Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Федеральный бюджет России на 2019 год
24 ноября 2017 года Госдума приняла бюджет, зафиксировавший экономические макро ...
№19
(352)
10.12.2018
Общество
Семья Ермаковых: страницы известные и неизвестные
(№10 [248] 05.07.2012)
Автор: Алексей Кочетов
Алексей Кочетов

    В этом году исполнилось 120 лет со дня рождения Харлампия Васильевича Ермакова – основного прототипа Григория Мелехова из романа М.А. Шолохова «Тихий Дон». Об этом базковском казаке известно достаточно много [1], гораздо меньше известно о членах его семьи. Но всё же хотя бы кратко надо сказать о главе семейства, чья жизнь так глубоко сказалась на судьбах потомков.

Харлампий Васильевич Ермаков (7.02.1891 – 17.06.1927) родился в хуторе Антипове – или, как утверждают местные старожилы – в хуторе Ермакове (который в настоящее время слился с хутором Антиповским) Вёшенской станицы Донецкого округа Области Войска Донского [2]. С двух лет воспитывался в семье казака хутора Базки Солдатова Архипа Герасимовича, замужем за которым была тётя Харлампия. Окончил начальную школу. Участник Первой мировой и Гражданской войн. Война и военная служба забрали 10 лет и 1 месяц его жизни, причём 5 лет – в Русской армии, 1,5 года – в Донской армии, 3,5 года – в Красной армии. Более восьми лет Харлампий Ермаков не слезал с коня, не выпускал из рук шашку, пику и винтовку. 8 раз за это время был ранен (по другим данным – 14). Едва поправившись, снова оказывался в гуще сражений. И куда бы судьба ни бросала его, всегда и везде служил героически, мужественно и храбро. За доблесть удостоен четырёх георгиевских крестов, четырёх георгиевских медалей, личного наградного оружия (шашка) и других наград. Во время Вёшенского казачьего восстания в марте-июне 1919 года Х.В. Ермаков командовал первой повстанческой дивизией, развёрнутой на правобережье Дона направлением на юг – юго-восток. Упоминается под своим именем как один из героев  романа «Тихий Дон». 
Нажмите, чтобы увеличить.
Харлампий Васильевич Ермаков

Ермаков прожил всего 36 лет, 4 месяца и 10 дней. По политической статье (58-11, 58-18) осуждён Коллегией ОГПУ и расстрелян 17 июня 1927 года в г. Миллерово (по другой версии – в станице Каменской) [3]. 18 августа 1989 года реабилитирован. Один из переулков в станице Базковской назван его именем. Известно, что у него было двое родных детей, девочка и мальчик, которые, возможно, являются прототипами Полюшки и Мишатки из «Тихого Дона», ещё была и приёмная дочь. Сегодня можно подробнее рассказать о них, опираясь на материалы, собранные мною ранее и опубликованные  в нашей региональной газете [4].

В самом конце последней главы романа «Тихий Дон» есть короткая фраза, в которой говорится о судьбе дочери Григория Мелехова: «…Полюшка умерла осенью… От глотошной». «Полюшка» – Пелагея Харлампиевна Ермакова (после замужества Шевченко), – в отличие от персонажа книги, пережила тяготы и Гражданской, и Великой Отечественной войн, всего 3 года ей не хватило, чтобы встретить новый XXI век. 5 октября 2010 года  исполнилось 100 лет со дня её рождения. Хорошо помню Пелагею Харлампиевну: невысокого роста, осанистая, со смуглым лицом и очень добрыми живыми глазами. Она никогда не повышала голос, была полна какого-то внутреннего достоинства. Когда мы в 1961 году пришли «первый раз в первый класс» Базковской средней школы, она была учительницей 2 «а» класса. А со 2 «б» тогда работала Елизавета Андреевна Кочегарова. И только спустя десятилетия я случайно узнал, что эти две учительницы – сводные сёстры, дочери (родная и приёмная) Харлампия Васильевича Ермакова. Но об этом – немного позже.

Пелагея Харлампиевна Ермакова родилась в хуторе Базки. По её собственным воспоминаниям [5], воспитывалась она, в основном, у дедов Солдатовых, так как мать умерла рано. Училась в местной школе, в 1923 году вступила в пионеры, начальную школу окончила в 1924 году, а в 1929 – Вёшенскую школу-девятилетку. Твёрдо решив стать учительницей, через два года получила диплом Таганрогского индустриально-педагогического техникума. Начинала работать в период коллективизации в Базковской образцовой начальной школе, в предвоенные годы трудилась в средней школе своего же  хутора учителем начальных классов, затем ненадолго переехала к новому месту работы мужа в г. Усмань. Здесь, на юге Липецкой области, их застала война, пришлось эвакуироваться. Но как только освободили станицу Базковскую, вернулась в родную школу завучем… Директором был тогда назначен её муж, учитель русского языка и литературы (блестяще знавший и немецкий язык) Шевченко Андрей Иович. Обоим пришлось быть и «администрацией» школы, и учителями, и завхозами. Классы после оккупации и перерыва в работе школы были смешанными, разновозрастными, недоставало школьных принадлежностей, ручек, бумаги. Здание топили, чем придётся, ученики зачастую приходили на занятия голодными. Но и эти трудности постепенно были преодолены. При первой же возможности, через год, она вернулась к своему основному призванию – преподавать в младших классах. Здесь она была в своей стихии, не только закладывая детям основы знаний, но и делясь бесценным опытом с коллегами.

 
Нажмите, чтобы увеличить.
Пелагея Харлампиевна Шевченко
  Дочь её, Валентина Андреевна Дударева, ныне пенсионерка, вспоминает: «Мать по характеру была очень добрая, и дома, и в педагогическом коллективе ладила со всеми. А о детях и говорить нечего. Чтобы она после занятий не осталась, пока самый последний ученик не уйдёт из класса – такого не бывало! Кому-то шарф завяжет, кому-то шапку отыщет, а кому и нос утереть придётся.  Хотя к своим детям относилась строже. Мне не пришлось, а мой старший брат Володя в её класс попал…». Коллеги-учителя все как один отмечали, что Пелагея Харлампиевна отлично знает свою работу, что у неё природный дар учителя-воспитателя, что она «постигла психологию растущего человека – труднейшую из наук». Работая в школе, она успевала заниматься  художественной самодеятельностью, избиралась неоднократно – начиная с 1937 года – депутатом сельского и районного Советов. Может быть, ещё и поэтому она знала практически всех родителей своих учеников, что тоже помогало ей в основной работе. Такой труд был высоко отмечен: в 1966 году Пелагея Харлампиевна Шевченко была награждена орденом Ленина. Боюсь ошибиться, но, по-моему, это единственная столь высокая награда среди учительского сообщества нашего района. Были у П.Х. Шевченко и другие награды – звание «Отличник народного просвещения», юбилейные медали, но главная – это любовь и уважение окружающих, земляков-базковцев в первую очередь. Десятки её учеников и сейчас с благодарностью вспоминают свою первую учительницу. 

Возвращаясь к началу статьи, есть необходимость закончить ещё одну линию в рассказе о детях Ермакова. В Деле «по обвинению Ермакова Х. и др.» [6] по политическим статьям, в его анкете арестованного, среди других членов семьи  записаны: 

Дочь: Ермакова Пелагея Харлампиевна, 16 лет;

Сын:   Иосиф Харлампиевич, 14 лет;

Дочь:  Топилина Елизавета Андреевна, 9 лет.

Поначалу было не ясно, кто такая Топилина Елизавета? Потом пришла догадка: Елизавета Андреевна Топилина – не та ли эта самая базковская учительница младших классов, Елизавета Андреевна, ставшая в замужестве Кочегаровой? Оказалось, точно – она!

   Х.В. Ермаков после смерти жены, в начале 1920-х годов сошёлся с базковской казачкой-вдовой – Топилиной Анной Васильевной, в девичестве Бойковой. Елизавета Топилина, впоследствии удочерённая Х.В. Ермаковым, была её дочерью от первого брака. Сводные сёстры – Полюшка и Лиза – подружились, тем более что Елизавета была младше и Пелагеи, и Иосифа. Первый муж Анны Васильевны, Топилин Андрей Иванович, погиб в Гражданскую. Харлампий и Анна прожили совместно недолго: за эти годы он дважды арестовывался, а в 1927 году, после второго ареста, был расстрелян как один из руководителей Вёшенского восстания. Через много лет, когда Харлампия уже не было в живых, на вопрос: «Как вам жилось с Ермаковым?» Анна Васильевна ответила коротко: «Гулял дюже…». После расстрела Х.В. Ермакова она работала в колхозе им. Молотова (потом колхоз был переименован в «Тихий Дон»). Перед войной, когда ей уже было за сорок,  вышла замуж за соседа, Марка Ивановича Бокова, но и тут не судьба: он погиб в первый же год войны.

Был период, когда дети Ермакова крепко ощущали, что они – члены семьи репрессированного по политической статье. Елизавету, например, исключали из комсомола, не разрешали посещать школу, но она всё же сумела выучиться на учительницу младших классов. Видно, примером тут для неё была сводная сестра Пелагея. В конце 1930-х годов, после окончания института, по распределению приехал преподавать в соседнюю Калининскую школу Пётр Кочегаров. Он познакомился с Елизаветой Топилиной, молодой базковской учительницей, а через некоторое время они поженились. В 1940 году военкомат направил Петра в школу политруков, в Гродно. Там и застала его война. В самом её начале он, как и тысячи его сослуживцев, пропал без вести. Елизавета Андреевна осталась с маленьким сыном на руках. Учительствовала, работала, старалась перенять всё лучшее у Пелагеи Харлампиевны, была позже награждена медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина». Сын её, Анатолий, выучился, окончил автомобильный техникум в Миллерово, работал в Базковском АТХ в 1960-е годы, затем механиком на элеваторе, заведующим мастерскими  в совхозе «Тихий Дон», а на пенсию уходил уже из «Сельхозхимии». 

Нажмите, чтобы увеличить.
Елизавета Андреевна Кочегарова
 Так шли рядом судьбы двух учительниц младших классов из Базковской средней школы. Надо отметить, что в этой же школе, ещё до революции учился и их отец, Харлампий Васильевич Ермаков.

 Так получилось, что гораздо меньше известно о сыне Харлампия Васильевича – Иосифе. Около года назад познакомил нас со своими воспоминаниями [7] Иван Николаевич Борщёв, бывший сотрудник Вёшенского ОВД, участник шолоховских экспедиций на охоту и рыбалку, многолетний солист нашего музейного фольклорного ансамбля «Зарница». В этих воспоминаниях И.Н. Борщёва, которого, к сожалению, недавно не стало, есть небольшой фрагмент, касающийся Иосифа Ермакова. Приведу его полностью:

«Иосиф унаследовал характер и военный командирский талант отца, неуёмный отцовский характер. Порой, подогретый чаркой спиртного, действовал, не всегда вписываясь в правовые рамки, поэтому Великую Отечественную войну он начал рядовым бойцом штрафной роты. Но унаследованные боевые качества отца снова подымали его до командира роты с соответствующим офицерским званием. За время войны был несколько раз ранен, был дважды разжалован до рядового, по окончании войны демобилизовался с должности командира роты в звании старшего лейтенанта. Житель Базков полковник Тихон Матвеевич Калмыков, участник Великой Отечественной войны, однохуторянин Иосифа Ермакова, рассказывал, как он встретился с ним в те грозные годы. Как-то по фронту прошла срочная телеграмма о том, что двое военнослужащих угнали самолёт, «кукурузник», и надо принять меры к их задержанию. Через некоторое время Калмыкову сообщили, что на территории расположения его части приземлился такой самолёт. Прибыв к месту приземления, он и встретил своего земляка, одного из «угонщиков» – Ермакова. Оказывается, он вместе с каким-то лётчиком выписался после ранения из госпиталя, и вдвоём пошли догонять свои части. По дороге «разжились самогончиком», выпили, набрели на аэродром и решили ускорить своё продвижение в родную часть на самолёте. Естественно, «тройка» НКВД  за это быстро отправила их в штрафбат для продолжения службы. После войны Иосиф Ермаков работал одно время механиком в совхозе «Кружилинский». Нередко бывал у Михаила Александровича, и быть бы ему прототипом какого-нибудь героя-штрафника в книге «Они сражались за Родину», но не захотели власть предержащие дать ход правде о Великой войне, и шолоховская рукопись вместо издательства попала в писательский  камин. К великому сожалению, не узнает теперь читатель, как сражался  за Родину Мишатка-Иосиф и другие сыны героев «Тихого Дона».

Что можно ещё добавить к этому показательному фрагменту? 

До войны Иосиф жил вместе со своим дедом Солдатовым Архипом Герасимовичем в Базках (это подтверждает и наш районный архив по личному составу), учился в Базковской школе, но «не доучился». В 19 лет женился на соседке, которая была старше его, у них родился сын Михаил. Работал, где придётся,  любил лошадей, был со своей гитарой завсегдатаем весёлых компаний, а когда началась война – ушёл на фронт. Был не просто ранен, а носил пулю под сердцем, неоднократно был награждён, в том числе именным пистолетом, но после штрафбата лишён всех наград. Из-за своего «забурунного» взрывного характера и пристрастия к спиртному долго на одном и том же рабочем месте не задерживался (работал грузчиком в сельпо, рабочим в совхозе, трудился одно время на шахте в Енакиево, в Донбассе). По тем же причинам и с женщинами более-менее стабильных отношений и семейной жизни не получалось. Хотя надо отметить, что даже под хмельком Иосиф Харлампиевич не терял работоспособности и работы никакой не чурался.

Как проявлялся взрывной «ермаковский» характер? Вот три эпизода.

Проходя как-то мимо рядов старого базковского базарчика (там теперь стоит элеватор), Ермаков услышал из уст одной из торгующих женщин нелицеприятный отзыв о себе. Он тут же развернулся, подошёл к ней и чашки-корчажки не только её, но и со всего ближнего торгового ряда тут же полетели на землю… «Ося Ермаков опять начудил», – говорили люди. А вот другой эпизод. В октябре 1961 года фотокор местной газеты Василий Ильич Чумаков переправлялся на пароме через Дон, чтобы ехать по заданию редакции к животноводам в хутор Фроловский. Для поездки по осенней распутице ему был выдан конь под седлом. В.И. Чумаков позднее рассказывал: «Вдруг на пароме кто-то трогает меня за ногу: сфотографируй, просит.  Повернулся, а это Иосиф Ермаков, сын Харлампия Ермакова. Не хочу, говорю. Через время он опять подходит: давай, предлагает, как с парома съедем, так попробуем наперегонки до Базковской больницы... Приготовились, значит, он впереди, я – следом. Коней он так шуганул, бричка его раскатилась с парома, и – хрясь о грядушку сходней, одно колесо – бултых в воду. Бричка упала на ось, еле он коней удержал. Помог я ему бричку поднять, а его так с колесом в руках и сфотографировал» [8]. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Иосиф Харлампиевич Ермаков

Или такой случай. Однажды, в середине 1960 годов, Иосифу Ермакову надо было переправиться из Вёшек на правый берег Дона, домой. Стояло предзимье, уже сняли понтонный мост, а паром ещё не ходил. «Как это нет переправы?!» – громко возмущался Ермаков. Будоража внимание всех стоящих на берегу, он во весь голос костерил дорожников и руководство района, потом взял большую палку и, к изумлению собравшихся, ударяя ею перед собой, пошёл по тонкому, ещё неокрепшему льду. Никому бы и в голову не пришло рисковать так своей жизнью! Люди вздохнули с облегчением только тогда, когда он ступил на противоположный берег, бросил палку, и одинокая его фигура двинулась к Белогорской луке, к старой лесной дороге. Вокруг Иосифа всегда вился целый клубок слухов, из них едва ли не самый стойкий – «Шолохов ему помогает». На самом деле это был вовсе не слух. При случае Ермаков заходил к писателю, тот частенько выручал его, вызволяя из милицейской каталажки, или, скрепя сердце, в очередной раз устраивая на работу [9]. Зная любовь Иосифа к лошадям, Шолохов помог ему устроиться на один из конезаводов на юго-востоке области, в Ремонтненском районе. Там он некоторое время работал, пытался создать новую семью. Но в конце 1960 годов случилось несчастье. Иосиф Харлампиевич упал во время аварии с кузова грузовика (по другим данным – с тракторной тележки) и погиб… Об этом в письме его родным сообщила женщина, с которой он надеялся официально связать свою судьбу.

Что ещё мы знаем о родственниках, потомках Харлампия Ермакова? Сын Пелагеи Харлампиевны Владимир Андреевич, 1937 года рождения, работал сварщиком в совхозе «Тихий Дон», в местном АТП и умер в 2006 году, его дочь Елена живёт и работает в ст. Вёшенской. Дочь Пелагеи Харлампиевны Валентина Андреевна Дударева, 1941 года рождения, много лет работала в книжной торговой сети, сейчас проживает в станице Вёшенской. Сын Иосифа Харлампиевича Михаил Иосифович жил в г. Шахты, потом на Украине, сейчас о его судьбе достоверно ничего не известно. Сын Елизаветы Андреевны Кочегаровой (Топилиной)  Анатолий  Петрович  умер в 2010 году и похоронен на Базковском кладбище.

В заключение можно обратиться к традиционному вопросу: всё ли мы знаем о семье Ермаковых? Нет, конечно. И работать в этом направлении можно ещё немало, подтверждением чему служит такой  факт. …Некоторое время назад на сайте города Ейска Краснодарского края в разделе «Поиск» появился запрос под № 4161 Пивоваровой (Ермаковой) Людмилы Павловны, 1943 года рождения: «Я ищу своих родственников, мой прадед Ермаков Харлампий Васильевич, 1891 года рождения, жил в Ростовской области, станице Вёшенской, хуторе Базки, его расстреляли в 1927 году. Знаю, что у него были ещё дети. Вроде дочь его Полина (Пелагея) Харлампиевна Ермакова (Шевченко) осталась жить в том же доме. Пожалуйста, помогите мне найти». 

Мы с разрешения Валентины Андреевны Дударевой сразу же отправили на ейский сайт её координаты, контактный телефон, и, по последним данным, ей пришла из Краснодарского края открытка. 

Что ж, как говорится, надежда не умирает, она просто меняет своё качественное состояние.

 

Литература

  1. Воронов В.А. Юность Шолохова. Страницы биографии писателя. /Ростов-на-Дону, Ростиздат, 1985; Прийма К.И. С веком наравне. /Ростов-на-Дону, Ростиздат, 1981; Сивоволов Г.Я. «Тихий Дон»: рассказы о прототипах. Заметки литературного краеведа. / Ростов-на-Дону, Ростиздат, 1991.
  2. Кузнецов Ф.Ф. Харлампий Ермаков – прототип или «соавтор»? http://sp.voskres.ru/critics/kuznezov2.htm
  3. Галицын Н. Казак Алфёров вспоминал… // Тихий Дон. 2011, 31 марта, №38.
  4. Кочетов А. А.Г. Солдатов, отец героя «Тихого Дона». // Тихий Дон. 2007, 24 мая, № 58;  Кочетов А. Пелагея Харлампиевна, дочь Ермакова. // Тихий Дон. 2010, 5 октября, №135; Кочетов А. А были они сёстрами… // Тихий Дон. 2010, 21 октября, №142.
  5. Ерохин А. Учительница первая моя… // Советский Дон. 1966, 9 октября, № 120.
  6. Анкета № 6 для арестованных и задержанных с зачислением за ОГПУ. Архив Ермакова Х.В. Фотокопии документов. ДФ ГМЗШ НВ- 7293/15.
  7. Борщёв И.Н. М.А. Шолохов и горькая наша история. Рукопись. 2009.
  8. Ганжин П. Фотокорреспонденту «Тихого Дона» Василию  Чумакову – 70 лет. // Тихий Дон. 1997, 16 января, № 6.
  9. Давлятшин А. Мой Шолохов. URL:http://www.litrossia.ru/archive/41/history/966.php.

 _______________________________

© Кочетов Алексей Михайлович

Ранее опубликовано: Вёшенский вестник № 11: Сборник материалов Международной научно-практической конференции «Изучение творчества М.А. Шолохова на современном этапе: подходы, концепции, проблемы» («Шолоховские чтения-2011») и научных статей / Гос. музей-заповедник М.А. Шолохова. – Ростов н/Д.: ЗАО «Книга», 2011. – 336 с. С. 167-177.

Она хотела, чтобы свободными были мы
Памяти Людмилы Алексеевой - от редакции, друзей и единомышленников
Крошка-сын к отцу пришел
Комментарий к интервью Никиты Михалкова Юрию Дудю
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum