Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мир в фотографиях
Подборка фотографий из различных интернет-ресурсов источников, а также фотографи...
№15
(368)
20.12.2019
История
Читательские письма о прототипах шолоховских героев
(№20 [238] 20.12.2011)
Автор: Екатерина Карбышева
Екатерина Карбышева

Тема читательских писем к М.А. Шолохову мало исследована. В разное время к ней обращались научные сотрудники музея-заповедника М.А. Шолохова [1]. В 2003 году вышла книга Натальи Васильевны Корниенко «Сказано русским языком» [2], в которой, наряду с другими, рассматриваются читательские письма М.А. Шолохова периода 1920-х – 30-х годов.

В фондах Государственного музея-заповедника М.А. Шолохова, в архиве семьи М.А. Шолохова хранится огромное количество писем к писателю послевоенного периода (довоенный архив писателя был утрачен в годы Великой Отечественной войны).

Изучение указанной темы заслуживает особого внимания, так как затрагивает обширный круг вопросов взаимоотношения автора и читателей.

Она позволяет выявить различные категории читателей (школьники, студенты, преподаватели, военнослужащие, рабочие и колхозники, писатели, журналисты, работники библиотек, заключённые и т.д.), географию переписки (письма присылали изо всех уголков нашей страны и многих зарубежных стран), отношение читателей к писателю и его творчеству (которое далеко не всегда совпадало с мнением официальной критики), определить круг проблем, с которыми обращались авторы писем и которые приходилось решать Михаилу Александровичу как депутату. 

Особый интерес представляют письма, рассказывающие о прототипах произведений писателя, их жизни и судьбах, свидетельствующие об исторической правдивости книг М.А. Шолохова. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Письма М.А. Шолохову о прототипах его произведений.

В данной работе будут впервые представлены некоторые письма 60-х – начала 80-х годов ХХ века. Они не только от свидетелей и очевидцев событий, происходивших на Дону в сложный, переломный период 20-х – 30-х гг., описанных в разных произведениях писателя, но и от родственников тех или иных прототипов, односельчан, соседей и даже от самих прототипов шолоховских героев. Эти письма, порой не очень складные и грамотные, но искренние и бесхитростные, очень просто и незамысловато раскрывающие страницы Гражданской войны, коллективизации, судьбы реальных людей, ставших героями произведений Шолохова, говорят сами за себя. Они – яркое, подлинное и бесспорное подтверждение исторической подлинности и правдивости шолоховских книг.

(Письма из архива семьи М.А. Шолохова публикуются впервые. Печатаются в соответствии с нормами  современной орфографии).

Используемые в статье письма проиллюстрированы отрывками из произведений М.А. Шолохова, что даст более ясное представление, о ком идёт речь.

 

Отрывок из рассказа М.А. Шолохова «О Донпродкоме и злоключениях заместителя донпродкомиссара товарища Птицына»:

«Я, Игнат Птицын – казачок Проваторовской станицы, – собою был гожий парень: за поясом у меня маузер в деревянной упаковке, две гранаты, за плечиком винтовка, а патронов, окромя подсумка, полны карманы, так что шаровары на череслах не держатся и мы их бечёвочкой всё подпоясывали. Глаза у меня были быстрые, весёлые, ажно какие-то ужасные: бабы, бывалочка, пугались. Примолвишь какую-нибудь на походе, а она после, как освоится, и говорит: «Фу, Игнаша, до чего ваши глаза зверские, глядишь в них, никак не наглядишься…» [3]. 


Письмо С.И. Воробьёва (прототипа Игната Птицына) к М.А. Шолохову от 5.05.1975 г.:

«Дорогой друг юности,

Михаил Александрович!

Сердечно поздравляю Вас с днём рождения – 70-летием, а также от всей души поздравляю Вас и Ваше семейство с праздниками трудящихся – 1-м Мая и 30-летием Победы советского народа над фашистской Германией!

Желаем Вам крепкого здоровья, счастья и долгих лет жизни.

Михаил Александрович! Вы, наверно, меня уже и не помните – сколько прошло десятилетий после нашей последней встречи, а когда-то давно, в 1920-30 годах, мы с вами часто встречались, и я неоднократно по Вашему любезному приглашению бывал в Вашем доме, ночевал, и мы подолгу беседовали о гражданской войне и нашем в ней участии. В результате этих бесед появился на свет Ваш рассказ «О Донпродкоме и злоключениях Донпродкомиссара тов. Птицына». В 1929 году Вы подарили мне только что вышедшие из печати 2 книги «Тихого Дона» со своим автографом.

В настоящее время я проживаю в г. Ростове. Пенсионер союзного значения Воробьёв Семён Иванович. А по шолоховскому рассказу – Игнат Птицын» [4].

 

Из романа М.А. Шолохова «Поднятая целина»:

«Нагульнов за столом бегло написал:

«Районному уполномоченному ГПУ т. Захарченке. Препровождаю в ваше распоряжение кулака Бородина Тита Константиновича, как контрреволюционный гадкий элемент. При описании имущества у этого кулака он официально произвёл нападение на присланного двадцатипятитысячника т. Давыдова и смог его два раза рубануть по голове железной занозой.

Кроме этого, заявляю, что видел у Бородина  винтовочный отрез русского образца, который не смог отобрать по причине условий, находясь на бугре и опасаясь кровопролития. Отрез он незаметно выкинул в  снег. При отыскании доставим к вам как вещественность.

Секретарь гремяченской ячейки ВКП(б)

и краснознаменец М. Нагульнов» [5].


Письмо Е.Т. Захарова  М.А. Шолохову от 1.08.1965 г.:

«Здравствуйте, уважаемый Михаил Александрович!

Вероятно, когда получили Вы мою телеграмму в числе сотен поздравлений с днём Вашего шестидесятилетия и награждением Вас высокой правительственной наградой – орденом Ленина, блеснула мысль, какой же это Захаров из Сочи.

Да, Михаил Александрович, это пишет Вам тот Захаров (Захарченко), который фигурирует в Вашем замечательном романе «Поднятая целина». Ранее, в 1929-1933 годах, я работал в Вёшенском отделе ОГПУ. Как Вам известно, – это было тяжёлое время, момент коллективизации сельского хозяйства и ликвидации кулачества как класса.

Я же в то время, в момент выселения кулачества, был прикреплён к Еланскому кусту в качестве Уполномоченного ОГПУ. Конечно, я звонил по телефону в Вёшенский отдел ОГПУ, что делать с кулаками, ибо чёткого указания дано не было, а ведь казаков туда направили со всей Кривой речки и др. хуторов.

Конечно, прошло времени много, но ведь как можно забыть такие эпизоды, друзей и т.д.

В 1933 году меня перевели по работе в гор. Шахты, а затем в 1936 году перевели в гор. Сочи. Но там я работал до 1941 года, где и застала война. В 1954 году я демобилизовался в звании майора. Правда, в этом звании я ходил 9 лет, т.к. установили потолок, и снова вернулся в Сочи. С 1955 года по настоящее время работаю в школе учителем.

Вот, Михаил Александрович, так быстро пролетело время и наши молодые годы, как будто это было вчера, и ведь вспомнить приятно, правда? Тем более такое бурное время.

Ведь во время коллективизации в хут. Варваринском нас с Клавдиевым чуть бабы коромыслами не побили, хорошо, что были вооружены, они побоялись.

Я часто в Сочи встречаю  Попова Василия, бывшего зав. райфо («приятель Слабченко по жене»). Вспоминали о Вас, о былых временах станицы Вёшенской, ликвидации банды есаула Сенина в хут. Евлантьевском и др.

Михаил Александрович, в 1963 году в августе месяце я приезжал в станицу Вёшенскую и заходил  к Вам. Но Вы были на совещании в Москве. Хотел бы видеть Вас. Из Вашей семьи никого не нашёл. Времени у меня было мало. Машина стояла в Базках, и не хотелось её задерживать.

Буду очень рад, Михаил Александрович, если Вы не сочтёте за труд, черконите пару слов о себе, своём здоровье, семье, ходите ли на рыбалку и охоту. 

Я слышал, что Мария Петровна – квалифицированный охотник, метко стреляет.

Интересно знать, где сейчас Луговой (бывший секретарь РК.)

Бывайте здоровы, привет Вашей семье, Марии Петровне и Вашим ребятам.

Будете в Сочи, милости прошу, заходите. С искренним уважением к Вам, Захаров Евгений Трофимович. I /VIII 1965 г.» [6].

 

Письмо К. Белоцкого М.А. Шолохову от 18.02.1978 г.:

«Глубокоуважаемый Михаил Александрович!

В Вашей «Поднятой целине» упоминается секретарь окружкома. Фамилия не названа. («Секретарь райкома партии, подслеповатый и вялый в движениях, присел к столу, искоса посмотрев на Давыдова, и, жмурясь, собирая под глазами мешковатые складки, стал читать его документы» [7].)

Если обратиться к истории коллективизации на Дону, то это должен быть мой отец – М.Л. Белоцкий. Отец был хорошо известен в Азово-Черноморском крае: конармеец, военком II кавдивизии, герой гражданской войны с двумя редкими тогда орденами Красного Знамени, делегат съездов, начиная с десятого.

Вы, конечно, не могли не знать секретаря Окружкома. К тому же и моя мать, в то время работник Крайкома, а затем, подобно Давыдову, добровольно пошедшая работать в Политотдел, подтверждает, что манера говорить и отдельные фразы Вашего секретаря Окружкома соответствуют облику моего отца.

Я давно об этом знаю, но не решался беспокоить Вас по частностям. Если Вас это не затруднит, мне было бы очень дорого знать, послужил ли отец прообразом для Вашего секретаря Окружкома.

С уважением. К. Белоцкий» [8].

 

Роман «Тихий Дон» – одна из самых читаемых книг. Он пользовался большой популярностью как в довоенное, так и в послевоенное время. Среди писем читателей к М.А. Шолохову – отзывов на «Тихий Дон» – можно встретить очень интересные отклики очевидцев событий, описанных в романе.

 

Из романа М.А. Шолохова «Тихий Дон»:

 «Григорий повернулся. К нему подходил Яков Фомин – однополчанин Петра, бывший командир мятежного 28-го полка Донской армии.

Это был уже не тот Фомин, нескладный и небрежно одетый атаманец, каким его некогда знавал Григорий. За два года он разительно изменился: на нём ловко сидела хорошо подогнанная кавалерийская шинель, холёные русые усы были лихо закручены, и во всей фигуре, в подчёркнуто бравой походке, в самодовольной улыбке сквозило сознание собственного превосходства и отличия.

– Какими судьбами к нам? – спросил он, пожимая руку Григория, засматривая в глаза ему своими широко поставленными голубыми глазами» [9].


Письмо Д.И. Заикина М.А. Шолохову от 28.04.1965 г.:

«Уважаемый Михаил Александрович!

Пишет Вам сын казака хутора Рубёжного станицы Вёшенской Ивана Заикина и поздравляет Вас, во-первых, с наступающим праздником 1 мая, во-вторых, с предстоящим 60-летием Вашей жизни. Желаю Вам много-много еще пожить и побродить с ружьем по вёшенским степям.

Я хорошо знал одного из героев романа «Тихий Дон» Як. Еф. Фомина. Он был нашим соседом по хутору, а один раз в 1921 году попал его казакам в лапы и, если бы не его сынишка Давыдка, то и не знаю, что бы было со мной.

Это было в с. Каменка Миллеровского района. Перед этим я ночь скрывался у одного крестьянина станицы Каргинской на сеновале. В Каргинскую въехала его банда и целую ночь пировала. На другой день ревком станицы Каргинской сделал мне на командировочном удостоверении надпись, что я задержан в связи с налетом на станицу банды. А через сутки, проходя через Каменку, я оказался в лапах его бандитов.

До сих пор я храню это командировочное удостоверение с отметкой Каргинского ревкома, как память о бурных днях Гражданской войны.

Впоследствии из романа я вдруг узнаю, что Фомин не только бравый казак, мой сосед, но и удостоился «чести» стать одним из героев такого прекрасного художественного произведения, как «Тихий Дон».

Знал я и других казаков, упоминавшихся в романе, в особенности Стерлядникова, и мне было немного жалко, что в последующих редакциях некоторых из них Вы выбросили.

Шлю Вам низкий поклон. Станичник

Заикин Дмитрий Иванович

Сейчас я живу в Симферополе» [10] .

Нажмите, чтобы увеличить.
Конверт письма Д.И. Заикина М.А.Шолохову от 28.04.65 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).

 

Нажмите, чтобы увеличить.

 
Нажмите, чтобы увеличить.
Письмо Д.И. Заикина М.А. Шолохову от 28.04.65 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).

 

Из романа М.А. Шолохова «Тихий Дон»: 

«- Чей же вы будете по прозвищу? – поинтересовался Федот.

- Моя фамилия Штокман.

- Не русский, стало быть?

- Нет, русский. Дед из латышей происходил.

За короткое время Федот узнал, что слесарь Штокман Иосиф Давыдович работал раньше на заводе «Аксай», потом на Кубани где-то, потом в Юго-восточных железнодорожных мастерских. Помимо этого ещё кучу подробностей чужой  жизни выпытал любознательный Федот» [11].


Письмо Е.А. Штокмана М.А. Шолохову от 20.06.1972 г.:

«Уважаемый Михаил Александрович!

Я давно собирался написать Вам, но все как-то не решался.

Мне часто, особенно после переезда в Ростов, задают вопрос: есть ли какая-нибудь связь между моей фамилией (Штокман Евгений Александрович) и фамилией одного из героев «Тихого Дона»? Я не знаю, что ответить на это…

Семья моего отца родом из Богучара. Они жили там с тех пор, как наш прадед Штокман Василий (Вульф), отслужив двадцатипятилетнюю николаевскую солдатчину, поселился в этом городе в середине прошлого века.

Наша покойная тетка Тоня утверждала, что фамилия одного из героев «Тихого Дона» заимствована у нас и что, возможно, здесь сказалось то, что один из её и отца братьев Штокман Давид принимал активное участие в революционном движении.

Она говорила также, что Вы учились в Богучарской гимназии, которую окончил мой отец, и жили в Богучаре на квартире у священника, где-то вблизи или даже напротив их дома и знали их семью. Словом, таковы семейные предания.

Мне давно хочется побывать в Богучаре, родном городе покойного отца, посмотреть места, где жила его  семья.

В этом году в июле или в августе, кажется, смогу выполнить это намерение.

Был бы рад получить от Вас ответ.

С уважением Штокман Евгений Александрович» [12]. 

          
Нажмите, чтобы увеличить.
Конверт письма Е.А.Штокмана М.А. Шолохову от 28.04.65 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).

Нажмите, чтобы увеличить.
Письмо Е.А. Штокмана М.А. Шолохову от 20.06.72 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).
 


Из романа М.А. Шолохова «Тихий Дон»: 

«А Иван Алексеевич всё так же тревожно, взволнованно шарил по толпе одним дико блестевшим глазом (другой затянула опухоль) и вдруг, остановившись взглядом на лице Дарьи, бывшей от него в нескольких шагах, неверно, как сильно пьяный, шагнул вперёд. У него кружилась голова от большой потери крови, его покидало сознание, но это переходное состояние, когда всё окружающее кажется нереальным, когда горькая одурь кружит голову и затемняет свет в глазах, беспокоило, и он с огромным напряжением всё ещё держался на ногах.

Увидев и узнав Дарью, шагнул, качнулся» [13].

 

Письмо И.И. Сердинова М.А. Шолохову от 24.08.1972 г.: 

«Дорогой Михаил Александрович!

«Тихий Дон» и другие Ваши произведения стали для меня настольными на всю жизнь. Я снова и снова перечитываю их, но особенно 54-ю главу третьей части «Тихого Дона», где Вы силой своего таланта правдиво рассказали всему миру о жизни и казни Ивана Алексеевича Котлярова. Это машинист паровой мельницы хутора Плешаковский. Сердинов И.А. – первый председатель Еланского ревкома – мой отец. Вы его знали. Недавно, совершенно случайно, мне попался журнал «Дон» №8 за август м-ц 1964 года. На стр. 160-170 А. Палшков рассказывает о Вас. Он ссылается на воспоминания Ота Гринца (правильно – Ота Гинц. Чех. Был в первую мировую войну солдатом австро-венгерской армии. Взят в плен и, начиная с 1917 г., жил в хуторе Плешакове Еланской станицы. – Е.К.), который вспоминает об отце. Правда, есть ошибка – Сардинов И.А.

Он жил у нас, работал с отцом на паровой мельнице. Я его смутно помню. Запомнилось лишь одно: бывало, выведет меня за хутор и говорит: «Вот, Ванятка, за горой мой дом». У меня есть фотография отца. С ним на фотографии ещё трое. Думается, один из них и есть Ота Гринц. Но я не утверждаю.

Дорогой Михаил Александрович!

Я понимаю Вашу занятость. Прошу, поймите меня правильно. Как говорится, наша жизнь идёт к закату. Мне очень хочется встретиться с Вами в любое удобное для Вас время, по-сыновьи отблагодарить Вас за всё, что Вы сделали по увековечиванию памяти отца, посоветоваться, как разыскать Ота Гринц. Одним словом, думается, нам с Вами есть о чём поговорить.

Желаю Вам стального здоровья,

кавказского долголетия,

успехов в Ваших благородных делах во имя нашей Великой Родины.

С глубоким уважением И. Сердинов» [14]. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Письмо И.И. Сердинова М.А. Шолохову от 24.08.1972 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).
 

И ещё одно интересное письмо читателя к М.А. Шолохову, автор его – И.А. Калеганов - не просто восхищался талантливым произведением  М.А. Шолохова, изучал материалы о прототипах героев «Тихого Дона», но и сделал на свои средства памятник главному из них – Харлампию Ермакову.

«Уважаемый Михаил Александрович,

здравствуйте!

Вам пишет один из многочисленных поклонников Вашего таланта.

В течение 24 лет я ездил по Донской земле, заинтересованный действиями героев Вашего романа «Тихий Дон». В течение длительного времени я собирал материалы из биографий прототипов «Тихого Дона». Прежде всего  о жизни и судьбе Харлампия Васильевича Ермакова – прототипа Григория Мелехова. Мне приходилось разговаривать со многими из казаков, знавших его при жизни. Я собрал материал о его сложной и противоречивой жизни. Вы, по всей вероятности, помните Каргина Филиппа Ивановича, с которым я тоже неоднократно встречался.

В своих рассказах он мне говорил о мужестве, отваге и храбрости Харлампия Ермакова.

Я был до глубины души тронут и восхищён храбростью этого казака.

Глубоко преклоняюсь перед памятью этого человека. Я по зову своего сердца решил увековечить его память. Своими руками я сделал из нержавеющей стали, бронзы и мрамора памятник. В начале мая этого года поставил его на берегу Дона, недалеко от Калининского. На лицевой стороне были выгравированы фамилия, инициалы, годы жизни и далее: «Прототипу главного героя «Тихого Дона» – лихому рубаке и отчаянно храброму человеку». На другой стороне выбил слова из Вашего романа: «Низко кланяюсь и по-сыновьи целую твою пресную землю, донская, казачьей, не ржавеющей кровью политая степь».

И только что узнал, что памятник был кем-то снят. Это меня очень и очень расстроило, т.к., не считаясь со временем, трудностями и материальными затратами, мой бескорыстный труд был кем-то уничтожен. Неоднократно я искал возможность встретиться с Вами. Но который раз обстоятельства не позволяли этого сделать. Двенадцатого августа этого года я собираюсь снова посетить Ваши места, и я был бы безгранично счастлив, если Вы найдёте возможность принять меня хотя бы на несколько минут.

Буду Вам очень благодарен и признателен, если Вы мне дадите на это согласие.

Глубокий почитатель Вашего таланта Калеганов И.А.

19/VII- 81 г.» [15].

 

Приведённые выше письма позволяют судить об огромном интересе к творчеству М.А. Шолохова. Читатели порой воспринимали книги М.А. Шолохова как точное описание исторических событий на Дону, а персонажей произведений М.А. Шолохова – как реально живших людей, а не как вымышленных героев.

 

 

Библиография

 

1. Разогреева Л.П. Вёшенская. Шолохову… (отрывки из писем читателей). // Вёшенский вестник. № 1. – Ростов-на-Дону, 2001. С.122; Майборода Н.Г. Твой Е. Пермитин… // Вёшенский вестник. № 1. – Ростов-на-Дону, 2001. С. 129; Афанасьева Л.Т. Ваши слова звучат набатом… // Вёшенский вестник. №1. – Ростов-на-Дону, 2001. С. 147.

2. Корниенко Н.В. «Сказано русским языком…». Андрей Платонов и Михаил Шолохов: Встречи в русской литературе. – М.: ИМЛИ РАН, 2003.

3.Шолохов М.А. Собр. соч.: в 9 т. – М.: Терра-книжный клуб, 2001. Т. 8. С. 54.  

4. Письмо С.И. Воробьёва М.А. Шолохову от 05.05.75 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).

5. Шолохов М.А. Собр. соч.: в 9 т. – М.: Терра-книжный клуб, 2001. Т. 5. С. 53-54.  

6. Письмо Е.Т. Захарова  М.А. Шолохову от 01.08.65 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).

7. Шолохов М.А. Собр. соч.: в 9 т. – М.: Терра-книжный клуб, 2001. Т. 5. С. 10. 

8. Письмо К. Белоцкого М.А. Шолохову от 18.02.78 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).

9. Шолохов М.А. Тихий Дон. – М.: «Панорама», 1991. С. 706.

10. Письмо Д.И. Заикина М.А. Шолохову от 28.04.65 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).

11. Шолохов М.А. Собр. соч.: в 9 т. – М.: Терра-книжный клуб, 2001. Т. 1. С. 119.   

12. Письмо Е.А. Штокмана М.А. Шолохову от 20.06.72 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).

13. Шолохов М.А. Тихий Дон. – М.: «Панорама», 1991. С. 312.

14. Письмо И.И. Сердинова М.А. Шолохову от 24.08.72 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).

15. Письмо И.А. Калеганова М.А. Шолохову от 19.07. 81 г. (Из личного архива семьи М.А. Шолохова).

_________________________________

© Карбышева Екатерина Борисовна

Опубликовано: Вёшенский вестник (сборник статей) - Ростиздат, 2010.

Жизнь в инореальности. 4 статьи
Статьи о том, как ниги, видеоигры, телесериалы создают когнитивную систему современного пользователя интернета
Космос Эрнста Теодора Гофмана
Очерк о философе, писателе, мыслителе Эрнсте Теодоре Гофмане (1766, Кёнигсберг – 1822, Берлин)
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum