Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Общество
О чем поведал скромный памятник
(№16 [254] 05.11.2012)
Автор: Герман Цверианишвили
Герман Цверианишвили

    Минувшей зимой мне довелось побывать в Москве. Белокаменная встретила меня довольно крепким морозцем и снегопадом. Отрадное впечатление произвели отлично налаженная работа снегоуборочной техники и непрестанные усилия солидного отряда коммунальщиков по очистке тротуаров от снегового покрытия. Благодаря их стараниям не было гололёдов на тротуарах. Ходить было почти безопасно.

   На главной улице – Тверской, до недавнего времени именовавшейся улицей Горького, обращали на себя внимание гигантские транспаранты с текстами поздравления москвичам и гостям столицы со светлым праздником Рождества Христова. Вообразить что-либо подобное ещё лет пятнадцать назад было совершенно невозможно. Но… времена меняются, и всё возвращается на круги своя.

   Совершенно неожиданно я оказался свидетелем ещё одного нового веяния. Вот как это было. Я вышел из метро станции «Сокол», а впритык к ней стоит красивая церковь – действующий русский православный храм Во имя Всех Святых. Прикреплённая к её фасаду мраморная дощечка оповещает прохожих о том, что это – «Памятник архитектуры ХVIII века в селе Всехсвятском», охраняемый государством».   

   Но оказалось, что это ещё и памятник истории. Небольшая мемориальная дощечка у входа в обитель сообщает о том, что «Построена сия каменная церковь имеретинскою царевною Дарьею Арчиловною для здравия Ея величества благочестивейшей императрицы Анны Иоанновны».

      После смерти имеретинского царя-эмигранта Арчила II в Москве в 1713 году его дочь Дареджан (в русских исторических документах она упоминается как Дарья) возглавила московскую грузинскую общину. В последние годы своей жизни она на собственные средства воздвигла этот величественный храм.

    Службы в нём первоначально проходили на грузинском языке, впоследствии – на русском.

   А во дворе церкви нельзя не заметить надгробный памятник князю Багратиону старшему – отцу героя Очакова, италийского и швейцарского походов, Шенграбена, Аустерлица, Прейсиш-Эйлау и Бородинского сражения Петра Багратиона (это в честь него в Калининградской области  бывший прусский город Прейсиш-Эйлау переименован в Багратионовск). На постаменте надпись: «Под сим камнем положено тело сына грузинского царевича Александра, князя Ивана Александровича Багратиона (1730-1795). Воздвигнул любезнейший сын его князь Пётр Иванович Багратион». Маленькая справка: прадед Петра Ивановича Багратиона - Иессе (Евсей) был родным братом грузинского царя Вахтанга VI из династии Багратионов. 

   Так уж повелось, что во дворе этого храма стало традицией предавать родной земле останки российских воинов. Скорбный список их возглавляют ветераны  Крымской войны 1853-1856 годов; затем – отдавшие жизнь за родину участники русско-турецкой войны 1877-1878 годов, русско-японской войны 1904-1905 годов, первой мировой войны 1914-1919 годов и Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Обо всём этом повествуют скромные памятники с соответствующими надписями, неизменно заканчивающимися словами о вечной памяти сынам Отечества, до конца выполнившими долг перед Родиной.

   Я и в прошлые приезды в Москву наведывался в эту обитель, поэтому сразу заметил некоторые новшества. Появилось два новых памятника-стелы. На одном из них – лаконичная надпись «Георгиевским кавалерам России» (говорят, что это – воссоздание ранее существовавшей стелы с такой же надписью), на другом – текст, просто потрясший меня: «Генералам российской императорской армии – Мандрыко, Токареву, Алексееву, Деникину, Врангелю, Дроздовскому, Юденичу, Корнилову, Маркову, Шкуро, Дутову, Каппелю, Краснову, Каледину, Мамонтову и адмиралу Колчаку».

   Памятник представляет солидных размеров мраморную плиту серого цвета. Текст на ней исполнен золотыми буквами и по правилам современной орфографии. Поставлен он, видимо, недавно и несомненно преисполнен глубокого внутреннего смысла. Отмечу мимоходом - не менее глубокого, чем памятник на Кубанской земле последнему главнокомандующему российской императорской армией Лавру Корнилову на месте его гибели. В обоих этих памятниках нельзя не усмотреть свидетельств тому, что наконец (с непростительным опозданием!) делаются попытки подвести черту под бушевавшей на необъятных просторах России братоубийственной гражданской войной и приблизить жизненно необходимое для всех россиян национальное примирение.

   В Соединённых штатах Америки давно поставлены памятники многим генералам, противостоявшим в их гражданской войне между «северянами» и «южанами». Это необычайно сплотило американский народ, осознавший, что обе противоборствовавшие в той войне стороны были истинными патриотами Америки.

   Смею высказать личное мнение, что и генерал Каппель, и отважный Чапаев,  стоявшие по разные стороны баррикады, были русскими патриотами, в равной степени заслуживаюшими уважения и признательности потомков.

   Несколько слов о других генералах, упоминаемых в памятнике на символической их могиле во дворе церкви во имя Всех Святых возле станции метро «Сокол». Генералы от инфантерии Михаил Васильевич Алексеев и Лавр Георгиевич Корнилов вместе с генерал-лейтенантом Антоном Ивановичем Деникиным стояли у истоков Белого движения. Каждый из них в разное время брал на себя нелёгкую миссию Верховного главнокомандующего российских вооружённых сил. Все они воевали за Единую неделимую Россию. 

   Алексеев и Корнилов погибли за единство Родины в боях на Кубанской земле. Деникин имел мужество признать силовое превосходство красных, и приказал своим бойцам капитулировать (это произошло в 1918 году в районе Сочи), чем сохранил тысячи их жизней. Находясь же в эмиграции,  написал выдающийся военный труд «Очерки русской смуты». 

   Останки Антона Ивановича Деникина с подобающими ему почестями недавно возвращены на родину и нашли вечное упокоение в пантеоне Донского монастыря Москвы. 

   Не могу не отметить и такой исторический факт как панический ужас германских флотоводцев первой мировой войны, когда они узнавали об очередной боевой операции, блестяще разработанной адмиралом Колчаком (и неизменно успешно осуществлявшейся русскими моряками).   

   Всё мыслящее в России с большим удовлетворением восприняло весть об установлении памятника Александру Васильевичу Колчаку в Омске вблизи места его трагической (и одновременно героической) гибели.

   А вот ещё одна страница неувядаемой славы российского флота, осуществившего молниеносный захват турецкой крепости Трапезунд на Чёрном море в апреле 1916 года под руководством генерала Ляхова и капитана первого ранга Римского-Корсакова.

   А чего стоил вошедший во все военные руководства знаменитый Брусиловский прорыв на Австро-германском фронте? До обидного больно, что имея таких выдающихся генералов и адмиралов и таких доблестных солдат и матросов, плодами победы в первой мировой войне России не суждено было воспользоваться (а до победы оставалось совсем немного…)   

Маленькая справка: генерал от кавалерии Алексей Алексеевич Брусилов был предшественником Корнилова на посту Верховного главнокомандующего, а когда началась гражданская война, категорически отказался участвовать в ней на чьей бы то ни было стороне. Разве это не характеризует его как патриота России? Как и Деникин, он оставил ценные для истории военные мемуары. 

    А ещё мне, родившемуся в Тбилиси, приятно сообщить читателям, что родным городом Алёши Брусилова также является столица Грузии и что первоначальное военное образование он получил в Тифлисском (так в те времена именовался Тбилиси) кадетском корпусе.

   Что же касается генерал-лейтенанта Николая Николаевича Юденича, у меня особое к нему отношение, связанное с тем, что отец мой – офицер русской императорской армии, служил в годы первой мировой войны под его – Юденича, началом на южном (турецком) фронте. Участвовал в блестяще осуществлённых под руководством генерала Юденича боевых операциях по взятию считавшихся неприступными турецких крепостей Карс, Ардаган, Арзрум и Сарыкамыш. Обидно сознавать, что Ленин, очутившись на вершине власти, бездумно, «за здорово живёшь», отдал лидеру так называемых младотурок Ататюрку, выдававшему себя за революционера, все эти завоёванные потом и кровью российских воинов стратегические крепости…   

     Вот какие мысли пронеслись у меня в голове, когда я смотрел на символический памятник российским генералам и адмиралам во дворе тихой обители в бывшем селе Всехсвятском, возведённой грузинской царевной Дарьей – Дареджан.

Нажмите, чтобы увеличить.
Символическая надгробная плита с пофамильным списком, воздвигнутая в октябре 1994 года у Храма Всех Святых на Соколе.

Первыми в списке значатся фамилии двух Генералов Российской Императорской армии - Мандрыко и Токарев - героев Первой Мировой войны, погребенных на Братском кладбище в 1915 году, захоронения которых были уничтожены большевиками в 1930-х годах. Вслед за ними размещены фамилии наиболее известных Вождей Белого движения, большая часть которых были генералами в годы Первой Мировой войны - Алексеев, Деникин, Врангель, Юденич, Корнилов, Марков, Краснов, Каледин, Мамонтов, адмирал Колчак, а другие стали генералам во время Гражданской войны - Дроздовский, Шкуро, Дутов, Каппель.

________________________________

© Цверианишвили Герман Константинович


Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum