Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Вне рубрики
Высшая мера для высшей школы
(№5 [243] 15.03.2012)

   Высшее образование должно быть ориентировано на потребности рынка труда, а не абитуриента и его родителей, как сейчас. Исправить ситуацию можно лишь крайне непопулярными реформами. Не планирующий, по слухам, работать в новом правительстве министр образования и науки Андрей Фурсенко некоторое время назад отчитался о своей деятельности за минувшие восемь лет. Презентация, подготовленная к мероприятию, приводит статистические данные, свидетельствующие о значительных успехах возглавляемого им ведомства. Финансирование образования и науки все последние годы росло быстрее темпов инфляции, дополнительные бюджетные средства адресно направляются в выделенные по результатам открытого конкурсного отбора ведущие университеты, а при самих вузах растет и расширяется сеть технопарков и малых инновационных предприятий. Можете не сомневаться: министр нисколько не лукавил, приводя эти данные. Между тем ни вузовская профессура, ни студенчество, ни представители реального сектора экономики в большинстве своём не склонны разделять оптимизм чиновников от образования. Объективным цифрам, свидетельствующим о неплохом положении дел в этой сфере, они противопоставляют коллективное субъективное мнение, согласно которому качество образования в высшей школе снижается с каждым годом, а компетенции среднестатистического выпускника среднестатистического вуза не соответствуют тем критериям, которые предъявляет рынок труда. Прежде чем согласиться с этими упрёками или опровергнуть их, необходимо ответить на главный вопрос: а что такое профессиональное образование? Зачем оно нужно? В современном мире основным предназначением профессионального образования является удовлетворение потребностей рынка труда в квалифицированных кадрах, из чего следует вывод, что образование — это, по сути, отдельная отрасль экономики Однако вся логика образовательной политики России свидетельствует о другой парадигме: образование воспринимается в первую очередь как отрасль социальная, каковой она не была даже в Советском Союзе.

Догнать и перегнать

На закате существования СССР на тысячу выпускников десятых классов приходилось порядка 180 бюджетных мест. Остальные поступали в профессиональные училища и другие учреждения начального и среднего образования, по окончании которых безжалостная государственная машина распределяла молодых специалистов по предприятиям (причём нередко в другие регионы). При этом советская общественность искренне верила, что СССР занимает в мире лидирующие позиции по доступности высшего образования.

Российская общественность придерживается принципиально иного мнения. На протяжении всего постсоветского периода в массовом сознании небезуспешно укоренялся миф, согласно которому поступление на бюджетное место в вуз сегодня доступно лишь избранным, потому как «всюду взятки», «ЕГЭ сдать невозможно» и «без блата не поступишь».

Статистика, однако, утверждает обратное. В 2011 году число только очных бюджетных мест приёма на первый курс составило 438 в расчёте на тысячу выпускников 11-х классов. Для сравнения: годом ранее данный показатель составлял 418 бюджетных мест на тысячу выпускников. Никогда ещё в истории нашей страны высшее образование не было таким доступным. Казалось бы, самое время разразиться благодарностями в адрес родного государства, реализующего идею постепенного перехода к всеобщему высшему образованию. Но что-то сдерживает восторженный порыв. Что именно?

Ответ на этот вопрос вам даст любой университетский преподаватель: массовость высшего образования способствовала существенному снижению качества подготовки в большинстве российских вузов. Количество не коррелирует с качеством. Напротив, снижение планки для поступления в вуз в ряде случаев негативно сказалось на контингенте обучающихся. При поступлении в большинство региональных вузов исчез рыночный механизм конкуренции между выпускниками школ. Если раньше от поступающего в вуз абитуриента требовалось быть умным, то сегодня достаточно просто не быть глупым.

Предвижу возражение скептиков: всеобщее высшее образование — это чрезвычайно важный фактор модернизации. Всё верно. Но это ещё и непомерные расходы, которые могут позволить себе очень немногие страны. К таковым, например, относится Япония. Россия (как и, скажем, вполне благополучная Великобритания) в их число, увы, не входит.

Денег нужно больше

В прошлом учебном году обучение одного студента-бюджетника обходилось государству в среднем в 70 тысяч рублей в год. Много это или мало? Если вы зададите этот вопрос родителям студента-платника, то вам с большой долей вероятности ответят, что данная сумма представляется весьма существенной. Если вы переадресуете его любому ректору, ответ будет иным. Потому что вузу нужно платить разные налоги. Потому что построенное в позднехрущёвские годы общежитие давно требует капитального ремонта. Потому что для обучения студентов нужна материальная база — от дешевых наушников для лингафонных кабинетов и реактивов для химических лабораторий до астрономически дорогих электронных микроскопов, без которых невозможно обучать материаловедов. Потому что траты на коммунальные услуги способны пробить брешь в любом бюджете и даже чудесные энергосберегающие нанолампочки с петербургского завода не спасают ситуацию. Наконец, потому что нужно платить зарплату преподавателям и эта зарплата должна быть достойной.

Впрочем, и в описанной ситуации всё не так плохо, как вы думаете. Всё гораздо хуже. Ибо помимо студентов-бюджетников существуют еще и коммерческие студенты. На первый взгляд, уж образование-то на платной основе вполне укладывается в рыночные принципы. Но дьявол, как всегда, скрывается в деталях. Когда в небольшом провинциальном городе, скажем, экономистов готовят в трёх государственных вузах плюс в нескольких негосударственных — это лишь выглядит как здоровая конкуренция и наглядный пример эффективности рыночной экономики. На практике жев условиях демографической ямы и бескомпромиссной борьбы за абитуриента вузам обычно приходится прибегать к убийственному демпингу. Как результат, обучение экономиста обходится родителям не в 70 тысяч рублей в год, а, например, лишь в 50 тысяч. Это значит, что за обучение платного студента доплатит бюджетный, а качество образования будет еще ниже. У любой услуги есть такое понятие, как себестоимость. Качественная образовательная услуга не может стоить 70 тысяч рублей в год. Хорошее образование не может быть дешёвым.

Равнение на абитуриента

Из приведённых выше тезисов можно сделать вывод, что необходимым условием повышения качества российского образования в вузах является существенное (в несколько раз!) увеличение его финансирования. То есть на каждого студента-бюджетника государство должно выделять не 70, не 100 и даже не 120 тысяч рублей в год. Цифра должна составлять 250—300 тысяч. Этой суммы достаточно, чтобы обеспечить функционирование и амортизацию материальной базы, обеспечить ориентированный на практическую работу подход, привлекая к преподаванию представителей бизнеса и организуя полноценные стажировки. Справедливость этой мысли подтверждает пример Высшей школы экономики, которая получает достаточное финансирование от своего учредителя — правительства России, привлекает сильнейшие научно-педагогические кадры и выдаёт дипломы, которые высоко ценятся ведущими западными компаниями. Тому, кто готов учиться в бакалавриате за свои деньги, придется выложить от 200 до 450 тысяч рублей в год. Как увеличить финансирование бюджетных мест? Ответ прост: в обозримой перспективе — никак. Потому что, как мы все понимаем, бюджет у нашего государства не резиновый, а потому рост государственных расходов на высшую школу в ближайшие годы, по всей вероятности, будет несколько опережать темпы инфляции и только.

Можно, конечно, сократить число студентов-бюджетников. Раза в полтора-два. Ещё лучше — в три раза. Одновременно продумать механизмы, не позволяющие вузам устанавливать цену обучения для коммерческого студента ниже той, которую они получают за бюджетника от государства. Однако перспектива принятия таких управленческих решений выглядит совершенной утопией. Между обществом и государством существует консенсус, согласно которому высшее образование негласно считается частью системы социального обеспечения, а не отраслью рыночной экономики. И потому всё останется на своих местах, потому что населению нужен не тэтчеризм с его «шоковой терапией», а популизм с его идеей «стабильности».

Как ни парадоксально, в сложившейся ситуации государство и вузы должны задавать вопрос «что делать?» не населению, а работодателям. Именно рынок труда должен диктовать свою волю рынку образовательных услуг. На словах именно так всё и происходит: учебные заведения привычно рапортуют о крепнущих связях с бизнесом. На деле главным заказчиком на рынке образовательных услуг уже двадцать лет выступает не рынок труда и даже не государство, определяющее контрольные цифры приёма на специальности и направления подготовки, а выпускники школ и их родители. Рынок образовательных услуг замкнулся на абитуриенте. А абитуриент по-прежнему хочет учиться на юриста и экономиста, притом что рынок труда уже давно кричит: ребята, этого добра нам даром не нужно!

Рыночник для высшей школы

Система высшего профобразования сегодня мало встроена в экономику и оттого ещё менее восприимчива к ее нуждам, чем при советском командно-административном строе. Поэтому при заявляемых инновационных векторах она продолжает развиваться по инерционной траектории. Отправной точкой реформы высшей школы должно быть повышение её конкурентоспособности. А дальше нужно просто включать общеизвестные рыночные механизмы. Если коммерческий вуз готовит кадры лучше государственного, значит, именно он должен получить контрольные цифры приёма на подготовку специалистов (государству, в общем-то, всё равно, кому платить, главное — качество получаемого «на выходе» выпускника). Если университет готовит «недоспециалистов» за 25 тысяч в год, значит, это вовсе не университет и ему должно быть отказано в аккредитации. Если абитуриент хочет быть юристом, а экономике нужны врачи, значит, надо снижать бюджетное финансирование первого направления подготовки в пользу второго, а стоимость обучения для платных студентов увеличивать ровно настолько, сколько стоит качественное юридическое образование (именно образование, а не диплом о его наличии).

Успех реформы высшего образования во многом будет зависеть от того, кто придёт на смену Андрею Фурсенко. Если новым министром окажется последовательный «рыночник», имеющий от руководства страны карт-бланш на проведение непопулярных реформ, а не «добрый дядя», раздающий социальные блага, то у него есть все шансы перестроить высшую школу и возбудить к себе всеобщую ненависть. В любом случае этому человеку не позавидуешь.

 

Обсуждение на форуме. Некоторые отклики из массива пришедших на сайт в первые часы после публикации: 

 

*   *   *

Какие странные представления о рынке у автора. Высшее образованее ориентировано на абитуриента и его родителей именно потому, что именно они это образование и оплачивают. Никакой "рыночник" закон рынка о том, что продавец ориентируется на покупателя, а на не непонятный "рынок труда", исправить не может. Если бы "рынку труда" не хватало каких-то специалистов, он вкладывал бы деньги в их обучение до нужного ему уровня. Но пока что-то не вкладывает. Довольствуется теми "недоспециалистами", что есть. Значит, специалисты не очень-то и нужны. И снижению качества подготовки студентов способствовала не массовость образования, а низкие з/п преподавателей, допотопное оборудование и нехватка реактивов. Никакая ликвидация платных экономических направлений в вузах (а экономические направления в непрофильных вузах платные на 95%) не поднимет качество образования на технических специальностях. Может, уже бросить бороться с ветряными мельницами и проанализировать честно, почему не идут учиться на так "востребованные" рынком труда неэкономико-юридические специальности?

 

 *   *   *

Автору - да уж нет. Кто платит, тот и заказывает музыку.  

Бюджет ведущих вузов страны (самых рейтинговых в РФ) на три четверти состоит из денег платников - студентов, магистров, слушателей программ МВА и аналогичных. Вот только как эти деньги расходует администрация? Оборудования, да даже расходных материалов уже полтора года как НЕ покупается. Это куда годится? Родители платят за обучение - значит, имеют право выбора и вуза и специальности. Поверьте, папа или мама, профессионально работающие в конкретной профсфере или бизнесе, гораздо лучше госчиновника-пенсионера (коррумпированного к тому же) или 80-летнего спящего профессора знает, что будет востребовано через 3-4 года! Закон рынка. Зря денег платить никто не будет.
Ну, а кто желает учиться на бюджетной основе - другие правила - учись, чему государство-общество тебя считает нужным обучить. Но и здесь должен быть прогресс. Болонская система в принципе - имеет свою рациональность. Другое дело, что российские реалии пока что далековаты от европейских и тем более североамериканских. Но иного пути нет просто.
Нужно по максимуму сделать возможным выбор курсов для студентов-платников. Только так можно поставить высшее образование на рыночные рельсы и мотивировать препов работать на рынок труда и перспективу. И соответственно платить препам. Иначе никакого прогресса ждать не приходится.

 

*   *   *

Главная проблема всех наших (и не только наших) рыночников-фундаменталистов, это, как ни странно, -- сам рынок. А точнее, тот факт, что, как ни крутись, а, перефразируя слова одного неглупого человека, "другого рынка у меня для вас нет". Ведь как было бы здорово, если бы вдруг раз - и все конкурируют честно и благородно, растут прибыли, падают издержки, работодатели дают работу, предприниматели - предпринимают что-то, работники работают, трудящиеся трудятся, коров доят ("и животноводство!"). А на практике вдруг выясняется, что самое выгодное приложение капиталов и сил в нашей сегодняшней ситуации -- продажа за границу нефти и газа и прочих ресурсов (с последующим ввозом и продажей аборигенам китайских товаров), что выгоднее и удобнее всего это делать, занимая какую-нибудь государеву должность, так что все абитуриенты рвутся, увы, не ракеты строить, а финансовые пирамиды, и не самолетами управлять, а денежными потоками. Вот тут и начинается то, что в современной англоязычной литературе называют "butthurt-ом", а, говоря по-русски, "попаболью". И тут можно от них услышать такие поразительные слова, как те, что мы тут видим. Например, как вам понравится: "Высшее образование должно быть ориентировано на потребности рынка труда, а не абитуриента и его родителей, как сейчас"? Помилуйте, молодой человек, а из кого состоит, в конечном итоге, тот самый пресловутый рынок труда? По-вашему, кажется, выходит, что только из покупателей-работодателей, а все продавцы-работники должны под их пожелания подстраиваться? Или у продавца на рынке прав нет, и он должен торговать не тем, что ему выгодно и приятно продавать, а тем, что нужно покупателю? То есть, нужны господину Прохорову работники на его завод ("гномики", как он их называет), и тут же должны выстраиваться очереди абитуриентов в какой-нибудь институт цветных металлов? А то, что всякому (даже, как ни странно, абитуриенту) хочется иногда поработать за достойные деньги - и не в холодном цеху в заполярном городе Норильске, а в теплом московском офисе (еще лучше в уютном номере отеля где-нибудь в Куршавеле), это уже как бы не рыночные принципы? Ну и совсем кощунственным выглядит призыв к ректорам и прочим работникам ориентироваться не на абитуриента, а на всё тот же пресловутый "рынок труда". Извините, на что хотят, на то и ориентируются, ибо так им (то есть ректорам вузов, как главным выгодополучателем всего нашего образовательного бизнеса) выгоднее. Попробуйте пойти посоветовать господину Абрамовичу, куда ему продавать нефть и во что вкладывать вырученные деньги, посмотрите, куда он вас пошлет. И то, что дела обстоят именно таким образом, а не иначе, подтверждается структурой существующих частных вузов. Вы можете назвать хоть один частный университет, который не представлял бы собой, в той или иной степени, простую контору по раздаче дипломов юристов и экономистов за деньги?Иными словами, частные владельцы этих вузов, которых ну никак нельзя упрекнуть в отступлении от рыночных принципов, ориентируясь исключительно на существующий спрос, пришли к тем же выводам, что и ректора гос. вузов. Это ли не доказательство того, что с рыночной ориентацией у нашей системы образования как раз все в порядке? Правда, совсем другое дело выходит, конечно, если считать, что дело не в рыночности/нерыночности нашей системы образования и ее ориентации, а в отсутствии или деформации спроса на образования. Те минимальные исключения из общей мрачной картины упадка и деградации нашего образования, где и зарплату преподавателям платят, и учат не "экономике и юриспруденции в сфере гостеприимства ни английском языке" а чему-то более научному, вроде "Школы 'Яндекса'" или матфака ВШЭ, лишь подтверждают правило: спрос на серьезное образование в России, в том числе у правительства России, исчезающе мал. И вообще место, занимаемое Россией в международном разделении труда, не предполагает сколь-нибудь массового и качественного высшего образования у ее граждан (в полном соответствии с рыночной теорией), потому и не вкладывают у нас в образование даже 5% от ВВП, не говоря уж о бразильских 7% (или сколько там?), а вовсе не потому, что "бюджет у нашего государства не резиновый". И если рынок труда будет "диктовать свою волю рынку образовательных услуг", то рынку высшего образования в нашей стране придет полный и окончательный каюк -- нашему рынку труда нужны в массовом порядке вовсе не образованные и грамотные работники, а не очень умные, но очень исполнительные подчиненные, не задающие лишних вопросов и не "качающие" лишний раз прав. Творческой работы по созданию новых видов продукции или научных разработок от них все равно не потребуется: в нефте-газо-бизнесе все уже давно придумано, а остальное за границей купим. И никакие "врачи" нашей экономике в принципе не нужны: богатые спокойно съездят подлечиться на запад, а для нижних сословий и фельдшера с начальным ветеринарным образованием будет вполне достаточно. а значит, "твердый рыночник" для нашего образования будет ничем не лучше, чем "добрый дядя". Но, конечно, когда очередная попытка "перевести высшее образование на рыночные рельсы" с треском провалится (а точнее, приведет ровно к тем результатам, к которым и должна привести), вдруг окажется, что даже самый рьяный рыночник-министр по мнению автора - не настоящий рыночник... 

 

*   *   *

Высшее образование, в отличие от ПТУ, должно быть ориентировано на перспективу, а не на "потребности рынка труда" (которые ни один работодатель сформулировать не может, поскольку является лишь менеджером, совершенно не разбирающимся в технической стороне дела). Специалист, адаптированный под текущие требования рынка труда, не может способствовать техническому прогрессу, а, следовательно, является его тормозом.  

 

*   *   *

Стоило бы не останавливаться в столь обличительном пафосе, а ответить себе честно на вопрос: "А почему на деле главным заказчиком на рынке образовательных услуг уже двадцать лет выступает не рынок труда и даже не государство?" Да просто нет никакого "рынка труда" и никакого "государства" в этой стране. Раньше в вузы брали по блату, теперь на работу после вуза берут по блату - вот и весь "рынок труда". Государство в этой стране вообще заменено В.В.Путиным в одном лице. Так что хоть Фурсенко останется, хоть на его место саму Фурцеву откопайте - никакой конкурентоспособности высшей школы не получите. В отсутствие реального рынка труда конкурировать между собой вузы будут лишь за деньги со студентов и из бюджета. Для этого вузы не только демпингуют - то есть продают платникам лоховское "образование" по 15-50 тыс рублей за семестр. Для этого они хоть по сотне стандартов понапишут, хоть сертификатов ИСО9000 себе понакупают, хоть технопарков и малых инновационных предприятий понаоткрывают. Вы хочите песен? Кто-кто, а уж вузовские ректоры вам каких хотите песен напоют и насимулируют. И тыщу семинаров в год про обеспечение качества образовательных услуг устроят, и к нашикам на Селигер съездят на "инновационную смену", и две тыщи презентаций нарисуют в PowerPoint-е. Презентации будут красивше, чем на министерском сайте у самой Набиуллиной! А чем еще вузам заниматься в условиях симуляционной экономики?

 

*   *   *

Основной закон рынка: кто платит, тот и заказывает музыку. 

Поэтому в современном мире платного ВО, университеты исходят из запросов студентов, оплачивающих свое образование. А уж дело студентов думать о том, где в экономике оплаченное ими образование будет востребовано. В России платит в основном государство. А ему прежде всего нужно, чтобы народец не возмущался особо. Та самая социальная функция. Дать масимальному числу дипломчиков, отрапортовать о дотупности. Ес-но, числом поболее, ценою подешевле. Поэтому своими бюджетными местами в вузах государство осуществляет жесткий демпинг на рынке образовательных услуг. От этой политики государство не откажется. И автор это понимает.
В этом политическом "рынке" (мы вам много дипломов по-дешевке на любой вкус, вы нам социальную лояльность) никакого места экономике нет. Рассчитывать на успех какой бы то ни было реформы в ЭТОЙ системе ВО - утопия. Это не нужно ни государству, ни абитуриентам.
Рыночные механизмы можно включить только отказавшись от самой концепции бесплатного ВО. Да кто ж на это пойдет? При всей якобы силе нашей вертикали, любого общественного шума она (вертикаль) боится как черт ладана.

 

*   *   *

Ну откуда рождается этот бред про невостребованных экономистов и юристов? В стране, которая живёт продажей нефти и системой распределения купленных на нефтедоллары китайских товаров, не нужен никто другой, кроме экономистов и юристов в массовых количествах. Все, кого я знаю, все кто учился с моей женой и получал второе высшее по специальности "бух.учет, анализ и аудит", трудоустроены. Более того, большинство из них получают зарплаты выше средних по рынку и являются руководящими специалистами. 45-и летняя нищенствующая филолог идёт переучиваться на бухгалтера и успешно трудоустраивается, а через пару лет после получения диплома она уже главбух с соответствующей зарплатой. Сказки про то, что стране нужны инженеры, надоели. Заводы стоят уже десятки лет. Многие инженерные направления в вузах существуют только по инерции, готовя специалистов для закрытых заводов, которые потом будут переучиваться на экономистов и юристов, получая второе высшее. Либо уедут за границу. Нужно не цену на обучение поднимать, а менять экономическую и политическую систему в стране. ВУЗы обслуживают тот рынок, который у нас есть. Абитуриенты не идиоты, чтобы получать невостребованное и ненужное на рынке труда образование. Тем более, что подсказки им, в большинстве случаев, дают работающие родители. А если обучение в России будет стоить 200-400 тысяч, то школьники тупо поедут учиться на Украину, в Белоруссию, в Казахстан, в Канаду, в Великобританию, в Австралию. Большинство там же и останется, массово выводя из России наличность, имущество и родственников.

Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum