католическом костеле была открыта платная библиотека-читальня Благотворительного Общества [Там же. Л. 45 – 46]. 

    Католическое Благотворительное Общество в г. Таганроге действовало до 1920 года. Эта дата связана с тем, что 21 марта 1920 года общее собрание прихожан костела постановило обратиться к Благотворительному обществу с просьбой изыскания средств на содержание приходской школы  [ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 650. Л. 151 об.]. Помимо организации библиотеки-читальни, Общество ежегодно отчисляло 600 руб. на католическую приходскую школу при костеле, оплачивало обучение одного из детей бедных прихожан, во время Первой мировой войны снимало жилье для беженцев, обеспечивало их питанием и одеждой. Как и все подобные Общества, оно изыскивало средства либо из пожертвований, либо из членских взносов его участников. 

    Таганрогский костел Пресвятой Троицы в первые годы советской власти. Закрытие костела.

    Первым соприкосновением таганрогской католической общины с советской властью произошло в 1920 году. 21 марта 1920 года на общем собрании прихожан настоятель костела сообщил «о предложении отдела народного образования перехода церковно-приходской школы в его ведение под условием исключения преподавания Закона Божия» [ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 650. Л. 151]. Удивительна была реакция общины: «собрание нашло это предложение неприемлемым, что составлено за подписью всех присутствующих постановление» [Там же]. К сожалению, советскую власть не интересовало мнение общины. Скорее всего, школа была изъята у общины в ведение отдела народного образования, но описания обстоятельств этих событий не сохранилось.

   Костел Пресвятой Троицы не минула участь всех церковных организаций теперь уже Донской области. В 1922 году из костела были изъяты церковные ценности, потом последовала ничем не сдерживаемая антицерковная пропаганда. Как и у других церквей всех конфессий, государство отобрало у католического костела право вести метрические записи, записи о браках и смерти. Возможно именно этот факт послужил причиной того, что с мая 1924 года все церковные записи костела (метрические, предбрачные экзамены и список присоединенных к католической Церкви) стали вестись на латинском языке [ГАРО. Ф. 266. Оп. 21. Д. 651. Л. 172].

   Но приход выстоял. Только 25 декабря 1925 года, в соответствии с декретом об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, здание и имущество таганрогского костела было «национализировано», то есть признано не принадлежащим Римо-католической Церкви. Для возможности продолжения богослужений, община костела заключила с Таганрогским окружным исполнительным комитетом типовой договор об аренде общиной здания костела и богослужебного имущества. Тем не менее, ситуация продолжала усугубляться. В 1928 году таганрогская городская милиция провела проверку церковного имущества костела, которое, впрочем, оказалось «в исправности». В 1929 году костел был ограблен. [ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 650. Л. 160, Л. 169, 171 – 172]

    В 1929 году вышло печально известное постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях», которое стало «началом конца» церквей всех конфессий, находившихся на территории молодого советского государства. Чтобы спасти костел от неминуемого закрытия, в 1929 году общиной в таганрогский исполком был подан устав таганрогского римо-католического религиозного общества с приложением списка учредителей – церковной двадцатки. В нее вошли: А.Ф. Фесенко, С.А. Валашек, Н.К. Дмитриев, С.Н. Кулешо, А.П. Парневич, В.В. Кантан, В.Д. Мешкерис, Ю.К. Гуторович, Я.Л. Кондратова, Т.И. Вилле, Э.М. Осипова, М.И. Буленко, С.О. Зелнис, В.М. Корнеева, М.Г. Жуковская, Б.С. Кушановска, И.В. Гарномский, И.О. Тересани, Э.Л. Серпинская, В.И. Домбровский [Там же. Л. 179]. Община была зарегистрирована местными органами власти и существовала до 1934 года. Последнее упоминание о католическом костеле г. Таганрога датируется 13 февраля 1934 года [Там же. Л. 188]. 

     Вторым по времени был основан костел Св. Тайной Вечери в г. Ростове-на-Дону. Третьим стал костел в колонистском поселении Гринталь. 

Костел в поселении Гринталь 

    Гринталь – одна из первых немецких колоний, основанных на территории Таганрогского округа Области войска Донского. Датой ее основания принято считать 1869 год. Именно в это время немецкие колонисты купили земли у братьев Краснощековых и вдовы полковника Анны Леоновой. Всего в собственности колонистов было 2000 десятины удобной для посевов земли. Первоначально в колонии насчитывалось 24 усадьбы и 109 жителей [Терещенко А.Г., Черненко А.Л. Указ. соч. С. 36 – 37].

   Несмотря на то что авторы книги «Российские немцы на Юге России и Кавказе» относят гринтальцев, прибывших из Бердянского уезда Таврической губернии к лютеранам, считавшим себя членами так называемой «Вольной общины» [Там же], мы позволим себе усомниться в этом. Скорее всего, основная масса колонистов были католиками, поскольку 29 февраля 1896 года поселяне колонии Гринталь на общем собрании вынесли решение о необходимости постройки римско-католического молитвенного дома. Тогда же ими был составлен приговор, в котором они ходатайствовали «перед Областным Правлением войска Донского о разрешении постройки в названном поселении Римско-католического молитвенного дома, для удовлетворения религиозных потребностей населения поселка Гринталь и 4-х окрестных поселков, с населением в 1308 душ» [ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1564. Л. 31]. Приговор был представлен в Областное Правление войска Донского «доверенными от общества» Адамом Шрейбергом и Адамом Шеком. Вместе с прошением А. Шейнберг и А. Шек представили проект молитвенного дома и смету, которая предполагала на строительство костела 10 409 руб. 61 к. Также в приговоре говорилось, что жители Гринталя относятся к приходу католического костела, расположенного в Мариуполе. А поскольку поселение не располагает специальным помещением для приезжающего священника, «отправление» богослужения и совершение христианских треб по обрядам Римо-католической Церкви встречает значительные неудобства [ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1564. Л. 31 об.].

    Запрошенные по делу строительства молитвенного дома декан Бердянского деканата Римо-католической церкви Таврической губернии и Донская духовная консистория отношениями от 6 июня 1896 года и от 29 июня 1896 года сообщили, что «постройка молитвенного дома является необходимой и препятствий к оной не имеется» [ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1564. Л. 31 об. – 32]. Также, по определению Войскового Правления, не встретилось препятствий и с его стороны в вопросе строительства католической церкви в поселении Гринталь.

    Однако, несмотря на полученное разрешение, в течение девяти лет костел так и не был построен. В июле 1905 года доверенные от поселян вновь обратились в войсковое Правление с ходатайством «о разрешении обществу построить молитвенный дом в более обширном размере и по новому проекту, так как население колонии с того времени значительно увеличилось и разрешенный молитвенный дом по прежнему проекту для них тесен [ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1829. Л. 54]. Рассмотрев доклад, Областное Правление определило: «прошение доверенных от поселян селения «Зеленое Поле» (Гринталь)… представить на благоусмотрение Министра Внутренних Дел, добавив, что к удовлетворению ходатайства поселян препятствий не имеется» [Там же. Л. 54 об.].

    Лишь в 1907 году, по всей видимости, костел был построен, поскольку Р. Нахтигаль пишет о том, что «в 1907 году католический викарий осуществлял свою службу, имея резиденцию в Грюнтале, во всей западной части Таганрогского округа» [Нахтигаль Р. Донские немцы: 1830 – 1930. Waldemar Weber Verlag, 2009. С. 153].  

Костел в Новочеркасске 

    Четвертым костелом на донских землях был построен костел в столице донского казачества Новочеркасске. Инициаторами его строительства были польские католики И. Горбатовский, пожертвовавший под строительство костела собственный участок земли и начавший строиться дом, и Л. Пекалевич. 

    Скорее всего, ходатайства о постройке костела начались в 1902 году. Именно тогда военный министр разрешил совету Ростовской-на-Дону Римо-католической церкви принять от Горбатовского пожертвование, «заключающееся в усадебном месте с строящимся на нем кирпичным домом». Следующим этапом было слушание 10 мая 1903 года в Областном Правлении войска Донского доклада о строительстве католического костела в Новочеркасске. В докладе говорилось, что инженер-технолог Иосиф Горбатовский, инженер-землемер Люциан Пекалевич и другие, прошением на имя войскового наказного атамана Войска Донского от 6 февраля 1903 года ходатайствуют «об испрошении разрешения Господина Министра Внутренних Дел на устройство в пожертвованном Горбатовском доме в г. Новочеркасске по Николаевскому проспекту № 66 римско-католического молитвенного дома, причем просители представили: а) чертеж с копией означенного дома, который рассмотрен инженерами Строительного Отделения и по протоколу их 22 апреля № 480 найден составленным в техническом отношении правильно; б) список лиц, живущих в г. Новочеркасске и исповедующих римско-католическую религию в числе 280 человек; в) отношение Тираспольского римско-католического епархиального Епископа от 24 мая 1902 года № 470 о том, что Военный Министр 31 марта 1902 года разрешил Совету Ростовской-на-Дону римско-католической церкви принять от Горбатовского пожертвование, заключающееся в усадебном месте с строющемся на нем кирпичным домом, в котором предположено открыть молитвенный дом…» [ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1758. Л. 144].

    В результате слушания Областное Правление определило: «прошение инженер-технолога Горбатовского, инженер-землемера Пекалкевича и друг., поданное на имя Войского Наказного Атамана войска Донского от 6 февраля сего года, о разрешении открытия в пожертвованном Горбатовским совету Ростовского-на-Дону римско-католической церкви доме, находящемся в г. Новочеркасске по Николаевскому проспекту № 66, римско-католического молитвенного дома с проектом означенного дома и всей перепиской, представив вместе с копией сего журнала на разрешение Военного Министра донесением, что со стороны Его Высокопревосходительства к открытию просимаго католиками молитвенного дома препятствий не имеется [Там же. Л. 144 об. – 145].

    Здание новочеркасского католического костела было отстроено в 1906 году в стиле необарокко. Его первым священником¸ по утверждению Р. Нахтигаля, был Константин Штауб [Нахтигаль Р. Указ. соч. С. 122]. 

Костел в поселке Дмитриевском

 

О католическом костеле в поселке Дмитриевском Таганрогского округа осталось лишь краткое упоминание в журналах Областного Правления войска Донского за 1913 год. 

18 июня 1913 года в Областном Правлении состоялось слушание доклада по факту обращения Тираспольского римско-католического епископа «с препровождением при отношении от 18 апреля 1913 года за № 549 проекта на постройку римско-католической церкви в поселке Дмитриевском Макеевской волости Таганрогского округа, просит Областное Правление означенный проект утвердить для начатия строительных работ» [ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 2155. Л. 433]. По рассмотрении доклада, Областное Правление прошение римского епископа «представило к надлежащему утверждению» [Там же. Л. 433 об.]. Но был ли построен костел и проводились ли там богослужения, на сегодняшний день остается неизвестным. 

Костел Св. Тайной Вечери г. Ростова-на-Дону 

Строительство костела

   К сожалению, история не оставила нам документальных источников, которые позволили бы реконструировать события, связанные с возникновением идеи строительства, самим строительством и освящением ростовского католического костела Святой Тайной Вечери. Нам известно только следующее: скорее всего в начале 1878 года римо-католическая община начала ходатайства перед Ростовской-на-Дону Городской Управой, которая в свою очередь, в соответствии с законами Российской империи, ходатайствовала перед Министерством Внутренних Дел о выделении в Ростове-на-Дону места для строительства католического костела [Журналы заседаний Ростовской-на-Дону Думы за 1881 г. Ростов н/Д., 1882. С. 62]. Разрешение министра внутренних дел было получено, и Городская Управа 9 ноября 1878 года выделила общине место под предстоящее строительство на старом кладбище Ростова-на-Дону [Ведомости Ростовской-на-Дону Городской Управы № 15. 1880. 13 апреля. С. 2]. 

   В 1879 году католическая община обратилась к екатеринославскому губернатору (до 1888 года Ростов-на-Дону относился к Екатеринославской губернии) с просьбой дать разрешение на постройку католической церкви, поскольку «близлежащая церковь находилась в г. Таганроге за 70 верст, а католический священнослужитель часто бывал в разъездах» [Ерохина О.В. Указ. соч. С. 134]. Скорее всего, ответ губернатора также был положительным, поскольку в феврале – марте 1880 года община в лице «заведующих римско-католическим молитвенным домом» вновь возбудила ходатайство перед Ростовской-на-Дону Городской Управой «об отводе обществу для постройки церкви вместо указанного по постановлению Думы от 9 ноября 1878 года места на старом кладбище, в этой же местности другого места и в большем против прежнего размере, т.е. вместо 400 кв. саж. до 500, в видах тех, что существует предположение устроить, кроме церкви и дома для приюта со службами, еще и школу» [Там же]. По всей видимости, в ходе работ над проектом костела и церковного дома, о чем свидетельствует длительный период времени с момента удовлетворения ходатайства о выделении земли до нового ходатайства об увеличении надела с 1878 по 1880 годы, община решила открыть католическое начальное училище, для чего понадобилось более обширное подворье.

    Дума удовлетворила новое ходатайство 19 марта 1880 года. В постановлении Управы говорилось: «Утвердить распоряжение Управы об отводе римско-католическому обществу для постройки церкви и дома со службами для приюта места в размере 400 кв. саж. взамен места, отведенного – было уже тому же обществу по постановлению Думы от 9 ноября 1878 года; что же касается ходатайства об увеличении этого места до 100 кв. саж., то таковое предоставить Управе удовлетворить в то время, когда потребуется надобность в постройке школы» [Там же]. 

    По неизвестной причине община посчитала выделенное ей место не вполне пригодным, в связи с чем в апреле 1881 года вновь обратилась в Городскую Управу через благочинного православных церквей: «Городским Главою Н.И. Кузьминым сообщено отношение благочинного церквей 1-го округа Ростовского уезда, ходатайствующего, вследствие заявленной ему католическим обществом просьбы, об отводе для постройки костела места, вместо отведенного на старом кладбище, – на Бульварной улице» [Журналы заседаний Ростовской-на-Дону Думы за 1881 г. Ростов н/Д., 1882. С. 62]. На заседании 30 апреля 1881 года Дума вынесла решение об отказе католической общине, ссылаясь на разрешение Министра Внутренних Дел от 1878 года: «После происходивших прений по настоящему вопросу, Дума постановила: ввиду состоявшегося постановления от 19 марта 1880 года, на основании коего Городскою Управою уже отведено место для постройки костела на старом кладбище, и того, что именно на этом месте г. Министром Внутренних Дел разрешена постройка костела, ходатайство г. благочинного об отводе для изъясненной цели сказанному обществу на Бульварной улице отклонить» [Там же]. Скорее всего, после этого отказа и было начато строительство костела.

    О точном времени окончания постройки костела, освященного в честь Св. Тайной Вечери, документальных свидетельств не осталось. Современные исследователи окончание строительства датируют 1884 годом [см. Малаховский Е.И., Лаптев Г.Ф. Храмы Ростова-на-Дону утраченные и существующие. Ростов н/Д., 2003. С. 158]. Костел был построен в комплексе с домом священника и помещением для начального католического училища. Весь комплекс располагался по адресу: угол ул. Сенной и Соборного пер., или пер. Соборный, д. 34 (позднее ул. М. Горького, д. 98-а).

    Первые сведения об уже действующем костеле и католическом училище при нем относятся к 1896 году. Ежегодный сборник «Весь Ростов на 1896 год» сообщал, что «Римо-католический костел находится на углу ул. Сенной и Соборного пер. Служащий священник – Долонговский Леонард Францевич. При костеле действует католическое училище, в котором законоучителем является Долонговский Леонард Францевич, а учительницей Жуковская Эмилия Афанасьевна» [Весь Ростов-на-Дону на 1896 г. Ростов н/Д., 1896. С. 156, 171]. 

   Дореволюционные периодические издания позволяют нам проследить изменения в педагогическом составе католического приходского училища и, соответственно изменения в составе священнослужителей костела. 

   О первом священнике католического костела г. Ростова-на-Дону мы нашли сведения только у современного немецкого исследователя Р. Нахтигаля, который утверждает, что им был Адам Гутовский [Нахтигаль Р. Указ. соч. С. 118]. В 1896 году педагогический состав приходского училища был следующим:  священник: Долонговский Леонард Францевич; законоучитель: Долонговский Леонард Францевич; учитель: Жуковская Эмилия Афанасьевна [Весь Ростов-на-Дону на 1896 г. Ростов н/Д., 1896. С. 156, 171].

    В 1898 году: священник – Долонговский Леонард Францевич; законоучитель: Долонговский Леонард Францевич; учитель: Руткевич Варвара Игнатьевна [Весь Ростов-на-Дону на 1898 г. Ростов н/Д., 1898. С. 140, 157].

   В 1899 году: священник – Долонговский Леонард Францевич; законоучитель: Долонговский Леонард Францевич; учитель: Руткевич Варвара Игнатьевна [Вся Область Войска Донского и Северный Кавказ за 1899 г. Ростов н/Д., 1899. С. 482, 501].

   В 1908 году: священник – Александр Иосиф Штанг; учителя: Руткевич Мария Игнатьевна и Царда Мария Игнатьевна [Весь Ростов-на-Дрну с Нахичеваном на 1908 г. Ростов н/Д., 1908. С. 34, 58].

В 1911 – 1912 годах: священник – Александр Иосиф Штанг; учителя: Руткевич Мария Игнатьевна; Рогозинская Антонина Ивановна [Ростов-Нахичевань-на-Дону, 1911–1912. Ростов н/Д., 1911–1912. С. 122, 141].

В 1913 году: священник: Иоанн Лянг; учителя: Руткевич Мария Игнатьевна; Рогозинская Антонина Ивановна [Весь Ростов и Нахичевань 1913 г. Ростов н/Д., 1913. С. 324].

В 1914 году: священник – Иоанн Лянг; заведующая училищем, учитель: Руткевич Мария Игнатьевна; учитель: Рогозинская Антонина Ивановна; законоучитель: Кардасевич Станислав [Весь Ростов и Нахичевань н/Д 1914 г. Харьков, 1914. С. 311, 374].

С 1920 по 1933 (предположительно) годы священником ростовского католического костела был Станислав Иосифович Кардасевич [ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 52. Л. 22].

Нажмите, чтобы увеличить.

     Как видно, с 1896 года (скорее всего, со дня постройки) костел и начальное училище при нем постоянно функционировали, преподавательский состав отличался стабильностью. Но, к сожалению, сегодня мы не можем говорить о национальном составе прихода на протяжении XIX века (хотя по фамилиям священника и преподавателей училища можно предположить, что в основном приход состоял из поляков) и о его численности. Статистические данные о католическом населении Ростова-на-Дону не являются показателем реальной численности прихожан костела, поскольку, по словам очевидца, «здешние католики разных национальностей преимущественно приезжие, интеллигентные служат в разных учреждениях, а громадное большинство рабочего сословия, и эти отличаются крайней неоседлостью, ища счастья в переездах с одной местности в другую» [VII Отчет Правления Римско-Католического Благотворительного Общества для пособий бедным в Ростове-на-Дону 1905 г. Ростов н/Д., 1905. С. 5]. Следовательно, цифры 2736 человек католического вероисповедания (на 119 071 человек населения Ростова-на-Дону) в 1898 году и 2857 человек (на 122 938 человек населения) в 1903 году [Донской ежегодник 1912 г. Ростов н/Д., 1912. С. 96.; ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 17. Л. 101] являются весьма приблизительными, и их невозможно соотнести с численностью ростовского католического прихода. 

Римо-Католическое благотворительное общество для пособия бедным католикам 

Значительным этапом в жизни ростовской католической общины было создание в 1900 году Римо-католического благотворительного общества для пособия бедным католикам. В целях обеспечения притока средств на благотворительные нужды, Правление Общества вело обширную деятельность не только в Ростове-на-Дону, взаимодействуя с городской Думой (Городское Общественное Управление) [VII Отчет Правления Римско-Католического Благотворительного Общества для пособий бедным в Ростове-на-Дону 1905 г. Ростов н/Д., 1905. С. 3], но было связано также и с подобными обществами в Тифлисе и Ставрополе [Там же]. В 1905 году Правление предложило общему собранию членов Общества открыть филиалы в ближайших к Ростову городах: в Новочеркасске, Царицыне, Армавире, Новороссийске [Там же. С. 5]. 

   Кроме помощи нуждающимся, например, выдачи ежемесячных пособий, единовременных пособий, пособий на наем квартир, лечение, учебу и проезд [Отчет Правления… за 1901-й г. Ростов н/Д., 1901. С. 2], Общество оплачивало церковному совету костела за обучение бедных учеников в приходской школе [Там же], открыло собственную библиотеку и читальню при ней [VII Отчет Правления… 1905 г. Ростов н/Д., 1905. С. 4], проводило благотворительные лотереи и спектакли в Асмоловском театре Ростова-на-Дону, устраивало субботние семейные вечера для членов Общества и прихожан костела [IX Отчет Правления… за 1907 г. Ростов н/Д., 1908. С. 4]. 

   Популярность субботних вечеров, проводимых Ростовским Римо-католическим благотворительным обществом, подняла в 1907 году вопрос о строительстве собственного здания Общества, поскольку здание церковно-приходской школы при костеле было для этого недостаточно велико [Там же. С. 40]. Однако в 1909 году Правление Общества от этого проекта отказалось в силу нехватки средств [XI Отчет Правления… за 1909 г. Ростов н/Д., 1910. С. 5]. Для субботних вечеров и библиотеки было снято помещение на Темерницкой ул. в доме Аджемовых [Там же. С. 48], а затем в Женском клубе [XII Отчет Правления… за 1910 г. Ростов н/Д., 1911. С. 53]. Также не был осуществлен Обществом проект открытия воскресной школы для неграмотных [VII Отчет Правления… 1905 г. Ростов н/Д., 1905. С. 4].

    Изучение списков членов Римо-католического благотворительного общества, которые были прихожанами костела Св. Тайной Вечери, позволяют предположить, что их подавляющим большинством были поляки. Так, в 1901 году членами Правления были избраны: А.К. Фабовский, И.У. Ставский, Ф. Дзевонская, Б. Добкевич. Кандидаты в члены Правления: Ст. Юзефович, А. Вишневский, Э. Вейш, Т. Щефанович [Отчет Правления… за 1901-й г. Ростов н/Д., 1901. С. 1].

     То же самое видно из списка членов Общества 1905 года. Приведем несколько фамилий по списку на первые четыре буквы алфавита [VII Отчет Правления… 1905 г. Ростов н/Д., 1905. С. 16]: 

Адамкович М.О., Атаманова Е.В., Баржиковский О.О., Биргуля А., Бохневский Л., Бышевский, Бржостовский и т.д.; 

Вакре, Валентинович, Вашкевич, Вслежинский, Верещинский, Вешневская А., Винарский и т.д.; 

Гарлинский, Гаевский, Герцык, Госневский, Гречинский и т.д. 

    Об этом же говорит и Отчет библиотеки-читальни Общества: «Для чтения (в 1905 году – А.Ш.) наибольшим успехом пользовались следующие авторы: Мицкевич – 33 читателя, Словацкий – 20 чит., Красинский – 7 чит., Сенкевич, Серошевский, Прус, Ожешко, Крашевский, Реймонт, Вейссенгоф, Жеромский… «История Польши» – 50 чит. Из книг на русском и литовском языках читателей было незначительное число, а на книги на иностранных языках спроса не было» [Там же. С. 31]. 

   Немалочисленной была и литовская составляющая прихода ростовского костела. Так, в 1907 году, по отчету библиотеки-читальни Благотворительного Общества, литовский отдел имел 301 читателя, взявших 808 томов [IX Отчет Правления… за 1907 г. Ростов н/Д., 1908. С. 18].

   Большим стимулом для внутренней жизни благотворительного общества послужил приезд в Ростов н/Д. в 1907 году Тираспольского епископа И. Кесслера, который был избран его почетным членом [Там же. С. 6]. Но в 1910 году у Общества наметился явный кризис – причиной этому была и проблема с помещениями для постоянно действующих субботних вечеров, и резкое падение числа действительных членов Общества, что повлекло за собой нехватку денежных ресурсов Общества [XI Отчет Правления… за 1909 г. Ростов н/Д., 1910. С. 5]. Последнее упоминание о ростовском Римо-католическом благотворительном обществе датируется 1911 годом. 

Приезд епископа И. Кесслера

    1907 год стал особенным для римо-католических приходов Области войска Донского. Впервые за всю историю существования, благодаря изменению законодательства в 1905 году, их посетил католический епископ – последний, пятый епископ Тираспольской Римо-католической епархии, назначенный на должность в 1904 году, Иосиф Кесслер [Лиценбергер О.А. Указ. соч. C. 346, 162]. Внешним поводом к его приезду были празднования столетия со дня освящения места закладки католического костела в Таганроге. 

   По поводу приезда епископа Иосифа Кесслера сохранилось письмо православного священника, очевидца описываемого события: «Прибывший 2 мая (1907 г. – А.Ш.) в Ростов римско-католический епископ о. Иосиф Кесслер, вечером был встречен в католическом костеле съехавшимися в Ростов священниками римско-католических приходов из Таганрога, Новочеркасска, Екатеринодара и Пятигорска. Ксендз Ростовского костела произнес речь. Его преосвященство также ответил приветствием пастве. Затем в беседе со священниками и прихожанами епископ заявил, что он знает о возникших в приходах разногласиях и желал бы их скорейшего прекращения; епископ сообщил, что скоро в Ростов приедут три католических монаха-капуцина для собеседования с прихожанами и для совершений таинств исповеди и других религиозных дел. 3-го мая епископ отслужил в Ростовском костеле обедню, совершил конфирмацию и исповедь для всех желающих, а также миропомазание. Епископ в воскресенье отбудет обратно в Саратов. В воскресенье обедня будет отслужена самим епископом, который также совершит освящение Ростовского костела. Во время пребывания в Ростове его преосвященство остановился в церковном доме при Ростовском костеле» [Донские епархиальные ведомости № 17 от 11 июня 1907].

    Как видно, приезд епископа И. Кесслера был центральным событием в жизни католических приходов Области войска Донского. В то же время становится известным, что в их внутренней жизни были достаточно серьезные проблемы, разрешению которых епископ уделил немалое внимание. Возможно, некоторые предположения о сути этих проблем можно почерпнуть из слов О.А. Лиценбергер: «В результате многолетней деятельности Кесслеру удалось преодолеть финансовый кризис, возникший в епархии (Тираспольской, к которой относились католические приходы Дона. – А.Ш.) в конце XIX века. Он смог справиться с трудностями, которые разразились над верующими католического исповедания и особенно над немецкими колонистами из-за политики русификации и гонения на католичество, проводимого правительством в годы Первой мировой войны» [Лиценбергер О.А. Римско-католическая церковь в России. История и правовое положение. Саратов, 2001. С. 143]. 

     В 1915 году состоялось значительное событие для юга Росси: в сентябре 1915 года в Ростов н/Д. был переведен Варшавский университет с преподавательским составом. Поскольку Польша всегда была страной католической, и преподаватели и студенты университета стали прихожанами костела Св. Тайной Вечери. Но это событие существенным образом не повлияло на его жизнь, поскольку Россия приближалась к трагическому рубежу своей истории. 

Национальный состав ростовского католического костела в предреволюционные годы 

     Сохранившиеся метрические книги ростовского католического костела за 1917 и 1918 годы позволяют нам проанализировать состав его прихода на «сломе эпох». В это время священником костела Св. Тайной Вечери был С. Кардасевич. Во время его отлучек таинства совершали священники К. Томашевский, В. Поршкевич и Филипповский (имя не указано) [ГАРО. Ф. 226. Оп. 1. Д. 2236. Оп. 20. Д. 64]. 

    Итак, в 1917 году в костеле было крещено 279 детей, в 1918 году – 300 детей. Это были дети дворян, мещан, «поселян», крестьян, а также подданных других государств. Весьма показательным представляется географическая принадлежность родителей крещаемых: по метрическим книгам, здесь были крещены дети дворян Ломжинской, Ковенской, Киевской и Виленской губерний; мещан городов Ковно, Нахичевани-на-Кавказе, Плоцка, Карса, Турека, Белостока, Вильно, Бахмута, Варшавы, Радомля, Новоалександровска, Кнышина, Луча, Кобеля; поселян Екатеринославской и Самарской губерний; крестьян губерний Ковенской, Седлецкой, Виленской, Гродненской, Петроковской, Ломжинской, Курляндской, Плоцкой, Калишской, Сувалкской, Люблинской, Келецкой, Радомской, Варшавской, Минской, Замостской, Витебской. Также в ростовском костеле совершали таинства «венгерскоподданные», прусские и австрийские подданные, «персидскоподданные», подданные Германии и Турции [ГАРО. Ф. 226. Оп. 20. Д. 64].

    Как видно, подавляющее большинство прихожан были поляками по происхождению.

     Небезынтересным представляется такой документ, как «Списки принятых под покровительство Римско-католической Церкви» за период с 1905 по 1927 годы включительно. Первыми после принятия закона 1905 года, в католичество из лютеранства перешло семейство австрийского подданного Збиза [ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 659. Л. 1]. 

    В 1906 году из православия перешли: семейство дворянина Глезерера и дочь дворянина Э. Климонтович; мещане А. Штальберг и семейство Яворских; крестьяне Ю. Белжек и Е. Вальнер, И. Станкевич, В. Сахаревич, семья Пожарских. Из лютеран в католичество в 1906 году перешел мещанин Ф. Шилле, поселянка г. Мариуполя М. Луневская и большое семейство крестьян г. Риги Новаковских [Там же. Л. 1 – 1 об., 8 – 8 об.].

    В 1907 году из православия в католичество перешли только крестьяне: М. Кудиева, Д. Липавик, Т. Малешевская, М. Блакитная, А. Лепарт, семейство Вольских и семейство Фидор [Там же. Л. 2 об. – 3].

    После 1907 года количество перешедших в католичество из других конфессий значительно сократилось. Так. В 1908 году католичество приняли дети итальянских подданных Лассавио Федор и Екатерина. В 1909 году – дочь казака В. Рыбалка, крестьянка М. Шипова и мещанка М.-П. Гурова. В 1910 году – мещанка О. Стржигоцкая и семья поселян Штальберг, числившихся православными. В 1911 году из лютеранства в католичество перешла крестьянка Э. Авилевская. В 1916 году – А. Бальцеровская, бывшая православной [Там же. Л. 3 об. – 5]. 

   1917 год ознаменовался переходом «из евреев» крестьянки М. Словуцкой, «из лютеран» мещанки С. Шульц и «из православных» солдата С. Кожаева, мещан: А. Кравчука, М. Григорьевой, А. Сидорского, П. Сущей, А. Напиханки, П. Сидоровой [Там же. Л. 5 – 5 об.].

    В 1918 году из православия в католичество перешли: дворянин И. Кащей; мещане Е. Ластовка, отец и сын Суликовские, М. Гендрексон, Василий и Пелагия Павловские, А. Симонова, М. Скляренко, В. Карпенко, А. Пагантова; крестьяне Л. Санковская и А. Шульц. Из баптистов в католичество в этом году перешла мещанка К. Зейбель, из иудейской религии мещанка М.-Э. Межеровская [Там же. Л. 5 об. – 6].

    В 1919 году католиками стали дворянка А. Кащей, принявшая католичество вслед за мужем; мещане: П. Макшынова, семьи Мильтович и Гвяздовских (они же Звездовские); крестьяне: А. Терещенко, А. Ольховская, К. Масолова и итальянская подданная Н. Гофф [Там же. Л. 6 об.].

    В переломном для Дона 1920 году в католичество из православия перешли мещане Таганрога М. Шляхтина и Е. Домбровский, мещанка М. Шульгина и крестьянка Л.-Э. Драгунова [Там же. Л. 7].

    В 1921 году под покров Римо-католической Церкви перешли польская подданная А. Богдановская, австрийский подданный Г. Эндреди и братья В.-Э. и И.-Г. Склабинские [Там же. Л. 7]. 

    В 1922 и 1923 годах в католичество переходили в основном «граждане г. Таганрога». Это П. Серебряков, Б.-Н. Вишневецкий и С.-О. Золотарева. Кроме них, к католической церкви были присоединены К.-М. Ветышева, Э.-В. Карцевский и дворянка М. Чебанова [Там же. Л. 7 – 7 об.].

    1924 годом датируется последняя запись в «Списках принятых прихожан под покровительство Римско-католической Церкви» на русском языке. В этот год католичество приняла чехословацкая подданная А. Гавлик.

    В 1925 и 1927 годах в «Списки» были занесены в латинской транскрипции: Maria-Helena Glerer, Maria Bilikoff, Henrietta Larttenow, Maria-Tatjana Nekludow [Там же. Л. 7 об.]. 

    Как видно, в католичество переходили по большей части члены смешанных семей. Редко попадающиеся русские фамилии среди перешедших в католичество свидетельствуют о том, что католическими священниками если и велась деятельность по обращению в католичество из других конфессий, то в столь ничтожной степени, что констатировать такой факт не приходится. Иными словами, вплоть до закрытия католических костелов в 1930-х годах, их приход оставался приходом диаспоры. 

    В заключение необходимо добавить, что к 1920 году на территории Области войска Донского католические костелы существовали во всех крупных городах: Ростове-на-Дону, Таганроге, Новочеркасске, Миллерово и Каменске [ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 3. Д. 38. Л. 41 а.]. О костелах в небольших населенных пунктах (кроме Гринталя и Дмитриевского) нам сведения выявить не удалось.

Ростовский католический костел в 1920 – 30-е годы 

    20 января (2 февраля) 1918 года был принят и 25 января (5 февраля) опубликован Декрет Совета Народных Комиссаров о свободе совести, церковных и религиозных обществах, осуществивший отделение Церкви от Государства, национализацию церковного имущества и поставивший все церковные сообщества на территории России, в том числе Римо-католическую Церковь, в жесткие рамки всяческих запретов и ограничений. Отныне все церковные сообщества теряли юридическое лицо, лишались собственности и права ее приобретать [Русская Православная Церковь и коммунистическое государство 1917 – 1941. Документы и фотоматериалы. М.: ББИ св. ап. Андрея, 1996. С. 10]. 

    В первую очередь процесс так называемого «отделения», т.е. экспроприации собственности Церкви в пользу государства и лишение ее всяческих прав, коснулся столичных храмов. В Ростове-на-Дону комиссия по отделению Церкви от Государства была создана только в 1920 году: ее первое заседание состоялось 23 сентября 1920 года [ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 50. Л. 1]. В отличие от столиц, работа ростовской комиссии по отделению Церкви от Государства проходила без спешки. Из плана работы комиссии видно, что в первую очередь шла работа оп подготовке к «отделению» иноверных и раскольничьих общин [ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 52. Л. 121]. Именно эти общины были наименее интересны государству, и после «отделения» им разрешалось продолжать свою деятельность. Это видно из протокола заседания комиссии по отделению Церкви от Государства от 10 ноября 1920 года: комиссия постановила «Признать, что под понятие Центров церковного управления (как то Епархиальное управление Русской Православной Церкви и Управление Нахичевано-Бессарабской епархии, располагавшиеся в Ростове-на-Дону и в Нахичевани-на-Дону соответственно. – А.Ш.) не подходят те Советы религиозных общин (как например – Советы общин баптистов и др.) которые не имеют своего административного и хозяйственного аппарата и что такие Советы религиозных общин могут, в силу п. 10 декрета и п. 11 Постановления Донисполкома от 28/VIII с.г. (1920 г. – А.Ш.), продолжать свою деятельность» [ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 50. Л. 7].

    Иными словами, основной «удар» Декрета был направлен на Церкви, имеющие в данном регионе централизованное управление, т.е. на Русскую Православную и Апостольскую Армяно-григорианскую Церкви. Поскольку католические приходы Донской области не имели централизованного управления в Ростове-на-Дону, т.к. относились к Бердянскому деканату Тираспольской епархии, они подпадали под действие п. 10 Декрета о свободе совести и религиозных обществах и п. 11 Постановления Донисполкома от 28 августа 1920 года. То есть после «отделения» – отчуждения имущества, в т.ч. и здания костела в пользу государства, они продолжали проводить там богослужения в силу договора с государством об аренде, который подписывался в ходе «отделения». 

     Проследим ход событий «отделения» костела от государства.

    10 ноября 1920 года состоялось заседание комиссии по отделению Церкви от Государства, на которое были приглашены представители всех религиозных общин г. Ростова-на-Дону. В качестве представителей католического костела на заседании присутствовали Ф.И. Гриневский и А.В. Матрас. В соответствии с ходом заседания, они были поставлены в известность, что в недельный срок им необходимо представить в комиссию опись церковного имущества и проект договора об аренде. Все необходимые документы были поданы католической общиной комиссии 24 ноября 1920 года [Там же. Л. 7, 9]. 13 апреля 1921 года комиссия направила приглашение «в религиозную общину Ростовской-на-Дону Римско-Католической Церкви» для подписания «акта о принятии в свое ведение церковного имущества [ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 52. Л. 88]. 

    25 мая 1921 года комиссия направила настоятелю костела письмо с просьбой заполнить анкету: «Согласно предложения Донского Исполнительного Комитета препровождая при сем анкету прошу заполнить ее требующимися сведениями в отношении Ростовского округа и по заполнении возвратить мне по адресу Ростов Дон, Отдел Юстиции. Заведующему Отделением Церкви от Государства» [Там же. Л. 155].

    Скорее всего, акт об отделении католического костела от государства был подписан между 25 мая и 24 августа 1921 года, поскольку в докладе «Заведующего Отделением церкви от Государства» Карагичева заведующему Отделом Юстиции от 24 августа 1921 года говорится: «Согласно приказания Вашего от … (пропущено. – А.Ш.) докладываю, что Заведующим Отделением церкви от Государства Заведующим Подотделом тов. Карагичевым подписаны договоры об отделении:

16 православных церквей в Ростове-на-Дону

2 православных церквей в Нахичевани-на-Дону

4 православных церквей в Ростовском округе

2 старообрядческих церквей в Ростове-на-Дону

1 Римо-Католической церкви в Ростове-на-Дону

1 Евангелическо-лютеранской церкви в Ростове-на-Дону

1 Баптистского молитвенного дома в Ростове-на-Дону

10 Еврейскими синагогами в Ростове-на-Дону

1 Караимского молитвенного дома в Ростове-на-Дону

1 мусульманской мечети в Ростове-на-Дону

8 Армяно-григорианских церквей в Нахичевани

6 Армяно-григорианских церквей в Ростовском Округе [ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 53. Л. 25]. 

     Как говорилось выше, после проведения в жизнь Декрета о свободе совести и религиозных обществах, который коснулся и положения Римо-католической Церкви, община ростовского католического костела была лишена собственности на здание костела, богослужебную утварь, юридического лица, но в соответствии с п. 10 Декрета и п. 11 Постановления Донисполкома от 28 августа 1920 года община не была ликвидирована. Она продолжала существовать и проводить богослужения на основании договора об аренде помещения костела и богослужебной утвари у государства. 

    К 1920 году относится еще один документ, из которого мы узнаем о священнике, органисте и причетнике костела Св. Тайной Вечери. 8 января 1920 года датировано обращение общины костела к председателю комиссии по отделению Церкви от государства об освобождении от мобилизации церковного причта: «Комитет Ростовского-на-Дону Римско-Католической Церкви покорнейше просит Вас выхлопотать от надлежащей власти освобождения от всяких мобилизаций причт церкви, т.е. настоятеля церкви священника Станислава Иосифовича Кардасевича, органиста… Петра Адамовича Юлмовича и … причетника Петра Иосифовича Сегена» [ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 52. Л. 22]. 

   8 апреля 1929 года вступил в силу закон о религиозных организациях в РСФСР, ставший «началом конца» церковных организаций всех вероисповеданий на территории советского государства. Их церкви и молитвенные дома отдавались под «культурно-просветительские цели», а священники в большинстве случаев репрессировались. Римо-католическая Церковь не избежала этой печальной участи. После 1934 года прекратили свое существование все католические приходы на территории Азово-Черноморского края. Немецкий исследователь Р. Нахтигаль предполагает, что один из последних католических священников бывшей Донской области совершал службы в колонистском приходе Гроссвердер (она же Вайцендорф) [Нахтигаль Р. Указ соч. С. 205].

    Наиболее неясным в отношении последовательности событий, касающихся истории ростовского римо-католического костела Св. Тайной Вечери, представляется период с 1934 по 1944 года. С одной стороны, в ходатайстве церковного совета костела, созданного для регистрации в 1944 году (о назначении священника) говорится: «В гор. Ростове-на-Дону имеется Римско-Католическая церковь костел, но нет в ней культслужителя с 1938 г. 31/I и по настоящее время…» [ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 3. Д. 38. Л. 15]. То есть данное выражение можно понять, что костел действовал не только с 31 января 1938 года по 1945 год, но и до 1938 года, т. е. не закрывался в период «первой волны гонений», а с 1938 по 1944 годы община костела продолжала периодически собираться для совместных молитв, но без священника. С другой стороны, в 1939 году прилегающий к костелу участок пытался отсудить Андреевский райздравотдел г. Ростова-на-Дону под детскую площадку детских яслей № 40 завода «Заря». Ходатайство райздравотдела было удовлетворено 16 ноября 1939 года [ГАРО. Ф. Р-3737. Оп. 2. Д. 181]. Для того времени было бы немыслимо, что рядом с детской площадкой располагается действующая церковь, поэтому вполне уместно предположить, что костел все-таки не был действующим с 1934 по 1943 годы.  

Католический костел в г. Ростове-на-Дону с 1943 по 1952 годы 

    Великая Отечественная война стала рубежом в церковно-государственных отношениях не только по отношению к Русской Православной Церкви, но и к другим религиозным сообществам. В 1943 году изменилось законодательство, регулирующее жизнь и деятельность религиозных организаций на территории СССР. Кроме того, для контроля над религиозными сообществами (кроме Русской Православной Церкви)  постановлением СНК СССР № 572 от 19 мая 1944 года был учрежден Совет по делам религиозных культов при Совете народных комиссаров СССР [Одинцов М.И. Великая Отечественная война (1941–1945) и религиозные организации в СССР // «Православная энциклопедия». Т. VI. Электронное издание с сайта: www.sedmitza.ru]. 

    Постановление гласило: «1) Организовать при Совнаркоме СССР Совет по Делам религиозных культов, возложив на него задачу осуществления связи между Правительством СССР и руководителями религиозных объединений: армяно-григорианской, старообрядческой, католической, греческо-католической, лютеранской церквей и мусульманского, иудейского, буддийского, сектантского вероисповеданий по вопросам этих вероисповеданий, требующим разрешения Правительства СССР. 2) Председателем Совета по Делам религиозных культов при Совнаркоме СССР назначить т. Зайцева Константина Артемьевича…» [Там же]. 

    Положение о Совете по делам религиозных культов при Совете Народных комиссаров СССР определяло следующий круг его обязанностей: «а) предварительное рассмотрение вопросов, возбуждаемых духовными управлениями или руководствами названных выше религиозных культов и требующих разрешения правительства СССР; б) разработка проектов законодательных актов и постановлений по вопросам этих религиозных культов (а также инструкций и других указаний по их применению и внесение их на рассмотрение Совнаркома СССР; в) наблюдение за правильным и своевременным проведением в жизнь на всей территории СССР законов и Постановлений Правительства СССР, относящихся к религиозным культам; г) представление Совнаркому СССР заключений по вопросам этих религиозных культов; д) своевременное информирование Правительства СССР о состоянии религиозных культов в СССР, их положении и деятельности на местах; е) общий учет церквей, молитвенных зданий, составление статистических сводок по данным, представляемым Совету местными советскими органами». Штат Совета состоял из председателя, его заместителя, двух членов Совета и ответственного секретаря, утверждаемых Совнаркомом СССР [Там же].

    На местах, в отдельных областях, были учреждены должности уполномоченных Совета по делам религиозных культов при Совете народных комиссаров СССР [ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 5. Д. 180. Л. 56]. В Ростовской области должность уполномоченного была учреждена решением облисполкома № 2702 от 2 ноября 1944 года. С 1944 по 1959 годы уполномоченным Совета по делам религиозных культов по Ростовской области был Байков Александр Тихонович [ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 5. Д. 1. Л. 1], а с 1959 по 1965 годы – Ендаков Николай Михайлович [ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 5. Д. 1. Л. 7].

    В 1965 году Совет по делам религиозных культов был объединен с Советом по делам Русской Православной Церкви и назван Совет по делам религий. Ведению этого органа относились все религиозные организации на территории СССР до 1991 года.  

    Итак, в 1944 году для всех религиозных общин открылась возможность получить регистрацию и относительно свободно вести церковную жизнь («справлять религиозный культ», выражаясь языком протокола). 

   26 ноября 1944 года состоялось общее собрание церковного совета верующих Ростовского-на-Дону костела в количестве 26 человек для выбора исполнительных органов общины и учета имущества костела [ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 3. Д. 38. Л. 8, 34]. В результате работы собрания были составлены списки, которые мы не можем не привести, потому что, с одной стороны, мы должны отдать дань тем людям, которые не побоялись позиционировать себя верующими, несмотря на еще живую память о тех, кто в 1930-е годы пострадал за веру в тюрьмах и лагерях. Во-вторых, имена этих людей показывают нам живую связь с тем приходом костела, который был до его закрытия в тех же 1930-х годах.

Вот эти списки:

Исполнительный орган:

  1. Назаренко Елена Григорьевна, 1881 года рождения, пенсионерка
  2. Ашофиян Андрей Артемович, 1870 года рождения, инвалид
  3. Дзейма Розалия Ивановна, 1883 года рождения, безработная [Л. 7] – председатель церковного совета [Л. 2]

Ревизионная комиссия:

  1. Буковский Викентий Станиславович, 1876 года рождения, Ростоблпотебсоюз
  2. Шаповалова Эмилья Генриховна, 1893 года рождения, радиофикация
  3. Сеген Евдокия Михайловна, год рождения не указан, уборщица гортоп [Л. 8]

Список общины верующих католиков Римско-Католической церкви г. Ростова-на-Дону и Ростовской области от 7 декабря 1944 года:

  1. Дзейма Розалия Ивановна, 1883 года рождения, безработная
  2. Назаренко Елена Григорьевна, 1881 года рождения, пенсионерка
  3. Сеген Бронислава Иосифовна, 1889 года рождения, дворник
  4. Гатальская Станислава Иосифовна, 1896 года рождения, артель «Красный вышивальщик
  5. Сеген Евдокия Михайловна, год рождения не указан, уборщица
  6. Рудович София, 1882 года рождения, иждивенка
  7. Атаманова Екатерина Вячеславовна, 1871 года рождения, органист костела
  8. Крымская Валерия Францевна, 1883 года рождения, охранник спецторга
  9. Леие Сабина, 1872 года рождения, иждивенка
  10. …рвило Елизавета Антоновна, 1891 года рождения, иждивенка
  11. Новотарская Мария Иосифовна, 1893 года рождения, иждивенка
  12. Лукасевич Ванда Аусовна, 1882 года рождения, иждивенка
  13. Скизерли А.А., 1909 года рождения, швея п/ж
  14. Здижина Юля Описповна, 1883 года рождения, иждивенка
  15. Зданович Алекс Викторович, 1890 года рождения, рабочий
  16. Буковский Викентий Станиславович, 1876 года рождения, Ростоблпотебсоюз 
  17. Свечникова Михалина Ивановна, 1888 года рождения, домохозяйка
  18. Винярчик Екатерина, 1886 года рождения, безработная
  19. Савич Ядвига, 1880 года рождения, иждивенка
  20. Савич Ядвига, 1833 года рождения, университет им. Молотова
  21. Кондрашко Каролина Игнатьевна, 1893 года рождения, безработная
  22. Скуковский М.Ю., 1887 года рождения, пенсионер
  23. Скуковская Анна Игнатьевна, 1887 года рождения, иждивенка
  24. Буковская Юзефа Ивановна, 1883 года рождения, связистка [ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 3. Д. 38. Л. 4 – 4 об.]. 

     Вероятно, выборы исполнительных органов костела не были простыми, потому что через месяц, 30 декабря 1944 года был составлен новый список:

«Список общины верующих католиков Римско-Католической церкви г. Ростова-на-Дону и Ростовской области от 30 декабря 1944 года:

  1. Дзейма Розалия Ивановна, 1883 года рождения, временно безработная
  2. Орехова Анна Герасимовна, 1896 года рождения, иждивенка
  3. Кондрашко Каролина Игнатьевна, 1893 года рождения, домохозяйка
  4. Назаренко Елена Григорьевна, 1881 года рождения, пенсионерка
  5. Буковская Юзефа Ивановна, 1883 года рождения, ОРС связи
  6. Скуковский Михаил, 1876 года рождения, инвалид, пенсионер
  7. Комповский Иван Михайлович, 1886 года рождения, охранник железной дороги
  8. Скуковская Анна Игнатьевна, 1887 года рождения, иждивенка
  9. Леие Сабина, 1872 года рождения, иждивенка
  10. Барташек Зофия, 1893 года рождения 
  11. Сморага Александра, 1895 года рождения, охранник школы № 21
  12. Снижевская Казимира, 1898 года рождения, иждивенка
  13. Готальская Станислава Иосифовна, 1896 года рождения, временно безработна
  14. Ашофиян Андрей Артемович, 1870 года рождения, инвалид
  15. Крымская Васситина Францевна, 1881 года рождения, охранник базы спецторга

Верующие:

  1. Рудович София, 1882 года рождения, иждивенка
  2. Сурвило Елизавета Антоновна, 1891 года рождения, домохозяйка
  3. Свечникова Михалина Ивановна, 1189 года рождения, домохозяйка
  4. Шинкарева Сабина Валентиновна, 1894 года рождения, иждивенка
  5. Кечешиян Надежда, 1885 года рождения, иждивенка» [ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 3. Д. 38. Л. 5 – 6]. 

    После завершения выборов исполнительных органов, 30 ноября 1944 года была составлена опись имущества костела. 9 декабря 1944 года католическая община получила официальную регистрацию [Там же. Л. 11-12, Л. 1]. Тогда же был составлен типовой договор о бессрочной бесплатной аренде костела с Андреевским районным советом депутатов трудящихся [ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 3. Д. 38. Л. 13].

    Из некоторых личных дел, присутствующих в регистрационном деле католического костела видно, что община состояла в основном из поляков и литовцев. 2 % составляли армяне, русских среди них не было. То есть национальный состав общины остался примерно таким же, как до революции. 

   По всей видимости, в ростовский приход вошли католики всей области, поскольку в ответ на запрос из Облисполкома г. Ростова-на-Дону 23 апреля 1948 года были поданы следующие сведения о составе верующих:

«1) Количество человек, проживающих в г. Ростове-на-Дону – 323 чел.

Количество человек, проживающих в г. Новочеркасск, Батайск, Шахты и Ворошиловград – 112 чел.;

2) Возрастной состав: 

с 1865-1885 гг. – 119 чел. 

с 1896-1905 гг. – 101 чел. 

с 1886-1895 гг. – 117 чел.

с 1906-1920 гг. – 38 чел.

из них мужчин – 55 чел., женщин – 380 чел.

3) Социальный состав:

а) рабочих – 185 чел.

б) служащих – 28 чел.

в) колхозников – 26 чел.

г) инвалидов – 77 чел.

д) домохозяек и иждивенцев – 184 чел.

Всего: 435 чел.» [Там же. Л. 41].

    Интересны также сведения о посещаемости костела верующими в период с 1946 по 1948 годы: «В 1946 и 1947 гг. посещаемость верующими костела имела место следующая: в будни от 25 до 30 чел.,  в воскресные дни от 80 до 120 чел., в праздники… от 120-160 чел. …в дни Пасхи посещаемость была от 500 до 600 чел. В 1948 г. с января месяца по 1-е июня посещаемость католического костела имеет следующие данные: в будни – от 15 до 20 чел. В воскресные дни от 50 до 70 чел.» [Там же. Л. 43]. Учитывая, что на протяжении 1943 – 1952 годов в костеле не было священника, то есть не совершались ни Таинства, ни обряды, посещаемость была поразительной.  

Ходатайства о священнике

    19 февраля 1945 года председатель церковной общины Р.И. Дзейма писала уполномоченному Совета по делам религиозных культов А.Т. Байкову: «В гор. Ростове-на-Дону имеется Римско-Католическая церковь костел, но нет в нем культслужителя с 1938 года 31/I и по настоящее время. Костелом заведует церковный совет, избранный верующими членами общины и председателем церковного совета Дзейма Р.И. Церковный совет заведует хозяйственной жизнью, как то смотрит за порядком, платит налоги и все нужды вытекающие из нее вопросы (так в документе), смотрит за молитвой, хотя молитва происходит самими верующими таким порядком: зажигаем свечи, кладем на олтарь облаченье и молимся кто как умеет. В настоящее время все церкви имеют своих священников только одна наша Католическая церковь не имеет своего священника. В настоящее время у нас имеется на предмет один священник, который отбыл свое наказание в сентябре 1944 года истек срок в КомиАССР и сейчас живет в областном гор. Сыктывкар ул. Береговая № 9 Гапоян Антон Антонович. Имеет разрешение на выезд из КомиАССР во второстепенные города. Ввиду того, что в нашем крае нет священника и мы не знаем где его искать, поэтому просим  не отказать дать разрешение на выезд ксендза Гапоян Антон Антоновича в г. Ростов. Пред. Цер. Совета Дзейма. 19. 02.1945» [Там же. Л. 15 – 15 об.].

    Этот документ весьма показателен как иллюстрация церковно-государственных отношений в СССР. Государство официально дало право на существование религиозным общинам, но всячески препятствовало организации нормальной жизни внутри общины. То есть, дав регистрацию католической общине, государство не дало ей, пожалуй, главного – священника, который мог бы совершать Таинства. С санкции Председателя Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР, уполномоченный Совета по Ростовской области всячески препятствовал приезду в Ростов н/Д. католического священника. Община трижды ходатайствовала о назначении разных священников, но каждый раз получала отказ.

     Так, в ноябре 1945 года церковный совет римо-католического костела г. Ростова-на-Дону ходатайствовал «о назначении священником Гапояна Антона Антоновича, который в сентябре 1944 г. вышел из заключения в КомиАССР и сейчас живет в г. Сыктывкар» [Там же. Л. 14]. До своего заключения А.А. Гапоян был заместителем апостольского администратора армян-католиков СССР [Там же. Л. 82]. В ответ на запрос уполномоченного Совета по делам религиозных культов А.Т. Байкова о разрешении на приезд в Ростов н/Д. А.А. Гапояна, из Москвы от Председателя Совета Пуго был получен следующий ответ: «Верующие римско-католического костела (Председатель церковного совета гр-н Дзейма) в Ростове-на-Дону просили Совет по делам религиозных культов при СНК СССР, оказать им содействие в вызове из КомиАССР в г. Ростов н/Д. на работу в качестве ксендза гр-на Гапояна. Совет… просит Вас уведомить верующих римско-католического костела в Ростове, что Гапоян умер, поэтому их просьба отпадает» [Там же. Л. 81].

    В апреле 1945 года церковный совет костела послал запрос о назначении священника в Киев: «Ввиду того, что Уполномоченным по религиозным культам Облисполкома г. Ростова-на-Дону нам предложено найти ксендза и дан срок до 5.VI.1945 г. и если до этого времени не будет у нас ксендза общину распустят; мы же со своей стороны не можем пригласить ксендза для исполнения обрядов, т.к. во всей Ростовской области такового нет…» [Там же. Л. 16]. Из Киева запрос церковного совета был направлен уполномоченному Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по Ростовской области А.Т. Байкову с пометкой: «К сведению сообщаю, что на Украине ксендзов, не занятых на приходах, нет» [Там же. Л. 15].

В 1948 году община сделала последнюю попытку пригласить священника в ростовский костел, и здесь наиболее ярко проявилось, что отсутствие ксендза было не стечением обстоятельств, а исключительно политической позицией государства. Попытка общины заранее была обречена на неудачу. Это видно из переписки уполномоченного Совета по делам религиозных культов при СНК СССР по Ростовской области А.Т. Байкова и Председателя Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР И.В. Полянского:

    14 апреля 1948 года Байков – Полянскому: «Церковный Совет Ростовской-на-Дону Католической общины послал письмо к католическому епископу в г. Ригу с просьбой направить им ксендза для религиозных обрядов. Канцелярия католического епископа прислала католической общине открытку (на польском языке), в которой сообщает, что может командировать ксендза, если будет разрешение на въезд в г. Ростов-на-Дону. 14 апреля 1948 г. ко мне поступило заявление от католической общины с просьбой дать разрешение на въезд ксендза в г. Ростов-на-Дону. Прошу Вашего указания» [Там же. Л. 78].

    18 мая 1948 года Полянский – Байкову: «Совет считает нецелесообразным приезд ксендза из Латвии в г. Ростов-на-Дону, хотя бы даже на время, о чем мы сообщили Уполномоченному Совета по Латвийской ССР. Верующим же религиозной католической общины надо объяснить иначе, при личной беседе с ними, что никаких мол разрешений на таковой въезд в г. Ростов н/Д. ксендза не требуется, хотя вряд ли может такой приезд состояться по техническим причинам (подчеркнуто нами. – А.Ш.)» [Там же. Л. 79].

    По всей видимости, переписка между Полянским и Байковым затянулась, и канцелярия рижского епископа, в лице канцлера Рижской Римо-Католической митрополитанской курии Культинского, получив сведения о том, что для въезда в Ростов-на-Дону не требуется специального разрешения, назначила в ростовский костел Рукманиса Антона Станиславовича [Там же. Л. 24], который и прибыл в Ростов 30 октября 1948 года, и проживал у прихожанки костела А.Г. Ореховой на ул. Сабино, 59 [Там же. Л. 22 об.]. 

   Антон Станиславович Рукманис родился 26 апреля 1896 года в семье латвийских крестьян. После участия в Первой мировой войне и службы в Красной Армии в качестве переписчика, он окончил Рижскую католическую духовную семинарию и стал пресвитером. В 1926 году о. А. Рукманис служил викарием в Варковском католическом приходе Двинского уезда Латвийской ССР, в 1927 году – викарием в городе Краслава того же уезда. С 1928 по 1947 год он был настоятелем прихода Иллуксткого уезда Латвийской ССР. С 29 сентября 1947 года по 20 октября 1948 года – настоятелем католического прихода в городе Субата Латвийской СССР. 20 октября 1948 года он был официально назначен руководством Римо-католической Церкви в г. Ростов н/Д. [Там же. Л. 22].

    В связи с приездом Рукманиса в Ростов-на-Дону председатель Совета по делам религиозных культов при СНК СССР Полянский посылал уполномоченному Байкову телеграмму следующего содержания (на телеграмме дата не сохранилась): «Рукманис прибыл Ростов без согласования Советом поэтому службе его не допускайте Предложите выехать обратно НР 6-37 08-17. Полянский» [Там же. Л. 92].

    Рукманису пришлось срочно выехать из Ростова-на-Дону, и костел вновь остался без ксендза. С 1948 по 1952 года община существовала без священника, без совершения Таинств и без духовного окормления. Нужно отдать должное этим героическим людям, которые, невзирая на отсутствие священника, на протяжении 14 лет собирались для совместной молитвы и по мере возможности старались поддерживать в порядке здание костела. 

Закрытие костела

    С 1947 года началась планомерная кампания по изъятию костела у католической общины, которая длилась до 1952 года. Мотивацией к изъятию служило отсутствие ремонта в здании. В первом заявлении, опровергающем претензии Горжилуправления говорится: «Горжилуправление г. Ростова н/Д претендует на изъятие от общины верующих единственного на весь Ростов н/Д и Ростовскую область здания костела, мотивируя тем, что, якобы, мы не производим ремонта здания. Заявление Горжилуправления считаем голословным и претензии его необоснованными, так как нами с момента изгнания немцев из г. Ростова н/Д, уже несколько раз производился ремонт и проделана следующая работа:

  1. Починена крыша, двери, окна, произведено исправление престола, после разрушения от бомбы, попавшей в костел, а также и падавшими вокруг него бомбами при отступлении немцев из г. Ростова-на-Дону
  2. При налете немецкой авиации в 1943 году были вторично нанесены повреждения зданию и вторично произведена починка крыши, сделано исправление дверей, застекление окон, произведены др. мелкие работы
  3. При взрывании аварийных стен в доме специалистов, находящегося вблизи здания костела, последнему также были нанесены повреждения и в третий раз общиной верующих были сделаны исправления, как то: починена крыша исправлены двери и произведено вновь остекление окон
  4. Вокруг костела восстановлена ограда
  5. Сделано озеленение…

    Костел требует внутреннего ремонта…» [Там же. Л. 19]. 

    Осматривавший в 1947 году крышу костела инженер Горжилуправления Кривошеев сделал вывод, что работа по перекрытию крыши костела проведена удовлетворительно [Там же. Л. 21]

    3 марта 1951 года Домоуправление Андреевского района Ростова-на-Дону, на основании распоряжения Райисполкома, провело обследование здания костела. За три месяца до обследования, результат которого, конечно, был предрешен, были арестованы самые активные члены католической общины. Можно предположить, что это был исполнительный орган общины в составе: Р.И. Дзейма, А.А. Гурская и А.А. Атрьяфян, но в настоящее время выяснить этот вопрос не представляется возможным. Судьба костела, таким образом, была предрешена. Инженеры, обследовавшие здание, вынесли следующий вердикт: «Здание костела… стены кирпичные, хорошо сохранившиеся, что же касается остальных конструкций… ветхие и требуют капитального ремонта… В настоящее время следует считать, что здание костела находится в бесхозяйственном положении, т.к. ответственных лиц по данному объекту нет, что выявилось на месте на основании произведенного опроса дворника Сеген Б.И., которая сообщила, что представители общины уже 3 месяца как арестованы, а хозяйственные расходы в настоящее время оплачивают верующие граждане, которые собираются каждое воскресенье» [Там же. Л. 60]. 

    После обследования здания костела, 3 июля 1951 года начальник АРЖУ Бычков и управдомами № 5 Чернецкий сообщали уполномоченному А.Т. Байкову: «По техническим описям и выкопировкам БЮРО Инвентаризации, по балансу Домоуправления № 5 Андреевского района числится строение «КОСТЕЛ» по ул. Горького № 98 а угол Подбельского № 34, с разными постройками на дворовой площади под указанным номером. Строение и костел – находятся в бесхозяйственном состоянии. Домоуправление пыталось найти арендатора этого строения и потребовать оплаты в местный бюджет арендной платы и административно-хозяйственных расходов – но найти такового не удалось. Просим дать разъяснение по данному вопросу управдомами т. Чернецкому. Одновременно просим сообщить о возможности отобрания строений (костела и других построек) в распоряжение Андреевского райжилуправления для срочного производства ремонта всех помещений и использования по усмотрению Андреевского Райисполкома» [Там же. Л. 45].

    13 декабря 1951 года, в соответствии с решением исполкома Городского Совета депутатов трудящихся, ростовский римо-католический костел Св.Тайной Вечери был отдан в распоряжение Андреевского райсовета г. Ростова-на-Дону. В решении говорилось: «Исполком Ростовского городского Совета отмечает, что как установлено проверкой, произведенной Ростовским н/Д Горжилуправлением, католическая община систематически не выполняет договора аренды здания по ул. М.Горького № 98а, занимаемого под костел, в течении 4-х лет не ремонтирует это здание и содержит его в бесхозяйственном состоянии. Исполнительный орган костела отсутствует, а из числа 20 лиц, подписавших договор аренды здания и принявших на себя ответственность за его состояние, фактически в настоящее время осталось лишь 11 чел. и в течение 11 месяцев эта группа до установленного минимума не пополняется. Молитвенное здание посещается только в воскресные дни и притом лишь в количестве от 12 до 15 человек. Считая поэтому оставление указанного здания в пользовании общины верующих нецелесообразным и что дальнейшее оставление здания может привести к его полному разрушению, исполком Ростовского н/Д Горсовета РЕШАЕТ:

1. Считать необходимым изъять у католической общины гор. Ростова-на-Дону занимаемое ею здание костела по ул. М.Горького № 98а с расторжением с нею договора и возвращением этого здания в распоряжение исполкома Андреевского райсовета гор. Ростова-на-Дону.

2. Просить Совет по делам религиозных культов при Совете Министров СССР разрешить расторгнуть договор с указанной общиной верующих и изъять здание костела с передачей его исполкому Андреевского райсовета для использования под культурные цели» [Там же. Л. 57].

5 января 1952 года и 19 февраля 1952 года уполномоченный Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР по Ростовской области А.Т. Байков послал доклады председателю Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР И.В.Полянскому и Совету по делам религиозных культов при Совете Министров СССР с ходатайством о передаче ростовского римо-католического костела Св.Тайной Вечери Андреевскому райсовету «под культурные цели» и роспуске католической общины [Там же. Л. 84-85, 71]. Под «культурными целями» предполагался театр кукол [Там же. Л. 66]. 

21 мая 1952 года ходатайство о передаче здания костела Андреевскому райсовету было удовлетворено [Там же. Л. 65]. В постановлении Совета говорилось: «Согласиться с решением Ростовского горсовета о закрытии костела в гор. Ростове, по ул. Горького, № 98 а и передаче здания бывшего костела для использования под культурно-просветительские цели» [Там же. Л. 86]. 

    12 августа 1952 года уполномоченный А.Т. Байков подписал распоряжение о создании комиссии по передаче здания и описи имущества [Там же. Л. 61]: «Верующие католического костела гор. Ростова-на-Дону неоднократно нарушали договор, заключенный ими с Андреевским райсоветом о передаче в пользование им молитвенного здания и культового имущества. Согласно решению Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР разрешено закрыть католический костел в гор. Ростове-на-Дону и общину распустить. Вам необходимо выделить комиссию (Райфо) и принять культовое имущество от членов Совета костела согласно имеющейся описи. Здание бывшего костела используйте под культурно-просветительские цели (золото и серебро сдается в банк)» [Там же. Л. 61]. Нужно сказать, что в костеле сохранилось (скорее всего, с дореволюционного периода) немало серебряных вещей, большинство из которых были священными предметами, предназначенными для совершения таинств (чаши, сосуды для миропомазания, дароносица и др.) [Там же. Л. 47]. С 12 по 22 сентября была проведена опись имущества костела и составлены Акты оценки описанного имущества [Там же. Л. 48 – 54]. 

    7 октября 1952 года зам. пред. исполкома сообщил уполномоченному Байкову: «В соответствии с инструкцией НКФ СССР от 31 мая 1943 года № 311 имущество ликвидированного католического костела реализовано за исключением предметов религиозного культа (…), которые должны быть переданы ближайшей религиозной общине соответствующего культа. Прошу дать указание кому передать указанное имущество, так как Ростовский музей краеведения отказался принять какие-либо предметы из указанного имущества» [ГАРО. Р-4173. Оп. 3. Д 38. Л. 902]. К сожалению, соответствующее указание уполномоченного не сохранилось, и судьба оставшегося имущества католического костела остается неизвестной.

    Итак, костел был закрыт, и его здание было решено отдать под театр кукол. Однако, любое переоборудование помещения предполагало значительные затраты, на что местные органы власти явно не рассчитывали. Уже в ноябре 1852 года было возбуждено ходатайство о разрушении костела как «нецелесообразного». 18 ноября 1852 года Совет по делам религиозных культов сообщал уполномоченному по делам религиозных культов А.Т. Байкову: «По ходатайству Ростовского н/Д Горисполкома от 13 декабря 1951 года о переоборудовании здания костела по ул. М. Горького № 98-а для использования его под культурные цели, Совет, в соответствии со ст. 2 постановления СНК СССР от 28 января 1946 года № 232 – 101 с, принял 21 мая 1952 года решение, удовлетворив это ходатайство.

    Тот же горсовет, спустя 11 месяцев находит, что оставление здания костела вообще нецелесообразно потому, что «по реконструкции города на этом месте предполагается строительство многоэтажного жилого дома» и в связи с этим просит разрешение Совета разобрать здание костела.

    Согласно ст. 3 указанного выше Постановления СНК СССР слом и разборка молитвенных зданий допускается по распоряжению Совета Министров республики или обл (край) исполкомов только в исключительных случаях (при угрозе обвала и т.п.) при наличии технического акта и по заключению местного Уполномоченного Совета… Поэтому вопрос о разрешении сноса костела выходит за пределы компетенции Совета и должен рассматриваться той инстанцией, которая утверждает план реконструкции города» [ГАРО. Р-4173. Оп. 3. Д 38. Л. 65].

   В 1953 году нецелесообразность реконструкции здания костела была окончательно признана, и на месте замечательно красивого здания в 1858 – 1859 годах был построен типовой многоэтажный жилой дом [Малаховский Е.И., Лаптев Г.Ф. Указ. соч. С. 160]. Так закончился самый трудный период в истории ростовской римо-католической общины и Римо-католической Церкви на территории Ростовской области.  

Источники и литература:

Неопубликованные источники:

  1.  ГАРО. Ф. 226. Оп. 1. Д. 2236. Метрическая книга Ростовского-на-Дону костела. 1917 год.
  2.  ГАРО. Ф. 226. Оп. 20. Д. 64. Книга записей о рождении и крещении в Римско-католической церкви. 1918 год.
  3.  ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 659. Списки принятых прихожан под покровительство Римско-Католической церкви. 1904 – 1928 годы.
  4. ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 656. Книга предбрачных экзаменов Таганрогского Римско-католического прихода с 1906 года.
  5. ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 651. Книга крещений (Таганрогского костела) за 1835 – 1847 годы.
  6. ГАРО. Ф. 226. Оп. 21. Д. 650. Переписка Таганрогского костела об организации общины, об аренде помещения, отчеты костела, списки прихожан.
  7. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1564. Журнал Областного Правления войска Донского за август 1896 года. О строительстве католического молитвенного дома в селении Гринталь Таганрогского округа.
  8. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1758. Журнал Областного Правления войска Донского от 10 мая 1903 года. Об устройстве католического костела в г. Новочеркасске.
  9. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1829. Журнал Областного Правления войска Донского за июль 1905 года. О строительстве католической церкви в селении Гринталь.
  10. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 2155. Журнал Областного Правления войска Донского от 18 июня 1913 года. О постройке католической церкви в поселке Дмитриевском Макеевской волости Таганрогского округа.
  11. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 2666. Дело о предоставлении сведений в Департамент духовных дел о сосланных в Область Войска Донского католических священниках.
  12. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 3698. Дело о немецких колониях, находящихся в Ростовском округе. 1914 – 1915 г.
  13. ГАРО. Ф. 581. Оп. 1. Д. 10. О постройке католической церкви, таможни и тюремного замка.
  14. ГАРО. Ф. 581. Оп. 1. Д. 159. О портовых строениях. 
  15. ГАРО. Ф. 851. Оп. 1. Д. 8. О постройках в Таганроге.
  16. ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 12. Краснянский М.Б. Прошлое Дона. 
  17. ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 17. Краснянский М.Б. Розыски древних поселений в низовьях реки Дона. 
  18. ГАРО. Ф. Р-2613. Оп. 1. Д. 17. Ростовцев М. Боспорское царство и Южно-русские курганы. 
  19. ГАРО. Ф. Р-3737. Оп. 2. Д. 181. Ходатайство Андреевского райздравотдела и президиума Ростовского горсовета об изъятии участка земли под детскую площадку, занимаемого католической церковью. 1939 год.
  20. ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 3. Д. 4. Переписка с Советом по делам религиозных культов при СМ СССР и райгорисполкомами по вопросам религиозных культов. 1947 год.
  21. ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 3. Д. 38. Регистрационное дело Римско-католической церкви г. Ростов н/Д.
  22. ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 5. Д. 1. Решения, распоряжения облисполкома, переписка с вышестоящими организациями о назначении на должность уполномоченного Совета по делам религий. 1944 год.
  23. ГАРО. Ф. Р-4173. Оп. 5. Д. 180. Декрет Совнаркома РСФСР «Об отделении церкви от государства и государства от школы от церкви» и другие постановления, инструкции ВЦИК, СНК, СМ СССР, Верховного суда РСФСР, письма, распоряжения Московской патриархии. 1966 год.
  24. ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 50. Протоколы заседаний ДОК по отделению церкви от государства.
  25. ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 51. Список армянских церквей Донской области, препроводительные письма Управляющего Нахичеванско-Бессарабской епархии к документам об отделении армянских церквей от государства.
  26. ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 52. Документы о ходе работ в Донской области по проведению Декрета об отделении церкви от государства.
  27. ГАРО. Ф. Р-97. Оп. 4. Д. 53. Циркуляры, предписания по отделению церкви от государства.

 

Опубликованные источники: 

  1. IX отчет Правления Римско-Католического Благотворительного Общества для пособий бедным в Ростове-на-Дону за 1907 год. Ростов н/Д., 1908.
  2. VII отчет Правления Римско-Католического Благотворительного Общества для пособий бедным в Ростове-на-Дону 1905 год. Ростов н/Д., 1905.
  3. XI отчет Правления Римско-Католического Благотворительного Общества для пособий бедным в Ростове-на-Дону за 1909 год. Ростов н/Д., 1910.
  4. XII отчет Правления Римско-Католического Благотворительного Общества для пособий бедным в Ростове-на-Дону за 1910 год. Ростов н/Д., 1911.
  5. Журналы заседаний Ростовской-на-Дону Думы за 1881 год. Ростов н/Д., 1882.
  6. Исторический очерк г. Ростова-на-Дону // Весь Ростов и Нахичевань-на-Дону, 1914. Харьков, 1914.
  7. Отчет Правления Римско-Католического Благотворительного Общества для пособий бедным в г. Ростове-на-Дону за 1901 год. Ростов н/Д., 1901.
  8. Отчет Правления Римско-Католического Благотворительного Общества для пособий бедным в г. Ростове-на-Дону за 1901-й г. Ростов н/Д., 1901.
  9. Русская Православная Церковь и коммунистическое государство 1917 – 1941. Документы и фотоматериалы. Отв. сост. О.Ю. Васильева. М.: ББИ св. ап. Андрея, 1996.

Дореволюционные периодические издания: 

  1. Ведомости Ростовской-на-Дону Городской Управы. 1880. 13 апреля. № 15.
  2. Весь Ростов и Нахичевань 1913 год. Ростов н/Д., 1913.
  3. Весь Ростов и Нахичевань н/Д 1914 год. Харьков, 1914.
  4. Весь Ростов-на-Дону на 1896 год. Ростов н/Д., 1896.
  5. Весь Ростов-на-Дону на 1898 год. Ростов н/Д., 1898.
  6. Весь Ростов-на-Дону с Нахичеваном на 1908 год. Ростов н/Д., 1908. 
  7. Вся Область Войска Донского и Северный Кавказ за 1899 год. Ростов н/Д., 1899.
  8. Донские епархиальные ведомости № 17 от 11 июня 1907
  1. Донской ежегодник. 1912 год. Ростов н/Д., 1912. 
  2. Ростов – Нахичевань-на-Дону, 1911-1912 годы. Ростов н/Д., 1911-1912.

Литература:

  1. Артамонов М.И. Средневековые поселения на Нижнем Дону. По материалам Северо-Кавказской экспедиции. Л., 1935.
  2. Болотов В.В. Лекции по истории Древней Церкви. Т. II. М., 1994.
  3. Данилов В., свящ. История распространения католичества в русских землях до 1917 г. Электронный ресурс: http://www.christianity.org.ru/unafides/danilov_history.html
  4. Дон и Северный Кавказ в древности. Электронный ресурс: http://grants.rsu.ru/osi/Don_NC/Don_beg.htm
  5. Дон и Северный Кавказ в древности. Хронология. Электронный ресурс: http://grants.rsu.ru/osi/Don_NC/Don_beg.htm
  6. Ерохина О.В. Немецкие колонии Области Войска Донского (вторая половина XIX – февраль 1917 г.). Волгоград, 2009.
  7. Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. Т. I. М., 1993.
  8. Кириллов А.А. К церковной истории Донского края. Христианство на Дону до образования здесь самостоятельной епископской кафедры // Памятная книжка Области Войска Донского на 1904 г. Новочеркасск, 1904.
  9. Лиценбергер О.А. Римско-католическая церковь в России. История и правовое положение. Саратов, 2001.
  10. Лиценбергер О.А. Римско-католическая Церковь в России. Саратов, 2001.
  11. Малаховский Е.И., Лаптев Г.Ф. Храмы Ростова-на-Дону утраченные и существующие. Ростов н/Д., 2003.
  12. Нахтигаль Р. Донские немцы: 1830 – 1930. Waldemar Weber Verlag, 2009.
  13. Новосельцев А.П. Хазарское государство. Электронный ресурс: http://archaeology.kiev.ua/pub.cgi?i0303
  14. Одинцов М.И. Великая Отечественная война (1941–1945) и религиозные организации в СССР // Православная энциклопедия. Т. VI. Электронный ресурс: www.sedmitza.ru
  15. Очерк истории армяно-католиков в России. Электронный ресурс: http://www.armeniancatholic.ru/ru/church/5.html
  16. Проект "Этнокультурные процессы и миграции в регионе Подонья в скифское время (VI-IV вв. до н.э.)" . Электронный ресурс: http://eurasia.iea.ras.ru/reports/2003/2_6.html; Дон и Северный Кавказ в древности. Хронология. http://grants.rsu.ru/osi/Don_NC/Don_beg.htm
  17. Римский С.В. Православная Церковь и государство в XIX в. Ростов н/Д., 1998
  18. Рыжов Ю. Таганрог. Приход Пресвятой Троицы. Электронный ресурс: http://www.agnuz.info/book.php?id=129&;url=index.htm
  19. Тарасова М. Уникальная книга об истории Азова. Электронный ресурс: http://www.relga.rsu.ru/n18/don18.htm
  20. Терещенко А.Г., Черненко А.Л. Российские немцы на Юге России и Кавказе. Ростов н/Д., 2000.
  21. Фомичев Н.М. Некоторые данные о культовых сооружениях и религиозной жизни средневекового города Азака – Таны в XIV-XV вв. // Очерки истории Азова. Вып. 2. Азов, 1994.
  22. Чаплицкий Б., свящ. История Католической Церкви в России. Электронный ресурс: http://history.catholic.spb.ru/?chpr03

___________________________

© Шадрина Алла Валерьевна

Скельновские петроглифы: путешествие в первобытную эпоху
Статья об уникальных природных явлениях на территории Ростовской области, в том числе образцах первобытного ис...
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum