Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Наука и техника
Корпоративная культура и дух науки
(№14 [232] 15.08.2011)
Автор: Светлана Синицына
Будьте принципиальны. Нам нужна истина и только истина. Не старайтесь угодить приятелям, примирить своих учителей, никого не обидеть. На этом пути вы найдете, может быть, спокойствие, и даже благополучие, но никакой пользы не принесете.
В.А.Обручев

    Одним из влиятельных современных американских философов Хилари Патнемом в книге, написанной в самом начале 80-х гг. прошлого столетия и озаглавленной с простотой хорошо продуманной концепции «Реализм с человеческим лицом», была поднята в новых историко-культурных условиях вечная проблема – проблема соотношения истины и ценности в мире идей и людей. Размышляя о сущности науки, ее роли в жизни общества, о дихотомии факта/ценности, реализуемой в различных сферах и, прежде всего, в сфере этических ценностей, Патнем делает удивительный для конца ХХ ст. по точности и нравственной убежденности вывод. В частности, он пишет: «…мы должны отдавать отчет в том, что все ценности, в том числе и познавательные, когнитивные питают свою власть, свой авторитет соками идеи человеческого процветания и идеи нашего разума». И далее, со ссылкой на знания, опыт, этические убеждения и позиции Платона, Аристотеля, Канта, Патнем подытоживает: «Я полагаю, таким образом, что без оценок мы не можем располагать миром – мы попросту не имеем его...» [1, с.468]. Этот пассаж из интересной с точки зрения научно-этических проблем философской работы мне вспомнился в связи с такой очень важной, многоаспектной и, как показывает практика, крайне трудной, порой до цинизма ужасной и даже в определенных случаях противоправной и, главное, всегда принципиально неоднозначной проблемой, организующей социальную коммуникацию и культуру вт. пол. ХХ – начала ХХI века, как проблема корпоративной культуры.

    Пожалуй, в наше время уже не найдется человека, который бы не знал и не слышал по нескольку раз на день о корпоративной культуре. Начиная от интеллектуалов типа Герберта Шиллера и заканчивая даже явно «желтыми» и не очень придерживающимися принципов этики и морали масс-медиа, современный мир почти беспрестанно говорит о корпоративной культуре как некоем специфическом виде выстраивания социальной коммуникации для человека, предписанной основе его мировоззрения, логики и четко прописанных, заданных моделей и законов поведения почти на все случаи жизни, включая даже частную. Именно корпоративная культура фактически, в приказном порядке обусловливает идеологическую основу и диапазон оценок и суждений, в котором реализуется современный социально активный человек, не желающий, а то и боящийся стать маргиналом. Корпоративная культура оказывается для современного человека крайне своеобразной сферой добровольной самоизоляции от многообразия и непредсказуемости мира и себя в том числе, от их плюралистичности и поливероятности развития. Более того, корпоративная культура оказывается и формой добровольного самоуничижения современного человека, но не на основе идеи человеческого процветания и идеи разума, о чем неоднократно размышляли лучшие философы мира, а скорее на основе самоограничения и самоподавления ради узко прагматических, всегда локальных, конвенционально определенных целей и достижений.

    Но я не буду дальше развивать эти, в принципе, хорошо известные идеи. Не они составляют основной предмет этой статьи, как и не желание обсудить абстрактные принципы, методы, истоки и основы появления и активного развития в новейшее время такого феномена, как корпоративная культура. Цель моей статьи совершенно иная: на конкретном, хорошо известном и автору этих строк и, надеюсь, постоянным читателям примере рассмотреть, как возможно и возможно ли вообще жизнеспособное, этически приемлемое и легитимное соотношение корпоративной культуры и духа, сущности науки. В качестве образца возьму дело о плагиате, совершенном заведующей кафедрой журналистики Донецкого национального университета (Украина), ныне доктора наук по специальности «социальные коммуникации» г-жи Артамоновой. Для читателей, еще не знакомых с этой проблемой, даю ссылки на основные статьи, среди которых есть и мои, и авторов, непосредственно потерпевших от плагиата г-жи Артамоновой [2].

   В этой статье я уже не предполагаю останавливаться непосредственно на довлеющих своей очевидностью многочисленных фактах прямого подстрочного перевода частей текстов российских исследователей, начиная с кандидатских диссертаций, учебных пособий хорошо известных, активно работающих в науке исследователей и заканчивая студенческими дипломными работами, выполненными на журфаке МГУ им. Ломоносова. Моя задача заключается в том, чтобы попытаться проанализировать довольно-таки странную, одновременно с точки зрения и собственно науки и корпоративной культуры, реакцию украинских докторов наук, чиновников от науки, которые любыми способами пытаются защитить антинаучные и далекие от этики ценности, не говоря уже о правовой легитимности, поступки г-жи Артамоновой. Почему я говорю о странности реакции и настаиваю на проявлении корпоративного аморализма в том случае, когда, казалось бы, сфера действия корпоративной культуры журналистики или, как её принято с 2007 г. обозначать в Украине, социальных коммуникаций активно проявляет именно дух корпоративной культуры? Отчаянно отстаивая одного из своих членов, совершившего проступок, не имеющий ничего общего ни с духом науки, ни с общечеловеческой этикой, ни с мировой нормативно-правовой системой – плагиат, сфера социальных коммуникаций Украины, тем не менее, поступает вполне логично, защищая свои корпоративные интересы. Что же в этом странного, неприемлемого и аморального, акцентирую внимание еще раз, именно с позиции корпоративной культуры? Объясню это, как всегда, на конкретных фактах.

   Корпоративная культура предполагает, что все возникшие проблемы будут решены внутри своей сферы жизнедеятельности, которая недоступна для других, читай, чужих. Корпоративная культура также предполагает, что все ценностные ориентиры, этические нарушения и попрания прав членов этой корпоративной группы будут восстановлены внутри, как внутри этого корпоративного образования понесет наказание человек, сознательно, из глубоко эгоистически-личностных мотивов, совершивший проступок, который поставил всю группу в неловкую, не говоря уже о скандальной, ситуацию. Все знают о корпоративной культуре медиков, адвокатов, торговцев, банкиров, ученых, бандитов и даже бомжей. Не случайно, в народе распространены представления, отлитые в патетические или забавные словесные формулы, к примеру, «ворон ворону глаз не выклюет» или - «юрист, он и в Африке юрист». Так что же меня удивляет, поражает и даже заставляет задуматься о непредсказуемом и аморальном повороте в развитии корпоративной культуры, когда речь заходит о деле г-жи Артамоновой? Это, прежде всего, экспертный вывод по диссертационным материалам Артамоновой, написанный доктором филологических наук, профессором, заведующим кафедрой массовой коммуникации Киевского международного университета, членом совета ВАК Украины по социальным коммуникациям А.М.Холодом, а также реакцией на него и официальных лиц, и всех членов данной корпоративной группы.

    Этот экспертный вывод на шести листах на имя Председателя ВАК Украины В.Ф.Мачулина и председателя экспертного совета ВАК Украины по социальным коммуникациям В.В.Ризуна был написан, как свидетельствует текст этого вывода, «у відповідь на лист № 1011/08-01-13 від 30.09.2010 заступника керівника Федеральної служби з нагляду в галузі освіти і науки (Рособрнадзор, РОСІЯ) пана Шамхалова Ф. І.». Специально, для соблюдения объективности, достоверности привожу цитаты из этого экспертного вывода на языке оригинала. Также привожу сделанный для русскоязычных читателей прямой подстрочный перевод цитат из текста экспертного вывода А.М.Холода. Для удобства восприятия текста оригинала и перевода привожу их в табличной форме:

Текст экспертного вывода г-на Холода на языке оригинала – украинском Подстрочный перевод текста на русский язык, выполненный Синицыной
у відповідь на лист № 1011/08-01-13 від 30.09.2010 заступника керівника Федеральної служби з нагляду в галузі освіти і науки (Рособрнадзор, РОСІЯ) пана Шамхалова Ф. І. пояснюємо в ответ на письмо № 1011/08-01-13 от 30.09.2010 заместителя руководителя Федеральной службы из надзора в области образования и науки (Рособрнадзор, РОССИЯ) господина Шамхалова Ф. И. объясняем.

     И далее будут выражения вполне в духе корпоративной культуры - эмоционально агрессивные, не заботящиеся о правдоподобии, направленные на уничижение и даже уничтожение чужака, т.е. в данном случае меня, не принадлежащей сфере журналистики или другими словами социальных коммуникаций, но посягнувшей на благополучие группы. Цитирую три абзаца подряд:

Текст экспертного вывода на языке оригинала Подстрочный перевод текста на русский язык
Наукові зв'язки українських і російських учених завжди відрізнялися взаєморозумінням, відкритістю і доброзичливою співпрацею. Але в останній час спостерігаються спроби зіпсувати їх. Такі спроби здійснює пані Синицина С. Л., яка проживає в Російській Федерації у м. Санкт-Петербург. Пані Синицина С. Л., не маючи жодного відношення до наукової галузі «Соціальні комунікації» (і до науки взагалі), звинувачує доктора наук із соціальних комунікацій, доцента Артамонову Інесу Михайлівну (Донецький національний університет, Україна) у плагіаті, чим чинить спроби негативного впливу на поважні інстанції двох дружніх країн Росії та України: ВАК Російської Федерації і Рособрнадзор (Росія); ВАК України. Тим самим фактично шантажує соціальні інституції двох країн, чим відволікає їхніх працівників від нормальної повсякденної роботи. Окрім зазначеного негативного впливу пані Синицина С. Л. принижує честь і гідність українського доктора наук із соціальних комунікацій, доцента Артамонової І неси Михайлівни (Донецький національний університет) Научные связи украинских и русских ученых всегда отличались взаимопониманием, открытостью и доброжелательным сотрудничеством. Но в последнее время наблюдаются попытки испортить их. Такие попытки осуществляет госпожа Синицина С. Л., которая проживает в Российской Федерации в г. Санкт-Петербурге. Госпожа Синицина С. Л., не имея никакого отношения к научной области «Социальные коммуникации» (и к науке вообще), предъявляет обвинение доктору наук по социальным коммуникациям, доценту Артамоновой Инессе Михайловне (Донецкий национальный университет, Украина) в плагиате, чем совершает попытки отрицательного влияния на уважаемые инстанции двух дружеских стран России и Украины: ВАК Российской Федерации и Рособрнадзор (Россия); ВАК Украины. Тем самым фактически шантажирует социальные учреждения двух стран, чем отвлекает их работников от нормальной повседневной работы. Кроме указанного отрицательного влияния госпожа Синицина С. Л. унижает честь и достоинство украинского доктора наук по социальным коммуникациям, доцента Артамоновой Инессы Михайловны (Донецкий национальный университет)

    Ну что здесь сказать, когда классика защиты, вроде бы, соблюдена полностью: изначально демонстративно противопоставляется сплоченная, единая в своем негодовании группа, и человек, не принадлежащий ей; всячески, с нагнетанием негатива и возмущения, характеризуется чужак, посмевший затронуть априори достойного члена корпорации, в нашей ситуации социальных коммуникаций. В данном, равно как и в подобных ему случаях, люди, пишущие экспертные выводы, совершенно не заботятся об элементарном соблюдении культуры фактов и, тем более, прав другого человека, даже если он и твой оппонент.

    Так, г-н Холод проигнорировал то, что, во-первых, я являюсь дипломированным филологом и дипломированным юристом, о чем я неоднократно сообщала в текстах заявлений, апелляций во все официальные институты. Но даже если бы у меня и не было высших образований и даже оконченного среднего, то согласно действующему законодательству Украины, как и мировой нормативно-правовой базы, каждый человек, увидевший факты нарушения процедуры защиты, факты нарушения прав авторов на их интеллектуальную собственность, факты нарушения национальных интересов государства, в том числе и в сфере науки, интеллектуальной собственности, не то, что может, но обязан воспрепятствовать правонарушениям.

   Во-вторых, все европейские государства на современном этапе приветствуют и поощряют активную гражданскую позицию, возлагая большие надежды на общественное мнение в деле выстраивания единого глобализированного мира. Здесь, кроме уже известных примеров с фактом плагиата, обнаруженного в тексте диссертации у министра обороны Германии и приведшего, благодаря гражданской позиции, в первую очередь, общественности, журналистов, а затем поддержанной и научным сообществом европейских государств, к его отставке, еще можно вспомнить и громкий скандал в Великобритании. Там медиамагнаты Мердоки из-за выявленного незаконного прослушивания, как известно, предстали перед заседанием Парламента, шеф Скотленд-Ярда и некоторые его заместители ушли в отставку, а одна из старейших газет Англии, входившая в этот медиахолдинг, просто объявила о своем закрытии.

   В-третьих, я нигде не поднимала вопрос о разрушении добрососедских отношений между Украиной и РФ, не призывала к разрыву этих отношений, а только приводила аргументированные, документально подтвержденные факты плагиата, нарушения прав российских ученых, которые потом всегда были представлены в моих статьях. В этом может легко убедиться любой читатель, давший себе труд перейти по ссылкам к моим публикациям, уже указанным в этой статье. Отстаивания прав – не есть призыв к национальной и государственной розни, а является основой добропорядочных отношений на основе взаимного уважения.

    В-четвертых, г-н Холод, желая отстоять устои своей корпоративной культуры, неправомерно употребляет термин «шантаж». Но если обратиться к любому толковому словарю современного русского языка, шантаж – это запугивание, угроза разоблачения компрометирующих сведений с целью получить выгоду; шантажировать – добиваться чего-нибудь путем шантажа; шантажист – тот, кто занимается шантажом. Спрашивается, когда и каким образом я пыталась запугать кого-либо из корпоративной культуры социальных коммуникаций? Что, как и какие собственно компрометирующие сведения я грозилась разоблачить, если, начиная с самой процедуры защиты и по сей день, пишу официальные заявления, апелляции, обращения в официальные структуры (с соблюдением легитимно выдержанных сроков) и публикую на их основании статьи в масс-медиа? Мне даже интересно, что может быть ещё более компрометирующими сведениями, нежели те многочисленные факты бесстыдного плагиата, о которых я уже сообщила? Наконец, какую личную выгоду я, гражданка РФ, кроме отстаивания интересов своего государства, собираюсь получить, во всеуслышание сообщая о фактах плагиата, совершенного заведующей кафедрой журналистики Донецкого национального университета (Украина)?

   Да, впрочем, все эти высказывания можно рассматривать, как вполне тривиальное желание корпоративной группы защитить себя в ситуации громкого публичного скандала. Ничего нового или же примечательного. Показательно другое, то, ради чего собственно я пишу эту статью.

   Если исходить из того, что я – чужак для корпоративной группы социальных коммуникаций и, следовательно, преднамеренное разрушение моего имиджа в глазах общественности должно идти путем, на который указывает столь цитируемый г-ном Холодом в его диссертации специалист по психолингвистике К.К.Жоль, то почему подобного рода инструментарий применяется к несомненным членам журналистской корпоративной культуры? Почему в тексте экспертного вывода г-на Холода преданы обструкции и полному интеллектуальному, моральному уничижению российские специалисты по истории и теории журналистики, части работ которых были обнаружены в диссертационных материалах г-жи Артамоновой без соответствующего документального оформления? Неужели журналист в России перестал быть частью журналистской корпоративной культуры как таковой? Покажу это на нескольких очевидных примерах.

    Итак, при анализе работы на предмет плагиата, как правило, с текстологической точки зрения проводится последовательное тщательное исследование предоставленных частей текста, индивидуально-авторская принадлежность которых вызывает сомнения. В конце концов, по каждому сомнительному эпизоду, заявленному как простой подстрочный перевод на близко родственный язык, предоставляется лингвистически доказательная, тщательно подготовленная мотивировка, которая бы опровергала или же подтверждала факт плагиата. В нашем случае г-н Холод, делающий экспертный анализ на предмет тождественного совпадения текстов г-жи Артамоновой и текстов исследований российских ученых, должен был лингвистически убедительно, всесторонне мотивированно обосновать свою позицию по каждому приведенному мной и непосредственными авторами в сводных ведомостях эпизоду плагиата. Что же делает г-н Холод – специалист по лингвистике, судя по списку его научных трудов, которому было поручено провести анализ по фактам плагиата в диссертационных материалах г-жи Артамоновой? Цитирую:

Текст экспертного вывода на языке оригинала Подстрочный перевод текста на русский язык
У докторській дисертації «ІНТЕРНЕТ-ЖУРНАЛІСТИКА В УКРАЇНІ: ЕВОЛЮЦІЯ,СОЦІОІНФОРМАЦІЙНИЙ КОНТЕКСТ, СИСТЕМНІ ХАРАКТЕРИСТИКИ» І. М. Артамонової, а також у монографії "Тенденції становлення та перспективи розвитку інтернет-журналістики в Україні" присутні необхідні посилання, що повністю відтворюють думку автора, у формі прямого цитування, а також парафрази (переказ, виклад думок автора своїми словами):
а) на роботи Т. Г. Добросклонської: № посилань 131-133, 2 розділ "Вопросы изучения медиатекстов: опыт исследования современной английской медиаречи". - М., 2005.-286 с; № 154 - Добросклонская Т. Г. Медиадискурс как объект лингвистики и межкультурной коммуникации / Т. Г. Добросклонская // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - М., 2006. - №2. - С.28-34;
б) на статті Г.Я.Солганика: №129- Солганик Г. Я. К определению понятий „текст" и „медиатекст" / Г. Я. Солганик // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - 2005. - № 2. - С.7-15.; № 133 - Солганик Г. Я... Автор как стилеобразующая категория публицистического текста / Г. Я. Солганик // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - 2001. - №3. – С. 11-15; № 135- Солганик Г. Я. Автор как стилеобразующая категория публицистического текста / Г. Я. Солганик // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - 2001. - №3. – С. 11-15; № 138 - Солганик Г. Я. Автор как стилеобразующая категория публицистического текста / Г. Я. Солганик // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - 2001. - №3. – С. 11-15; № 156 -. Солганик Г. Я. К определению понятий „текст" и „медиатекст" // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - М., 2005. - №2. - С.7-15;
В докторской диссертации «ИНТЕРНЕТ-ЖУРНАЛИСТИКА В УКРАИНЕ: ЭВОЛЮЦИЯ, СОЦИОИНФОРМАЦИОННЫЙ КОНТЕКСТ, СИСТЕМНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ» И. М. Артамоновой, а также в монографии "Тенденции становления и перспективы развития интернет-журналистики в Украине" присутствуют необходимые ссылки, которые полностью воссоздают мысль автора, в форме прямого цитирования, а также парафразы (пересказ, изложение мыслей автора своими словами):
а) на работы Т. Г. Добросклонской: № ссылок 131-133, 2 раздел "Вопросы изучения медиатекстов: опыт исследования современной английской медиаречи". - М., 2005.-286 с; № 154 - Добросклонская Т. Г. Медиадискурс как объект лингвистики и межкультурной коммуникации / Т. Г. Добросклонская // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - М., 2006. - №2. - С.28-34;
б) на статьи Г. Я. Солганика: №129- Солганик Г. Я. К определению понятой „текст" и „медиатекст" / Г. Я. Солганик // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - 2005. - № 2. - С. 7-15.; № 133 - Солганик Г. Я... Автор как стилеобразующая категория публицистического текста / Г. Я. Солганик // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - 2001. - №3. – С. 11-15; № 135- Солганик Г. Я. Автор как стилеобразующая категория публицистического текста / Г. Я. Солганик // Вестник Московского ун-та. Сэр. Журналистика. - 2001. - №3. – С. 11-15; № 138 - Солганик Г. Я. Автор как стилеобразующая категория публицистического текста / Г. Я. Солганик // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - 2001. - №3. – С. 11-15; № 156 -. Солганик Г. Я. К определению понятой „текст" и „медиатекст" // Вестник Московского ун-та. Сер. Журналистика. - М., 2005. - №2. - С.7-15;

    Однако вопрос мной ставился не так: есть или нет ссылки на труды Добросклонской и Солганика в диссертационных материалах Артамоновой. Каждому, занимающемуся теорией журналистики, понятно, что без ссылок на этих авторов любые исследования, начиная с курсовой работы студента первого курса и заканчивая фундаментальными исследованиями, неполны, в них отсутствует необходимая источниковедческая база по предмету научных разработок. Вопрос заключался совершенно в ином. Почему при всем том, что методы, разработанные Добросклонской в ее докторской диссертации, а затем развитые в серии ее статей и учебных пособий, были полностью переписаны, т.е. дословно переведены в монографии Артамоновой (на стр. 187, 188-189)? На этих страницах у Артамоновой имя Добросклонской упоминается именно так, как это сделала сама Добросклонская в собственном учебном пособии. А разве надо читателю знать, что ссылки на исследования Добросклонской в самом конце стр. 187 или стр. 189 в монографии Артамоновой должны восприниматься как своеобразные кавычки и отсылки к тексту самой Добросклонской тремя-четырьмя абзацами выше? И ссылка на Добросклонскую дана Артамоновой так же и в том же источниковедческом контексте, что и в исследованиях самой Добросклонской. Г-н Холод не предоставил текстологического анализа дословных совпадений текстов Артамоновой и Добросклонской, а вопиющий эпизод плагиата из автореферата Артамоновой вообще обошел молчанием. Так, в автореферате Артамоновой на стр. 6 в разделе «Методы исследования» присутствует полный подстрочный перевод соответствующей части текста из статьи Добросклонской. При всем том, что методы, разработанные Добросклонской, полностью переписаны, т.е. дословно переведены, в автореферате Артамоновой имя Добросклонской вообще не упоминается. Этот неудобный для благополучия корпоративной группы факт г-н Холод вообще решил проигнорировать: раз невозможно хоть парафразами обосновать плагиат, то лучше промолчать. Возможно, этому и учит психолингвистика, не знаю, но точно знаю: ни к духу науки, ни к этике подобного рода манипуляции отношения не имеют. Аналогичным образом г-н Холод поступил и с обоснованием плагиата из статьи Солганика, как и из работ многих других российских исследователей.

    Примечательно и то, как г-н Холод обосновал факты прямого подстрочного перевода Артамоновой частей текстов тех авторов, которых даже не стали парафразировать непосредственно в местах прямого плагиата. Например, это касается исследования А.А.Гарматина:

Текст экспертного вывода на языке оригинала Подстрочный перевод текста на русский язык
в) на автореферат О. О. Гарматіна: № 151 - Гарматін А. А. Теоретические основы и принципы организации телевизионного Интернет-вещания : автореф. дис. на соискание учен. степени канд. филол. наук : спец. 10.01.10 "Журналистика" / А. А. Гарматин. - Воронеж, 2005. - 26 с. При цьому треба зазначити, що винесені на захист у 2005 р. положення, у 2009 р. втратили наукову новизну і стали загальним місцем, відомим кожному пересічному користувачеві інтернетом, що підтверджує стрімкість старіння наукових узагальнень в інтернет-журналістиці; в) на автореферат О. О. Гарматина: № 151 - Гарматин А. А. Теоретические основы и принципы организации телевизионного Интернет-вещания : автореф. дис. на соискание учен. степени канд. филол. наук : спец. 10.01.10 "Журналистика" / А. А. Гарматин. - Воронеж, 2005. - 26 с. При этом надо указать, что вынесенные на защиту в 2005 г. положения, в 2009 г. потеряли научную новизну и стали общим местом, известным каждому обычному пользователю интернетом, что подтверждает стремительность старения научных обобщений в интернет-журналистике;

    По поводу этого места из экспертного вывода г-н Холода стоит остановиться специально, т.к. оно поражает не только явной фальсификацией фактов в угоду корпоративной украинской группе социальных коммуникаций. Так, указывая на то, что в монографии есть ссылка на диссертационное исследование Гарматина, г-н Холод преднамеренно подтасовывает факты. Диссертационное исследование Гарматина в монографии Артамоновой вспоминается вскользь в первой главе в обзоре общих исследований по проблемам интернета: в первой главе на стр. 84 ссылка в библиографии к первой главе - № 151. Однако текст Гарматина переведен Артамоновой дословно без ссылки на автора, т.е. Гарматина, в третьей главе в параграфе 3.1.2., а это стр. 282-289. Действительно, объяснить следующий факт беспрецедентного плагиата из диссертации, автореферата и статьи Гарматина принципиально невозможно ни ссылками, данными Артамоновой где-то за двести страниц до присвоенного чужого текста, ни тем более парафразами. Привожу для наглядности эту часть присвоенного дословного текста тоже в виде привычной и удобной для восприятия сводной таблицы.

И.М. АРТАМОНОВА А.А. ГАРМАТИН
С. 283 абзац 3 в полном объёме.
У структурі інтернет-ЗМІ особливо виділяються мультимедійні сайти, які транслюють в Інтернет аудіо- та відеоматеріали і потребують спеціального аналізу як найменш досліджені щодо типології, історії, функцій. За останні роки з’явилися праці з дослідження електронних ЗМІ. Феномен телевізійного мовлення в Інтернеті належить до найбільш сучасних тенденцій розвитку на початку XXI століття
С. 3 абзац 2 со 2 предложения, абзац 3 (автореферат)
В их структуре особенно выделяются мультимедийные сайты, которые транслируют в Интернет аудио- и видеоматериалы и требуют особого анализа как наименее изученные типологически, исторически и функционально… Настоящая работа посвящена изучению феномена телевизионного вещания в Интернете.
С.284 абзац 2 предложение 1
Однією із найважливіших тенденцій розвитку інтернет-телебачення є сегментація ринку та орієнтир на персональне віщання.
С.8 абзац 2 предложение 2 (автореферат)
Одной из главных тенденцией развития интернет-телевидения является сегментация рынка и ориентир на персональное вещание.
С.284 абзац 4 с переходом на следующую, 285, страницу
Так, аналізуючи телевізійне мовлення в інтернеті, ми будемо використовуватя терміни інтернет-мовлення та інтернет-канал. Уважаємо за необхідне диференціювати подання матеріалів у мережі на публікацію текстових інформаційних матеріалів та мовлення у мережі Інтернет. Інтернет-мовлення (internet broadcasting), таким чином, включає постачання масовій аудиторії в мережі інтернет відеоматеріалів та аудіо матеріалів – музики, відеозображення, спецефектів тощо. Специфіка інтернет-комунікацій на відміну від традиційних дозволяє передавати інформацію у таких комбінаціях: один-одному (трансляція програми, підготовленої для конкретного індивіда), один – багатьом (традиційне масове поширення інформації), багато - одному (функція нелінійного перегляду програм користувачем, коли сітка програм у межах одного каналу складається декількома мовленнєвиками).
С.8-9 абзац 3 предложение 3 (автореферат)
В рамках данной работы используются термины «интернет-вещание» и «интернет-канал». Интернет-вещание (internet broadcasting), no нашему мнению, включает в себя передачу по сети Интернет видеоматериалов и аудио материалов для массовой аудитории Передача может быть организована в виде речи, музыки, видеоизображения, спецэффектов и т.п. Специфика интернет-коммуникаций позволяет посредством интернет-вешания передавать информацию следующим комбинациям один-одному, один-многим, многие-одному Вещание «один-одному» предполагает трансляцию программы, подготовленной для конкретного индивида, «один-многим» - традиционное массовое распространение информации, «многие-одному» является функцией нелинейного просмотра программ пользователем, когда сетка программ в рамках одного канала составляется несколькими вещателями.
С.285 абзац 1 со 2 предложения
Ми пропонуємо для впорядкування та однозначності розуміння використовувати термін терміни інтернет-видання, онлайн-видання, мережеве видання і т.п. для позначення газетних і журнальних форм мережевої журналістики, інтернет-радіо, онлайн-радіо, мережеве радіо і т.п. та інтернет-телебачення онлайн-телебачення, мережеве телебачення - для позначення сайтів радіостанцій і телекомпаній, термін інтернет-канал – для позначення віщальних інтернет-сайтів, що утворилися у процесі конвергенції.
С.9 абзац 2 в полном объёме
Мы предлагаем использовать термин «интернет-издание» для обозначения газетных и журнальных форм интернет-сайтов, «интернет-радио» и «интернет-телевидение» - для обозначения сайтов радиостанций и телекомпаний, термин «интернет-канал» для обозначения вещательных интернет-сайтов, образованных в процессе конверген
С.285-287
Сучасне телевізійне інтернет-мовлення має такі характеристики:
- глобальність поширення інформації та глобальна аудиторія. Інтернет-мовлення є доступним з будь-якої точки світу у будь-який час. Враховуючи природу інтернету як всесвітньої павутини, практично кожний інтернет-канал набуває глобального статусу;
- режим реального часу. Саме такий режим змінює усі традиційні форми уявлення про подачу маосової інформації, яка відтепер може з’являтися щосекунди, а не певнф години за графіком чи сіткою мовлення;
- конвергенція. Гіпертекстове і мультимедійне середовище інтернету дозволяє поєднати різні засоби та форми подачі інформації
- горизонтальні та вертикальні зв'язки. За допомогою гіперпосилань в інтернеті можливо встановити зв'язок практично з будь-яким інтернет-сайтом. Об'єднання в тематичні ніші (горизонтальні зв'язки) розширює аудиторію. Вертикальні зв'язки передбачають у межах одного каналу зв'язок з архівами і базами даних відеопродукції;
- текстова основа. Мовлення в інтернеті передбачає наявність інтернет-сайту, заснованому на тексті, гіпертексті. Найчастіше на інтернет-каналах викладено сценарій та спеціально адаптований для інтернету текст. Більшість користувачів має можливість спочатку прочитати текст, а потім прийняти рішення дивитися чи не дивитися.
- багатомовність. Інтернет-середовище дозволяє легко адаптувати будь-який сайт до іноземних мов, що знімає мовний бар'єр для користувачів. Крім того, можлива організація паралельних потоків інтернет-мовлення різними мовами;
- необмежений архів інформації. Архів інтернет-каналу обмежений тільки ресурсами інтернет-сервера, а вартість цифрових носіїв інформації постійно знижується. Використання відео дозволяє звертатися до архівної інформації річної, дворічної й більшої давності;
- збільшення життєвого циклу програм. На традиційному телебаченні життєвий цикл програми обмежений у часі, він завершується відразу після виходу програми в ефір. В інтернеті з програмою (навіть темою, проблемою) є можливість познаймитися ще до безпосередньої її трансляції;
- паралельні потоки мовлення. Інтернет-мовлення дозволяє організовувати декілька одночасних трансляцій про одну подію, які відрізняються
С. 6 абзац 4 (автореферат), С. 12-14 (автореферат) развернутое обоснование вышеназванных характеристик. Аналогичный, но более расширенный по сравнению с авторефератом текст, есть и в диссертации А.А. Гарматина
Особенности интернет-вещания. К ним можно отнести:
- глобальное распространение и глобальная аудитория. Интернет-вещание доступно из любой точки мира в любое время. Учитывая природу Интернета как всемирной паутины, практический каждый интернет-канал априори получает глобальный статус;
- режим реального времени. За одну минуту на интернет-канале может быть размещено несколько получасовых программ, в корне изменяет все традиционные представления о сетке вещания;
- конвергенция. Гипертекстовая и мультимедийная среда Интернета позволила объединять различные средства и формы подачи информации
- горизонтальные и вертикальные связи. С помощью гиперссылок в Интернете возможно установить связь практически с любым интернет-сайтом. За счет объединения в тематические ниши (горизонтальные связи) возможно расширение охвата аудитории. Вертикальная связь предполагает в рамках одного канала связь с архивами и базами данных видеопродукции;
- текстовая основа. Вещание в Интернете предполагает наличие интернет-сайта. А сайт любого интернет-канала основан на тексте, гипертексте. Пользователь делает выбор, какой канал он будет смотреть…;
- многоязычность. Интернет-среда позволяет легко адаптировать любой сайт к иностранным языкам. Это исключает языковой барьер для пользователей. Возможна организация параллельных потоков интернет-вещания на разных языках;
- неограниченный архив информации. Архив интернет-канала ограничен только ресурсами интернет-сервера, а стоимость цифровых носителей информации постоянно падает. Использование видео-по-запросу позволяет обращаться к архивной информации годичной, двухгодичной и большей давности;
- продолжительный жизненный цикл программ. Жизненный цикл программы на традиционном телевидении ограничен по времени, цикл завершается сразу, как только программа проходит в эфире. В Интернете жизненный цикл программы возможно увеличить значительно. При этом цикл программы возможно открыть еще до трансляции;
- параллельные потоки вещания. Интернет-вещание позволяет организовывать несколько единовременных трансляций с одного события, отличающихся тематически;
- нелинейный просмотр программ. Использование видео-по-запросу позволяет пользователю запрашивать информационные материалы в любом порядке и очередности. Возможен просмотр нескольких программ одновременно в рамках одного интернет-канала;
- произвольное время доступа. Пользователь сам выбирает время просмотра программ видео-по-запросу. Утренний новостной блок пользователь может посмотреть вечером.
- неограниченное количество повторов. Если на телевидении доступ к видеоматериалам только последовательный, то интернет-вещание предполагает произвольный доступ к информации. Пользователь интернет-вещания получил возможность приостановить вещание, вернуться в начало записи, пропустить видеофрагмент, просмотреть видеоматериал неограниченное количество раз;
- формат и компрессия. В сети вещатель, исходя из концептуальных соображений или стоимости оборудования, может выбрать формат вещания, а также компрессию видеоматериалов
- дополнительные сервисы. Интернет может выступать не только как средство массовой информации. Ряд интернет-СМИ используют возможности Интернета в качестве приложений к своим информационным сервисам. Другим примером дополнительных сервисов может быть видеоконференцсвязь. С ее помощью пользователь может участвовать в видеомостах, дистанционных образовательных программах, интернет-конференциях;
- реклама как дополнение. Размещение рекламы на телевидении основано на принципе замещения содержания, в интернет-вещании реклама развивается по принципу дополнения. Исключением является потоковое вещание, которое транслируется в линейном режиме и невозможно «перескочить» через рекламный блок. Выходом для интернет-вещателей может стать включение рекламных блоков в рамки программы, которые доступны через потоковое видео, а также в виде дополнения на сайте: баннерная реклама, рекламные статьи и т п.;
- персонализация вещания. Интернет-вещание позволяет осуществлять индивидуальную трансляцию по запросу индивида;
- интерактивностъ. Основной принцип телевидения - ориентация на целевую группу, интернет-вещание ориентировано на индивидуальные потребности пользователя. Интерактивность - это наиболее сходная тенденция в развитии интернет-вещания и интерактивного телевидения.
С.288 абзац 3 (последний) в полном объеме
Інтернет як відкрита система дозволить тисячам людей наповнювати змістом інтернет-канали, ділитися інформацією, переводити індивідуальну інформацію в масову. Глобальне поширення мобільних телефонів із вбудованими фото- і відеокамерами дозволяє будь-якій особі в будь-якій країні відзняти відеоматеріал, переслати його на інтернет-канал і виступити як кореспондент. Сьогодні у користувачів інтернету з’явилася можливість отримання актуальної інформації від сотень тисяч кореспондентів: людей компетентних, які часто знаходяться у тих місцях, куди рядового журналіста просто не пустять.
Сноска 15 в статье Гарматина (Перевалов В.В.) не соответствует сноске 60 в монографии Артамонвой (Ільченко М. – украинский журналист). На цитируемого Гарматиным Перевалова Артамонова вообще не ссылается, хотя его слова и приводит в дословном переводе из текста статьи Гарматина.
Из статьи А.А.Гарматина
«Взгляд на историю телевещания в Интернете через «окно возможностей» (№10 [112] 02.07.2005. Научно-культурологический интернет-журнал «Relga»)
Интернет как открытая система позволит тысячам людей создавать наполнение интернет-каналов, делиться информацией, переводить индивидуальную информацию в массовую. Каждый заинтересованный может открыть интернет-канал. А глобальное распространение мобильных телефонов со встроенными фото- и видеокамерами позволяет любому человеку в любой стране отснять видеоматериал, переслать его на интернет-канал и выступить в роли корреспондента. Исследователь В.В. Перевалов отметил, что сегодня появилась возможность получения актуальной информации от сотен тысяч корреспондентов: людей компетентных, понимающих, в чем суть происходящего, часто находящихся в таких местах, куда рядового журналиста просто не пустят [15].
С.289 абзац 1 в полном объеме
Розвиток інтернет-мовлення може задовільнити потреби різних соціальних груп: юристів, учителів, програмістів та інших. Збільшення кількості мовленнєвиків неминуче приведе до зростання різноманітності мовлення, з'являться спеціалізовані програми, трансляції зі спеціалізованих конференцій, дистанційні відеокурси. Це надасть поштовх до соціальних проектів в інтернеті.
С. 18 абзац 1 с 3 предложения и до конца (автореферат)
Развитие интернет-вещания может удовлетворить потребности разных социальных групп: врачей, юристов, учителей, программистов и других, тем самым развиваясь в рамках персонального интернет-телевещания. Увеличение количества вещателей неминуемо приведет к увеличению разнообразия вещания, появятся специализированные программы, трансляции со специализированных конференций, дистанционные видеокурсы. Это даст толчок для социальных проектов в Интернете.

     Возникают следующие вопросы, обусловленные логикой рассуждений эксперта. Если вынесенные г-ном Гарматиным в 2005 г. на защиту положения «потеряли научную новизну и стали общим местом, известным каждому обычному пользователю интернетом», то почему на это не указала г-жа Артамонова? Почему она не процитировала и не дала именно в третьей главе монографии и именно на стр. 282-289 ссылку на работы Гарматина и не подчеркнула устаревание, неактуальность его открытий? Зачем ей в 2009 г. понадобилось вводить фразы, как и Гарматину в 2005 г., типа мы предлагаем, если все уже устарело и стало известным даже обычному пользователю Интернета, не говоря уже о специалистах? В конце концов, а зачем в фундаментальном исследовании, претендующем на глобальную новизну (докторская диссертация все же!) отводить перечислению научных банальностей целых семь страниц? И зачем эти банальности переписывать-переводить теми же самыми словами и в той же последовательности, что и в текстах Гарматина? Ответ на эти вопросы очевиден.

   Подобные вопросы возникают в отношении экспертного вывода по поводу использования Артамоновой идей и дословных фрагментов текста из работ доцента Казанского федерального университета М.В. Симкачевой и кандидата наук П.В.Сухова, защитившего кандидатскую диссертацию на журфаке МГУ в 2005 г. В экспертизе опять-таки не подвергается оценке факт плагиата, а критикуется недостаточная глубина исследований, источниковедческая база, устаревание идей вышеупомянутых ученых. То же относится к использованию в монографии Артамоновой частей текста российской исследовательницы М.Б.Бакусевой из её кандидатской диссертации «Телевидение как фактор формирования социальных настроений в российском обществе» (Москва, 2006), о чём в экспертизе просто не упоминается. При этом работы Бакусевой, как и Симкачевой, и Сухова, в диссертационных материалах Артамоновой вообще не упоминаются даже в виде общей ссылки.

    В любом случае в экспертном выводе г-на Холода мы не найдем ответы на эти вопросы, как и не найдем профессионально проведенную текстологическую экспертизу, которая бы давала убедительные, доказательные, исчерпывающие ответы на вопрос: плагиат перед нами или нет. Текст этого экспертного вывода свидетельствует о другом. О последовательном и упорном желании любой ценой, даже путем целенаправленного, последовательного унижения тех российских исследователей, части текстов которых бесцеремонно присвоила г-жа Артамонова, защитить узко направленные интересы корпоративной группы ученых украинских по социальным коммуникациям. Неужели подобного рода вопиющий факт присвоения одним человеком, преследующим свои эгоистические цели, стольких чужих текстов, стоит того, чтобы разрушить корпоративную культуру журналистики как таковой?

    Уже когда готовилась эта статья, мне стали известны факты о том, что в апреле 2010 г. в сборнике «Держава та регіони». Науково-виробничий журнал. Серія соціальні комунікації / Головний редактор О.В.Богуславський – Запоріжжя, 2010. – №2 была опубликована статья «Блог як публічна автокомунікація» Артамоновой – доктора наук по социальным коммуникациям, доцента (Донецкий национальный университет). Содержание данной статьи, открывающей сборник, не является индивидуально-авторским, а свидетельствует о фактах прямого плагиата, точнее простого подстрочного перевода, совершенного г-жой Артамоновой с дипломных работ студентов МГУ им. Ломоносова, выполненных под руководством к.ф.н., доц. И.И.Засурского. Естественно, что ссылок ни на сайт «Лаборатории конвергенции» (http://convergencelab.ru), где на свободном, бесплатном доступе размещены тексты дипломных работ, статьи, исследования студентов, ученых «Лаборатории…», ни на находящийся тоже на открытом свободном доступе сборник «Интернет и интерактивные электронные медиа: Исследования» / под редакцией И.И.Засурского в 2-х ч.– М.: МГУ. 2007., в статье г-жи Артамоновой нет. Однако данная статья, акцентирую внимание еще раз, является простым подстрочным переводом почти всех дипломных работ студентов, прикрепленных к «Лаборатории медиакультуры…». Таким образом, присвоенные г-жой Артамоновой чужие идеи и даже части чужих текстов уже активно внедряются, функционируют и распространяются на рынке знаний Украины. А если учесть, что сборник «Государство и регионы», в котором была опубликована эта статья г-жи Артамоновой, выпускается в частном учебном заведении – Классический приватный университет (г. Запорожье), то получается, что чужие знания и даже чужие тексты, присвоенные г-жой Артамоновой и принятые в таком виде корпоративной группой украинских социальных коммуникаций, стали предметом официальной купли – продажи, т.е. интеллектуальная собственность российских граждан незаконно распространятся в Украине. Правда, это уже не сфера компетенций корпоративной культуры.

Литература

1. Хрестоматия по истории философии (западная философия): Учеб. пособие для вузов. В 3 ч. Ч. 2. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС. – 1997. – 528 с.
2. Синицына С.Л. Сама собі доктор, онлайн-журнал «Український огляд» (http://ukrrevue.ucoz.ua/blog/rezonans/2009-12-06-171). Синицына С.Л. «Дело Артамоновой. О проблеме плагиата в науке на одном конкретном примере» научно-культурологический журнал «RELGA» (http://www.relga.ru
№2.2011 г.); Синицына С.Л., Семенкин Е.С. «SOS. Украинский плагиат» в издании «Троицкий вариант – Наука» (http:///trv-science.ru/2011/04/06); Симкачева М.В. «Про етику вченого. Плагіат як професійно-етична проблема» онлайн-журнал «Український огляд» (http://ukrrevue.ucoz.ua/blog/pro_etiku_vchenogo/2011-03-09-374) и русскоязычный вариант в издании «Троицкий вариант – Наука» «Об этике ученого. Плагиат как профессионально-этическая проблема» (http:///trv-science.ru/2011/04/06)); Синицына С.Л. «Плагиат Артамоновой: за гранью безумного или просто скверный анекдот?» в издании «Троицкий вариант – Наука» (http://trv-science.ru/2011/07/17/plagiat-artamonovoj-za-granyu-bezumnogo-ili-prosto-skvernyj-anekdot/)

_________________________________
© Синицына Светлана Леонидовна

Не осознают себя и не понимают мира вокруг
Известный экономист и финансист о своей жизненной позиции – с критикой людей, осуждающих либерально мыслящих п...
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum