Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
С Днем Матери
Поздравление читателей с Днем Матери в России
№14
(367)
25.11.2019
Вне рубрики
Размышления о постнауке
(№18 [256] 15.12.2012)
Автор: Эдуард Витол
Эдуард Витол

   Когда мы анализируем историческую фазу развития рационального познания, именуемую постнаукой, то приходим к выводу об ожидаемых кардинальных изменениях в данной сфере человеческой жизнедеятельности – сфере интеллектуального производства. Множится число аномальных феноменов в физической космологии, квантовой физике, эволюционной и квантовой биологии, в исследованиях сознания, которые в рамках существующих парадигм не находят объяснения. Они создают все больше неопределенности, заставляя открытых новому ученых раздвигать границы общепринятых теорий. Все больше научных дисциплин описывают мир самым невероятным образом. Это подтверждает приближение к периоду смены научных парадигм. Так характеризует Э.Ласло состояние дел, складывающееся на передовом крае изучения окружающей действительности. (Ласло Э. Теория целостности Вселенной. Наука и поле акаши. СПб. Весь. 2011. С.25).

      Одной из черт, свидетельствующих о вступлении науки в качественно новую стадию, является трансдисциплинарность. Что обусловлено необходимостью синтеза получаемых и полученных ранее знаний, и сведением их в единую структуру, именуемую научной картиной мира (НКМ). Особенностью же самой НКМ выступает ее эволюционный характер. И окружающий мир, и социум, а вместе с ним и наука, находятся в непрерывной динамике, отражая коэволюцию, взаимообусловленность происходящих изменений и их определенную векторность. В рамках этой НКМ происходит самоидентификация человека. Кто он? Как вписан в природные процессы? Насколько широк диапазон техногенного вмешательства в земные круговороты? Или эта широта обманчива, и цивилизации необходимо жестко регулировать свои взаимоотношения с окружающим миром, иначе возможна катастрофа с разрушительными последствиями? Знание закономерностей эволюционных преобразований отдельных систем мироздания (как локального, так и глобального масштаба) открывает возможности не только для рационального объяснения мироустройства, но и для определения облика будущего. В том числе – будущего самой цивилизации, включенной в исторический поток изменений, в общий ход планетарной истории. (Витол Э.А. Научная картина мира и исследование будущего // CREDO NEW, 2007, №3).

   Таким образом, наука подошла к тому рубежу, за которым она сможет давать теоретическое описание стадий дальнейшего развития человечества и этапов самой планетарной эволюции, раскрывая при этом их качественное своеобразие и определенную последовательность. Но вопрос заключается в том, что нельзя познать будущее одной глобальной системы, рассматривая ее в изоляции, игнорирую другие, оказывающие на нее существенное воздействие. Так, совершенно бесплодны попытки осмыслить дальние горизонты человечества, не учитывая при этом особенности становления техносферы, внутреннюю логику и доминанту ее направленных преобразований, представленную интеллектуализацией техногенеза. (Витол Э.А. Техносфера в планетарных эволюционных преобразованиях // Полигнозис. 2004. №4.)

   В настоящее время, когда темп развития стремительно возрастает, особенно востребованной становится прогностическая функция науки. Ее значение будет увеличиваться в связи с приближением к зоне технологической сингулярности. Чтобы двигаться вперед, цивилизация должна иметь ясное представление (картину мира) о тех структурных преобразованиях, которые происходят на разных масштабных уровнях окружающей реальности, об объективных закономерностях развития природы, общества, техники и самой науки. Ведь эти преобразования осуществляются вне нашей рефлексии – знаем  и осознаем мы их или нет. Смена парадигмальных оснований науки влечет за собой необходимость избавления от тех иллюзий, которые еще доминируют в общественном и научном сознании. Суть этих иллюзорных воззрений заключается в том, что человек, опираясь на науку, может все. В действительности диапазон его действий ограничен жесткими рамками эволюции. И, предпринимая какие-либо практические преобразования, не вписывающиеся в ее логику, мы должны отдавать себе отчет в том, что в конечном итоге всё это будет сметено и отброшено на обочину столбовой дороги истории. Либо бумерангом возвратится к человеку и ударит по нему самому, как, например, экологический кризис. В связи с этим отметим еще один важный момент. Признание факта открытости, нелинейности, бифуркационности планетарных процессов не должно приводить к отрицанию общей детерминанты земной эволюции. Передовой отряд ученых, занимающихся теоретической прогностикой, ведет интенсивное исследование глобальных трансформаций с целью выявления их отдельных качественных фаз и общих закономерностей. Вместе с тем, человечество, как организующий фактор и главный инициатор происходящих всеобъемлющих изменений, действительно способно поистине творить чудеса, опираясь на полученные научные знания. Продуцируя совершенно необычные формы земной и космической реальности (генетически модифицированные биоорганизмы, наноэлектронику, виртуальность, искусственные спутники Земли и т.д.). Становясь сотворцом природы, видоизменяя при этом и свои собственные биологические, психические и ментальные параметры. Говоря о постнауке, как о качественно новой, принципиально иной фазе познания и будущих системных представлениях о мире, воплощенных в НКМ, мы почему-то неизбежно опять возвращаемся к современности, описывая прорывы отдельных групп исследователей на тех или иных участках общенаучного фронта. Но ведь они не отражают стратегии, а дают лишь фрагментарное представление сложившегося положения.

    Сегодня актуальным является целостное понимание эволюции самой цивилизации и науки, как одного из инструментов разумной материи. Инструментом познания и преобразования мира и себя самого (как социума, так и индивида). Информация об отдельных достижениях в разных сферах познания (физике, химии, биологии, геологии и проч.) не вносит системности в мировоззренческие основания картины мира. Соответственно, не показывает, в чем будет проявляться тот феномен, который обозначается нами как «постнаука». Смотря вперед, мы почему-то воспроизводим то, что уже есть сегодня, игнорируя качественно иную специфику будущего, его непохожесть на настоящее со всеми его атрибутами. Не только переосмысление существующих дисциплин и продуцирование новых, не только междисциплинарный синтез, но нас ожидает нечто большее. Когда мы говорим о постнауке, то должны понимать – речь идет не просто о принципиально ином этапе рациональности, а о всеобъемлющих реформациях самого процесса познания, изменениях парадигмальных оснований всей науки и, как следствие, возникновении новой картины мира. Это влечет за собой переоценку места и роли человека в русле тех масштабно-исторических трансформаций, которые раскрывают сущность земной эволюции – ее особенности и ее направленность.

   Считается, что в НКМ синтезируются представления о природе и обществе. Но рассматривая окружающую реальность через призму эволюционной парадигмы, неизбежно приходишь к выводу о локальности самой планетарной эволюции, ее транзитном характере и временном лидерстве той или иной формы материи. Природа и общество (социальная форма организации) соприкасаются лишь на мельчайшей частичке Мироздания – планете Земля. И говорить применительно к ним об их главенствующем месте в картине мира, воспроизводящей структуру Вселенной, было бы не совсем корректно. И совсем неправильно представлять человека в качестве полноправного этапа глобальной эволюции самой Вселенной, предлагая концепцию так называемой Мегаистории (Универсального эволюционизма). Такая эклектика (смешение различных типов эволюционизма – глобального, универсального, микро-, макро- и планетарного) характерна для современности. Но она неизбежно будет устранена в постнауке. Цивилизация – это одна из множества эволюционных ветвей, развивающейся Вселенной. Вполне возможно, где-то в необъятных просторах космоса существуют схожие ветви. Но допустима и иная ситуация (и нет никаких законов, противоречащих этому) – наличие принципиально иных форм разума. (Витол Э.А. Структура современного эволюционизма / Эволюция: аспекты современного эволюционизма. М. URSS. 2012. С.15-46).

    И чтобы убедиться в этом, исследователям не нужно отправляться на поиски в иные галактики, а достаточно проанализировать логику земной эволюции. Именно она дает нам понимание направленности и качественного своеобразия тех трансформаций, которые связаны с появлением иных форм реальности – искусственной разумной материи (искусственного интеллекта). Парадоксально, но будущие формы уже генетически заложены в эволюционирующей материи – в самом человеке, его бинарной структуре (где сочетаются разнокачественные сущности - био и ноо). Двуполюсность которого и предопределит вектор дальнейших преобразований и специфику новых форм, обусловленных выделением интеллектуальной составляющей в самостоятельную сущность с ее переходом на интерсубъективные носители. (Витол Э.А. Основное противоречие антропосферы и пути его разрешения // Философия и общество. №3. 2003).

Оказывается, творчество природы в отношении создания нового весьма ограничено.Что обусловлено наличием конкретного материала для создания будущего. На нынешнем этапе таким материалом является человеческая цивилизация. Именно от нее и через нее пролегают стратегические пути к иному миру, принципиально иным формам реальности. Тот факт, что человек выступает ключевым звеном земной эволюции, вовсе не дает оснований для признания его центром мироздания и этапом развития самой Вселенной. Ибо даже здесь – на Земле он является всего лишь элементом промежуточной системы (антропосферы), имеющей преходящий характер. И в этом историческом переходе от живой планетарной материи к искусственной, от естественного интеллекта к искусственному, сотворцом природы как раз и выступает сам человек. Такова его историческая миссия на Земле – создать себе преемника, который транслирует дальше в пространстве-времени импульс планетарной эволюции.

Самый главный момент сверхдалекого будущего, предопределяющий футурошок, вовсе не в том, что мир кардинально изменится и человек не сможет в нем ориентироваться. Нет, не в этом, а в том, что некому будет ориентироваться, так как там не будет самого человека. Локальность пространственно-временного бытия – характеристика, присущая и цивилизации в целом. Нашему мышлению очень трудно будет признать данный факт, для этого нужна интеллектуальная смелость. Но мы ведь его ощущаем на личном опыте, ибо жизнь каждого из нас конечна. И не имеет никакого значения, знаем ли мы об этом факте или нет, принимаем его во внимание или, наоборот, отвергаем. У эволюции свои законы, не зависящие от наших мировоззренческих установок. Мы всецело погружены в социум, «заполнены» его проблемами и поэтому нам психологически трудно абстрагироваться и выйти за его пределы даже в концептуальном плане, представив цивилизацию в потоке планетарно-исторических изменений.

   Может ли наука описать исчезновение человека в далекой исторической перспективе языком математических формул? Безусловно, нет. Только методом эмпирических обобщений и экстраполяции, только путем глубокого философского осмысления. И никак иначе. Пока подобные модели выходят далеко за рамки нашего созерцания и наших стереотипных восприятий реальности. Конечны любые системы, глобальные в том числе, - и звездные, и галактические. И земная цивилизация не исключение, ей отпущен вполне конкретный исторический срок. Бесконечность бытия человечества – одна из тех основополагающих на сегодня иллюзий, от которых нас избавит постнаука, открывающая общие закономерности планетарной эволюции, ее дальние и сверхдальние горизонты. Мы чувствуем себя первооткрывателями нового мира. Но ведь данная проблема уже давно осмыслена величайшими умами человеческими. Например, Сатпрем сформулировал ее с предельной четкостью: «Кто будет после Человека? Но главный вопрос: Как будет после Человека?»  (Сатпрем Эволюция II. СПб. МИРРА. 2008).

   Подобная позиция, отражающая конечность бытия нашей цивилизации, входит в противоречие с новейшими воззрениями на будущее, в которых доминирует идея обретения человеком бессмертия за счет прогрессивных технологий (био-, нано- и проч.). Но ведь процесс познания невозможно чем-то ограничить. И рассматривая один исторический период и его особенности, мы не должны упускать из вида следующий, а за ним – последующий и так далее, вплоть до самого завершения планетарной эволюции.  Может показаться, что такая модель развития глобальных событий несет в себе негативный заряд, рисуя полную бесперспективность для человека масштабно-планетарных эволюционных преобразований, направленных в далекое будущее. Но это вовсе не соответствует действительности. Ибо задача науки и постнауки (как иной формы познания мироустройства) – дать объективную картину окружающей реальности в разных пространственно-временных ее измерениях. Это во-первых, а во-вторых, каждый из нас бесспорно осознает ограниченность собственной жизни. Что, однако, не приводит человека к мировоззренческому нигилизму. Мы пытаемся воплотить свои цели, стремимся раскрыть свой внутренний потенциал и реализовать заложенную природой программу (как совокупность генетически обусловленных талантов, присущих конкретному человеку). Хотя прекрасно знаем – итогом жизни является смерть. То же самое относится и к человечеству в целом. И этого не стоит пугаться.

      Высказывание «Человек - царь природы, ее высшее творение», в общем-то верно, но с одним важнейшим уточнением – не всей, а только живой природы Земли. Цивилизация являет собой промежуточную систему, через которую реализуется масштабный переход в будущее – от предыдущей, ранее доминировавшей в эволюции биосферы, - к последующей, лидерство которой предопределит необычные свойства грядущего, - техносфере. А от нее затем к ноосфере, где своеобразие проявится не через торжество биологического (человеческого) разума, а посредством раскрытия потенциала интеллекта искусственного (ИИ). (Витол Э. Учение В.И.Вернадского о ноосфере и современность: новый взгляд на планетарную эволюцию  // Полигнозис. 2003. №3). Кажущаяся мощь нашей цивилизации обманчива. На самом деле человек способен жить в очень узком диапазоне физико-химических параметров. Он - хрупкое и ранимое существо и с точки зрения психосоматики, и с точки зрения ментальности. Если провести мысленный эксперимент, устранив разветвленную структуру техносферы (в совокупности всех искусственных объектов и систем неорганической природы), то увидим: он будет поставлен на грань примитивного выживания. Этот факт свидетельствует о незаменимости техногенного окружения для перспективного развития человечества. А взглянув глубже – в самую суть происходящих планетарно-эволюционных событий, мы поймем, что рождение техносферы – не побочный продукт эволюции, а стратегическое направление грядущих преобразований, новый этап земной эволюции. Которая уже подготовила плацдарм в виде искусственных форм реальности со своими главными компонентами - искусственными интеллектуальными системами для эпохального прорыва в будущее.

    Является ли предложенная интерпретация маловероятным, трудно предсказуемым сценарием (так называемым Черным лебедем), не вписывающимся в структуру известного нам повседневного мира и в наши традиционные способы мышления? Безусловно, это так – с одной стороны. С другой, такой мегатренд планетарного развития вполне предсказуем, ибо он является логическим продолжением развернутого планетарно-эволюционного процесса, имеющего большую инертность. И эта инертность предопределяет именно подобный ход событий. Применяя терминологию синергетики, можно обозначить это явление «странным аттрактором», придавая ему, таким образом, внешнюю обусловленность. Хотя, вполне достаточно знания внутренних потенций планетарной материи и сменяемости ее форм. Предстоящие фазовые переходы планетарной эволюции настолько экстраординарны, что пока не вписываются ни в мировоззренческую систему современного человека, ни в существующую картину мира. Более того, сейчас они выглядят как странные фантазии отдельных мыслителей, как например, идея К.Э.Циолковского о том, что по мере эволюции человечество превратится в лучистую энергию. Именно из этих «безумных» идей, попавших в горнило постнауки, и будут «выплавлены» те концептуальные конструкты, которые станут первоосновой качественно иной картины мира. Наше сознание привыкло оперировать уже достаточно известными человекоразмерными системами, имеющими определенные свойства и пространственно-временные параметры. Когда же возникает необходимость осмыслить стратегическое будущее, весьма удаленное во времени и характеризующееся качественно иной сущностью, тогда человеческий разум оказывается неспособным к его восприятию. Сверхдалекое будущее – это явление другого плана и другого масштаба и поэтому мы психологически еще не готовы к его интерпретациям. Но, как говорил К.Э.Циолковский: «Невозможное сегодня, становится возможным завтра».

    Парадоксальность ситуации состоит в том, что цивилизация уже практически приблизилась к этому глобальному переходу, бурно меняющему структуру планетарной реальности. И его длительность по историческим меркам будет очень небольшой, а вот изменения – колоссальны! Часто приходится слышать: с вхождением в сингулярность любые теоретические модели утеряют свою дееспособность. На чем основано такое утверждение? Только лишь на том, что там будет все иное, и эволюция будет идти иначе? Но ведь данный этап хоть и весьма необычный, тем не менее, входящий в общую архитектонику земных формообразований – в матрицу планетарных систем. (Витол Э.А. Матрица планетарных систем: визуализация земной эволюции. Капитал страны. М. 2012). А что же дальше? Что произойдет с самим ИИ? Его также ожидают мощные глубинные метаморфозы, обусловленные сменой носителя – вещественного на полевой.  Интуитивные предчувствия (а интуиция – ключевой элемент поиска новых закономерностей) и логический анализ подталкивают ученых к исследованию и осмыслению предстоящих эволюционных реформаций. Почему же это становится так актуально? События интенсивно спрессовываются, а поток планетарных изменений невообразимо ускоряется. И может так случиться, что у цивилизации просто не останется резерва времени для принятия жизненно-важных решений и их практического воплощения. Часы уже тикают, так почувствуем их неудержимый ход. Соприкоснемся не только с фатально ускользающей сущностью бытия, но и ощутим дыхание новой реальности. За хаосом второстепенных событий увидим рождение ее новых грандиозных форм.

________________________

© Витол Эдуард Арнольдович

Мы читали, мы читали…
Воспоминания филолога и университетского педагога о своих знаменитых родственниках и друзьях, беседах о литера...
Блогеры об атаке ФСБ на физиков
В Физический институт имени Лебедева РАН пришли с обыском. Обыск прошёл и у директора института, члена-корресп...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum