Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Посткоронавирусный социальный синдром: регулируемый капитализм и кризис дем...
В статье изложены представления автора о том, какими будут социально-экономическ...
№06
(374)
23.05.2020
Общество
Рубль в борьбе с преступностью
(№4 [106] 29.03.2005)
Автор: Михаил Желтухин
Михаил Желтухин
Анализ памятников права рабовладельческого и феодального строя свидетельствует о том, что издавна во многих случаях предусматривалась одновременно ответственность двух видов: гражданско-правовая и уголовно-правовая. Для государственной власти уголовные штрафы имели большое значение, так как из них пополнялась государственная казна. Этот факт зафиксирован источниками права всех стран [1].

Уголовный кодекс РСФСР предусматривал штраф как меру уголовного наказания в 84 статьях. Уголовный кодекc РФ 1996 года в качестве основного вида наказания предусматривал штраф в 199 санкциях, а в качестве дополнительного – в 27 санкциях статей [2]. По состоянию на 1 января 2005 года штраф (в качестве и основного и дополнительного наказания) предусмотрен в 312 санкциях статей УК РФ. Совершенно очевидно, что законодателем взят последовательный курс на повышение роли штрафа в ряду мер уголовного реагирования. Минимальный размер штрафа составляет 2500 рублей – сумму, весьма значительную для подавляющего большинства граждан. А максимальный размер штрафа составляет один миллион рублей, то есть с учетом того, что законодатель отказался от исчисления штрафов в МРОТ, сумма штрафа возросла в десять раз. Увеличен и размер штрафа, исчисляемого в размере заработка осужденного: если ранее он мог быть взыскан за один год, то теперь за пять лет [3]. Не вызывает сомнения и то, что еще до принятия данных изменений 8 декабря 2003 года законодателем была проведена должная правовая экспертиза. Но вызывает удивление, что судебную систему эти настроения законодателей затронули мало. В течение 2003 года в суды общей юрисдикции поступило 980 тысяч 300 уголовных дел. Осуждено 660,5 тысяч лиц, и из этого количества к штрафу только 22,2 тысячи, то есть 3,4 %. К реальному лишению свободы осуждено 38 %, а к условной мере наказания осуждено 55 % лиц, представших перед судом.

Такая ситуация мало поддается разумному рациональному объяснению. Ведь налицо и эффективность, и реализуемость штрафа, применяемого в качестве уголовного наказания. Общая сумма штрафов и иных взысканий, наложенных судебными актами, составила 3232 миллиона рублей, и из них уплачены добровольно более половины – 1778 миллионов рублей [4]. Возможно, что в этом случае имеет большие основания догадка о консервативности судебной системы, выражающейся, может быть, без осознанного мотива, но, тем не менее, очень реально.

Приведенный анализ состояния работы Автозаводского суда г. Тольятти за 2003-2004 гг. показывает, что тенденция назначения наказаний имеет лишь небольшой вектор в направлении увеличения штрафов. Скорее всего, это результат влияния изменений в законодательстве. Но эффективность применения уголовного наказания в виде штрафа пока еще изменилась мало. Судьи назначают мизерные штрафы, не способные возместить расходы судебной системы, а тем более – следственные расходы.

Таблица, приводимая ниже, составлена по итогам изучения нами всей массы уголовных дел, рассмотренных в 2004 году, нами изучен и проанализирован 2031 приговор. Из общего массива осужденных в 47 % предъявленных обвинений предусматривалась такая мера наказания, как штраф, но указывалось в приговоре об этом лишь в 17 % случаев – там, где штраф являлся основным наказанием либо альтернативным. К реальному лишению свободы приговорено 44 % осужденных, 41 % приговорен к условным мерам наказания, и лишь 8% – к штрафу.

Нажмите, чтобы увеличить.


В предлагаемой таблице приведены сведения о поступивших в федеральный суд Автозаводского района г. Тольятти и назначенных видах наказаний в 2004 году по сравнению с предыдущим годом.

К реальному лишению свободы приговорено на 10 % осужденных меньше, чем в 2003 году. К исправительным работам осуждено значительно меньше, сокращение составило более чем в три раза. К штрафу, как основной мере наказания, приговорены на 125 % больше осужденных, чем в предыдущем году.

Штраф на протяжении длительного времени занимал в уголовном законодательстве нашего в прошлом социалистического государства крайне незначительное место в силу, якобы, низкой репрессивности и неспособности обеспечить достижение целей наказания. Эффективность воздействия наказания в виде штрафа на осужденного, если штраф значителен, объясняется немедленным взысканием, вызывающим у осужденного, его близких и иных граждан состояние потери жизненных благ, своих трудозатрат на добывание этих средств. И это состояние помогает правильно осмыслить ситуацию, в которой оказался виновный, и причины ее возникновения. А это самый важный этап на пути исправления осужденного [5].

Если сопоставить мотивы назначения уголовного штрафа судьей и мотивы ожидания уголовного наказания подсудимым (на основе собственной многолетней практики работы в суде), то мы получим следующую картину. Судья, назначая уголовное наказание, стремится к наибольшей его эффективности, чтобы оно было правильно воспринято и не допускало рецидива. Чтобы воспринималось как справедливое возмездие со стороны государственного органа. Мера наказания должна соответствовать тяжести содеянного. Переживания от тяжести этого наказания не должны быть мимолетными, поощряющими.

Подсудимый, размышляющий об уголовном наказании, уже пережил факт своей поимки или изобличения (а может быть, явки с повинной), что уже не может не выразиться в тяжелых негативных переживаниях. Первый психологический этап облегчения у него уже наступил – ему не надо скрываться, таиться, но ожидается оценка его действий (по возможности, объективная) и назначение наказания (желательно, гуманного и необременительного, но только бы не чрезмерно жестокого). Длительный процесс предварительного расследования или даже дознания уже не прошел ему даром. В суде, когда решается вопрос о дальнейшей его судьбе, он также волнуется, переживает и страстно стремится к скорейшему окончанию всей этой уголовно-судебной процедуры. Даже отложение дела воспринимается чаще всего как момент крайне нежелательный. Это с большой достоверностью свидетельствует о желании скорее закрыть данный (тяжелый и позорный) этап в его жизни. Так же воспринимается и наказание в виде штрафа – получив его, осужденный, в подавляющем большинстве случаев, стремится как можно быстрее заплатить его, даже за счет долгов и кредитов, и освободить свою душу от тяжести пережитых дней и месяцев. Такое очищение, выполнение своей обязанности нести ответственность, крайне положительно влияет на преступника, позволяя ему восстановить свой ущемленный человеческий статус.

Выбрать точный баланс между ощущением от тяжести значительного и справедливого штрафа и ощущением правильно оцененной личности преступника как таковой – это и есть суть задачи, решаемой судом при правильном избрании меры и вида наказания. Здесь крайне важен размер наказания, сумма штрафа – очень существенная, но все же реальная для исполнения.

Многие практические оперативные работники милиции, понимая всю важность борьбы с преступностью, с того и начинают разработку планов операций, что выясняют источники финансирования преступных группировок и перекрывают каналы поступления денег. Таким образом, и они ставят на первое место имущественно-финансовое решение проблемы с преступностью. Эффективное функционирование механизма изъятия доходов от преступной деятельности обеспечивает решение одной из главных задач в борьбе с организованной преступностью – подрыв ее экономических основ. Изъятие дохода не только восполнит причиненный потерпевшему и самому государству урон, оно ценно для общества само по себе и имеет предупреждающий эффект [6]. Но это происходит на стадии предварительного расследования, зачастую вне правового поля, и порой развращающе воздействует на милицию.

Определение судом меры наказания является сложной оценочной деятельностью, требующей наличия высокой квалификации и большого опыта работы. Решение вопроса о назначении меры наказания является столь же важным, как и вывод о виновности или невиновности. Как уже отмечалось выше, вынося приговор в части наказания, суд решает три вопроса: о восстановлении социальной справедливости, о предупреждении совершения новых преступлений и, наконец, об исправлении осуждаемого. Закон предписывает при назначении наказания учитывать характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи [7]. На практике для федеральных судов районного уровня этот вопрос стоит проще: назначать наказание в виде лишения свободы или не связанное с лишением свободы.

Таким образом, на первое место выступает последняя из перечисленных в законе целей наказания – освобождение общества от осуждаемой личности, когда нет уверенности, что она не станет совершать преступления вновь. За время, которое предопределяется судом как достаточное, чтобы в местах лишения свободы закрепить у преступника навыки воздержания от преступной деятельности, осужденный, ощущая данную оценку как возмездие общества, должен сделать вывод о недопустимости совершения преступления в дальнейшем. Никакой гарантии, что осужденный, отбывший срок лишения свободы, такой вывод сделает, ни суд, ни общество не получают. Преступная среда, вынужденно сконцентрированная в местах лишения свободы, никак не способствует такому выводу, она там решает свои задачи: воспроизводится, несмотря на воспитательные мероприятия администрации мест лишения свободы, то есть продолжает свою антисоциальную деятельность.

Правовосстановительный элемент в наказании, к сожалению, отодвигается всей существующей судебной практикой на второй, а то и на третий план. И уж совсем не ведется речи о том, какие расходы понесло государство в лице своих органов – оперативных, следственных, конвойных, надзирающих и судебных – на то, чтобы конкретного виновного человека поймать, деяние его расследовать и назначить ему справедливое наказание.

Второстепенные факторы воздействия со временем забываются, а глубоко в душе переживается именно в рамках чувства справедливости тот доминирующий факт, насколько точно соответствует наказание степени тяжести преступного поведения, вид наказания, его срок, объем. В части штрафа или имущественного взыскания в доход потерпевшего или государства это конкретная сумма, явно соответствующая месяцам или годам труда и получения за это время зарплаты, или лишения каких-то очень значительных благ: транспортного средства, части недвижимого имущества. Все это как бы взвешивается на весах воображаемой Фемиды в противовес содеянному – сумме похищенного, причиненным страданиям, полученным удовольствиям. Приговор настойчиво подчеркивает эту воображаемую картину и способен довести до очень глубоких переживаний, даже до отчаяния.

Нелегко давшееся претерпевание наказания в виде большого штрафа и значительной суммы в возмещение ущерба порождает определенное ощущение значительности, объемности, судьбоносности пережитого наказания. А это залог от повторения преступления – главная цель правосудия.


Литература

1. Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. – Тольятти: А-Принт, 1995. – С. 46.

2. Сакаев А.И. Система наказаний по уголовному праву России (История и современность): Автореферат к. ю. н. – Самара, 1999. – С.13.

3. Бриллиантов А. Изменения законодательства о наказании // Российская юстиция. – 2004. – № 5. – С. 35-40.

4. Статистический отчет о деятельности судов РФ в 2003 году // Российская юстиция. – 2004. – № 4.

5. Уголовно-исполнительное право Российской Федерации / Под ред. М.К. Кислицына. – М., 2001. – С. 181.

6. Скобликов П.А.О правовых основах изъятия доходов, полученных от противозаконной деятельности // Государство и право. – 2001. – № 1. – С. 63.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации. – М., Юркнига, 2004. – С. 21.

________________________
© Желтухин Михаил Игоревич
Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в апреле-мае 2020 года и фото наших авторов.
Девять мер красоты. Путевой очерк
Очерк о поездке автора из Мельбурна через родной город Одессу в Израиль. Автор делится своими впечатлениями от...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum