Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Федеральный бюджет России на 2019 год
24 ноября 2017 года Госдума приняла бюджет, зафиксировавший экономические макро ...
№19
(352)
10.12.2018
Коммуникации
Из истории печати Уфимской губернии
(№3 [105] 05.03.2005)
Автор: Валерий Пугачев
Валерий  Пугачев
В 1830 году Министерством внутренних дел было принято решение о начале выпуска в губерниях газет-ведомостей для публикации в них текстов казенного и государственного содержания. Ведомости эти, по замыслу создателей губернской печати в Санкт-Петербурге, должны были иметь для публикации новостей империи и губернии четыре отдела: 1) постановления и предписания местных властей, 2) казенные объявления, 3) известия, 4) частные объявления. Собственно, третий отдел в основном предназначался для публикации журналистских новостей по вопросам культуры, светской хроники, экономических преобразований, просвещения губернии и иных достойных журналистского пера публикаций. Со временем этот раздел станет неофициальным (новостным, репортерским) разделом, а еще позже он превратится в самостоятельную газету не ведомственного, а новостного типа, где новости имели бы не казенный характер, а были бы авторского, журналистского происхождения и по качеству носили бы недирективный, публицистический характер.

«Оренбургские губернские ведомости»

После разделения губернии на две с центром в Уфе «Оренбургские губернские ведомости» станут «Уфимскими губернскими ведомостями». Сначала выходит только их «официальная часть», которая по-прежнему поступает к читателям Уфимской губернии. Оренбургский край с 1865 года стал самостоятельным регионом империи, где по-прежнему выходят «Оренбургские губернские ведомости». В Уфе газета будет выпускаться вплоть до событий 1917 года, но это уже «Известия Уфимского совета народных депутатов».

Позиция издания в большинстве случаев носит официальный проправительственный характер. Но другой позиции от государственной газеты трудно было ожидать. В 1847 году газета выходит один раз в неделю на 16 страницах. Печатается в типографии Оренбургского губернского правления. Первый номер поступил к читателям «4 генваря 1847 г.» Редактор И. Сосфенов. Страница состоит из двух колонок, начинается газета с первой части, «не оффициальной». Газета разделена на пронумерованные разделы. В 1847 году начинает выпускаться неофициальная ее часть, наиболее интересная, несущая многочисленные сведения по истории края.
В газете были помещены заметки разной тематики под рубрикой «Местные известия». Под рубрикой «История» из номера в номер помещается исторический очерк о городе Иерусалиме. Много места отводится вопросам методики народной педагогики «Педагогика и народная помощь». Редакция в своих статьях писала о важных для того времени педагогических проблемах, наведении порядка в ежедневном распределении времени и содержания детей. Раздел «Смесь» рассказал о днях пасхи и прочих значительных христианских праздниках в 1847 году. Здесь же можно увидеть весьма интересный для чтения «Хронологический календарь достопамятных происшествий на 1847 год. «Генварь. 1. От начала Руси 985 год. 2. От разделения христианской церкви на Восточную и Западную 927. 3. От принятия Великим князем Владимиром Святым христианской веры. 859. 4. От покорения Руси монголами. 604». Особый раздел газеты сообщал своим читателям «О прибывших в г.Уфу и выехавших из оного с 27 прошлого декабря по 3 генваря».
Всего в Оренбургской губернии в 1847 году проживало 1 700 000 человек гражданского населения. 4 311 душ составляли дворяне потомственные, в том числе 239, имевших право подавать голоса на выборах в губернских собраниях. Личных дворян насчитывалось 3 544 человека. Среди разночинцев – 12 240. Церковнослужителей с семействами было 3 660 человек. Купцов было 8 597. Отставных солдат с семействами – 13 644, мещан – 18 128, дворовых людей – 18 680, однодворцев – 102 756, казенных крестьян – 518 694, казаков, включая башкиро-мещеряцкие войска – 462 562, поселян удельных – 75 955, свободных хлебопашцев 1 875, заводских крестьян – 45 991, тептярей – 194 286, помещичьих крестьян – 199 718. Сюда нужно прибавить еще 170 944 различных категорий военных, артиллерии, пехоты, внутренней стражи и т.д. К слову сказать, демографическая работа в губернии велась очень четко, и материалы на эту тему мы будем встречать довольно часто. Мы видим в этом четкую работу губернского статистического комитета.

Отдел сельского хозяйства предлагал своим читателям «Испытанный способ сеять рожь весною, вместе с овсом или ячменем». Особенностью этого раздела в структуре было то, что материалы его были двух типов. Одни несли в себе советы по ведению личного крестьянского хозяйства, вторые напоминали скорее обзоры руководителя губернского департамента сельского хозяйства, в которых очень подробно рассказывалось о видах на урожай или неурожай. Кстати, так писались материалы на эту тему во многих губернских газетах.

Редакция рассказывает о конкурсе для нужд народного просвещения: «Задача, предложенная ученым комитетом Министерства государственных имуществ на конкурс в 1848. Ученый комитет Государственных имуществ объявляет конкурс на сочинение простонародных книг.

Сии книги, как из вышеперечисленного следует, должны иметь предметом:

1) нравственное состояние крестьянина, его обязанности и отношение к властям, над ним поставленным, к его семейству и вообще к ближнему;

2) ознакомление его с физическими явлениями природы, поколику они входят в условия сельского быта. Сюда могут принадлежать объяснение свойств почвы, условий растительности, разведения и содержания домашнего скота и пр.;

3) улучшение земледельческих орудий;

4) устройство жилищ и разных хозяйственных построек, способы отопления и освещения;

5) домашнюю гигиену, или советы о сохранении здравия, а также принятие мер в разных несчастных случаях;

6) физическое и нравственное обращение с детьми;

7) наставления по разным промыслам, той или другой полосе России свойственным.

…Книги для простого народа могут иметь двоякое назначение: одне – для крестьянских детей, другие – для взрослых крестьян, сочинители должны сообразоваться с различными характерами сих двух назначений и не упускать из вида того круга понятий, который наиболее приличен в первом или втором случае.

Срок для присылки сочинений назначается не далее 1 января 1848 года.

За наиболее удовлетворительное сочинение по предметам сего конкурса назначается в награду золотая медаль в 50 червонцев».

С 1 марта 1847 года в разделе «История» начинают печататься «Мысли об истории Оренбургской губернии». Перекликается с этой краеведческой рубрикой и следующая – «Местные известия». Вот какие заметки здесь выходили. «Уфа. Река Белая, находясь 158 дней под покровом льда, 6 числа настоящего месяца скинула с себя это зимнее одеяние, а 11, вышед из берегов, пустилась в раздолье луговое». Она датирована 11 апреля 1847 года.

Качественная и систематическая статистическая работа губернского правления, его профильного комитета предоставляла возможность всем категориям читателей возможность для глубокого качественного анализа демографического состава населения губернии, которую предоставляла им газета: 1.Дворян потомственных, (в том числе имеющих право подавать голоса на выборах в губернских собраниях 239) 4 311. 2. Личных дворян 3544. 3. Разночинцев 12240. 4. Священнослужителей с семейств. 2153. 5. Церковнослужителей с семейств. 3660. 6. Монашествующих 56. 7. Духовенства: римско-католического 2. 8. Лютеранского 6. 9. Магометанского 9017. 10. Языческого 1300. 11. Отставных солдат с семейств. 1429. 12. Почетных граждан 5. 13. Купцов (в том числе объявивших капиталы 700) 8507. 14. Мещан 18 128. 15. Однодворцев 102 756. 16. Дворовых людей 18 680. 17. Казенных крестьян 518 694. 19. Казаков, включая Башкиро-Мещеряцкие войска 465 562. 20. Свободных хлебопашцев 1875. 21. Поселян удельных 75 955. 22. Заводских крестьян 45 991. 23. Тептярей 14 286. 24. Помещичьих крестьян 199 718. Сверх того войска 1. Конной артиллерии 1429. 2. Пехоты 6262. 3. Внутренней стражи 4225. 4. Военных кантонистов 1446. 5. Бессрочно отпуск. нижн. чин. 2147. 6. Казаков 155 435».

Тему краеведческих материалов продолжает статья про живописное степное озеро Ак-куль. Газета стала меньше, плотнее по информационной насыщенности. В третьем номере 1850 года дано сообщение о выходящих в свет «Трудах Императорского вольного экономического общества». Стоимость подписки – два руб. серебром с пересылкою. Все губернские газеты активно пропагандировали печатные труды этого общества.

Обширные степные просторы и разнотравье края располагали к коннозаводству. Оно становится доходной отраслью сельского хозяйства. Поэтому ведомости нередко обращаются к проблеме разведения лошадей. В № 13 вторая часть рассказывает о коннозаводстве «О предупреждении развития пороков в ногах у лошадей и о исправлении их». Количество страниц в газете не было постоянным, например, № 13 вышел на шести страницах. Это означает, что две страницы были отпечатаны на вкладке или две страницы должны быть пустыми.

Уже в первом номере 1856 года в оформлении ведомостей мы видим значительные изменения. Под логотипом появился анонс главных материалов номера. В номере восемь страниц, на последней – четверть не заполнена материалами. Подписывает цензор Ст. сов. Иван Базилев. Редактор Василий Завьялов. В газете множество публикаций – иностранные известия, остальное перепечатка из «Таврических губернских ведомостей». В разгаре Крымская военная кампания, которая пока складывается для России не лучшим образом. Начиная с первых номеров идет информация с места военных действий. Во всех следующих выпусках газеты сообщения из Таврической губернии: «Известия из Крыма», «Известия с восточного берега Черного моря», « Известия с восточного берега Черного моря», «Известия с театра войны».

В неофициальной части газеты 13 мая 1889 года была опубликована речь «О солнце», произнесенная на торжественном акте в Уфимской мужской гимназии 11 ноября 1888 года учителем астрономии и физики Н. Бравиным. Достойна уважения позиция уфимской газеты, напечатавшей эту удивительную речь, более того, большинство читатели знали многое из того, что было в ней сказано гимназическим преподавателем; газета, общественное мнение в ее лице продемонстрировали действительно глубокое уважение общества к учителю, его высокому общественному статусу. «Предметом настоящей речи я избрал солнце. Этот светильник мира (lucerna Mundi), по выражению Коперника, это “бьющееся сердце вселенной”, как называет его Феон Смирнский, имеет важное значение в нашей жизни и представляет большой интерес в научном отношении. Значение солнца сознается всеми в большей или меньшей степени. С восторгом встречают его и человек, и животные, и растения. Солнце все живит, согревает своими благотворными лучами, все окружающее нас обязано ему своей жизнью. Сколько радости приносит оно, когда после долгой и скучной зимы дарит нас теплыми весенними днями».

На наш взгляд, будет интересен для современного читателя фрагмент из обрядовых песен крестьянской свадьбы конца ХIХ века, материал собран в местных русских деревнях уфимскими краеведами, а ими чаще всего были учителя реальных училищ и местных гимназий.

«Уж ты, батюшка, пей, пей, меня не пропей,
Лучше ты пропей свой широк двор,
Широк двор пропьешь, его выкупишь,
Меня пропьешь – не выкупишь (2 раза).

Уж ты, матушка, пей, пей – меня не пропей,
Лучше ты пропей свой высок терем,
Высок терем пропьешь, его выкупишь,
Меня пропьешь – не выкупишь (2 раза).

Уж ты, братец, пей, пей, меня не пропей,
Лучше ты пропей свово ворона коня,
Ворона коня пропьешь, его выкупишь,
Меня пропьешь – не выкупишь (2 раза).
Уж ты, сестрица, пей, пей, меня не пропей,
Лучше ты пропей свой сундук с добром,
Сундук с добром пропьешь, его выкупишь,
Меня пропьешь – не выкупишь (2 раза)».

Многие материалы этой газеты более чем через столетие дают возможность читателям почувствовать атмосферу дворянской культуры. По материалам большинства уфимских газет мы видим, какой высокий общественный статус имели тогда в обществе педагоги, врачи, деятели культуры, в частности учителя уфимских гимназий. Их фамилии встречаются в публикациях газеты в качестве главных действующих лиц важных общественных событий, они достаточно часто бывают не только героями публикаций, но и авторами различных заметок.

Под рубрикой «Местный листок» выходит сообщение о работе уфимского ночлежного дома. Из этой публикации мы узнаем, что за неделю здесь переночевало 887 человек. Бесплатно ночлег был предоставлен 221 (каждому четвертому) обратившемуся за помощью, бесплатно же поужинало здесь 200 человек, и пило бесплатный чай 115 гостей ночлежного дома. Платные услуги получили здесь 666 ночевавших, за плату поужинал 261 человек, чай пил за плату 341 ночевавший. Одновременно в этом заведении могло переночевать 125 человек. Это уфимское ночлежное заведение было чем-то вроде гостиницы средней величины по нашим современным меркам. «Пища готовилась, щи с мясом и каша со скоромным (сливочным – прим. авт.) маслом, в постные дни суп с картофелью и каша с постным маслом. В течение недели от ночлежного дома выручено 24 р. 47 к., израсходовано 29 р. 62 ½ к., перерасходовано 5 р. 15 ½ к.». Здесь же сообщается о поступлении пожертвований населения в пользу уфимского приюта для мальчиков-сирот. В частности, от «Его Превосходительства Г. Уфимского губернатора получено 25 руб.», а купец Н.Н. Попов передал приюту две баржи с дровами.

В 1914 году газета изменила внешний вид и ее формат приблизился к современному. Она теперь выходит два раза в неделю, по средам и субботам. Официальную часть в свет подписывают вице-губернатор граф Толстой и начальник газетного стола Пучков. Страница теперь состоит из пяти колонок. Колонка стала заметно шире. Но имена авторов по-прежнему указываются редко. В связи с началом военных действий (Первой мировой войны – прим. авт.) 17 сентября газета сообщает своим читателям предельные отпускные цены на табачные изделия. На второй странице появляются коммерческие объявления, раньше их здесь не было.
«Уфимский край»

Это издание родилось из неофициальной части «Уфимских губернских ведомостей». Печатается газета в губернской типографии, верстается на пять колонок веревочкой, стиль оформления по сегодняшним правилам можно назвать смешанным.

Газета «Уфимский край» называла себя «политико-общественной и литературной», издается с 1906 года. С 1910 по 1917 год газета выходит ежедневно, и в 1917 году становится «Известиями Уфимского губернского комиссариата». Под логотипом – герб Уфы: соболь на стилизованном двухцветном щите, его венчает российский герб, двуглавый орел. Открывает первый номер газеты «Песнь новорожденному «Краю», автор «песни» М. Евтифеев. Завершает первую полосу традиционный подвал «Когда же конец», статья подписана явно псевдонимом – Правдивый. Основные рубрики: «Телеграммы», «Местная жизнь», «Среди газет и журналов», «По России». Две колонки на первой странице отданы под рекламные объявления, часто вся первая страница, большинство же их расположено на последней, четвертой странице, кроме этого, здесь есть постоянные рубрики – Биржа, расписание поездов железной дороги и сводка погоды. Большинство статей и заметок «Уфимского края» печатаются без авторской подписи. На страницах газеты в первый год ее издания нет иллюстраций.

Расположение материалов в информационной структуре издания носит постоянный характер. Так, подвал второй страницы переходит на третью, и на этом месте регулярно печатаются аналитические статьи.

В 1917 году «Уфимский край» сохранил большинство достоинств и недостатков своего начального периода. Все тот же постоянный подвал на второй странице. Почти вся эта страница сделана из перепечаток, позаимствованных из других изданий. Иногда на этой странице помещаются материалы рубрики «Официальная хроника». На третьей полосе рубрики «Местная жизнь», «По губернии», «Заграничная печать». В этом году газету подписывает исполняющий обязанности редактора И. Тюнин.

«Уфимская земская газета»

Начинает издаваться с 1 марта 1906 года. Выпускается еженедельно. Формат газеты не имеет современного аналога в традиционной полиграфической типометрии, поэтому мы приведем его в единицах метрической системы: 24 х 30 см. Нумерация страниц по распространенной традиции того времени имеет сплошной, накопительный характер из номера в номер в течение всего года, поэтому в комплекте газет, в подшивке, такая нумерация страниц приобретает книжный характер. Выходит 50 номеров в год. Печатается в типографии С.М. Гирбасова Н-ки и К. За редактора газету подписывает заступающий место председателя Уфимской губернской земской думы Е.В. Россинский.

Губернская земская управа предоставила газете свои кабинеты для размещения немногочисленных сотрудников редакции. Поэтому письма читателям предлагалось посылать на адрес Губернской земской управы. «Уфимская земская газета» предлагает своим читателям правила, по которым следовало общаться с редакцией в качестве и автора и посетителя. Они уведомлялись, что рукописи в случае необходимости могут подвергаться сокращению и переделке, присланная автором в редакцию «статья должна быть за подписью автора, с указанием адреса. Статьи без обозначения условий публикации считаются бесплатными, непригодные хранятся два месяца».

Вот какой была программа газеты: «Книга не может в достаточной степени… удовлетворить запросы. Для крестьянина так же, как и для городского жителя, необходима живая, общедоступная газета, которая откликалась бы на все текущие вопросы жизни и разъясняла бы ему их смысл. У нас мало народных газет. Частные лица не могут взяться за издание народной газеты, потому что народная газета должна быть прежде всего общедоступной, т. е. дешевой, а следовательно, она не окупает расходов на нее. Дать газету для народа есть долг земства, так как только оно в состоянии сделать это, и на нас лежит обязанность распространения знаний среди населения. Земство дало населению школу, теперь на его обязанности лежит дать общедоступную и правдивую газету». Редактирует земскую газету известная в Уфе личность, знакомая жителям губернии своими многочисленными вызывающими уважение поступками, председатель Уфимской губернской земской управы П.Ф. Коропачинский. Под его руководством и по его инициативе в Уфе выходит множество изданий для земских школ, он непременный участник всех губернских событий и мероприятий, связанных с образованием, культурой и народным просвещением.

Широта диапазона данного издания предполагала, что ее должны читать простые люди, неискушенные в политической жизни. Для них печатается серия статей «Что такое политика?». Журналисты газеты рассказывают своим читателям о готовящихся выборах в российскую Государственную думу, рассказывают читателям Уфимской губернии об особенностях российского выборного законодательства. Публикация «Крестьянская парламентская группа в Государственной Думе» дает представление читателям о демократическом движении русского общества. А корреспонденция «Партия народной свободы (Конституционно-демократическая партия)» расширяла кругозор читателей, рассказывала о политических партиях России. В ней популярно рассказывается о практике создания новых партий, их работе в специфических условиях монархической страны, возможностях и т.д.

В статьях и корреспонденциях, посвященных культуре ведения усадебного крестьянского хозяйства, редакция часто публикует рекомендации о внедрении новых методов хозяйствования. Например, о силосовании кормов на зиму. Сначала подробно рассказывается об отличии этих кормов от традиционного сена, а потом публикуются схемы строительства силосных траншей и ям в усадьбе индивидуального хозяина. Этой же теме посвящается пространная статья «Беседы об обработке пашни в условиях черноземного хозяйства». Периодически читатели встречают в газете схематическую карту губернии, по которой можно узнать о состоянии почв, посевов, климатических условий разных районов и т.д.

Газета работает в постоянном диалоге со своими читателями. Периодически она обращается с просьбой сообщить о делах в деревне. В одном из номеров редакция обращается с «покорнейшей» просьбой: «доставить (т.е. отправить – прим авт.) в возможно непродолжительном времени сведения об урожае ржи и трав на приложенной при сем карточке». Помимо этого, читателей просили при этом сообщить свои предположения и об урожае яровых хлебов. Земство также интересовали губернские селения, наиболее пострадавшие от неурожая, и, следовательно, возникшие там проблемы с продовольствием и семенным фондом.

Первая мировая война нашла свое отражение и в устном народном творчестве. Газета печатает «Деревенские военные частушки».

Немец долго задавался
И на русского нарвался,
Не кичись ты, немец-бес,
Русский скоро тебя съест.

Немцы слабы, немцы хилы,
Только пушками и бьют,
А возьмем мы эти пушки,
И всем немцам тут капут!

Что нам все немецки пушки,
Что нам немцы-колбасы,
Мы немецким-то солдатам
Обломаем все носы.

У австрийских у солдат
Штаны красно-алые,
А у наших у ребят
Головы удалые.

Храбрым, длинным австриякам
Воевать бы только с раком,
Да и то, пожалуй, раки
Поколотят австрияков.

Синее море пенится,
Пенится, качается,
А Вильем бикренится,
На войну сбирается.

Закрутил свои усы
И потряс он шашкой,
Полно, глупый, не тряси –
Не пришлось бы тяжко.

Не жилось германцу мирно,
Вздумал с нами воевать,
Наработал пушек много,
Думал пушками нас взять».

В ноябре на последней странице начинают печатать сводку грузов, прибывших на станцию Уфа, с указанием городов-отправителей.

«Уфимский вестник»

Газета начинает издаваться в 1895 году. Как сообщало о себе само издание под логотипом, это была «общественная, литературная, политическая» газета. В 1917 году редакция напишет, что газета «политическая, общественная, литературная», в этом году издатели выносят на первое место политическую роль газеты в обществе. Газета издается включительно по декабрь 1918 года. Выходила она ежедневно, «кроме послепраздничных дней».

В 1906 году газету будут возглавлять редакторы-издатели Н.Н. Быховский и Г.Н. Кузнецов. В качестве редактора мы здесь позже встретим и фамилию П.М. Сокурова. Газета выпускается вплоть до октябрьских событий 1917 года. Печатается газета в частной типографии «Т-ва Ф.Г. Соловьева и Г.И. Кузнецова и К.». Стоил номер газеты 5 копеек в розницу, без оформления абонемента на подписку. Как и в большинстве частных газет, в «Уфимском вестнике» большая часть газетной площади отдается под объявления и рекламу. Из четырех полос тексты занимают чуть меньше двух страниц. Как правило, на первой полосе лишь небольшую часть занимали собственно газетные тексты, все остальное было занято рекламой.

«Городская газета издается обычно для нужд купечества. Основные ее подписчики горожане. Иногородних мало. Как правило, издает газету человек богатый, не имеющий ничего общего с литературой, нередко “круглый невежда”. Нанимается редактор, который или сам пишет передовые статьи, или нанимает от себя литератора. Городская газета наполовину состоит из объявлений, четверть занимают перепечатки из столичных газет, телеграммы телеграфных агентств. Остаток заполняется корреспонденциями, фельетоном о гуляньях и театре, а в некоторых – передовыми статьями. Первый день недели – школьный вопрос, второй – ссудные кассы, третий – женский вопрос и т.д. Регулярно передовые печатались лишь в газетах крупных городов (Казань, Одесса, Новороссийск). “Козлом отпущения” были земство и городские учреждения». Листая уфимские газеты, отмечаем, что наблюдательный г-н Потанин написал свои впечатления о провинциальной печати, будто бы читая и уфимские городские газеты конца XIX – начала XX вв.

Это будут сюжеты Первой мировой войны, переданные провинциальным газетам телеграфными агентствами страны из Санкт-Петербурга: «Казачий конный разъезд с электрическими фонариками обходит поле битвы», «Пленные немцы», «Вооруженные речные суда на Тигре», «Папа римский», «Боевые позиции в Альпах». Судя по качеству этих газетных фотографий, еще рано говорить об их совершенстве, но информационную функцию во время боевых действий Первой мировой войны они выполняли очень эффективно.

Авторские тексты местных журналистов, опубликованные в субботу 2 ноября 1913 года, можно прочитать лишь на третьей странице под рубрикой «Областной отдел. От наших корреспондентов».

Есть у этой газеты причины для гордости по поводу своей позиции по делу знаменитого тогда Бейлиса. Такого-то ноября 1913 года она сообщила своим читателям в разделе «Местная хроника» о том, что редакция оштрафована за публикацию 15 октября того же года передовой статьи, рассказывавшей о заседании Государственной думы, где рассматривался вопрос о репрессиях против российской печати, против изданий, выступающих не в соответствии с государственной политикой в деле Бейлиса. Принципиальная гражданская позиция уфимской газеты по делу Бейлиса стоила ей пятидесяти рублей штрафа.

О приближающейся войне на страницах газеты ничего не говорится, люди живут привычными заботами, и газета им ежедневно об этом рассказывает. «Авария. 15 июня на р. Белой около Кабаковой шедший в Уфу буксирный пароход Скурихина “Малютка” был задержан косяком стоявшей на мели баржи Землянова, баркас, следовавший за “Малюткой” на буксире, надвинулся на корму парохода и произвел поломку руля и кожуха. Произошла поломка и в носовой части баркаса. Таким ходом пароход с буксиром пришел в Уфу для ремонта». В этом же номере, 18 июня 1914 года, газета сообщила читателям, что «со вчерашнего дня в Уфе началась тропическая жара. На солнце вчера по Реомюру было 43 градуса. После долгой прохладной погоды такой резкий скачок температуры мучителен».

С началом войны изменяется рисунок верстки всей газеты, особенно первой страницы. Весь подвал отдан под информацию с мест военных действий под крупным флаговым заголовком «Война». Часто эти материалы переходят на внутренние страницы. В это время газету издавал П.М. Сокуров, а редактировал А.Ф. Ница. Издание продолжает оставаться преимущественно городским, хотя, видимо, редакция и заинтересована в покупателях и подписчиках из губернии: именно для них ведется раздел, в котором публикуется информация с мест и письма читателей из губернии. Редакция очень подробно ведет анализ весенних работ: с комментариями специалистов, со статистикой по всем уездам губернии.

В 1917 году газету редактирует А.В. Степанов, ее дела ведут соиздатели Н.Н. Быховский и П.М. Сокуров. Теперь в ней периодически печатаются рассказы и стихи. Например, рассказ автора Эльде сопровождается редакционным предупреждением: «Весьма страшный рассказ. Нервных просят не читать». Иногда очень средние стихи печатает местный поэт Т. Грустный. Псевдонимы местных литераторов очень провинциальны. Правда, среди многочисленных среднего уровня публикаций следует выделить одну с авторской подписью Ф. Мулли из Уфы «Праздничный подарок» с подзаголовком: «По Эзопу про военную цензуру». В большой статье автор эмоционально размышляет о мародерской практике русской военной цензуры, не позволяющей журналистам вести правдивый разговор с читателем. Для городского мещанина была интересная рубрика «Среди газет», где часто перепечатывались материалы из известной столичной газеты «День».

«Уфимская жизнь»

Эта газета мало чем отличается от других периодических частных изданий губернского центра, «политическая, общественная и литературная, прогрессивного направления». Выходила она «ежедневно, кроме послепраздничных дней». Издание газеты прекратится в 1917 году. Печаталась газета в частной уфимской типографии «Электрическая типография «Печать». Издавал ее П.П. Толстой, редактировал В.С. Елизаровский. Вот основные рубрики этого издания: «За рубежом», «Провинциальная жизнь», «Справочный отдел», «Местная жизнь», «Хроника», «Среди газет и журналов», «Телеграммы». Большинство материалов здесь, как и почти во всех остальных губернских изданиях, печатаются без подписи или под очень экзотическими псевдонимами типа Омега. Но одно существенное отличие у этой газеты от остальных было: на первой полосе на строго определенном месте с 1915 года помещается анонс публикуемых в номере материалов. Он дается постоянно и очень удобен для читателя. 8 октября 1915 года здесь выйдет любопытная статья «Мектебы Уфимской губернии», дающая читателям всех времен много поводов для размышлений. В этой публикации мы находим интересную статистику национального народного образования. «Вот несколько цифровых данных из статистического очерка татарских и башкирских низших школ Уфимской губ., изданного губернским земством. Из 1 579 мектебов, существующих в Уфимской губернии, 1 001 были открыты по инициативе приходских мулл, 135 – по инициативе частных лиц, 61 – учителями, 9 – муаземами (пономарь), 6 – мугаллимами (учителя), 2 – благотворительными обществами, 15 – неизвестно кем и 135 мектебов по инициативе сельского и городского общества или прихода. Наряду с этими мектебами среди мусульманского населения развито в широкой степени домашнее обучение. Число пунктов домашнего обучения насчитывается до 1 045, из того числа 605 пунктов для девочек, 98 мужских и 342 смешанных. Как видно отсюда, домашнее обучение практикуется больше для девочек (58 %). Общее количество магометан в Уфимской губернии доходит до 1 563 477 человек, наибольшая численность выпадает на долю Белебеевского и Бирского уездов.

Газета активно и с явным удовольствием и демонстрацией гражданской активности обсуждает вопросы культуры. Вот строки из отчета заседания городской думы: «В заседании городской думы 14 апреля будет рассматриваться вопрос об открытии татарского отдела при городской библиотеке имени Аксакова. В таком городе, как Уфа, где почти 20 % населения татары, всякая общественная библиотека, тем более городская, должна иметь татарский отдел».

В 1915 году в разделе «Местная жизнь» газета опубликует очень интересное письмо уфимцев, своих читателей. «От преподавателей физики и химии учебных заведений г. Уфы. Московский военно-промышленный комитет в ответ на запрос преподавателей физики и химии средних учебных заведений г. Уфы предлагает исследовать аналитически (качественно и количественно) находящиеся в Уфимской губернии залежи меди, которые играют в деле обороны одну из первостепенных ролей. Не имея возможности в настоящий момент, благодаря занятиям, лично исследовать районы месторождений меди и собрать образцы руд, преподаватели обращаются с покорнейшей просьбой ко всем лицам, имеющим сведения о медных залежах, рудниках, хотя бы и заброшенных, новых заявках и т.п. местах, – присылать образцы с точным обозначением месторождения руды или, по крайней мере, адреса владельца. Желательно получить из каждого месторождения несколько образцов руды, взятых из различных пунктов данной залежи, последнее является крайне необходимым для более точного выяснения среднего содержания меди в руде. Адрес для всякого рода сообщений и посылок: Уфа, Реальное училище, физический кабинет. П.Н. Степанову».

В этой газете даже в дни войны постоянно освещается культурная жизнь губернии. Рубрика «Театр и музыка» появляется довольно часто. Сохранен субботний раздел для четвертой страницы «Литературная неделя». Эти материалы подписывает Владимир Горнов.

«Вестник Уфы»

Редактором-издателем ее был И.А. Трубников. Печаталась газета в Уфе, в электрической типографии «Печать» Н.Ф. Делинского. Ежедневная газета «Вестник Уфы», общественная, литературная, политическая, издается ежедневно, «кроме послепраздничных дней». Большое объявление о подписке на «Вестник Уфы»; прогрессивной, общественной, политической и литературной газеты, как она себя называла. 12 месяцев стоят 6 руб., для иногородних – 7 руб. Здесь же для сведения читателей редакция напоминает, что для возврата рукописи и для ведения переписки с редакцией в письме должны быть марки для обратного письма. В октябре газета начинает обсуждать проект строительства железной дороги Оренбург – Мантурово (станция Северной железной дороги в Костромской области) через Уфу, параллельно размышляя о судьбе проекта дороги Оренбург – Уфа – Кунгур. Для читателей это были животрепещущие темы, так как осуществление этих проектов означало оживление экономики губернии, создание новых рабочих мест и строительство предприятий, связанных со строительством новых железных дорог. Местные общественные деятели и предприниматели серьезно обсуждали эти проекты, потому что знали, что развитие губернии и губернского центра напрямую связано с новыми строительными проектами. Обращает на себя внимание постоянная рубрика «Хроника». Вот одно из типичных для того времени сообщений. Мещанское собрание предполагается 17 декабря. «Будут рассмотрены вопросы: 1) О назначении опеки над имуществом А.И. Лукьянова и К.В. Кобякова. 2) О результате поверок списков относительно сложения недоимок с мещан в 1901 году. 3) О неправильных действиях бывшего помощ. старосты Колесникова по сбору повинностей. 4) Относительно сбора пожертвований на катафалк при богадельне. 5) О временном назначении попечителем богадельни А.М. Константинова. 6) О выслушании приказа губернского правления по делу богадельни за 1902 год. 7) Рассмотрение сметы за 1907 год. 8) Выбор старосты по сбору повинностей вместо отказавшегося Александрова, к нему кандидата и помощника. О призрении некоторых мещан».

На внутренних полосах мы видим продолжение материалов первой страницы: анализ будущего бюджета Российской империи, который предстоит обсуждать Думе. Две с половиной колонки – собственные материалы, маленький фельетон имеет подпись «Шмель» и называется «В стране аров». Из статьи «Общественная жизнь Уфы в 1909 году» мы узнаем, что «Из культурно-просветительных обществ нашего города на первом плане должно быть поставлено общество народных университетов. В марте месяце прошлого года народилось в Уфе новое культурно-просветительное общество – семейно-педагогическое. Количество членов в настоящее время превышает 370 человек». Последняя страница отдана репортерской хронике. Большое место занимает справочный отдел. Это расписание поездов, новости петербургской биржи с курсом ценных бумаг, а также список недоставленных телеграмм».

1910 год. Первая полоса отдана рекламе. Четверть этой полосы – телеграммы Санкт-Петербургского информационного агентства «По России». Материалы рубрики «Последняя почта» и перепечатки газет. Казанская «Камско-Волжская речь» своими публикациями широко представлена в этом номере. Высокий подвал с маленьким заголовком на одну колонку без авторской подписи «О современной церковной музыке и «критиках» из «Уфимского края». Эта публикация – свидетельство невидимой, но ощутимой полемики, ведущейся между частным «Вестником» и официозным «Уфимским краем», который еще совсем недавно был неофициальной частью «Уфимских губернских ведомостей». «В Уфе указанным произведениям немалое внимание уделяет лучший церковный хор – архиерейский. Против исполнения этим хором и ополчился «Уфимский край». Газета находит их и не музыкальными и непригодными для церкви. Трудно поверить, чтобы в ХХ веке нашлись люди – и где же? В Уфе, – решившиеся критиковать и даже осуждать музыку Чайковского. Почтенные сотрудники «Края», из которых один называет себя учеником Багрецова (бывший назад тому около 45 лет в Москве регент, но ничуть не композитор), не допускают в храм ни искусства, ни эстетики!..»

Рубрика «Хроника» сделана на местном материале, в ней семь заметок. Вот одна из них: «Кости мамонта». Производя дальнейшие розыски на дне реки Сутолоки, А.Я. Смирнов «27-28 августа нашел еще 5 зубов мамонта. Теперь у г. Смирнова, с прежними костями, составляется целая коллекция костей этого допотопного животного».

На третьей полосе под рубрикой «Хроника» интересная местная заметка «В тюрьме». «Нам передают, что политические заключенные Уфимской губернской тюрьмы решили объявить голодовку, если не будут удовлетворены следующие требования: 1) перевод заключенной Титовой из камеры уголовных в камеру для политических, т.к. камера, где содержится теперь г-жа Титова, грязна и изобилует насекомыми; 2) ускорение следствия по политическим делам; 3) отмена обысков; 4) допуск к политич. заключ. всех книг, разрешенных общей цензурой, а также газет; 5) улучшение пищи и 6) общая прогулка». На наш взгляд, избегая цензурных преследований при обсуждении подробностей этой темы, редакция акцентами в расстановке проблем выражает свое отношение к отечественной тюрьме.

27 октября 1915 года, в разгар мировой войны, когда Уфа стала тыловым городом, в газете обсуждаются подробности переезда в Уфу Юрьевского (Тартуского) университета. Для этого были выбраны три города: Пермь, Екатеринбург и Уфа. Первые два по каким-то причинам отпали. Поэтому поверенный в интересах Юрьевского университета предлагает выслать в Юрьев план Аксаковского дома (Общественного центра губернского города с собственным театральным зданием), строительство которого в это время завершалось в губернском центре. Кроме достроенного Аксаковского дома, в случае эвакуации Юрьевского университета, ему для учебных целей предстояло передать дополнительно здание коммерческого училища, больницы с тремя аудиториями, на 100 человек каждая, бараки для занятия анатомией.

«Южный Урал»

Газета издавалась в Уфе. Пробный номер вышел 19 декабря 1906 года. Редактор Д.Ф. Резанцев. Издательница Л.Н. Вериньская. Печаталась газета в известной уфимской «Паровой типографии Гирбасова Н-ки и К.». В этом же номере в выходных данных для читателей сообщается, что «Лицам, ищущим труда, объявления печатаются бесплатно». На первой странице пробного номера в обращении «От редакции!» читаем: «Трупами прогрессивных газет и журналов усеяно все поле послеоктябрьской российской журналистики. Большинство из этих трупов приходится на само печать, стремящейся так или иначе быть выразительницей воли и помыслов рабочего класса».

Среди рубрик подборка материалов «Уфа» занимает половину первой полосы. В следующих номерах этот ежедневный журналистский дневник губернского центра, как и во всех остальных местных газетах, будет появляться постоянно. Здесь же половину колонки занимают «Последние известия». На второй странице также традиционные рубрики для большинства уфимских газет «О чем пишут газеты» и «Маленький фельетон». Большой подвал со второй на третью страницу занят материалом без авторской подписи «Жизнь и литература». Он посвящен содержанию современных журналов. Этот материал вышел под рубрикой «Фельетон». Также традиционным смотрится среди материалов номера блок информаций и корреспонденций «К выборам в Государственную думу». Присутствует и «Областной отдел», и «Хроника».

Первый номер газеты датирован первым днем 1907 года. Здесь практически полностью повторяется информационная структура пробного номера, но появляется новая рубрика «Рабочая жизнь и профсоюзное движение». Материалы этой рубрики станут в последующих номерах формировать политические воззрения этой газеты. Приведем цитату из сообщения, помещенного под рубрикой «Местная жизнь», это поможет определиться читателям в политических интересах «Южного Урала».

«Общее собрание мусульман города Уфы, рассмотрев правила о начальных училищах для инородцев, живущих в восточной и юго-восточной России, утвержденные Министерством народного просвещения 21 марта 1906 года, пришло к единогласному заключению, что применение этих правил к существующим и имеющим открыться впредь учебным их заведениям мектебе и медресе неизбежно вызовет неудовольствие, возбуждение умов на национально-религиозной почве, даже крайнее раздражение и враждебное отношение к учебному начальству, в особенности при введении этих правил под руководством крайне непопулярного в среде мусульман этого края попечителя учебного округа Бобровникова, известного всему мусульманству своей миссионерской деятельностью.

Опасаясь, что применение этих правил, явно направляемых на искоренение нашего родного языка и письменности, встретит упорное сопротивление со стороны враждебно настроенного населения, несмотря на все ужасы репрессии, мусульманское население долгом считает, в предупреждение могущих последовать бедствий, обратиться к Вашему Высокопревосходительству с просьбой оказать благосклонное содействие к отмене этих правил. Общее собрание». Это письмо было направлено председателю Совета министров в Санкт-Петербург. Газета сознательно обращала внимание читателей на проблему, которая в этот момент правительством решалась волевым методом, и редакция об этом знала, но решила идти не по пути снижения напряженности и поиска компромиссов, а на поводу мусульманских активистов-экстремистов.

В следующем номере читатели смогли познакомиться с новой публикацией на тему о свободе собраний. «На днях устроители общего мусульманского собрания были вызваны в полицейское управление, где приставом Ошурко был учинен допрос: кто уполномачивал собрание на сделанные постановления, кто подал мысль обратиться к председателю Совета министров и каким образом все, что делалось на собрании, попало в печать. Вызванные не отпирались от ответов, заявив, что раз собрание разрешено, то оно вправе делать и постановления; собрание вправе точно также обращаться со своими просьбами и требованиями к кому угодно; что все, что делалось на собрании, стало достоянием печати, дело не наше, это прямая обязанность газет. И допрошенные были с миром отпущены».

Весь архив этой газеты состоит из пяти номеров, включая пробный. Не составляет большого труда догадаться, что недолгий век этого издания объясняется его явной антиправительственной направленностью.

_____________________________
© Пугачев Валерий Вениаминович
На глинистом краю. Стихи
Сегодня тыщи звёзд дрожат в небесном сите,/Промерзшие насквозь, мечтают о тепле,/И смотрит грустный Бог, как т...
Крошка-сын к отцу пришел
Комментарий к интервью Никиты Михалкова Юрию Дудю
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum