Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
День поминовения: в мире отметили 100-летие окончания Первой мировой войны
Репортаж с церемонии международной встречи по поводу 100-летия Первой мировой во...
№18
(351)
20.11.2018
История
Убийства журналистов в Тольятти
(№3 [105] 05.03.2005)
Автор: Руслан Горевой
От редакции:
В феврале в Москве, при содействии организации National Endowment for Democracy, вышла книга руководителя службы информации Фонда защиты гласности Руслана Горевого «Дело № 13: Убийства журналистов в Тольятти» под редакцией А.К. Симонова (М.: Медея, 2005. – Серия «Дела СМИ». – 128 с.).

«Убивают журналистов. В Москве и в Кургане, в Калуге и в Кызыле, в Касимове и в Йошкар-Оле, в Туле и в Смоленске. Но чаще всего – в Тольятти, – справедливо отмечает в послесловии к книге президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов. – С 1995 года в Тольятти погибло 5 главных редакторов и один генеральный директор местной телерадиокомпании. Ни одно из тольяттинских убийств не было расследовано. Ни один из убийц не найден и не наказан. Почему? Попыткой ответить на этот вопрос является книга, которую вы держите в руках».

В октябре прошлого года мы привели хронику нераскрытых убийств тольяттинских журналистов (см. «Десять лет войны»). Но журналистское расследование – совершенно иной жанр, совсем другая работа, требующая и таланта, и мужества. Не имея возможности опубликовать книгу целиком, мы решили дать некоторые фрагменты, касающиеся лишь части преступлений, совершенных в Тольятти, – гибели Андрея Уланова, Николая Лапина, Сергея Иванова и Сергея Логинова.

Материал дается в авторской редакции с незначительными сокращениями.

Вместо предисловия

«...Они не могут всех нас убить...»
Алексей Сидоров,
главный редактор газеты «Тольяттинское обозрение», в интервью
газете «Нью-Йорк Таймс», май 2002 года.

Считается, что у города Тольятти почти трехсотлетняя история. Но это смотря как считать.

В 1738 году, через год после выхода царского указа о разделении крещеных калмыков и язычников с последующим отселением выкрестов в устья рек Сок и Черемшан, возник город Ставрополь-на-Волге. Место для компактного расселения крещеных калмыков и постройки города избрал начальник Оренбургской экспедиции Василий Татищев. На левом берегу Куньей Воложки (рукав Волги), напротив Молодецкого кургана, решено было построить крепость и город – столицу крещеных калмыков. Назвали ее Ставрополем, что в переводе с греческого языка означает «город креста». Основатель города В.Н. Татищев был против такого названия, он предлагал именовать город Епифанией, что значит «просвещение», но царица Анна не согласилась.

Ставрополь-на-Волге простоял 216 лет. В пятидесятых началось строительство Волжской гидроэлектростанции, и в 1953 году город затопило искусственное Жигулевское море. Жителей перебазировали на новое место, приблизительно в двух десятках километров от зоны затопления. Там же начали строить новый город, летом 1964 года названный в честь вождя итальянских коммунистов Пальмиро Тольятти. А два года спустя, 20 июля 1966 года Центральный Комитет КПСС и советское правительство приняли решение о строительстве в Тольятти крупнейшего в СССР автомобильного завода.

Вообще-то автозавод, который должен был собирать по лицензии итальянские ФИАТы 124-й модели, собирались построить в Белгороде, но стройка обошлась бы на 20 миллионов рублей дороже. Сыграл свою роль и некий интернациональный фактор: налаживать производство приехали итальянцы, среди которых было довольно много членов Коммунистической партии Италии. Получалась неплохая пропагандистская комбинация: итальянские и советские коммунисты строят крупнейший автогигант в городе с символичным итальянским названием! Интернациональная стройка!

Строить Автоград приезжали рабочие со всего Союза. В считанные годы город превратился в настоящий советский Вавилон: русские, украинцы; белорусы, татары, башкиры, калмыки и даже итальянцы, отказавшиеся возвращаться на родину. Единым богом этого Вавилона стал Волжский автомобильный завод.

В начале девяностых годов тольяттинский автозавод оставался одним из немногих в России удачливых производителей промышленной продукции. Причем продукции востребованной и даже дефицитной. Очереди за новенькими «Ладами» выстраивались вплоть до середины девяностых. Ажиотажный спрос на автомобили и многолетняя коррупция на автозаводе стали превосходной питательной средой для появления в городе организованной преступности.

Эта преступность была многонациональной, как и все население города. И эту преступность не сдерживали никакие рамки: ни пресловутые воровские понятия, ни принадлежность потенциальных соперников к одному этносу. Только сиюминутная выгода, только нажива любой ценой. И абсолютная беспринципность, помноженная на волчью жестокость.

По мнению обозревателя «Московских новостей», доктора юридических наук, генерал-майора милиции в отставке Владимира Овчинского, за последние двенадцать лет Тольятти пережил четыре криминальных войны. Четыре радикальных передела собственности.

– Современный преступный мир Тольятти складывался по обычным схемам развития организованной преступности России новейшего времени, – утверждает В. Овчинский. – Все началось в конце 80-х годов, когда криминальный авторитет Александр Маслов объединил вокруг себя спортсменов, лиц с уголовным прошлым, которые начинали с игр в наперсток, затем занялись рэкетом. Уже тогда в сообщество Маслова входили 8 групп, где ведущее положение занимали группы Рузляева по кличке Дима Большой и Вдовина по кличке Напарник. Были введены жесткие правила подчинения и дисциплины, распределения ролей, наказания непокорных. Первые предпринимательские структуры, появившиеся в городе, сразу же попали под контроль преступного сообщества. К 92-му году Тольятти оказался в целом поделен между криминальными структурами. Под их влиянием оказались рынки, коммерческие ларьки, частные фирмы, заполонившие в то время город благотворительные лотереи и прочие азартные игры. Немалый доход тогда начинало приносить и вымогательство с приобретающих автомобили граждан и предприятий. Предпринимались первые попытки проникнуть на главный конвейер ВАЗа.

Огромные прибыли, извлекаемые криминальными авторитетами, повлекли жестокую конкурентную борьбу. Осенью 1992 года в Тольятти началась так называемая Первая криминальная война. Жертвами этой войны пали тогдашние лидеры местной организованной преступности, и в частности сам Александр Маслов. Спустя полгода, в марте 1993 года, неподалеку от гостиницы «Жигули» произошла настоящая битва преступных группировок. По различным данным, в ней участвовали от 70 до 100 человек.

В Первой криминальной погиб еще один известный авторитет, директор кооператива по тонировке стекол «Мираж» Владимир Биличенко. Его расстреляли 16 сентября 1992 года. Биличенко первым среди тольяттинских бандитов стал практиковать так называемый отгруз. Отгруз производился так: с вазовского конвейера в хоздвор, на определенные площадки, под заказ выгоняли автомобили. С этих площадок машины забирали дилеры, платившие Биличенко по сто долларов за каждый отгруженный автомобиль сверх стоимости. Сейчас уже, наверное, мало кто вспоминает о том, что двенадцать лет назад люди проводили месяцы в очередях, ожидая автомобиль нужной комплектации и цвета. Убивать Биличенко снарядили двух семнадцатилетних деревенских пареньков, не имевших даже элементарных навыков владения оружием.

Первая криминальная война в Тольятти закончилась сменой авторитетов. Вместо Маслова и Биличенко лидером городской оргпреступности стал Напарник. Вдовину-Напарнику удалось еще больше усилить влияние криминальных структур на бизнес, промышленность и экономику Тольятти. Более того, Напарник взял в свои руки тольяттинский общак. Огромные деньги, сосредоточенные у Напарника и его подельников, заметно усилили их роли в криминальном сообществе. Но усиление Вдовина не устраивало тех бандитов, которые лишились доступа к кормушке АВТОВАЗа.

И грянула Вторая криминальная война. Только в бандитских перестрелках в 1994-1995 годах погибли 66 человек.

Рассказывает Владимир Овчинский:

– В результате Второй криминальной войны в Тольятти возник новый расклад сил. Город и ВАЗ оказались разделены на зоны влияния, контроль над которыми осуществляли несколько мощных влиятельных кланов. Это сообщество Напарника и дружественные ему татарские бригады под управлением Шамиля. Противовес им составляли бандформирования Рузляева и Сироты. Кроме того, в городе имели серьезные позиции чеченское и жигулевское сообщества, костяк которых составляли соответственно чеченские и грузинские воры в законе.

В конце 1996 года началась Третья криминальная война. Поводом для нового кровопролития стало покушение на телохранителя Рузляева по фамилии Петров. Вскоре после покушения на Петрова были убиты два лидера преступной группы Напарника. И ответ авторитета не заставил себя ждать. С марта 1997 года в Тольятти произошел очередной всплеск заказных убийств.

– Именно в этот период, – рассказывает Владимир Овчинский, – бывший министр внутренних дел России Анатолий Куликов принимает решение провести в Тольятти операцию под наименованием «Циклон». Операция больше походила не на полицейскую, а на военную. И этому были причины: АВТОВАЗ был в буквальном смысле в руках бандитов. Освобождать его пришлось большими силами СОБРов, цех за цехом, склад за складом. Но одновременно продолжалась криминальная война. В итоге в апреле 1998 года был убит Рузляев – Дима Большой.

Эстафету Куликова принял Сергей Степашин, который провел еще два этапа операции «Циклон». АВТОВАЗ удалось подчистить, но криминальный мир продолжал сводить счеты друг с другом. Раздел структур, составлявших экономическую основу преступного сообщества Димы Большого, послужил в дальнейшем толчком к серии убийств, совершенных в Тольятти в течение 1999–2000 годов. В марте 1999 года убит прежний председатель Фонда социальной поддержки ветеранов спецподразделений правоохранительных органов Дурасов, убиты основные руководители коммерческих структур, связанные с фондом, а также руководители и учредители фонда, в том числе новый председатель – Минак. А всего в ходе Четвертой криминальной войны по заказу убиты 16 человек, совершено 2 покушения.

Усилиями правоохранительных органов удалось если не прекратить бандитские войны, то хотя бы придать им видимость локальных разборок. И сегодня представители тольяттинской организованной преступности продолжают извлекать сверхприбыли из Автограда. Ежегодный навар, снимаемый тольяттинской преступностью с АВТОВАЗа, превышает 500 млн рублей. Город по-прежнему разделен на сферы влияния пятью преступными сообществами, в которые входят не менее 400 человек. Тольятти по-прежнему остается одним из эпицентров криминального мира России.

Мафиозные структуры мимикрировали, срослись с политическим истеблишментом и легальным бизнесом. И чем дальше, тем спокойнее и безнаказаннее чувствует себя уже практически легализованная тольяттинская преступность.

И сегодня, спустя двенадцать лет после начала Первой криминальной войны, в Тольятти практически ничего не изменилось: все громкие заказные убийства связаны исключительно с автозаводом. Но несмотря на смертельный риск, участие в вазовском раскладе по-прежнему является мечтой многих тольяттинских коммерсантов и бандитов. За доступ к кормушке идет жесточайшая конкурентная борьба.

Отличительной чертой тольяттинских разборок той поры стало участие в них сотрудников правоохранительных органов. Особо отличился Фонд социальной поддержки ветеранов подразделений специального назначения правоохранительных органов и спецслужб: были убиты три соучредителя и руководителя фонда, а также несколько дружественных фонду коммерсантов. Большинство из них – бывшие сотрудники МВД и ФСБ. Несут потери и правоохранители, расследующие тольяттинские преступления. Убиты начальник отдела по раскрытию убийств Юрий Онищук, начальник отдела по борьбе с бандитизмом УВД Дмитрий Огородников, до полусмерти избита металлическими прутьями советник юстиции областной прокуратуры Ирина Бояхчян, осуществлявшая надзор за следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельностью на территории Автозаводского района.

Остановить этот криминальный конвейер не могут ни широкомасштабные операции МВД России, ни визиты оперативных групп Главного управления уголовного розыска, ни зачастивший в Тольятти замгенпрокурора РФ Колесников.

Увы, в мясорубке бесконечных криминальных разборок гибнут и журналисты.

Цепочка убийств тольяттинских журналистов тянется с 1995 года. 15 октября на пороге собственной квартиры тремя выстрелами из пистолета был смертельно ранен редактор газеты «Тольятти сегодня» Андрей Уланов. Едва успев прийти в себя после операции, Уланов дал показания следствию, на основании которых был составлен фоторобот одного из нападавших. Уланову сделали еще несколько операций, но спасти его не смогли: на двадцатый день после нападения редактор скончался.

Тольяттинский журналист Сергей Мельник в декабре 1995 года писал об этом убийстве в «Новом русском слове»:

«Мэр, назвавший Уланова своим другом, снабжавший врачей дорогими дефицитными лекарствами и поставивший у реанимации вооруженную охрану, лично проводил его в последний путь: для Андрея нашлись метры на официально закрытом и открываемом лишь в исключительных случаях (для братвы — практически всегда) старом кладбище. Смерть журналиста и редактора вкупе с целой серией чудовищных убийств, потрясших и без того убитых горожан, вынудила мэра сделать резкое заявление по местному телевидению: все силовики должны покинуть насиженные кабинеты и работать на улицах – именно там место правоохранительным органам.

А в кабинетах в это время шла проработка многочисленных версий убийства. (...) Есть свои версии и у журналистов: поводом для убийства могло послужить желание таким образом «уговорить» не всегда сговорчивого редактора. Знающие расклад полагают, что буквально за день до выстрела Уланов получил от АВТОВАЗа – точнее, от возглавляемого Каданниковым местного отделения черномырдинского движения «Наш дом – Россия» – твердое обещание перечислить средства, покрывающие все долги газеты. Не исключено, что поводом для убийства мог стать и контрольный пакет акций газеты, принадлежащий Уланову.

Словом, здесь есть что копать. Но следствие, поначалу убеждавшее горожан в своей решительности, сегодня уже не очень-то активно противится догадкам журналистов о том, что оно зашло в тупик. И мало кто в Тольятти сомневается, что так и будет. Не первый случай в истории местных заказных убийств».

Ни убийц, ни заказчиков преступления правоохранительные органы не нашли. Спустя пять лет, в ноябре 2000 года, на страницах тольяттинской газеты «Презент Центр» знавшие Андрея Уланова люди вспоминали о нем и строили догадки о причинах его убийства.

Юрий БЕЗДЕТНЫЙ, руководитель пресс-центра городской думы:

– Вы мне назовите хоть одно заказное убийство, которое было раскрыто. На мой взгляд, несомненно, убийство Андрея Уланова было заказным, и за этим делом стоят финансовые интересы. В таких случаях заказчики и исполнители находятся очень редко.

Евгений БАКЛАНОВ, редактор газеты «Площадь Свободы»:

– Почему не раскрыто убийство? Заказные убийства вообще не раскрываются – такая недобрая сложилась российская традиция. Но надо помнить то время, тот бизнес и тогдашнее наше общее неумение в том бизнесе как-то вращаться. Газета – это ведь тоже бизнес, хоть и дохленький обычно. Где-то Андрей, наверное, ошибся... Это сейчас газетчики научились ориентироваться в том, что происходит. Тогда же все было внове...

Константин ПРИСЯЖНЮК, экс-редактор газеты «Презент Центр:

– Уланова я хорошо помню. И предположить не мог, что на Андрея может кто-то покушаться, потому что никогда Андрей не связывался ни с какими бандитами. Что касается острых публикаций – «Тольятти сегодня» вообще этим не занималась. Андрей был не тот человек, чьей основной работой является кого-то выполоскать с целью разорить или поставить в неловкое положение. Я говорю об этом потому, что в нашей среде встречаются просто пакостники. Так вот Андрей был очень внимательный и доброжелательный журналист, который мог поговорить с любым. Он бы и у Гитлера интервью взял так, что это получилось бы. Уланов был действительно профессионал высокого класса.

Заказняк вообще тяжело раскрывать. Но если говорить о покушении на Андрея – уже несколько лет ходят слухи, что исполнители известны, а вот дальше все обрубается. При этом все весомые версии сходятся в том, что убийство не связано с профессиональной деятельностью. По крайней мере с творческой деятельностью. И я убежден, что у нас нет глобального наезда на свободу слова, как пытаются некоторые показать. Это, конечно, хорошо смотрится для столичных информагентств, что практически каждый год в Тольятти избивают или убивают журналистов. Это выглядит захватывающе-сенсационным. Но на самом деле чаще это вовсе не из-за журналистики. Обычно это связано с делами, которые не относятся к основной нашей деятельности. Часто личные мотивы... Но у кого-то хватает ума объединять их в цепочку, строить логические доводы – собственные, доморощенные. Тупые... Из чужой беды извлекаются только свои собственные десять строчек, классно оплаченные, – как же, сенсация! А вот какой-то взаимовыручки, корпоративной солидарности нет. В Тольятти среди журналистов, к сожалению, отношения конкурентности превалируют над отношениями людей. И чуть что где случись, не дай бог, – на твоей беде только потопчутся, окажут же реальную помощь в лучшем случае друзья, но никак не журналистское сообщество.

Впрочем, в последние годы до многих стало доходить, что такое положение неестественно. И ребята, которые поздоровее, которые не зомбированы конкурентностью, все-таки пытаются свою солидарность проявлять. Город наш для жизни очень опасен. Защищенным себя здесь никто не может чувствовать. Любой, даже олигарх, способный нанять охрану, знает: захотят убить – убьют. А уж простому человеку остается надеяться только на то, что он никого не заинтересует. У журналиста опасность, естественно, больше. И надо сказать, определенная часть журналистов Тольятти сделала все, чтоб прессу ненавидели. Поэтому здесь кроме криминальных разборок у газетчика существует и такая опасность, как неуравновешенные личности, которых много в городе. И они непредсказуемы еще больше, чем бандиты...

Алексей ОРЛИН, редактор «Радио Тольятти»:

– Когда с человеком много лет идешь по жизни бок о бок и любишь его – как не помнить? Не хватает Андрея, и очень сильно. Потому что, на мой взгляд, журналистская среда города очень редко рекрутирует в наши ряды настолько талантливых во всех отношениях людей. Пять лет назад мы потеряли не просто блестящего журналиста, не просто человека, который мог совершенно осязаемо выражать свои мысли на страницах газеты, журнала, в эфире, но и по человеческим качествам человека потрясающего. Конечно же, болит. И никуда эта боль не уходила...

Я не особенно верю, что когда-нибудь дело Уланова будет раскрыто. Но, наверное, сейчас нужно говорить не об этом, хотя, конечно, наказание должно быть. Важно понять другое: незаменимые люди есть, и вот место Андрея осталось совершенно пустым. Его в Тольятти никто не занял и, думаю, уже никогда не займет. Почему не раскрыли? Я бы не стал говорить только о том, что кто-то где-то чего-то недоделал или не сделал, я этого не знаю, ибо информация была предельно скупой: «Работаем, занимаемся, но в силу причин...» Милиция – это продолжение того, что у нас есть в обществе. И самое грустное, если говорить о раскрываемости или о самом преступлении, – что все эти 5 лет у меня лично нет понимания, почему все это случилось.

Владимир ИСАКОВ, руководитель пресс-центра АО «АВТОВАЗ»:

– Почему преступление не раскрыто? Надо рассматривать этот вопрос не применительно к отдельно взятому человеку, а в целом. Наверное, потому что мы рассыпались как общество. И не воспринимаем эту трагедию как лично свою. Если мы не хотим, чтобы подобные преступления продолжались, нам нужно сплачиваться, понимая, что вот эти преступления не против личности – они против общества нашего. И нужно бороться с каждым преступным проявлением, тогда их не будет. Во многих странах люди это поняли. И там в случае ЧП устраивают в буквальном смысле облавы. Преступникам деваться некуда. А у нас есть куда деваться. И покуда находятся убежища для преступников, никто не сможет чувствовать себя в безопасности. Наивное мнение, что нанял пару охранников – и почувствуешь себя защищенным. Или поставил себе три железные двери – и защищен. Не вмешиваешься в бандитские дела – и ты защищен. Никто из нас, живущих в этом городе, в этой стране, не может чувствовать себя абсолютно защищенным. Нам нужно осознать эту ситуацию. И когда мы поймем взаимосвязанность наших проблем, тогда можно надеяться, что общество даст гарантию защиты любому своему члену.

(…) Через полтора года после гибели Уланова Тольятти потрясло еще одно убийство журналиста. Редактора газеты «Все обо всем» Николая Лапина смертельно ранили в День российской печати, 13 января 1997 года, на глазах у собственного сына. На автостоянке у дома № 29 по улице Железнодорожной к Лапину подошел неизвестный и, выстрелив из пистолета в упор, побежал к поджидавшей его машине, на которой и скрылся. С тяжелым ранением в лицо Лапина доставили в больницу. Журналиста прооперировали, но это его не спасло. В ночь с 15 на 16 января он скончался от полученной раны.

Помимо издательской деятельности Лапин, как и многие тольяттинские журналисты, активно занимался политикой: возглавлял городское отделение ЛДПР и выступал доверенным лицом Владимира Жириновского.

Нужно ли говорить, что и в этом случае ни убийцы, ни заказчики преступления установлены не были. В ноябре 1997 года прокуратура Самарской области приостановила предварительное расследование по делу об убийстве Николая Лапина. В письме, адресованном в Фонд зашиты гласности и подписанном начальником Первого отдела следственного управления, советником юстиции В.А. Карпенко, сообщалось, что «прокуратурой Комсомольского района города Тольятти предварительное расследование по делу приостановлено по п. 3 УПК РСФСР, в связи с неустановлением лиц, совершивших данное преступление».

...За полтора года в не самом большом российском городе от пуль наемных убийц погибают два главных редактора популярных изданий. Даже для донельзя криминализированной России середины девяностых это настоящее ЧП. Безнаказанность убийц могла легко спровоцировать новые преступления против журналистов, и руководители правоохранительных органов не могли этого не понимать. Тем более странным выглядело их очевидное бездействие: ни заказчики, ни исполнители преступлений установлены не были.

Таким образом, последующие убийства журналистов в Тольятти спровоцировали сами правоохранители, породив иллюзию безнаказанности. В течение следующих семи лет в городе погибнут еще четыре руководителя местных СМИ, а следователи привычно разведут руками: ни заказчиков, ни убийц...

Часть 1

Убийства Сергея Иванова и Сергея Логинова
(телекомпания «Лада-ТВ»)


«Способы давления на независимые СМИ, которые в тяжелой
экономической ситуации остались верны читателю и предоставляют
ему объективную и полную информацию о событиях в стране и
на местах, невероятно изощрились – от налоговых тисков и других
методов экономического воздействия до грубого вмешательства
силовых структур, обысков в редакциях, сфальсифицированных
судебных дел и отзыва лицензий. В этой борьбе погибают журналисты –
исчерпав все возможности заставить независимых
профессионалов писать по подсказке, коррумпированная власть
идет на заказные убийства. Такова трагическая цена,
которую нынешнее российское общество платит за свободу слова
и печати».


Валерий Иванов,
главный редактор газеты «Тольяттинское обозрение»

Осенью 2000 года в Тольятти были убиты два ключевых руководителя «Лады-ТВ» – единственной городской телекомпании, вещавшей в метровом диапазоне. Поскольку обе жертвы занимались исключительно телевидением и не отвлекались на посторонние коммерческие проекты, было очевидно, что причину их гибели следует искать в сфере профессиональных интересов.

Сергей Иванов и Сергей Логинов на юбилее дружественной телекомпании АО «АВТОВАЗ». За полгода до гибели.


Рынок телевизионной рекламы в Тольятти довольно скуден: как известно, крупные рекламодатели не заинтересованы в проведении широкомасштабных кампаний в регионах. Тем не менее дела у «Лада-ТВ» в целом шли неплохо. Телекомпания даже подала заявку на расширение вещания: мощности «Лады» позволяли накрывать метровым сигналом целую область. Переход на областную сетку вещания автоматически сделал бы телекомпанию чрезвычайно привлекательной и для бизнесменов, и для политиков. Ведь выборы различных уровней в регионе происходят практически нон-стоп, а на избирательных кампаниях можно неплохо зарабатывать, не говоря уже о том, что при желании можно и в политику поиграть: оказать поддержку идущим во власть кандидатам, пролоббировать те или иные финансовые и политические интересы. И «Лада-ТВ» стала рассматриваться как серьезный фактор политического влияния в регионе. Для кого-то явно нежелательный и даже опасный. А для кого-то, наоборот, вожделенный.

Вечером 3 октября, в 22.30, в нескольких шагах от своей квартиры пятью выстрелами из пистолета был убит директор «Лада-ТВ» Сергей Иванов. Контрольный выстрел, произведенный киллером в голову журналиста, и брошенное на месте преступления оружие не оставляли никаких сомнений в том, что действовал профессионал. Следовательно, убийство заказное.

Иванов руководил телеканалом с 1996 года, и, по словам знавших его людей, ему никто никогда не угрожал. По имевшимся у правоохранительных органов сведениям, местная братва на Иванова не наезжала. Денежных долгов у Сергея не было.

Ни исполнителей, ни заказчиков преступления по горячим следам выявить не удалось. К расследованию убийства подключились сыщики из Самары: тольяттинская милиция своими неспешными действиями явно насторожила коллег из области. Столкнувшиеся с «местной спецификой» самарские следователи высказали осторожное предположение о том, что виновные, по всей видимости, не понесут наказания: слишком очевидным был интерес некоторых властей предержащих к успешно развивающемуся телересурсу.

Ровно месяц спустя, 3 ноября, в реанимационном отделении тольяттинского медгородка скончался главный редактор «Лада-ТВ» Сергей Логинов. Родственники умершего сообщили, что вечером 28 октября журналист припарковал свой автомобиль возле своей дачи в Кирилловке и вышел, чтобы открыть ворота гаража. В тот момент стоявшая неподалеку машина резко тронулась с места и, разогнавшись, врезалась в створ гаражных ворот, сбив Логинова и придавив его тяжелой дверью. Неизвестный водитель с места аварии скрылся, а Сергея Логинова нашли несколько минут спустя случайные прохожие. В коматозном состоянии журналиста доставили в реанимационное отделение больницы им. Баныкина. С интервалом в один день его дважды прооперировали, однако травмы оказались тяжелыми, и спасти Сергея не удалось: он умер, так и не придя в сознание.

Несмотря на то, что родственники Логинова были убеждены в бытовом характере происшествия, имеется достаточно много странных нестыковок. Так, в Ставропольском РОВД, который расследует это происшествие, были очень удивлены, когда корреспондент газеты «Репортер» поинтересовался, как далеко продвинулись поиски машины, которая и стала причиной несчастья. Отвечая на этот вопрос, начальник милиции общественной безопасности Ставропольского района Тольятти Виктор Алексеев заявил, что в деле вообще не фигурирует машина, которая якобы и стала причиной несчастья. По словам Алексеева, скорее всего, Сергей Логинов упал в смотровую яму гаража сам.

И на сей раз представители правоохранительных структур не склонны были связывать происшествие с профессиональной деятельностью пострадавшего. Несчастный случай. И это значит, что уголовное дело возбуждено не будет.

Но врачи, осматривавшие пострадавшего, в свою очередь предположили, что подобные ранения могли быть получены вовсе не от падения и даже не от наезда автомобиля, а только от многочисленных ударов металлическим прутом. Врачебные догадки попали в местную печать, и спустя неделю после гибели Логинова тольяттинские милиционеры собрались было завести уголовное дело. Но, как признался один из следователей, из Самары поступило распоряжение: «Считать дело Логинова несчастным случаем, уголовного расследования не производить». Уточнять, кто именно и почему отдал это распоряжение, сотрудник милиции не стал. К тому времени Логинова уже похоронили, и произвести детальную экспертизу не представлялось возможным. А эксгумацию отчего-то посчитали нецелесообразной.

(…) Уголовное дело, возбужденное по факту гибели руководителя «Лада-ТВ» Сергея Иванова, превратилось в очередной висяк. До сих пор не только не установлены личности убийц и заказчиков преступления – правоохранители даже не потрудились выявить тех, кому убийство Иванова было хоть мало-мальски выгодно. Год назад было объявлено о том, что предполагаемые убийцы Иванова задержаны. Однако установить реальную причастность обвиняемых к убийству владельца «Лада-ТВ» правоохранители так и не смогли.

Тем не менее существует ряд версий, которые могут пролить свет на тольяттинские убийства. Одна из них – официальная – такова: телекомпания «Лада-ТВ» на прошедших незадолго до убийства Иванова выборах депутатов Тольяттинской городской думы активно поддерживала одного из кандидатов, который, тем не менее, проиграл. Между тем как раз в ходе предвыборной кампании и сразу же после нее Логинов и Иванов сделали ряд крупных покупок. Возможно, они, как руководители телекомпании, получив деньги, посулили кандидату некие гарантии, но выполнить обещаний не смогли. Версия спорная: в конце концов, финансовый вопрос можно было решить и по-другому. Ведь деньги у руководителей телекомпании наверняка были: недаром на 2001 год было намечено очередное расширение сетки вещания, мероприятие весьма и весьма затратное.

Поскольку доказать жизнеспособность долговой версии правоохранители так и не смогли, ими была выдвинута другая, как показалось следователям, более правдоподобная. Иванов-де пытался торговать вазовскими запчастями и где-то перешел дорогу татарской группировке, одной из самых влиятельных ОПГ в области. Однако и эту версию милиционеры мотивировать не смогли: ни одного документа, подтверждающего причастность погибшего Иванова к автомобильному или к какому-то иному бизнесу, найти не удалось.

Выдвигалась еще одна версия, официальными органами не одобренная, но вполне правдоподобная. Дело в том, что «Лада-ТВ», как уже отмечалось, вещала в метровом диапазоне. А это означает, что ее программы могли смотреть практически все тольяттинцы, тогда как, скажем, городское телевидение, ретранслируемое в дециметровом диапазоне, доступно лишь обладателям достаточно новых моделей телевизоров. Пиарщикам хорошо известно, что активные избиратели, как правило, люди небогатые. Телевизоры у них старые, и смотрят они, соответственно, только «метровые» передачи. Применительно к Тольятти – центральные телеканалы и «Лада-ТВ». Поэтому политическую рекламу выгоднее всего размещать именно на «метровых» телеканалах.

Местные чиновники неоднократно озвучивали свое желание поучаствовать в приобретении акций «Лады», а еще лучше – в покупке компании целиком. Сергей Иванов от подобных предложений неоднократно отказывался. Его убили, а спустя неделю после гибели Иванова предложение продать акции «Лады» получил и главный редактор Сергей Логинов. Акций у Логинова было немного, зато он мог повлиять на наследников Иванова и склонить их к продаже акций. Однако Логинов отказался от сотрудничества с потенциальными покупателями. Месяц спустя не стало и его.

Версия напрашивается сама собой: уж не стала ли несговорчивость Иванова и Логинова причиной их гибели?

Милицейская нерасторопность и медлительность навевали мысли о том, что правоохранительные органы вряд ли когда-нибудь достоверно установят имена тех, кто заказал убийства Иванова и Логинова. Версии следствия не выдерживали никакой критики. Поэтому, проводя собственное журналистское расследование тольяттинских убийств, не особенно доверял полученным у правоохранителей материалам и, выстраивая собственную версию, задавал себе всего лишь один вопрос: «Кому было выгодно, чтобы руководителей “Лады” не стало?»

Отвечая самому себе на этот вопрос, я обнаружил любопытные вещи. К примеру, мне удалось установить, что в последние месяцы жизни Сергею Иванову принадлежало не более 40 процентов акций «Лада-ТВ». Приблизительно столько же было сконцентрировано в руках мэра Самары Георгия Лиманского. Некто Шакиров, дальний родственник Лиманского, возглавлявший местное отделение «Связьинформа» и обеспечивавший ретрансляцию программ «Лада-ТВ», также мог быть совладельцем акций.

Нашлись свидетели, подтвердившие, что Лиманский как минимум дважды предлагал Иванову продать ему акции телекомпании либо хотя бы их часть.

Но телекомпанией интересовался не только Лиманский. В начале 2001 года на частоте «Лады» стала вещать новая телекомпания, принадлежащая главному редактору и фактическому владельцу газеты «Тольяттинское обозрение» Валерию Иванову. По свидетельству сотрудников «Лады», Валерий Иванов в свое время неоднократно предлагал покойному однофамильцу выгодно продать телекомпанию, но Сергей отказывался.

После гибели Иванова и Логинова творческий коллектив «Лады» намеревался продолжать выпуск телепрограмм, однако в январе 2001 года у телекомпании истек срок договора на ретрансляцию, а новый договор тольяттинский РТПЦ заключать не спешил. Дважды руководство передающего центра откладывало принятие решения, и в результате временное разрешение на право вещания получил Валерий Иванов. Наследники акций телекомпании должны были сделать выбор: расстаться с акциями и получить от Иванова деньги либо оставить за собой телекомпанию, утратившую возможность выходить в эфир и остаться на бобах.

В результате Валерий Иванов стал держателем контрольного пакета акций телекомпании и эфирного времени в метровом диапазоне. А «Лада-ТВ» он переименовал.

В 2002 году я подробно описал «двойное убийство на телевизионной почве» в «Новой газете». Свое расследование я вел в рамках программы «Чистые перья», предполагавшей, что на изложенные в публикации версии ответит кто-нибудь из руководства Самарской облпрокуратуры. В соответствии с требованиями программы «Чистые перья» полный текст моего расследования был направлен прокурору Самарской области А.Ф. Ефремову.

В послесловии к моей статье мэтр расследовательской журналистики Леонид Никитинский, в частности, писал: «Мы благодарим А.Ф. Ефремова за оперативность, с которой он откликнулся, однако не все в его ответе убедительно опровергает выводы Р. Горевого. Так, прокурор сообщает, что в ходе следствия по делу волговской группировки, расследование по которому успешно завершено, раскрыто 17 эпизодов убийств и покушений на убийство, в том числе и убийство Иванова С.А. Установлено, что его мотив был связан с сотрудничеством Иванова с противоборствующей преступной группировкой, а не с деятельностью телекомпании “Лада-ТВ”». Однако как еще Иванов мог сотрудничать с какой бы то ни было группировкой, если не предоставляя ей преимущества в использовании возможностей телекомпании?

По факту гибели журналиста С.В. Логинова прокуратурой сделан вывод, что она стала результатом несчастного, случая: погибший открыл ворота гаража перед идущим по проезду автомобилем и был опрокинут ударом ворот, ударился головой о металлическую деталь в гараже и получил смертельную травму.

Об убедительности последней версии также можно спорить.

Свой материал я заканчивал такими словами: «Судя по всему, тольяттинская битва за право вещать в метровом диапазоне будет продолжена. Ибо правоохранительные органы ведут следствие по “Лада-ТВ” спустя рукава – это доказали зашедшие в тупик расследования гибели С. Иванова и С. Логинова, а телекомпания остается объектом пристального внимания местных политиков, бизнесменов и мафиози.

Слишком высока цена предвыборного пиара, слишком лакомым куском остается телекомпания, позволяющая проводить этот пиар эффективно и за бесценок».

Время показало, что я не ошибся.

Месяц спустя после выхода материала в офисе Фонда защиты гласности, где я имею честь работать, появился Валерий Иванов. Начал с угроз. Мол, за публикацию клеветы придется отвечать. Хорошо, согласился я с Ивановым, я готов. Подавайте в суд. Иванов скис: «Может быть, договоримся по-хорошему? Сколько ты получаешь?..» Не договорились. Зато поговорили. О многом. Обменялись визитками. «Вы не представляете, как у нас сложно работать. Между бандитами и правоохранителями мы как между молотом и наковальней», – прощаясь, сказал мне Валерий.

В тот же день Иванов уехал в Тольятти. Менее года спустя его не стало – погиб от пуль наемного убийцы…
_________________________
©Горевой Руслан
На руинах рухнувших иллюзий
Смешались в кучу быт и психбольница... / Не время ль жить на водах и на видах / вдали от потребительской корзи...
Природа в фотографиях
Фотографии живой и неживой природы из разных частей света
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum