Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
От последней империи к республике. Русская история в новой системе координа...
Рассуждения экономиста, историка, социолога об исторических и социально-политич...
№04
(357)
20.03.2019
История
История семьи из башкирского поселка Салават: век на службе России
(№3 [259] 15.02.2013)
Автор: Юрий Лузанов
Юрий Лузанов

 

   «Кнорр (норв.Knörr) — один из типов                                             деревянных  (грузовых) кораблей викингов»                                                                                                           (Википедия)

 

КНОРР – ЭТО НЕ ТОЛЬКО КОРАБЛЬ ВИКИНГОВ…

 

 «Справедливость заключается в том, чтобы воздать каждому своё»                                                  (Цицерон)

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Причинами, побудившими взяться за эту тему стали следующие обстоятельства. Первым побудительным мотивом стало общение на тему об истории города с Девлетовым Рузвельтом Аметовичем, известным в городе энтузиастом – общественником. Кстати, он  тоже из семьи медиков. А вторым - посещение со старшей внучкой Софией (названа в честь прапрабабушки - жены Ивана Михайловича) городского музея, откуда я вынес мнение, что в истории городского здравоохранения,  похоже, есть пробел за период до 1954 года – когда абсолютно всем хозяйством посёлка, включая медицину, занималось МВД СССР. То есть власть не гражданская и по определению – закрытая.   Рассчитывать на официальные архивы этого периода, скорее всего,  бесполезно. Восстановить события, память о людях той поры могут только воспоминания и документы частных лиц. Взявшись за семейные архивы,  письменные воспоминания моей матери Лузановой Октавии Ивановны, написанные ею ещё в 1990 году,  я обратился, чисто по привычке, к Интернету, который на запрос «Кнорр Иван Михайлович» кроме привычного «кнорр – грузовой корабль викингов» неожиданно  выдал Ф.И.О. деда в главе  37  книги некого М.П. Толмачёва «Такая долгая полярная ночь». Каково же было изумление, когда выяснилось, что таких глав в книге много, и ещё больше, когда поняли, что  автор книги – не кто  иной, как фельдшер деда, его друг и такой же политзэк, «сидевший» с ним  в лагере на Колыме.  Этот период жизни деда нам был неизвестен в тех деталях, как описывает их М.П. Толмачёв – дед  был не многословен по природе, а на эту тему  вообще не любил говорить. Да и саму фамилию Толмачёва мы не знали – в архиве деда сохранилось небольшое фото 4х5 см с надписью «Зырянка» и воспоминание семьи, что это друг деда по Колыме. Как оказалось теперь – это и есть Мстислав Павлович. Нас охватило чувство прикосновения к Истории – одно дело читать Солженицына и прочих аналогичных авторов, а совсем другое – читать о той жизни и твоём непосредственном родственнике в той жизни документальные воспоминания его друга...  По своей искренности и таланту книга Толмачёва произвела на нас более сильное впечатление, чем работы классиков этого жанра… Октавия Ивановна плакала, да и все мы тоже смахивали слезу, когда читали эти воспоминания. Далее последовали наши обращения в Зырянку, где был лагерь для заключённых, был найден адрес жены М.П. Толмачёва – Ирины Макаровны, и завязалась переписка с ней. Мстислав Павлович, оказалось,  умер совсем недавно – в 2007 году. Эх, как бы знать всё это раньше…. Была переписка с Ростовским (на Дону) университетом, который собирается включить материалы о И.М. Кнорр и его внучке и правнучке – тоже врачах – в готовящуюся книгу о медицинских династиях выпускников университета. Нами был создан и передан в городской музей альбом с воспоминаниями, фотографиями и документами об Иване Михайловиче. Большую помощь в создании альбома оказал фотосалон «Арт-Фото» – руководитель Мерзляков  Эдуард Анатольевич. Большое им всем спасибо! Диск с материалами альбома был отправлен для музея Зырянки на Колыму и вдове М.П. Толмачёва в Нижний Новгород. 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

И.М. Кнорр можно с полным основанием назвать   Врачом  с большой буквы, до конца дней своих сохранившего  верность клятве Гиппократа, верность своей семье и своей Родине.  Последняя, к сожалению,   как и ко многим людям его поколения,  была и к нему не всегда ласкова….. И испытывала его всю жизнь. Иван Михайлович  оказывался подчас в первых, очень бурных и опасных волнах российской Истории. 

Неумолимой рукой Судьба бросала его в её бушующие волны: он – один из первых врачей-хирургов советской власти, в голодных  20-х годах  ХХ  века, в годы Гражданской войны, будучи ещё студентом 4-го курса, уже был фронтовым хирургом в полевом лазарете Кавказского фронта; он – политзаключённый в первых эшелонах репрессированных был направлен осваивать Заполярную Колыму в системе «Дальстроя» –  предшественника ГУЛАГа; он – один из первых врачей-хирургов  строящегося в Башкирской степи будущего гиганта нефтехимии – Комбинат № 18 и посёлка Салават…

Согласно Википедии,  «Кнорр (норв. Knörr) — один из типов деревянных (грузовых) кораблей викингов»... Судя по фамилии, похоже, что  в Германию предки забрели «из варягов»… Что-то символичное оказалось в этой  фамилии -  Судьба  «грузила» Ивана Михайловича  выше ватерлинии…  Но, как показала жизнь,  Кнорр (Knörr) оказался отнюдь не с деревянным, а  с «железным»,  «нордическим» стержнем и хоть потрёпанный, но выстоял даже в таких местах, как заполярный лагерь для заключённых «врагов народа», главное – сохранив все лучшие человеческие и гражданские качества.

  

УЧЁБА. ДИПЛОМ ВРАЧА

 

Иван Михайлович был старшим из десяти детей в крестьянской семье немцев – колонистов, приглашённых из Германии в Россию ещё императрицей Екатериной II в XVIII веке осваивать новые земли, отвоёванные Россией у Турции. Тогда было большой проблемой удержать огромные территории без достаточного населения. Этим вопросом занимался даже сам А.В. Суворов. Первые немецкие поселения в России были добровольными, из разных областей Германии. Как говорит предание, предки Ивана Михайловича были выходцы из Эльзаса, а местность называлась Шварцвальд. Германия представляла в то время не единое государство, а множество враждующих между собой княжеств. И там крестьянское  население было доведено до полного отчаяния из-за  бесконечных войн, недостатка земель для хлебопашества, непосильных налогов и т. д. Надо думать, что это была главная причина их переселения в Россию. Свободные земли на юге России отводились государством и выдавались с оплатой в рассрочку, с выплатой через банк. Переселенцы по прибытии  в Россию, сразу приняли российское подданство. Это выяснилось в посольстве (в архивах) в г. Москве, куда обращались представители села, т. к. до установления факта подданства, мужчин не хотели брать в армию во время войны России с Германией. Но справедливость была восстановлена, и жители села защищали Россию, как и подобает гражданам и патриотам своего Отечества. 

Родившийся в царской России (Екатеринославская губерния, село Гринталь) на рубеже веков, Иван Михайлович на сломе эпох, наперекор тяжёлой судьбе, ломавшей  и Россию, и людей, преодолевая и голод, и его обычное следствие – болезни (во время обучения «заработал» плеврит лёгких, который, скорее всего, и стал одной из причин его преждевременной смерти), получил в августе 1922 года диплом Первого выпуска врачей - хирургов РСФСР и ССР.

Тогда ещё не был образован СССР (это произошло  только 30.12.1922 года),  и страна ещё называлась, как написано в дипломе (тогда это называлось Удостоверение),  Союзные Советские Республики - ССР.

 

Но всё по порядку….   Отец Ивана Михайловича и ещё девятерых его братьев и сестёр в возрасте 39 лет скоропостижно умер от болевого шока, вызванного почечным приступом, прямо в поле – больниц близко не было – да и не довезли бы. Может быть, это тоже сыграло свою роль в выборе Иваном Михайловичем своего   жизненного пути. Но по решению своего деда, жившего по традиции в семье младшего из сыновей и руководившего жизнью всего «клана» Кнорров, Иван Михайлович должен был бы стать священником. В 1856 г. императором Александром II было утверждено открытие духовной семинарии в Саратове. В 1857 была открыта низшая семинария для мальчиков с гимназическим курсом обучения, получившая название Малой семинарии. Предметы, изучавшиеся в духовной семинарии: догматика, теология морали, введение в Библию, герменевтика, толкование Библии, литургика, гомилетика, пасторское служение, церковное право и история церкви, философия, римская литература, русская история, литературная история и стилистика. В подготовительном училище изучали: религию, латинский, русский, немецкий и французский языки, математику, всемирную историю, естествознание (физику, географию, космографию), каллиграфию и песнопение. Неплохой, надо сказать,  набор предметов, чтобы стать всесторонне развитым и грамотным человеком. Сироты, а также способные, усердные и успешно обучающиеся дети бедных родителей, учились на бесплатных вакансиях. Бесплатность обучения, видимо, и руководила в основном решением деда Ивана Михайловича. После окончания сельской школы в 1907 г. он поступил и через 4 года успешно закончил Малую Саратовскую семинарию, которая готовила священнослужителей для немецких колоний Украины и Поволжья. Это был первый этап перед переходом в Большую семинарию, после которой выпускались священники, распределявшиеся по приходам. Но Судьба, видимо, решила, что он всё же должен стать хорошим хирургом и лечить не душу, но тело человека. И Судьба оказалась права – невозможно сосчитать всех, кого принял благополучно на этот свет Божий и кому реально спас жизнь Иван Михайлович как хирург-гинеколог и вообще, как хирург и врач на все руки (по сути, земский врач). И Иван Михайлович по совету священника – инспектора семинарии (удивительно, как тот смог увидеть в молодом Кнорре талант врача?) после окончания Малой семинарии поступает сначала в гимназию г. Николаева (Украина), а затем в частную гимназию г. Уфы, поскольку качество обучения здесь было выше. Которую и заканчивает  на «отлично», только с одной «четвёркой» по черчению – ведь нужно обязательно быть отличником, чтобы наверняка поступить на медицинский факультет… Летом 1914 года он посылает свой аттестат зрелости и другие документы в Казанский университет, куда и был зачислен студентом I-го курса медицинского факультета. 

Как интересно устроена Судьба – начал дед своё вхождение в медицину на этой  земле и практически здесь же и закончил – после освобождения из лагеря он был в 1948 году назначен  главным врачом амбулатории № 3 21-го треста г. Черниковска  (ныне Черниковка – пригород Уфы),  которая располагалась в поселке Александровка.  

Удивительно, что во времена самодержавия  крестьянский сын – сирота из сельской семьи в 10 человек детей, росший без отца, мог бесплатно учиться в семинарии, поступить в любой из 11 университетов России, послав по почте  выпускной аттестат гимназии. А для обучения в частной гимназии и университете можно было заработать денег подготовкой детей таких же односельчан к поступлению в гимназию…. Как писал дед в автобиографии,  семья не могла оказывать ему материальную поддержку. Наоборот, став врачом, дед, как самый старший и самый грамотный из всех детей,  опекал своих 5 братьев и 4-х сестёр. А ещё было огромное число племянников и племянниц.  Исполняя долг перед семьёй, он вернулся после обучения в родные края, чтобы помогать семье, возможно, пожертвовав карьерой учёного или крупного специалиста в медицине. Судя по всему, у него были предпосылки для научной карьеры.                                                                

После окончания четвертого курса Иван Михайлович был мобилизован в качестве «зауряд-врача» и направлен на Кавказский фронт, где служил  в военном  лазарете. 

Википедия. Зауряд-врач (правильно: «зауряд-военный врач») — Звание зауряд-врача присваивалось студентам 4-го и 5-го курсов мединститутов, медицинских факультетов университетов с 1894 года при назначении к исполнению должности младшего врача при мобилизации войск и в военное время. 

В дальнейшем, получив разрешение и направление, Иван Михайлович поехал уже в Ростовский-на-Дону (Донской) госуниверситет для завершения учёбы на медицинском факультете – поближе к дому, уже была семья.    

  

ЖЕНИТЬБА. СЕМЬЯ. РАБОТА

 

Женился Иван Михайлович в 1918 году на своей землячке, тоже из крестьянской небогатой семьи из соседнего села Вассеррайхе (ныне Донецкая область, Украина)  - Майер Софии Яковлевне (1895-1984 г.г.), которая к 1914 году,  успев закончить 6 классов частной гимназии  в г. Тарту (Эстония), вернулась на малую Родину в связи с началом 1-ой Мировой войны и занималась в селе репетиторством – готовила детей к поступлению в гимназию. Молодые люди, решив пожениться,  ждали друг друга 7 долгих лет, встречаясь в родном селе только на летних каникулах. Да и то из-за бедности семьи и летом Иван Михайлович должен был подрабатывать – готовил детей односельчан к поступлению в гимназию. Эту верность друг другу Иван Михайлович и София Яковлевна сохранили и пронесли через все тяготы жизни и длительные разлуки, которые уготовила им Судьба.

Материальной основой жизни крестьянских семей немцев-колонистов была земля, которую правительство России предоставило им с правом выкупа в рассрочку, и, конечно, огромное трудолюбие и дисциплина. Дед Ивана Михайловича умер в возрасте 90 лет, надорвавшись на физической работе в поле. Село Гринталь, где родился Иван Михайлович, было основано в 1870 году выходцами из немецких колоний из-под Мариуполя. Согласно архивным документам максимальное количество людей в селе было в 1897 году – 522 чел., из них 417 немцев. В 1912-1915 гг.  в селе было всего 43 двора и около 350 жителей, но в селе были построены и работали 2 кирпичных завода, одна паровая и две ветряных мельницы, две школы, церковь. Дома строили просторные, из кирпича с черепичными  крышами. Под одной крышей были и жилые помещения, и хозяйственные. Престарелые родители доживали свой век в семье самого младшего из сыновей. Нужно согласиться, что для такого количества людей, если ещё и учесть, что в семьях было много малолетних детей, это весьма неплохие результаты. Никаких субсидий не было. Землю дали тоже не бесплатно – выкупали, возвращая кредиты банкам. Но, видимо, проценты были не такие грабительские, как сейчас. (Кстати интересный вопрос для исследования). Дети с пелёнок знали, что в жизни предстоит постоянный и тяжёлый труд и это принималось как норма. Интересный факт – на первых порах украинцы дразнили немцев-колонистов, называя их «драни нимци», что значит «оборвыши»; это потому, что у них, обычно, из  экономии для работы употреблялась одежда старая, после починки. Это, конечно, еще из-за того, что  обычно  в крестьянских семьях было много детей. Никаких шинков (кабаков) и пьянства в немецких сёлах не допускалось.  В то время как из Н.В. Гоголя мы знаем, что в сёлах юга России промышляли шинкари, спаивая и обирая крестьян. То же мы находим и в произведениях А.И. Солженицина.

В 1922 году Иван Михайлович получил Диплом врача. Председателем госкомиссии был знаменитый профессор Богораз. Это был 1-ый выпуск Советских врачей-хирургов.  Ивану Михайловичу   предлагали остаться при кафедре, но, будучи уже семейным человеком и крестьянским сыном, он посчитал своим долгом вернуться в родное село. Здесь и организовал амбулаторию, пригласив к себе опытного фельдшера.

В 1923 году Иван Михайлович, уже как дипломированный врач, сам принимал роды, когда появилась на свет его дочь Октавия, благодаря воспоминаниям которой и сохранённым ею документам мы сегодня как раз и можем узнать о жизни и судьбе одного из первых врачей города Салавата

 

Вот что пишет далее о себе Иван Михайлович в своей автобиографии.

 

«Вскоре мне предложили научную командировку – курсы усовершенствования при уездной Мариупольской окружной больнице, где я поработал около одного года. Затем я продолжал работать у себя, в амбулатории. Примерно через год здравотдел предложил мне научную командировку при Харьковском Институте усовершенствования врачей. Там я пробыл около полугода, получил хороший практический опыт и пополнил свои знания, увереннее стал себя чувствовать. После этого курса я владел и хирургией,  и гинекологией. Я был счастлив!

После этого, в ближайшее время, меня назначили заведующим больницей большого села  Греково – Александровское. Там я много оперировал, обогатил свои практические навыки, проработал около 7 лет, а затем с семьей в 1931 году (к этому времени дочери было 8 лет) переехали в Мариуполь, по совету опытного хирурга, с которым был знаком ранее. Через него меня назначили врачом – хирургом при поликлинике завода «Ильича». Летом 1933 года из Мариуполя мы выехали в сельскую местность, село Солнцево Старобешевского района, по приглашению знакомого председателя колхоза. Простор был большой для врача. Много оперировал «трахому», часто встречавшуюся у местного населения. Через год, примерно, меня перевели в районную Старобешевскую больницу, в качестве заведующего, т. к. мой предшественник умер.

Итак, лето 1934 года – начало работы в селе Старобешево, откуда,  между прочим,  родом Паша Ангелина – бригадир первой женской тракторной бригады в Советском Союзе.  Её имя упоминалось в советских учебниках истории. Это было уже большое хозяйство: 2 корпуса занимал стационар, в том числе инфекционный, отдельное здание – амбулатория, складские помещения, кухня, жилье для обслуживающего персонала, в ближайшем будущем должен был появиться рентген-кабинет и лаборатория. Все хирургические, гинекологические операции, а также амбулаторный прием вел я, мне был придан зубной врач. Район был большой, и работы было много. Под моим руководством был проведен капремонт всем административным помещениям. Работал с удовольствием и ко мне хорошо относились. Отсюда был направлен на Всесоюзный съезд хирургов. По воскресеньям в летнее время бывал самый большой прием пациентов в амбулатории, приезжали люди, которые в обычные дни были заняты на полевых работах. Я был полон сил и энергии. Но, к великому сожалению, мне не пришлось долго здесь проработать, имея уже 15-летнюю практику врача, главным образом, в сельской местности, где сама работа сложнее, т. к. хирург-гинеколог и терапевт и т. д. одновременно, но зато и знания больше обогащаются. Шел 1936-1937 г.г. ….» 

 

РЕПРЕССИИ. ГУЛАГ. КОЛЫМА 1937-1948 г.г.

 

Дорога Ивана Михайловича и дорога его семьи в Салават была не близкой и  достаточно извилистой и тяжёлой, в чём-то даже трагичной. Она пролегла через  многие годы  расставаний  членов семьи, через ссылки в Казахстан и через Колымские  лагеря  для репрессированных граждан СССР. Иван Михайлович по ложному доносу (якобы рассказал антиправительственный анекдот) был арестован и осужден спецколлегией Донского областного суда сроком на 6 лет, но в связи с Великой Отечественной войной особым распоряжением был оставлен на Колыме, где и работал по 2/VIII 1948 г., уволен был по состоянию здоровья (ВТЭК), приказ МВД СССР № 72/к. Как теперь известно, суть репрессий во многом мотивировалась тем, что стране нужна была бесплатная рабочая сила осваивать богатства Заполярного Севера. И кто-то должен был там бесплатно лечить заключённых. У врача Ивана Михайловича  Кнорр это была Колыма, лагерные пункты Лабуя, Зырянка в системе «Дальстрой» МВД СССР…..  Ему ещё повезло – спасла, видимо, профессия врача – больной и разбитый, но он остался жив. Все годы лагерной жизни Иван Михайлович работал по специальности. Но тысячи таких же ни в чём не повинных граждан страны остались  лежать там навсегда… Мир их праху… Позднее уже, когда дед жил в Салавате,  определением коллегии по уголовным делам Верховного суда УССР от 19/IV 1960 г. постановление о его аресте и осуждении от 14/V 1937 г. было отменено, а дело производством прекращено «за недоказанностью обвинения» (справка Верховного Суда УССР от 8/VII 1960г. № 1172н-60). У государства так и не хватило мужества признать свой произвол и  беззаконие и извиниться. Доктору Кнорру этой бумагой как бы сказали – отсидел ты, Иван Михайлович, не зря –  преступление было, а мы вот просто доказать этого не смогли… Живи и помни об этом… Так в Салавате и работал до 1960 года «враг народа» Кнорр Иван Михайлович. И с ним жили, работали и учились дочь и внуки «врага народа»… Попытки изменить что-то и добиться настоящей реабилитации, предпринятые в эпоху ельцинской «оттепели», ни к чему не привели. МВД Башкирии ответило, что поскольку репрессированы все члены семьи были на Украине, то туда и поезжайте… в другое теперь государство. Хотя все документы хранятся в архивах МВД Башкирии, поскольку все репрессированные стояли на спецучёте по месту жительства, и их документы всегда следовали за ними, как нитка за иголкой. 

 

Как известно, освоение одной из самых отдаленных окраин Союза, Колымы, развернулось в начале 30-х годов. С 1931 года оно было возложено на Дальстрой — Государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы. Трест создавался, прежде всего, для освоения золотых недр северо-востока России, «чудной планеты», как поется в песне, «где двенадцать месяцев зима, остальное — лето». Эта гигантская стройка была одним из важнейших звеньев зарождающегося в те годы печально известного «архипелага ГУЛаг».  

 Википедия:                                                      

1.… на заседании комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) 15 мая 1929 года отмечалось: Мы имеем огромные затруднения в деле посылки рабочих на север. Сосредоточение там многих тысяч заключённых поможет нам продвинуть дело хозяйственной эксплуатации природных богатств севера... Рядом мер как административного, так и хозяйственного содействия освобождённым мы можем побудить их оставаться на севере, тут же заселяя наши окраины. — Исторический архив. 1997. № 4. С. 145[Л 6].   Поэтому репрессии 1930-1940-х годов носили смешанный, политико-экономический характер, а их масштабы частично диктовались и потребностями лагерной системы государства[Д 6][Д 7].      

 2. К концу 30-х годов «Дальстрой» стал крупнейшим золотодобывающим предприятием СССР. …При этом себестоимость колымского золота в 1930-е годы была ниже мировой цены на этот металл, что имело важное государственное значение в условиях форсированного характера осуществлявшейся советским государством индустриализации. Один из аспектов удешевления средней себестоимости добываемого на Колыме металла состоял в том, что «Дальстрой» … широко использовал труд заключённых, материальные затраты на содержание которых в условиях Колымы были значительно ниже в сравнение с трудом работников, набранных в обычном порядке…

Как выше уже упоминалось, Мстислав Павлович Толмачёв (род. 13.06.1916 г., умер в 2007 г.) работал в лагере посёлка Зырянка под началом Ивана Михайловича фельдшером. Его книга «Такая долгая полярная ночь» была опубликована в Интернете – «Нижегородский литературный журнал», редактор Валерий Киселёв  http://litzur.narod.ru/memory/tolmachev , а также на Колыме в 2004 году была выпущена книга тиражом 500 экз. В книге описаны тяготы лагерной жизни, в том числе и эпизоды из жизни Ивана Михайловича. В воспоминаниях  своего друга Иван Михайлович предстаёт, как «…прекрасный врач и душевный, очень гуманный человек» (глава 37). О высоком профессионализме Ивана Михайловича говорит, например, такой эпизод из книги (глава 38): 

«Ивана Михайловича очень уважал и хорошо к нему относился начальник Зырянского райотдела МВД Алексеенко. Дело в том, что жена его во время родов была в безнадежном положении. Врачи-«вольняги», возглавляемые уже упомянутым мной Никитиным, признали ее безнадежной, а хирург-гинеколог, «враг народа» Иван Михайлович спас женщину, и вся семья была ему благодарна, особенно сам Алексеенко. Он часто приглашал Кнорра к себе, и нередко к нам в наш «медицинский домик» вахтеры под руки приводили Кнорра со словами «Возьмите вашего доктора и уложите спать». Тихий и покорный, как сонный ребенок, он благодарил нас за заботу и шептал одно слово — «Тавочка». Я знал, что так он зовет свою дочь Октавию. Я не забуду медицинский домик на четыре койки для заключенного медперсонала. Здесь, когда мы оставались вдвоем, Кнорр беседовал со мной откровенно. Он говорил: «Мстислав, ты молод, будем надеяться, что сохранишь здоровье к тому времени, когда будешь свободен, разыщи Тавочку и расскажи ей обо мне». 

 

И Судьбе было угодно, чтобы через многие десятилетия М.П. Толмачёв выполнил эту просьбу – его рассказ об Иване Михайловиче таким неожиданным способом всё же  дошёл до его дочери в виде этой книги и поведал ей о том, как отец любил свою дочь и в  лагере мечтал дожить до встречи с ней. И случилось это в нашей семье как раз накануне 120-летия со дня рождения Ивана Михайловича. Как тут не поверить в высшие силы… Книга М.П. Толмачёва в хорошем полиграфическом исполнении на Колыме вышла благодаря Андрею Алексеевичу Прокопьеву, Вячеславу Ратмировичу Сергееву – главе Верхнеколымского муниципального района. Семья – потомки Ивана Михайловича с огромным чувством благодарности получили эту ставшую библиографической редкостью драгоценную для них книгу с дарственными надписями от директора библиотеки посёлка Зырянка Виктории Алексеевны Овчинниковой и Военного комиссара Верхнеколымского района Юрия Владимировича Смирнова. Воспоминания  М. П. Толмачёва были также опубликованы в 2006 г. в Н.Новгороде (откуда он родом) в сборнике воспоминаний о репрессиях – книга Алексея Александрова «Это забыть нельзя». 

В Республике Саха (Якутия) в 2002 году вышла книга  «Верхнеколымский Улус. История. Культура. Фольклор.», где зафиксированы и устные воспоминания  старожилов об известных политзэках того времени. Очевидно, что авторитет, талант и слава доктора Кнорра были в то время таковы, что в воспоминаниях  старожилов он остался и до сих пор настоящей легендой – и поэтому сохранился в памяти не больше – не меньше как «…кремлёвским врачом…», который мог «…обычным ножом без наркоза вырезать аппендицит своим товарищам по лагерю» (стр. 147).  Целый пласт истории о колымском периоде жизни первого хирурга Салавата – Ивана Михайловича Кнорр стал доступен благодаря прекрасным жителям Колымского края, посёлка Зырянка и особенно очень душевному человеку, редактору местной газеты «Колымские новости» Людмиле Сергеевне Мехеда. Характерен ещё такой факт биографии деда – будучи два последних года на Колыме уже вольным врачом, он в похожей ситуации спас жену депутата Верховного Совета от Республики Якутия. Его уговаривали остаться в Якутии, даже рассматривался вопрос о переезде всей нашей семьи туда. И когда это решение всё же отклонили, и Иван Михайлович уже вернулся к семье, в Башкирию, ему ещё присылали приглашения, а на конверте писали «Профессору Кнорру»…

 

ЖЕНА И ДОЧЬ  И.М. КНОРР ТОЖЕ НЕ ИЗБЕЖАЛИ  РЕПРЕССИЙ

 

Не избежала судьбы жён «врагов народа» и супруга Ивана Михайловича – София Яковлевна, верная его помощница и бессменный фельдшер, ассистировавшая мужу на приёмах и при операциях. Она «получила» в 1936 году сначала 3 года тюрьмы, как жена «врага народа», а затем и ссылку в Карагандинскую область Казахстана.  Вернулась София Яковлевна домой в 1940 году. С началом Великой Отечественной Войны в 1941 году, согласно приказу ГКО (Госкомитет обороны),  как и все граждане СССР немецкой национальности, были репрессированы и выселены все члены семьи Ивана Михайловича. София Яковлевна опять оказалась в Казахстане. Дочь Октавия,  собиравшаяся идти по стопам отца, и готовившая себя к жизни хирурга, уже с 7 лет присутствовавшая иногда с отцом на операциях, и поступившая в 1941 году в Донецкий мединститут, оказалась в трудовой армии (это принудительная работа  на народно-хозяйственных объектах). Как рассказывала София Яковлевна (1895 – 1984 г.г.), выжить в эвакуации репрессированным немцам-переселенцам удалось только благодаря исключительно доброму и сердечному казахскому народу, делившемуся с ними, как говорится, последним. Вообще простой народ на всём протяжении эвакуации относился к репрессированным немцам с сочувствием и оказывал им всемерную помощь.  

Кстати, 29 августа,  в день рождения Ивана Михайловича – трагическая дата в истории российских немцев. В 2011 году исполнилось 70 лет Указу Президиума ВС СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья», согласно которому целый народ огульно был объявлен «предателями и диверсантами», лишён национальной автономии на территории СССР и депортирован.  Но это уже немного другая история… Просто хочется понять, как чувствовал себя в лагере в этот день своего рождения зэк Иван Михайлович Кнорр. 

 

САЛАВАТ. 1949 …

 

Как было упомянуто выше, по возвращении с Колымы и короткого отдыха, 10-го ноября 1948 года Иван Михайлович был назначен главным врачом амбулатории №3 21-го треста г. Черниковска (теперь Черниковка – пригород Уфы), которая располагалась в поселке Александровка. В 1949 году Ивану Михайловичу  предложили переехать в Салават, так как здесь только начиналось строительство города и промзоны, а врачей не хватало. 24 сентября 1949 года он был назначен первым Начальником хирургического отделения Центральной больницы Управления строительства посёлка и комбината № 18 при МВД СССР (посёлок строило МВД СССР, где  во многом использовался так называемый спецконтингент – а попросту – заключённые)… Время было очень непростое. Кругом сплошные лагеря для заключённых – «зона», так тогда их называли. По улице Пушкина в районе проживания руководства строительством ходили патрули с автоматами. Мои ровесники наверняка помнят, как водили утром и вечером на работу и с работы колонны заключённых по улице Чапаева, а мы, пацаны, глазели на них. Я помню, как однажды кто-то из них бросил мне игрушку – деревянный пистолет – маузер, предел мечтаний любого мальчишки того времени! Видимо у этого человека на воле тоже был такой же пацан, по которому он скучал так же, как Иван Михайлович скучал по своей дочери. Были случаи, когда Ивану Михайловичу приходилось спасать, например, пострадавших в разборках зэков с проникающими ранениями полости живота прямо на земле, на брезенте, при свете автомобильных фар, т.к. везти на операционный стол было уже некогда. 

В 1950 году был организован стационар на 77 коек (будущая МСЧ треста «Салаватстрой»). Позднее, в 1954 году, появился уже отдел здравоохранения Минздрава – власть переходила к гражданским структурам. Больничный комплекс посёлка, состоявший из нескольких бараков, располагался тогда на территории, занимаемой ныне школой № 1 и прилегающей к ней территорией. Многие  нынешние бабушки и дедушки Салавата появились здесь на свет Божий благодаря Ивану Михайловичу и его коллегам – одно время Иван Михайлович, будучи отличным гинекологом,  возглавлял родильный дом посёлка и лично принимал самые трудные роды. В таком же бараке рядом с больницей он и получил своё первое жильё в Салавате. Позднее семье выделили 2-х комнатную квартиру в новом доме по той же улице Строителей – сейчас там магазин «Домино». С медицинской «вахты» Иван Михайлович ушёл по инвалидности II-ой группы в 1957 году в возрасте 65 лет, но ещё какое-то время, пока хоть как-то позволяло здоровье, ходил на работу и на общественных началах помогал коллегам в лечении горожан… А в 1965 году после тяжёлой болезни доктор Иван Михайлович Кнорр скончался и был похоронен на первом городском кладбище Салавата. Прощаясь с дочерью Октавией в свою последнюю ночь перед вечностью, он сказал ей, что ни о чём в своей жизни не жалеет, так как сделал людям много хорошего, спас множество жизней… Умер Иван Михайлович без мучений – как будто заснул. Навсегда. Когда его хоронили, на одном из траурных венков кем-то было написано: «Первому хирургу посёлка Салават»…  Многие годы, в основном на «родительский день»,  вплоть до  2010 г., кто-то (видимо бывшие пациенты или их родственники) регулярно к памятнику Ивану Михайловичу возлагали скромные  цветы и по русскому обычаю ставили рюмку… 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ МЕДИЦИНСКОЙ ДИНАСТИИ


Вся семья Ивана Михайловича в конце концов собралась именно в Башкирии и в Салавате благодаря тому, что их дочь Октавия, будучи в трудармии познакомилась здесь со своим будущим мужем Лузановым Михаилом Николаевичем, специалистом по строительству гидротехнических сооружений. Распоряжением замминистра нефтяной промышленности т. Лозгачёва  от 29.09.1951г.  Лузанов М.Н. был переведён из системы «Центрспецстрой» в Комбинат №18, где ему предложили работу по его профилю гидротехника – организовать «с нуля» водопроводную контору в Салавате, а 01.07.1952 г.  приказом № 68 он был назначен первым Директором водопроводной конторы комбината и посёлка. Для меня самого стало это новостью – я знал, что отец был одним из первых в водоснабжении города, но что самым первым – только когда заглянул в его трудовую книжку. Поэтому и не смог здесь обойти этот факт. Хотя вроде бы разговор об Иване Михайловиче. И  поскольку писать отдельно что-то об отце уже навряд ли получится, решил упомянуть. На комбинате и в старой части города  ещё исправно служат насосные станции и трубопроводы водоснабжения и канализации, построенные его коллективом. В то время, сразу после войны с фашистской Германией, в обществе была вполне объяснимая, но непростая психологическая обстановка и нужно было очень сильно любить и обладать достаточным мужеством, чтобы жениться на немке, к тому же дочери «врага народа»…

В 1947 году Октавия Ивановна сделала ещё одну попытку стать хирургом – восстановиться уже в мединституте  г. Уфы. Но не получилось – подлинник школьного аттестата с отличием пропал в 1941 году в Донецком мединституте, где она успела проучиться только 3 недели до эвакуации и переселения советских немцев вглубь страны,  а студенческий билет выдать поступившим в 1941 году, так и не успели… А в 1948 году родился сын, в 1950 – дочь … В 1949-1950 гг. семья Лузановых переехала из г. Октябрьского в город Черниковск (сейчас пригород Уфы – Черниковка) и  затем в Ишимбай и в 1951 году – в Салават, где уже с 1949 г. работал Иван Михайлович. Наконец семья объединилась. Позднее Октавия Ивановна всё же поступила на заочное отделение Московского финансово-экономического института и в 1957 г. успешно закончила 1-ый курс. Но из-за тяжёлой и продолжительной болезни мужа ей пришлось оставить учёбу… Всё же хорошим экономистом по труду она стала… Проработала практически всю трудовую жизнь в СМУ-3 Башспецнефтестрой, Ветеран Труда, была награждена медалью в честь 100-летия В.И.Ленина. После выхода на пенсию и 4-хлетнего перерыва вновь вернулась в родной коллектив и проработала ещё 6 лет. Став в 1962 г. вдовой после тяжёлой болезни супруга, Октавия Ивановна  Лузанова (Кнорр) замуж больше не выходила, а воплотила в жизнь и наказ мужа (дать детям образование), и свою мечту – стать врачом – но, правда, уже в детях. Дети  получили высшее образование. Причём, внучка Ивана Михайловича – Людмила продолжила династию врачей, закончила Уфимский мединститут и стала врачом-педиатром. Практически всю трудовую жизнь проработала в одной и той же детской поликлинике г. Уфы участковым врачом, удостоена звания «Отличник здравоохранения Башкортостана». Её муж Александр был известным и талантливым стоматологом г. Уфы.  Но, слава Богу,  и на этом медицинская линия, начатая в начале прошлого века крестьянским сыном Иваном Михайловичем Кнорр, не пресеклась – дочь Людмилы, правнучка Ивана Михайловича – Галина, как и её мама, так же окончила Уфимский мединститут и успешно трудится врачом-стоматологом 1-ой категории в Уфе. …

А «в запасе» на сегодня есть ещё три праправнучки и родившийся в 2011 году праправнук Ивана Михайловича – его тёзка – Иван…  И кто знает, если даст Бог, может быть среди них и будет новое продолжение медицинской династии «кремлёвского доктора» Ивана Михайловича Кнорра. 

  

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Такая вот  в чём-то печальная, а в чём-то и оптимистичная (медицинская-то династия, о чём так мечтал Иван Михайлович, всё же  продолжилась!) история одного из первых врачей нашего города… И членов его семьи, которые, как выясняется, тоже были в рядах первостроителей посёлка и города Салават и Комбината № 18 … 

Это небольшая история одного человека, одной семьи, похожая на тысячи других историй граждан нашей страны. Не было простых судеб в то тяжёлое время. И нам, сегодняшним гражданам России, нужно стараться быть достойными их памяти… И не забывать уроков истории…

Сегодняшние дни тоже когда-то уйдут в историю, и уже наши потомки будут судить о нас по делам нашим. Какую память о своих предках получат они в наследство –  зависит  только от нас сегодняшних. 

 

Нажмите, чтобы увеличить.

 
Нажмите, чтобы увеличить.
 

 

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

 
Нажмите, чтобы увеличить.
 

 
Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

Нажмите, чтобы увеличить.

 
Нажмите, чтобы увеличить.
 

 
Нажмите, чтобы увеличить.

*   *   *

Мы надеемся, что рассказанная история подвигнет ещё кого-то так же собрать материалы и поделиться своими историями и документами. Так будет складываться из отдельных фрагментов не сухая официальная, а живая и реальная история семей, история людей нашей страны… эпохи, в конце концов… Пока ещё не всё потеряно и  не всё забыто… Если у кого-то появится возможность и желание дополнить и расширить эту тему документами, воспоминаниями, фотографиями, связанными с жизнью и судьбой Ваших родных и близких, - пишите, присылайте в редакцию!

 

Материал подготовлен на основе воспоминаний и архива дочери Ивана Михайловича – Лузановой (Кнорр) Октавии Ивановны – его внуком – Юрием Михайловичем Лузановым

 _________________________

© Лузанов Юрий Михайлович


Жизнь и судьба Хустино Фрутос Редондо
Воспоминание об испанском революционере Хустино Фрутос Редондо
Эпоха фейков заменила книги и телевидение на поле соцмедиа
Статья об опасности информации, строящейся на фейках, использовании ботов и алгоритмов, что создает массовы...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum