Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Естествознание
Люди идут по свету
(№12 [102] 23.12.2004)
Автор: Виктория Лобода
Рюкзак, нарты и ты, нацеленный на Полюс. И совершенно не знаешь, что у тебя впереди, не знаешь, что будет завтра и что через месяц. На этом пути с тобой не может произойти ничего другого: ты или дойдешь до Полюса, или никуда больше не попадешь. Ты сам не сможешь вывернуться из магнитного поля своей мотивации. Ты втянут в его середину как ядро атома, и даже если захочешь выйти из игры – законы, удерживающие тебя на этом пути, почти физические, не дадут тебе покинуть тобой же созданное поле…». (Из книги Г. Карпенко «Неутоленная жажда».)

Нажмите, чтобы увеличить.
Отправление этой уникальной экспедиции намечено на 23 февраля 2005 года. При этом ее участники – москвич Георгий Карпенко и тольяттинец Артур Чубаркин – говорят, что мужской праздник здесь вовсе ни при чем. Просто маршрут их рассчитан так, чтобы к апрелю успеть достичь Северного полюса. В апреле примерно в ста километрах от Полюса разворачивается временный ледовый аэродром «Барнео». Его каждый год организует известный француз Бернар – тот самый, что основал в Якутске музей мамонтов, а теперь готовит новую уникальную экспозицию в Японии.

О том, какую роль «Барнео» призван сыграть в жизни наших путешественников, мы поговорим позже, а сейчас – о первом этапе самой экспедиции «Трансарктика-2005». Уникальной, великой, неимоверно тяжелой, но такой совершенно русской по замыслу.

Итак, русская экспедиция, состоящая из двух человек и упряжки (12 чукотских ездовых лаек), стартует с мыса Арктический и предпримет попытку достичь Северного полюса в абсолютно автономном режиме. Что это значит? Это значит пройти до Полюса так, как никто еще в мире не делал: никакой помощи с воздуха, исключив даже подброску продуктов. Тысячи километров в нечеловеческих условиях – тяжкий труд, холод, голод. Добровольные каждодневные пытки, делающие размытой границу между жизнью и смертью. Один неосторожный шаг – и граница будет пересечена.

Легендарные Пири и Кук, чтобы достичь Северного полюса, вынуждены были убивать собак, давая возможность оставшимся животным кормиться мясом своих сородичей, чтобы тащить груз дальше. В обеих экспедициях работали группы обеспечения, которые на пути к Полюсу устраивали склады продовольствия. С появлением самолетов все знаменитые путешественники напропалую использовали авиаподбросы для пополнения запасов на маршруте. От Большой Земли до Полюса дошли автономно всего три-четыре десятка лыжников, а на собачьих упряжках – никто! Наши путешественники поставили задачу дойти до Полюса без пополнения запасов и сохранив экипаж, не потеряв ни одной собаки. Если им это удастся, это поднимет уровень достижений экстремальных арктических путешествий, и русские в очередной раз докажут миру, насколько мы сильны духом.
Нажмите, чтобы увеличить.


«Почти середина 88-й широты. Сколько людей не дошли сюда и сколько прошли здесь в своем порыве на Полюс. Где-то здесь тринадцать лет назад Файнес, этот великий англичанин, закончил свой путь и вызывал вертолет. Наверное, потому что англичанин не может мыслить иначе как по-английски. Японцам в Арктике мешает японский менталитет, иначе чем объяснить четыре безуспешные попытки настырного Мицуро Обо дойти автономно? Корейцы тоже не приспособлены скользить взглядом своей души в согласии с полями дрейфующих льдов. А мы, русские?! Мы да норвежцы. Я иду и кричу Файнесу: “Зачем же ты, полярный волк, взял еды только на сорок пять дней?!! Здесь, в Арктике, стратегическая ошибка всегда будет иметь свою национальность…”». (Из книги Г. Карпенко «Неутоленная жажда».)

Полшага до мечты…

В 2003 году Георгий Карпенко почти дошел до Полюса. Ему и его напарнику оставалось всего 62 километра до желанной Точки, но вертолет, нацеленный на определенную дату вылета, ждать героев на Полюсе не стал, а оплачивать отдельную спасательную экспедицию, которая через пару дней за ними вернется, российским героям было не по карману. Обмороженные, истощенные, усталые, бредущие по белоснежной равнине, как зомби, они не хотели сдаваться – все было положено на алтарь великой цели, – но подчинились обстоятельствам. Георгий тогда улетал с неутоленной жаждой Севера. Он знал, что обязательно вернется на Полюс. И сейчас это время пришло. Тогда он описал свои полярные приключения в книге – сегодня она читается на одном дыхании – и теперь воочию можно представить, чего стоила и будет стоить путешественникам прогулка по арктическим льдам.

Экстрим по-арктически

Cамая холодная часть пути – первые две-три недели. Температура 45-55 градусов ниже нуля. Чем ближе к полюсу, тем теплее: свое влияние оказывает солнечная радиация, и темная палатка хорошо прогревается. Но чем ближе к полюсу, тем чаще наваливается на путников то особое состояние души и тела, которое полярники называют «холодовой усталостью» – когда тело отказывается тебе повиноваться, наступает период апатии, очень хочется спать, и нужны неимоверные усилия, чтобы заставить себя двигаться. А тело, выдерживающее поначалу минус пятьдесят почему-то начинает мерзнуть при минус двадцати.

Нажмите, чтобы увеличить.
«Еще неизвестно, что хуже – десять часов таскать по бешеным торосам 130-килограммовые нарты, превышающие в два раза твой собственный вес, или выживать в спальнике ночью. Днем мне постоянно кажется, что все это вот-вот закончится, мы зайдем в теплую избу и закроем за собой дверь. Но к своему ужасу начинаю понимать, что никакой избы здесь быть не может…»

Элементарное действие – сходить в туалет – и то проблематично: даже плевок застывает, не долетев земли. В палатке, если ее не обогревать примусом, всего на пять градусов теплее, чем снаружи. Если обогревать – придется брать с собой много топлива. Но 60 процентов поклажи составляет провизия для людей и собак. А еще снаряжение, спецоборудование… Опять же в классической советской школе туризма в сложных походах отапливать палатку примусом всегда считалось признаком дурного тона (как будто в этих условиях кому-то есть дело до приличий!). Бензин берут только для приготовления пищи. Продукты – сублиматы, из которых можно варить некую высококалорийную питательную смесь. Неудивительно, что на подходе к Полюсу в прошлый раз Георгий, выходя на связь с Большой землей, попросил передать на «Барнео» колбасный сыр и вареную колбасу по две палки, шоколад – десять плиток, мешок печенья…

Двое и белое безмолвие – есть в этом что-то величественное, напоминающее рассказы Джека Лондона. Или песни Высоцкого: «Север. Воля. Страна без границ. Снег без грязи, как долгая жизнь без вранья. Воронье вам не выклюет глаз из глазниц, Потому что не водится здесь воронья!» В зоне торошения не может быть ничего живого. На участках пути с разломами и живой водой есть лишь маленькая вероятность встречи с нерпой. Однако самостоятельно ловить нерпу нашим путешественникам не доводилось, а поскольку это целая наука, рассчитывать на ее мясо в пути им тоже не придется. Весьма желанной (потому что это – еда) и реальной для них остается лишь встреча с белым медведем. Причем знатоки говорят, чем ближе к полюсу, тем медведи будут свирепее.

Из книги Г. Карпенко: «Несколько советов, почерпнутых от бывалых охотников. Если вам встретится белый медведь, старайтесь не находиться между ним и полыньей. Ни в коем случае нельзя бежать, тем более к воде: медведь воспримет вас как добычу. Прежде чем напасть, зверь обязательно захочет помериться с вами ростом. Нужно встать как можно выше: заскочить на торос, заструг или нарты. Стрелять с расстояния 15-20 метров. Целиться в голову. Если медведь подошел к палатке, из палатки не выскакивать, как бы этого ни хотелось. Ждать, когда он лапой порвет палатку и просунет голову в дыру. В этот момент нужно выстрелить…»

Все эти ценные указания, как оказалось, хороши только в книжках. Позже Георгий убедился, что медведя бояться можно лишь в первые дни похода, когда ты полон сил и надежд. Тогда ты, по инструкции бывалых, оглядываешься на всякий треск за спиной. Когда же они с напарником прошли несколько сот километров, и каждый лишний грамм поклажи превратился в непосильный груз, Гера выбросил на снег карабин – единственное средство защиты. Инстинкт выживания выбрал из двух зол меньшее.
Нажмите, чтобы увеличить.


Что же вас гонит?

«…Ты не можешь остановиться, чтобы отдохнуть, мороз тут же хватает тебя железными пальцами, корежит и отвоевывает для себя все новые и новые части твоего тела. Тело кричит и стонет. И только мозг спокоен, кажется, он уже с безразличием, как бы со стороны наблюдает угасание, но в последний миг ставит тебя на ноги, для того, чтобы ты шел. А вокруг тебя во все стороны простираются бескрайние нагромождения изломанного льда. В какой-то момент этого напряжения твое отчаяние вырывается потоком последней оставшейся энергии: “Все, хватит! Это невозможно! Не хочу больше!!!” Почти каждый день меня посещает подобное отчаяние, громкое, кричащее: МЫ НЕ СМОЖЕМ! Нужно скорее вызывать вертолет и улетать отсюда! Но примерно столько же раз приходит уверенность, что мы непременно дойдем. В самом начале пути, в окружении непроходимых торосов, мы договорились о том, что наше возвращение домой, наше избавление лежит через Полюс. С этого момента мы оба закусили удила, и через пару недель отмороженные мозги выдали более соответствующий нашему состоянию тезис: “Северный полюс или смерть!”».

Господи, мазохизм какой-то, скажут многие. Зачем, почему, ради чего люди находят на свою голову такие приключения? Где они берут силы, неистово продвигаясь на обломанных лыжах, на израненных ногах, с обмороженными руками и лицами, почти каждый день рискуя провалиться под лед и погибнуть? Куда лучше цивилизованный туризм – те же дальние страны, нечто новое, неизведанное, и не нужно неоправданно рисковать. Живем и так слишком мало…

Но давайте посмотрим, что говорят на сей счет наши герои…

Георгий Карпенко: «Мне всегда было трудно отвечать на вопрос: “Что же вас все-таки толкает туда?” Вот Федя Конюхов, вытаскивают его из лодки, ведут под руки, а он еле живой! Каждый раз обещаю себе придумать ответ раз и навсегда. Но, как всегда, ленюсь, и теперь приходится мучиться. Что толкает? “Проходить пространство. Океан это или тундра, все равно. Но пересечь”. Такие ответы всегда оставались неубедительными для людей, а слова о том, что вид чистого горизонта в море или испещренный черточками торосов горизонт Северного Ледовитого океана заставляют меня дрожать всем телом, были для нормального человека непонятными вдвойне».

Артур Чубаркин: «Мне трудно выразить это словами. Меня привлекает сама идея постоянного прорыва. Мужчина так задуман природой, ему все время нужно что-то преодолевать. Мне нравится сама идея какой-то неожиданности событий. По дороге к Полюсу жизнь постоянно будет ставить новые сложные задачи, требующие моментальных решений. Я бы не стал называть это какими-то высокими словами – первопроходцы, открытия… Но в этой гонке за неизведанным, вы правы, наверное, есть и то, что заставляет медиков пробовать на себе новые вакцины, а звездочетов искать свою, и только свою звезду…»

Двое и безмолвие

Они очень разные – Георгий из подмосковного города Пушкино и наш Артур. Один – человек порывистый, эмоциональный, горячий, привыкший скорее полагаться на интуицию. Другой – сдержанный, собранный, многое почерпнувший от мудрости коренных народов Севера. Наш тольяттинец Артур Чубаркин родился и вырос в условиях северного поселка, его отец был полярным летчиком. Он привык с уважением относиться и к человеческой жизни вообще (по профессии он врач-психотерапевт), и к тем задачам, которые судьба подбрасывает. Удивительно и то, что этот человек, который отправляется в нынешний арктический экстрим, – автор тренингов «Я – хозяин своей жизни», и то, что вообще-то он привык путешествовать с комфортом. Отправляясь с семьей даже в обычный турпоход с палаткой и спальниками, Чубаркин обычно продумывает все до мелочей и даже не забывает взять с собой наволочку. Он и сейчас уверен, что их суровое пребывание в Арктике можно сделать более комфортным, чем оно было в первом походе у Карпенко. Он намерен прибавить к поклаже несколько необходимых вещей, которые помогут им экономить силы. Карпенко рассказывал, какими мокрыми становятся спальники, когда они оттаивают ночью от человеческого тепла, в них совершенно невозможно согреться. Чубаркин предложил между ковриком и спальником прокладывать оленью шкуру и взять для сохранения тепла дополнительное покрывало. А кроме того, в первые недели похода все-таки не пожалеть топлива для обогрева палатки. И обязательно взять сменную обувь. К слову, мокрую пару в условиях севера можно высушить только на собственном голом теле, положив сапоги на ночь на живот или между ног. Нарты в этот раз они тоже заказали особые – пластиковые морозостойкие: состыковав двое нарт вместе, их можно будет использовать как катамаран, чтобы переплывать вместе с собаками через открытую воду.

Психологическая совместимость этих людей, похоже, тоже не вызывает опасений. Они давно дружат, в 1989 году вместе доплыли на яхте «Урания-2» до берегов Антарктиды. «У нас с Герой даже энергетика разная, не только характеры, – говорит Артур Владимирович. – Он, если можно так выразиться, тревожный экстремальщик. Больше полагается на интуицию и на некий прорыв. Он мне даже сейчас шлет факсы: “Готовься, настраивайся на то, что работать будем по 12 часов в день”. Но у меня другие мерки. Я люблю пожить, иногда я буквально кайфую от созерцания того, что происходит вокруг… Думаю, в пути мы будем прекрасно дополнять друг друга. А кроме того, с нами будут еще и собаки. И значит, у нас уже не два, а четырнадцать членов экспедиции…» Готовясь к походу, Чубаркин два месяца пробыл с упряжкой на Чукотке – охотился, проверял собак на выносливость. Звери привыкали к новому хозяину, учились слушать его команду «Тагам!Тагам!» (что означает «вперед!»). А он привыкал к ним. К их характерам и немного странноватым именам: Господин, Типуик, Топик, Белая Шейка, Что, Барс, Дунай, Двойка, Чертик, Где, Серый, Иляк. Во время полярной экспедиции Артур Владимирович обещал регулярно выходить на связь с родным городом, и наша газета по мере возможности будет сообщать читателям обо всем важном, что происходит в жизни тольяттинского путешественника и его друзей. К тому же в апреле, после достижения Полюса, Чубаркин и Карпенко не собираются останавливаться надолго. Они запланировали практически тут же двигаться дальше – к берегам Канады, пересекая Северный Ледовитый океан. Предыдущая и пока единственная в этом роде экспедиция совершила переход через океан на собачьих упряжках с поддержкой более чем 10 авиаподбросов. Наши хотят обойтись одним: на Полюсе им поменяют спальники, нарты, теплую одежду и подбросят вертолетом… гитару. Да-да, в таких нечеловеческих условиях Артур Чубаркин собирается еще и петь. Оптимизм и песни так же, как и ежедневные тридцать грамм медовухи (спирт с двумя ложками меда), должны помочь бороться и с «холодовой усталостью», и с неверием в собственные силы.

Деньги не пахнут?

На сегодня самое больное место задуманного проекта не отсутствие оптимизма, а катастрофическая нехватка денег. Экспедиция – удовольствие очень дорогое, счет здесь идет на десятки тысяч долларов. Один только перелет из Хатанги на мыс Арктический обойдется в 31 тысячу у.е. Русское Географическое общество сегодня весьма благосклонно относится к любого рода экстриму и готово оказать поддержку путешественникам. Но только в части оформления бумаг, связанных с прохождением границ иностранных государств. Денег у этого общества даже на столь грандиозные проекты, как этот, нет. Нужны спонсоры. Представители некоторых политических партий уже предложили Чубаркину и Карпенко свои финансы в обмен на съемку рекламных трюков на Полюсе, смысл которых: наши взгляды живы даже в условиях вечной мерзлоты. Но разве это не противно? Месяцами карабкаться по жестоким торосам, перебираясь через дрейфующие льды, ежесекундно решая вопросы жизни и смерти – ради чьих-то политических амбиций?!! Это исключено. И тем не менее, для делового партнерства или спонсорской помощи экспедиция «Трансарктика-2005» открыта. Она просит о денежной помощи у руководителей городов Тольятти и Пушкино, благотворительных фондов и спорткомитетов. Фотовыставка, которую недавно устраивал в Тольятти Артур Чубаркин, была бесплатной для посетителей, но тоже преследовала своей целью сбор недостающих экспедиции средств. На выставке каждый мог познакомиться с Севером, каждый мог приобрести книги Георгия Карпенко – выручка от их продажи ляжет в общий котел. Но можно было просто опустить свои десять-пятнадцать рублей в деревянный ящик с надписью: «Сбор средств в фонд экспедиции». И при этом почувствовать гордость за то, что, оставаясь зимой в теплом доме на мягком диване, ты все равно хоть немного причастен к Великому делу освоения земли, на которой живешь.

Эпилог

Знаете, о чем подумал Карпенко, когда его, с обмороженной ногой, худого и изможденного, сняли с пути в двух шагах от Полюса? – «Почему мне так не везет? Почему Господь не дал закончить этот путь? Ведь конец его – это и есть тот сокровенный смысл, который нужно было непременно постигнуть. Или я опять ошибаюсь? Дай мне Полюс сейчас, успокоился бы я? Ушел бы навсегда из этого состояния дерзновенного движения к цели? Конечно, нет. Не будет конца этому пути…»

_____________________________
© Виктория Лобода
фото Владислава Азернова
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum