Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Образование
Фальшивые диссертации, купленные научные степени, плагиат, коррупция... Материалы публикаций СМИ
(№3 [259] 15.02.2013)

http://rospres.com/corruption/11831/

01.02.2013

 

Как МПГУ устроил распродажу ученых степеней: в работах "ученых" 87% плагиата и до 100% несуществующих статей 

 

Проверяющие заявили о массовых фальсификациях: диссертации составлялись из фрагментов чужих текстов, сопровождались фиктивными отзывами и ссылками на несуществующие публикации 

Комиссия Минобрнауки в Московском педагогическом государственном университете (МПГУ) выявила массовые фальсификации при защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук, на брифинге в четверг заявил замминистра Игорь Федюкин. Авторы доклада, представленного в четверг журналистам, предложили лишить ученых степеней и званий тех диссертантов, которых уличили в фальсификациях, закрыть совет и поставить вопрос об ответственности председателя совета и руководства МПГУ. По мнению чиновника сегодня поставить заслон липовым диссертациям технически — не сложно, сложно — юридически. [...] 

[inmsk.ru, 31.01.2013, "Казус Андриянова" может привести к уголовным делам - Минобрнауки": Проверка работы диссертационного совета Московского педагогического госуниверситета (ПМГУ), проведенная комиссией Минобрнауки, может привести к появлению уголовных дел по факту подлога документов, следует из итогового доклада комиссии.

Комиссия под руководством замглавы Минобрнауки Игоря Федюкина была создана в конце ноября 2012 года после скандала вокруг диссертации директора Центра имени Колмогорова Андрея Андриянова, которую он защитил в МПГУ. Выпускники центра направили апелляцию в Высшую аттестационную комиссию, заявив, что Андриянов сфальсифицировал данные о публикациях, необходимых для защиты. 

В итоговом докладе комиссии, которая проверила 19 докторских и 6 кандидатских диссертаций по истории из числа защищенных 2007 года в совете Д212.154.01 в МПГУ в период с 2007 года по настоящее время, говорится о выявленных случаях плагиата и несуществующих научных статьях, которые были указаны в авторефератах 24 из 25 диссертаций. 

В 22 случаях организации, которые якобы представили положительные заключения о диссертациях, сообщили комиссии, что работы у них не обсуждались. "Встает вопрос о происхождении содержащихся в аттестационных делах копиях заключений... содержащих подписи и печати", - говорится в документе. 

В связи с этим комиссия рекомендовала организациям, от имени которых были выданы подложные заключения по диссертациям, "направлять соответствующие материалы в правоохранительные органы для рассмотрения вопроса о наличии оснований для возбуждения уголовных дел".]   

Члены комиссии проверили 19 докторских и шесть кандидатских диссертаций по истории из числа защищенных в МПГУ с 2007 по 2012 г. и выявили «серьезные нарушения, носившие систематический характер». 

«По сути, речь идет о массовых фальсификациях. Полученные официальные заключения и отзывы указывают на то, что была поставлена на поток работа по изготовлению фиктивных диссертаций, которые составлялись из фрагментов чужих текстов, сопровождались фиктивными отзывами ведущих организаций, фиктивными списками публикаций», — делают выводы авторы доклада. Так, в 24 из 25 авторефератов в списках статей указаны несуществующие публикации. В ответ на запросы комиссии редакции соответствующих научных журналов заявили, что такие статьи у них не публиковались, а иногда и сами журналы в указанное время не выходили. Процент неподтвержденных статей составляет от 33% до 100%. Семь диссертаций отдали на проверку в Российскую государственную библиотеку, и проверяющие обнаружили во всех работах некорректные заимствования, то есть, плагиат, объемом до 87% текста. Комиссию удивил и сам факт, что в этом вузе защищаются от 30 до 50 диссертаций ежегодно. 

МПГУ еще в прошлом году был признан в числе вузов, в которых «были выявлены признаки неэффективности», однако, по словам Федюкина, результаты деятельности комиссии не являются основанием для отстранения от должности ректора вуза и о реструктуризации самого учебного заведения. В своем докладе комиссия рекомендовала рассмотреть вопрос о целесообразности прекращения деятельности диссертационного совета, о несовместимости дальнейшей работы председателя диссертационного совета Александра Данилова в составе экспертного совета ВАК по истории, в качестве руководителя диссертационного совета , а также о целесообразности в дальнейшем занимать руководящие должности в системе аттестаци научных и научно-педагогических кадров. Кроме того, предлагается рассмотреть персональную ответственность руководителей МПГУ за допущенные в деятельности диссертационного комитета нарушения. 

По словам Федюкина в ближайшее время следует разработать новые стандарты защиты диссертаций и процедуру апелляции, увеличить срок давности по лишению степеней в несудебном порядке с 3 до 10 лет и создать совет по научной этике. Предполагается, что выводы участников комиссии будут обсуждаться в профессиональном сообществе. 

Заместитель министра поведал журналистам, что еще в прошлом году рассматривалась возможность внедрения системы «Антиплагиат», которая бы позволяла выявлять текстовые заимствования в диссертациях еще до вынесения их на суд комиссии. Однако, если технически вопросов к такой системе почти нет, то юридические вопросы — об авторских правах и т.д. — на практике мешают ее внедрению. 

Андрей Андриянов сам закончил СУНЦ, а затем химфак МГУ. Весной 2012 г. он стал директором этой школы-интерната, несмотря на протесты некоторых выпускников. До этого он возглавлял Студсоюз университета и в ноябре 2011 г. заявил о вступлении Студсоюза в ОНФ. В ноябре 2012 г. «Троицкий вариант» опубликовал заявление общественной организации «Клуб выпускников ФМШ Колмогорова», которая попросила ВАК и Минобрнауки проверить диссертацию нового директора на предмет возможных фальсификаций. Также они указали на ряд формальных препятствий к его назначению: руководить СУНЦ по правилам может только ученый, имеющий опыт научной работы и руководства большим научным коллективом, а у Андриянова такого опыта не было. 

Диссертация Андриянова «списана» на 53,9%, установила комиссия. Об этом пишет «Большой город». В РГСУ опровергли, что он писал свою работу на кафедре истории Отечества социально-гуманитарного факультета, и добавили, что подписи отдельных ответственных лиц и заключения кафедры истории Отечества по его диссертации были подделаны. По сведениям издания, комиссия Минобрнауки предлагает МГУ и организациям, где якобы писалась работа и подложные заключения, обратиться в правоохранительные органы для рассмотрения вопроса о наличии оснований для возбуждения уголовных дел. 

Всего из 25 сфальсифицированных диссертаций шесть написали преподаватели РГСУ, четыре — преподаватели МПГУ, три — сотрудники Армавирского педагогического госуниверситета и по две из Университета управления при Правительстве Москвы и Гуманитарного университета им. Шолохова, пишет «Большой город». Также в выборк вошли по одной диссертации из МГУ (юрфак), Института международного права и экономики им. А.С.Грибоедова, ВНИИ МВД, Ярославского педагогического университета им. К.Д.Ушинского, Астраханского технического университета, Московского института экономики, менеджмента и права и Московского государственного университета приборостроения и информатики, а также Волгоградского колледжа профтехнологий, экономики и права. 

 

[ria.ru, 28.01.2013, "Комиссия по "казусу Андриянова" нашла десятки "липовых" диссертаций" Комиссия, созданная для расследования "казуса Андриянова", выявила несколько десятков диссертаций, авторы которых допустили различные нарушения при их написании и защите, сообщил РИА Новости источник, знакомый с ситуацией. 

Скандал вокруг диссертации главы учебно-научного центра имени Колмогорова Андрея Андриянова, которую он защитил в МПГУ, вспыхнул в октябре 2012 года, когда выпускники центра направил апелляцию в Высшую аттестационную комиссию (ВАК) с требованием разобраться, при каких обстоятельствах он стал кандидатом исторических наук. 

Затем глава Минобрнауки Дмитрий Ливанов заявил, что создана спецкомиссия для проверки диссертационного совета Д 212.154.01 в МПГУ, где защищался Андриянов. 

"Комиссия проверила около 30 "подозрительных" диссертаций, которые защищались в этом совете. Во всех случаях были обнаружены нарушения — плагиат, поддельные публикации, другие нарушения", — сказал источник. 

По его словам, комиссия, скорее всего, будет рекомендовать закрыть этот диссертационный совет. Кроме того, может быть поставлен вопрос о лишении "нарушителей" кандидатских и докторских степеней. 

"Но тут могут возникнуть сложности, поскольку сейчас действует утвержденный в 2011 году трехгодичный срок давности для принятия решения о лишение степени. А некоторые из недобросовестных диссертантов защищались еще в 2002-2003 годах", — сказал собеседник агентства.]     

 

Наталья Райбман,  Михаил Малыхин

 

 

Как новый председатель Высшей аттестационной комиссии Феликс Шамхалов "лепит" научные кадры страны

   

Громкий скандал с разоблачением фальсификаций кандидатских и докторских диссертаций, защищенных в Московском педагогическом госуниверситете (МПГУ) может иметь прямые последствия для председателя Высшей аттестационной комиссии (ВАК) Минобрнауки РФ.  

В интервью SLON.ru бывший глава диссертационного совета МПГУ Александр Данилов, совмещавший этот пост с членством в совете ВАК, дал понять, что производство «липовых» диссертаций в России поставлено на поток.  

И этот «черный поток» не может проходить мимо руководства ВАК, которую с прошлого года возглавляет директор департамента подготовки и аттестации научных и научно-педагогических работников Минобрнауки РФ Феликс Шамхалов. 

 О том, что центральным государственным органом в области присуждения научных степеней и званий вот уже почти целый год руководит, по нашему мнению, бывший бригадир дагестанской группировки, специализировавшейся в начале 90-х на рэкете и захватах объектов в Москве и Подмосковье, хорошо известно в Минобрнауке. «Конечно, Шамхалова поставили на ВАК не за научные заслуги, а чтобы жестко по-кавказски «держать» этот инструмент. К тому же, его назначение в какой-то мере было политическим реверансом дагестанским элитам, которые контролировали неспокойную республику при Магомедове», - на условиях анонимности поделился чиновник из аппарата Министерства образования и науки. «Ясно, что при таком председателе ученые степени и диссертации могут фальсифицироваться, но никто об этом не рискнул сказать вслух», - признается чиновник. По его же словам, можно было уже давно предположить, что «доктор экономических наук, член-корреспондент РАН РФ и автор многочисленных научных работ» Феликс Имирасланович Шамхалов на самом деле никакой ни доктор, ни член и ни автор. 

Однако Феликс Шамхалов быстрее других обосновавшихся в Москве этнических «авторитетов» понял, что для развития делового успеха в столице необходимо легализоваться. Случай подвернулся, когда Шамхалов познакомился с профессором экономики Николаем Аристером, который трудится ученым секретарем ВАК, ездит на его автомобиле и проживает в его квартире на Остоженке.  

   Как намекают в ученых кругах, именно Аристер  помог Шамхалу сначала получить диплом одного из московских вузов, а затем написал для него кандидатскую и докторскую диссертации и множество научных статей. Так бригадир превратился в известного российского экономиста, а затем пробился и на госслужбу – сначала в заместители руководителя Федеральной службы в сфере образования и науки РФ, потом в советники министра образования, а затем на руководство одним из ключевых департаментов Минобрнауки и, наконец, в председатели ВАК РФ. Само собой, тернистый путь к научным вершинам для бригадира Шамхала не был самоцелью. С помощью своего мозговитого консультанта Аристера Шамхалов понял, что организация «под ключ» диссертаций и научных званий для амбициозных, но малообразованных российских чиновников и политиков может стать не только доходным бизнесом, но и «крышей» для различных мошеннических схем и комбинаций. Например, известно, что «профессор» Шамхалов ухитрился стать даже научным руководителем докторской диссертации экс-министра внутренних дел Рашида Нургалиева

Как писали СМИ, Шамхал стал крестным отцом докторских диссертаций целой плеяды известных в государстве должностных лиц. Правда, на бывшем главе Администрации президента и председателе попечительского совета ИЗИСП (Института законодательства и сравнительного правоведения) при Правительстве РФ Сергее Нарышкине бригадир Шамхалов все-таки обломал зубы. В 2009 г. Сергей Евгеньевич все-таки предпочел защищать свою докторскую, посвященную развитию экономики России, в стенах родного Санкт-Петербургского университета. После этого, как вспоминают в Минобрнауки, Феликс Шамхалов в узком кругу зло зубоскалил по поводу содержания и обстоятельств защиты нарышкинской диссертации. Однако даже слитая об этом в Администрацию президента информация не остановила карьерного продвижения, а главное - теневого бизнеса Шамхалова.  

Неформальная деятельность нового председателя ВАК РФ Феликса Шамхалова заинтересовала и законодателей. Так, депутат Госдумы РФ Ольга Баталина обратилась премьеру Дмитрию Медведеву с просьбой поручить директору ФСБ Александру Бортникову и главе СКР Александру Бастрыкину провести проверку в отношении Шамхалова Ф.И. «По информации, изложенной в обращении ко мне, как к депутату ГД, Шамхалов создал в Российской Федерации теневой рынок услуг в сфере образования и разработал незаконную схему работы Высшей аттестационной комиссии Минобрнауки РФ», - говорится в тексте депутатского запроса. «Прошу уточнить, какие цели преследует Министерство образования и науки Российской Федерации, назначая на должность руководителя департамента и председателя ВАК человека с подобной репутацией», - заключает Ольга Баталина.

 

http://strf.ru/material.aspx?CatalogId=221&;d_no=51842

 

Фабрика фальшивых диссертаций

 Быкова Наталья, Муравьёва Марина, Огнёв Алексей

После двух месяцев работы вынесла свой вердикт комиссия Минобрнауки, созданная для проверки одного из диссертационных советов МПГУ после нашумевшего скандала с подложными публикациями юного политика и химика Андрея Андриянова, недавно назначенного директором школы-интерната имени Колмогорова. Результаты ревизии предсказуемы: получены официальные заключения о том, что фальшивые защиты были поставлены на поток. Совет планируют расформировать, мошенников лишить учёных степеней. Остроты ситуации добавляет тот факт, что возглавляет совет не какой-нибудь безызвестный функционер, а заслуженный деятель науки РФ Александр Данилов, автор школьного учебника и зампред экспертного совета ВАК по истории. А научруком плагиатчика Андриянова выступала Марина Аракелова, профессор факультета госуправления МГУ и обладатель медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Видимо, первую степень дают за подготовку квазидокторов псевдонаук.

Решение комиссии огласил её председатель Игорь Федюкин, заместитель министра образования и науки. Порою складывалось ощущение, что звучит не официальный документ, а черновики к «Золотому телёнку». В МПГУ всё это время существовала какая-то параллельная квазинаучная вселенная, где псевдодиссертанты бурно цитировали, оппонировали и консультировали друг друга.

Эксперты выбрали из двух сотен защищённых в совете диссертаций 25 работ, написанных за последние пять лет. Редакции журналов официально подтвердили, что в 24 случаях авторы указывали фантомные публикации. В 22 случаях вузы, где якобы выполнялись диссертации, от них открестились. Семь диссертаций, согласно заключению Российской государственной библиотеки, не могут быть названы оригинальными: от 13% до 90% текста заимствованы. У Андрея Андриянова, по словам замминистра, обнаружен «весь букет» нарушений, в том числе 54% плагиата. Таким образом, есть все основания для лишения его учёной степени. Однако будет ли он снят с должности директора СУНЦ имени Колмогорова, вправе решать лишь руководство МГУ. Напомним, в декабре председатель учёного совета школы и членкор РАН Юрий Нестеренко в интервью с нашим корреспондентом заявлял следующее: «Конечно, если выяснится, что директор школы сознательно пошёл на прямое нарушение существующего порядка аттестации научных кадров, на нарушение законодательства, директора надо менять. Такой человек, безусловно, не должен заниматься воспитанием детей». Комиссия отметила не только нарушения в одном отдельно взятом диссовете, но и общие недостатки подготовки кандидатов и докторов наук. По мнению экспертов, количество защищаемых в нашей стране диссертаций чрезмерно – неудивительно, что их качество снизилось, а контроль ослаб. В то же время подход к подготовке диссертантов грешит формализмом и безответственностью, а система апелляции не функционирует должным образом.

Для наладки ситуации будет создан особый Совет по научный этике, срок давности по отмене решений о присуждении учёных степеней в несудебном порядке увеличат от трёх до десяти лет, а руководители диссоветов во избежание конфликта интересов не смогут входить в экспертные советы ВАК. Как остановить поток подложных диссертаций по гуманитарным наукам, STRF.ru выяснял у авторитетных историков. Профессор Александр Каменский, декан факультета истории НИУ «Высшая школа экономики», главный научный сотрудник Института гуманитарных историко-теоретических исследований имени А.В. Полетаева (ИГИТИ), член комиссии:

– Работа нашей комиссии показала, что все те меры, которые на протяжении последних 20 лет предпринимает министерство и ВАК с целью ужесточения требований к защитам диссертаций, усиления контроля и т.п., оказываются неэффективны. Любое новое ужесточение мошенники находят возможность обойти. Другое дело, как к этому относятся в обществе. Например, один из министров Германии недавно ушёл в отставку, так как стало известно, что его диссертация, защищённая чуть ли не 30 лет назад, была не вполне самостоятельной. Здесь проблема социальная, вопрос престижа учёной степени.

Наша комиссия в своём докладе предлагает увеличить срок возможного аннулирования учёной степени с 3 до 10 лет. Система присуждения степеней, на мой взгляд, должна быть изменена, приближена к моделям, которые существуют в большинстве стран мира. Это означает постепенный переход от присуждения учёных степеней Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки России к присуждению степеней университетами и научными учреждениями. ВАК – это типичный продукт советского времени, когда власть стремилась контролировать абсолютно все сферы жизни. В мире аналогов нашей ВАК (кроме постсоветских стран) нигде нет. Сразу перейти к такой модели нельзя, должен быть постепенный процесс. На первом этапе такое право необходимо предоставить ведущим вузам – федеральным, национальным исследовательским. При этом должен сохраниться контроль со стороны государства за процедурами защиты, выполнения требований к диссертациям и т.д. На втором этапе – оценив опыт работы ведущих вузов, эту практику можно будет распространять дальше. То есть человек будет получать диплом об учёной степени, где будет красоваться не герб РФ, а название конкретного учреждения. В зависимости от того, насколько оно авторитетно и престижно, настолько ценен будет и выданный диплом.

В разных вузах требования к аспирантам разные. Защищаемость диссертаций, то есть соотношение количества защит к количеству принятых в аспирантуру людей, – сегодня один из основных показателей, по которому оценивают работу вузов. Некоторые из них по этому показателю лидируют, зато по качеству работ заметно отстают. Например, в ВШЭ показатель защит относительно низкий. У нас очень строгие требования к аспирантам, защита халтурных работ в принципе невозможна. Университет должен заботиться о своей репутации, тогда и фактов со списанными диссертациями станет меньше.

Денис Секиринский, кандидат исторических наук, учёный секретарь Национального комитета российских историков, исполнительный директор Академической образовательной ассоциации гуманитарного знания, секретарь совета Российской ассоциации историков-американистов, научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

«Всё же главный инструмент оценки качества научных работ – это экспертная оценка и во многом репутационные показатели, которых у нас, к сожалению, до сих пор нет»

– Если смоделировать такую ситуацию, что вот действительно вскрылись факты откровенного плагиата и подлога в диссертации, то как минимум нужно такую работу отзывать. Дальше действовать согласно закону – наверняка должно быть предусмотрено какое-то наказание как для автора лжедиссертации, так и для тех, кто организовал её защиту. Но главное, нужно стремиться к тому, чтобы сама профессиональная среда отторгала таких «учёных», чтобы ни у кого не возникло желания защищать диссертации, не занимаясь исследованиями. Всё же главный инструмент оценки качества научных работ – это экспертная оценка и во многом репутационные показатели, которых у нас, к сожалению, до сих пор нет. Сам институт ВАК со своими бюрократическими требованиями превратился в некий набор формальностей, соблюдение которых не стало таким уж непреодолимым барьером ни при защите кандидатской, ни при защите докторской. При этом девальвация гуманитарных и общественных наук, не только истории, но и экономики, права, – продолжается. Как можно этому противостоять? На мой взгляд, процесс защиты диссертаций в России нужно сделать приближённым к европейскому. В Сорбонне, например, защита проходит более открыто, известны имена всех, кто состоит в комиссии – аналоге нашего диссертационного совета, они голосуют открыто, а не тайно, как у нас, и за своё решение несут персональную репутационную ответственность. Кроме того, возможно, есть смысл в дипломе об учёной степени писать не только номер диссертационного совета, но и то учреждение, в котором проходит защита.

Конечно, просто заградительными мерами сверху остановить поток поддельных диссертаций не получится. Проблема, как я уже сказал, может решиться, только если научное сообщество станет саморегулируемой организацией. Пока оно таковым не стало. В исторической науке есть ряд объединений, тот же Национальный комитет российских историков, более мелкие узкоспециальные структуры, но они, как правило, заняты своими локальными проблемами. В прошлом году было создано Российское историческое общество, посмотрим, может, оно возьмёт на себя такие функции, хотя это опять же была инициатива сверху, а не снизу. Есть отдельные историки, которые активно проявляют свою гражданскую позицию, как, например, Иван Курилла из Волгограда, но таких очень мало. Когда их будет много, плюс СМИ будут больше уделять внимания этой теме, в том числе развивая жанр журналистского расследования, тогда будет меньше учёных степеней, за которыми нет реальной науки.

Борис Илизаров, доктор исторических наук, профессор Института российской истории РАН: 

Историкам у нас всегда было сложно. Они постоянно вынуждены обслуживать интересы государства. Власть всё время пытается использовать историческое знание в идеологических или политических целях. Единственное лекарство – допустить в исторической науке полный плюрализм. Единого взгляда на прошлое, одного-единственного учебника не может быть по определению. Все течения, все школы, кроме совсем уж экстремистских, имеют право на существование. Они должны бороться в идейном плане, а власть не имеет права вмешиваться. Она может высказывать свою точку, но лишь в качестве одной из возможных. Ни в коем случае не влиять на учёных. Тогда и не будет желания со стороны некоторых не очень чистоплотных людей делать учёную карьеру на почве близости к власти. Кроме того, нужен более строгий подход к гуманитариям. Надо вести не то чтобы чистку (слово плохое), но более жёсткий контроль. И повышать качество преподавания. Я преподаю уже 40 лет и вижу: безграмотные педагоги стали вольготно себя чувствовать. В академической науке тоже много сложностей и слабостей, но всё-таки она продержалась на высоком уровне. По крайней мере, у нас в Академии наук плюрализм сегодня существует.

ВАК – это старый, закостеневший, сталинский организм. Он потонул в бюрократических инструкциях и допускает массу ошибок. Диссертационные советы формируются очень слабые, особенно на периферии. По моим наблюдениям, ВАК себя совершенно не оправдывает. Нам есть чему поучиться у Европы. Там система высшей школы формировалась веками. Невозможно науке по всей стране навязать единые правила. Высшая школа и Академия наук должны вырабатывать свои критерии защиты диссертаций. Тогда учреждения начнут конкурировать друг с другом, как на Западе. Между прочим, до революции так и было. Люди рвались не куда-нибудь, а в Петербургский, Московский, впоследствии Казанский университеты. Это был высший класс в образовании. И, кстати, в плюрализме мнений не было недостатка. Между историками шли постоянные споры. Одни тяготели к монархическому взгляду, другие к буржуазному, третьи к революционному. Российская империя была совершенно не демократична, но в плане науки оставалась на уровне Европы. Тогда ситуация с потоком фальшивых диссертаций была бы невозможна.

 

http://www.kommersant.ru/doc-y/2121615 

 

"Коммерсантъ FM", 06.02.2013 // 19:12 

 

"Слов будет недостаточно, чтобы исправить ситуацию с липовыми диссертациями"

Дмитрий Медведев считает правильной кампанию по выявлению поддельных диссертаций. Об этом премьер заявил на встрече с "Открытым правительством". На вопросы ведущего Андрея Норкина ответили замглавы комитета Госдумы по образованию Надежда Шайденко и адвокат проекта "РосПил" Константин Терехов.

 

Как выразился Медведев, "количество липовых кандидатов и докторов наук зашкаливает просто за все возможные пределы". Он предложил выкладывать научные работы в интернет.

 

–– Господин Терехов, вы занимались, в том числе плагиатом, который обнаружили в научной работе господина Бурматова. Насколько, на ваш взгляд, справедливо замечание премьер-министра о том, что зашкаливает за все возможные пределы количество липовых кандидатов и докторов? 

К.Т.: К сожалению, я думаю, премьер прав, и я прошел через жернова этой системы: год назад защитился, плагиата у меня, конечно, не было, и я никому не платил, и поэтому испытываю проблемы.

 

–– В чем заключаются проблемы? 

К.Т.: Начиная с того, когда ты приходишь в аспирантуру, тебя кто-то ведет, и потом тебе надо будет выходить на защиту, и если ты не имеешь какого-либо административного ресурса, либо каких-то родственных связей, не покупаешь эту диссертацию с порога, не договариваешься заранее о деньгах, то как минимум тебе никто не будет помогать.

 

–– Вы согласны с утверждением премьера, что производство липовых диссертаций поставлено на поток, если можно так сказать? 

К.Т.: Да, причем, это выгодно самой этой системе, всем, кто в ней замешан и участвует.

 

–– Госпожа Шайденко, как дошли мы до жизни такой? Вы прекрасно помните, что на прошлой неделе в Московском педуниверситете был скандал на эту тему, теперь премьер очень образно все это обрисовал. 

Н.Ш.: Я полностью с премьером согласна, а с коллегой, с которым мы, к сожалению, заочно дискутируем, не согласна категорически. Я сначала из своей биографии должна дать уточнить моментов, и тогда станет понятно, что я чуть-чуть глубже могу понимать в этом вопросе. Я в течение 20 лет была председателем совета по защите кандидатских и докторских по педагогике в Тульском педуниверситете, который возглавляла, сама доктор наук, под моим руководством защищены семь докторских и более 30 кандидатских диссертаций. Мне хотелось бы, чтобы мой оппонент обратился к любому моему аспиранту, к аспиранту нашего вуза с вопросом, приходилось ли человеку платить, с порога ли ему предлагалась диссертация и так далее.

 

–– Это же было некоторое время назад. 

Н.Ш.: Извините, я год депутат и только тогда ушла из вуза с должности ректора и так далее. А то, что произошло недавно, происходило не вчера и не сегодня, а на протяжении ряда лет.

 

–– В чем здесь противоречие? Мы с вами рассматриваем ситуацию, связанную с Москвой, в первую очередь. 

Н.Ш.: Тут я с вами полностью согласна — проблемы, прежде всего, в столичных вузах. И это чисто психологический момент. Потому что когда человек защищается в маленьком городе, в совете небольшого вуза его знают все. Знают его работы, его усердие, его способности при зачислении в аспирантуру. 

А когда может приехать человек с любого конца нашей необъятной родины в огромный город, в огромный вуз, он теряется, и уже существуют возможности для злоупотребления.

 

–– Мы же не можем всех соискателей в региональные вузы направлять. Депутаты собираются что-то предпринимать сейчас для того, чтобы бороться с этим явлением? 

Н.Ш.: Дело в том, что никакая законодательная база не нужна. Положение о защите очень четко прописывает, что автореферат кандидатской размещается на сайте совета, а докторской –– на сайте Высшей аттестационной комиссии. Мне просто хотелось, чтобы наша педагогическая общественность реагировала на те случаи негатива, которые есть.

 

–– Господин Терехов, как вы думаете, можно рассчитывать на то, что сами педагоги будут более активны и тоже будут начинать борьбу с таким явлением, как плагиат и просто липовые диссертации? 

К.Т.: Нет, к сожалению, слов будет здесь недостаточно, даже и президента, поскольку это системная проблема.

 

–– Президент пока еще ничего не говорил на эту тему. Может, и будет достаточно. 

К.Т.: Я, безусловно, согласен с уважаемым депутатом, и мои слова ни в коем случае не противоречат тому, что она сказала, я не обвиняю ее коллег. Но поскольку я сам учился в других вузах, в том числе региональных, например, в Томске, там таких явлений в таких масштабах, как в Москве, не было. То есть, я согласен, что здесь надо действительно серьезно подходить.

Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum