Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Вся жизнь – для этой победы. Джо Байден становится 46-м президентом США
7 ноября 2020 года Джо Байден достиг цели, которой добивался 30 лет – набрал дос...
№09
(377)
01.11.2020
Культура
Новая модель «Самоидентификация исполнителя песен»
(№7 [263] 25.05.2013)
Автор: Сергей Орловский
Сергей  Орловский

   Споры о границах понимания понятия «авторская песня» не утихают и сегодня. Вопрос сложен. Нужна специальная, остронаправленная и теоретически нагруженная практика, которая смогла бы дать ответ на поставленный вопрос. 

В этой статье мы предлагаем читателю заглянуть внутрь деятельности «исполнитель песни» со стороны лучших её исполнителей.

Как и в предыдущих статьях по теме «авторская культура песни» мы используем понятие «наша песня» [1], которое позволяет нам глубоко погрузиться в процесс рассмотрения выбранной темы. 

Тезис 1. Самодиндентификация исполнителя «нашей песни» – это деятельность по самоопределению исполнителя песни, остро выводящая его на выбор в альтернативе: «Исполнитель песен аутентичен или не аутентичен направлению «наша песня»?». 

Ранее было установлено [2], что универсальный исполнитель «нашей песни» непременно обладает тремя свойствами, а именно: 

  •  может исполнить все песни референтного множества песен «наша песня», удерживаясь на «бардовском маршруте»;  
  •  сохраняет ясность авторского голоса песен; 
  •  транслирует диалог саморазвития человека, выводя его как особенный тип антропопрактики «Путь барда».

Такими свойствами обладает состоявшийся исполнитель «нашей песни», вошедший точно в «наша песня» и хорошо ориентирующийся здесь. Однако любым свойством можно владеть, только зная путь входа в него. «Быть нельзя, но достигнуть можно» [3]. Быть исполнителем песен «наша песня» - это значит вести деятельность по достижению такого качества при исполнении каждой песни. Следовательно, создав модельное представление о такой деятельности, мы поможем исполнителям песен тестировать себя по отношению к точности попадания в русло «наша песня». Именно такой процесс называется нами самоидентицикацией исполнителя «нашей песни». 

Тезис 2. Самоидентификация исполнителя песен – это процесс тестирования исполнителя песни на специальном множестве песен, которое есть подмножеством  референтного множества «нашей песни».  

Множество песен для самоидентификации исполнителя «нашей песни» строится как подмножество референтного множества песен «наша песня». Основой здесь является новое понятие «акцентированное состояние». Когда мы говорим, что исполнитель «нашей песни» должен следовать «бардовским маршрутом», то имеем в виду, что он должен использовать элементы множества «акцентированные состояния». 

«Акцентированное состояние» – это такое состояние психики (сознания) исполнителя песни, которое позволяет ему воспринимать себя находящимся в русле «наша песня» или вне его, в процессе исполнения песни. Тогда понятие «самоидентификация исполнителя» приобретает содержание процесса «затачивания» сознания исполнителя песни (деятеля песни) на множестве акцентированных состояний сознания, образующих внутреннюю феноменологию «нашей песни». Исполнитель песни как бы «высвечивает» акцентированную структуру песни на основе акцентирования своего внутреннего состояния.

Если бы можно было записывать тип акцентирования для каждой «нашей песни», то процессу самоидентификации исполнителя песни можно было бы придать более организованный и более выверенный характер, чем это происходит в существующей практике. Сделаем это.

Тезис 3. Каждая «наша песня» имеет свой акцент, записываемый на основе  понятия «акцентное гнездо» – образ трёхбуквенной строки, с помощью которой можно записать 96 различных типов внутреннего акцентирования песни. Акцентные гнезда образуют содержание множества «акцентный базис».

«Акцентное знездо» – это образ акцентированной основы песни, представленный строкой из трех букв: а («авторское-1»), б («бардовское»), с («самодеятельное»). Каждая буква здесь может выполнять разные функции, а именно:  быть простой или жирной буквой (акцентированная буква), быть маленькой или большой(более сильное акцентирование чем на малой букве), занимать одно из трех мест в триаде(среднее место указывает ось акцентного гнезда). Например: запись «абс» означает, что триединая песня имеет акцентирование «бардовская песня»; «асб» – триединая песня имеет акцентирование «самодеятельная песня»; «сАБ» –  триединая песня имеет акцентирование «авторская песня-1».

Чрезмерное акцентирование того или иного одного или нескольких элементов триединой песни может разрушить исходное единство и вывести песню за границу множества «наша песня». Нахождение в русле «триединая песня» есть важнейшим признаком той песенной культуры, которая есть песенной культурой русских бардов второй половины 20 века и стержнем «авторской культуры песен» бардов народов мира.

Сколько же типов состояний может иметь «акцентное гнездо»? – По количеству типов песен триединства плюс еще один тип – «Равноакцентированное» (одинаковый акцент всех трёх элементов). Такие типы «акцентного гнезда» кратко описаны в таблице 1. 

Таблица 1. Типы множеств «акцентное гнездо» и примеры соответствующих гнёзд

Тип акцентного гнезда

Количество разных состояний

Наводящие признаки акцентирования

«б» - Бардовское

30

Красота Пронзительная, внутренняя торжественность, адаптивная гитара, углубленный смысл.

«с» - Самодеятельное

30

Красота первозданной Природы, романтическое  мироотражение, простая гитара, простой смысл (понятно с первого раза ), передача личных впечатлений в индивидуальной форме, 

«а» - Авторское-1

30

Красота Завораживающая, поэтически наполненный текст, усложнённая форма аккомпанемента гитара, игра в оригинальность сочетания слов, профессиональная культура

Равноакцентное

6

Все три буквы акцентированы, причём в равной степени

Всего состояний

96

Обще количество разных состояний в выбранном базисе различения

Пограничное

7

 Песни с подозрительными на выбывание из множества «наша песня» состояниями «акцентного гнезда»

Покажем как произведен расчет чисел, стоящих в колонке «Количество разных состояний». 

Запишем все возможные сочетания букв для буквы «б» в положение «ось акцентного гнезда», получим 64 различных варианта записи (восемь рядов по восемь  записей в ряду): 

бс, сба), (абс, сба), (абс, сба), (абс, сба);

бС, СбА), (АбС, СбА),  (АбС, СбА), (АбС, СбА);

бС, Сба), (абС, Сба), (Сба, абС), (абС, Сба);

бА, Абс), (Абс, сбА), (Абс, сбА), (Абс, сбА);

Бс, сБа), (аБс, сБа), (аБс, сБа), (сБа, аБс);

БС, СБа), (аБС, СБа), (СБа, аБС), (аБС, СБа);

БА, АБс), (АБс, сБА), (АБс, сБА), (АБс, сБА);

 (АБС, СБА),(АБС, СБА), (СБА, АБС), (АБС, СБА);

Но, все ли из таких записей мы будем различать по смыслу? – Нет, не все, а только те, которые различаются по жирности букв, независимо от их порядкового места в записи. Неразличимые записи взяты нами в круглые скобки (неразличимая группа). Таких групп всего 32 (по четыре в каждом из восьми рядов). Однако, мы должны отсюда что-то выделить в общее множество, которое мы назвали «Равноакцентное». Сюда мы отнесём все записи, содержащие только малые или большие жирные буквы – таких записей у нас 2 группы (по две неразличимых записи в каждой группе). Значит у нас буква «б» формирует акцентное множество «Бардовское» из 30 элементов и вкладывает в множество «Равноакцентное» 2 различных элемента. 

По аналогии с буквой «б» можно рассчитать вклады букв «а» и «с». Итого получим 96 вариантов (3 х 32 = 96) различных записей или 96 различных состояний «акцентного гнезда».

Конечно желательно было отметить так называемые «пограничные состояния» песни. Представляется естественным считать такими состояния, записываемые строками, у которых акцент русла «акцентного гнезда» меньше акцентов одного из берегов. Речь идет о 7-ми группах записей ((АбС, СбА),  (АбС, СбА), (АбС, СбА),  (Абс, сбА), (Абс, сбА), (Сба, абС), (абС, Сба)) или о 7-ми различных состояниях. 

Для лучшего использования понятия «акцентное гнездо» в практике экспертной  оценки песни удобно использовать геометрическую аналогию с рекой (русло и два склона берегов, см.рис.1). В этом случае у нас не просто буквенная запись, а – буквенный образ. Мы как-бы рисуем этот образ строкой из трёх букв. Главной является буква, находящаяся в центре строки (русло, ось гнезда, место №2), именно её акцент является главным (указывает место течения реки). Две остальные буквы располагаются на двух других местах (слоны берегов, места №1 и №3). Буквы в этих позициях как бы стремятся съехать в русло. Причём, малая буква склонна съехать в русло быстрее, чем большая буква. При этом, порядок расположения букв на берегах нами не учитывается. 

 Рис. 1. Модельный образ «наша песня» в виде русла реки. Каждую «позицию» может занимать только одна песня из триединства («бардовская песня», «самодеятельная песня», «авторская песня-1»). «Позиции-1» принадлежит главный акцент.

Теперь можно сформулировать несколько признаков «нашей песни», опираясь на особенности веденного понятия «акцентное гнездо». Вот эти признаки: 

  •  «Бардовская песня» – это такая «наша песня», когда в её русле постоянно находится акцентированная буква «б», большая или малая жирная буква. 
  •  «Самодеятельная песня» - это такая «наша песня», когда в её русле постоянно находится акцентированная буква «с», большая или малая жирная буква. 
  •  «Авторская песня-1» - это такая «наша песня», когда в её русле постоянно находится акцентированная буква «а», большая или малая жирная буква. 
  •  Каждая песня из триединства «наша песня» может быть исполнена на основе множества различных внутренних состояний исполнителя песни, мощность которого равна 96. Такое исполнение песен есть примером точной манифестацией того, что мы называем «авторская культура песен» русской культуры второй половины 20 века.

В качестве иллюстрации введенного подхода, можно ответить на часто звучащие в среде любителей современной авторской песни вопросы, например: 

  •   Может ли быть родство между песнями барда Владимира Высоцкого и песнями рокера Михаила Макаревича? – Да может быть. В данном случае М.Макаревич может написать и исполнить свою песню в акцентном гнезде «нашей песни». Однако, всё же понятийная корзина у «русского рока» и «нашей песни» разные. «Наша песня» - это триединая песня, выведенная в пространство «авторская культура песен». Путь «рока» в пространство «авторская культура песен» представляется нам иным. 
  •   Александр Розенбаум – бард? –  В самом начале своей песенной деятельности у А.Розенбаума были песни в понятийной корзине «наша песня». Их было мало, но они были. Теперь же их практически нет. Современный автор песен А.Розенбаум не бард.
  •   Олег Митяем – бард? – Сейчас Олег Митяев придерживается искаженной понятийной корзины «наша песня». Это означает, что он уже не бард в чистом виде.
  •   Кого можно назвать сегодня бардом? – Того, чьи песни точно попадают в поня-тийную корзину „наша песня“, опираясь на известный здесь тип акцентирования. 

Уместно отметить, что приводимая здесь информация о возможности изучения песенных состояний исполнителя песен носит новаторский для современной науки характер. Есть сообщения [5] об исследовании внутренних состояний человека, воспринимающего или воспроизводящего произведения искусства, однако никто не занимается изучением подобных явлений в связи с песней. Причем, не просто с песней, а – с «нашей песней».

Тезис 4. Внутренняя феноменология «нашей песни» – это множество акцентированных состояний сознания аутентичного исполнителя «нашей песне». Такое множество состоит из 4-х подмножеств: Р-акцентированное, С-акцентированное, Б-акцентированное, А-акцентированное. 

Для описания внутренней феноменологии было использовано свойство «нашей песни» быть триединой песней. Такое единство выступает здесь как некая четырёхликость: равноакцентированное целое, акцент целого на «самодеятельная песня», акцент целого на «бардовская песня», акцент целого на «авторская песня-1». В этой связи, предлагается считать, что внутренняя феноменология «нашей песни» это множество, состоящее из четырёх подмножеств, а именно: равноакцентированное множество(Р-акцентированное), акцент на «самодеятельная песня» (С-акцентированное), акцент на «бардовская песня» (Б-акцентированное), акцент на «авторская песня-1» (А-акцентированное). 

Каждое из отмеченных акцентных множеств – это одна соответствующая таблица Как строить таблицу такого типа? – На основе уже известного [4] референтно-исполнительского множества «наша песня». С учётом того, что каждая песня такого множества получит дополнительную экспертную маркировку в выбранном базисе акцентирования – маркирование акцентным кодом. Фрагмент таблицы «референтно-исполнительского множества» с такой маркировкой иллюстрирует содержание таблицы 2. Цифровое кодирование колонки «Акцентный код» выполнено на основе данных таблицы 3.

Таблица 2. Фрагмент таблицы «Референтно исполнительское множество «наша песня»»

Названия песни по первой строке

(1019 песен)

Фамилия автора песни

Акцентный код

Я в весеннем лесу 

Агранович Е.Д.

112218

День, ночь

Агранович Е.Д.

201813

Неужели в наше время

Агранович Е.Д.

161712

Просто крылья устали

Агранович Е.Д.

201819

Надоело говорить и спорить

Лепский Георг.С.

172218

Я не знаю где встретиться

Львовский М.Г.

172212

Мне не забыть той долины

Моренц(нец) Н.П.

112218

Немые версты лежат за спиной

Шангин-Березовский Ген

221712

Трава умыта ливнем

Шангин-Березовский Ген

221712

Ты стоишь у окна 

Шангин-Березовский Ген

131412

Впереди колоны

Анчаров М.Л.

141216

Девушка эй постой

Анчаров М.Л.

201819

Нет причин для тоски на свете

Анчаров М.Л.

111816

Ох дым папирос

Анчаров М.Л.

111816

Рост у меня не больше валенка

Анчаров М.Л.

201819

Снега, снега опускаются

Анчаров М.Л.

171822

Я сказал одному прохожему

Анчаров М.Л.

171822

Как бы мне сейчас хотелось

Окуджава Б.Ш.

221718

Былое нельзя воротить

Окуджава Б.Ш.

141813

В день рождения подарок

Окуджава Б.Ш.

141813

Все глуше музыка души

Окуджава Б.Ш.

141813

Живописцы окуните ваши кисти

Окуджава Б.Ш.

141813

Когда внезапно возникает

Окуджава Б.Ш.

141813

Не клонись как ты головушка

Окуджава Б.Ш.

202122 

Таблица 3. Кодировочная таблица «буква-число»

Буква

а

б

с

А

Б

С

Простая 

11

12

13

14

15

16

Жирная

17

18

19

20

21

22

Тезис 4. Понятие «акцентное гнездо» позволяет выполнять исследовательский анализ «нашей песни» в новых направлениях.  

Практика использования «акцентного гнезда» в экспертных оценках показывает, что удобно использовать табличный вид вариантов записи строки кода акцентирования по каждому типу акцентирования отдельно. В результате появляются три «базовые акцентные таблицы», одна из которых проиллюстрирована содержанием таблицы 4. Здесь каждый из 32 вариантов записи акцентного кода может быть записан в виде табличного адреса. Например, акцентный код 171813 имеет адрес 21 (строка – 2, столбец – 1 ).

Таблица  4. База акцентов «бардовское». Символ „х“ обозначено пропускаемое место(такая комбинация букв уже есть)  

 

1

2

3

4

1

111813

х

111216

111222

2

171813

171819

171816

171822

3

Х

х

131814

131820

4

191811

х

191814

191820

5

112113

х

112122

112122

6

172113

172119

172116

172122

7

Х

х

132114

132120

8

192111

х

192114

192120

9

141816

141822

201816

201822

10

142116

142122

202116

202122

На базе введенных представлений об акцентном гнезде нами была дополнена таблица «референтное множество песен»  колонкой «Акцентный код», общее количество строк такой таблицы – 1023. Её фрагмент был показан ранее в таблице 3. Колонка «акцентный код» была заполнена автором статьи на экспертной основе личных слуховых ощущений. При этом таблица «референтное множество песен» превращается в мишень различного вида анализа «нашей песни». Результат здесь получается на основе сортировок строк большой таблицы по разным условиям.

Например, можно получать ответы на вопросы вида: «Какой тип акцентирования чаще используется в песнях?», «Насколько используются возможности каждого из гнезд акцентирования на всех структурных уровнях множества «наша песня»?», «Каким гнездам акцентирования отдают предпочтение те или иные авторы песен?», «Какие песни и сколько написаны в том или ином гнезде?», «Какие песни следует включать в гнездо «общее»?» и др.

Пусть  мы задались вопросом: «Какие типы акцентного гнезда использовали  авторы песен групп «предшественники и основатели» и «корни» (все уровни) [6]?». – Ответ можно получить на основе совместного использования данных соответствующей части таблицы «референтное множество песен» и трёх «базовых акцентных таблиц». В результате мы получим три таблицы искомых акцентов (см. табл.5-7). Из этих таблиц следует числовой ряд использования возможностей каждого типа базы акцентов: «бардовское» – 24 возможности из 32, «авторское-1» – 17 возможностей из 32, «самодеятельное» – 9 возможностей из 32. Акцентирование возможностей гнезд «бардовское» и «авторское-1» имеют преимущество перед гнездом „самодеятельное“, что указывает на выделенное положение этих гнезд в «нашей песне». Подтверждает нашу позицию [4], что «наша песня» появилась как образование нового песенного круга – как  изменение предшествующей ей «самодеятельной песни». 

Таблица 5. База акцентов «бардовское». Использовано всего 24 возможности из 32: группа ПО - 11 возможностей (11 клеток), корни (все уровни) – добавляют ещё 13 возможностей (13 клеток).

 

1

2

3

4

1

ПО

х

ПО

 

2

ПО

ПО

 

ПО

3

х

х

 

 

4

ПО

х

Корни

Корни

5

Корни

х

ПО

 

6

Корни

Корни

Корни

Корни

7

х

х

Корни

 

8

ПО

х

 

Корни

9

ПО

 

Корни

Корни

10

ПО

 

Корни

Корни 

Таблица 6. База акцентов «самодеятельная песня». Использовано всего 9 возможностей из 32: группа ПО – 3 возможности,  корни (все уровни) – добавляют ещё 6 возможностей.

 

1

2

3

4

1

Корни

х

 

 

2

 

 

 

 

3

х

х

 

 

4

Корни

х

 

 

5

Корни

х

 

 

6

ПО

ПО

 

 

7

х

х

Корни 

Корни

8

ПО

х

 

Корни

9

 

 

 

 

10

 

 

 

 

Таблица 7. База акцентов «авторская песня-1». Использовано всего 17 возможностей из 32: Группа ПО - 3 возможности,  корни (все уровни) – добавляют ещё 14 возможностей.

 

1

2

3

4

1

ПО

х

 

 

2

Корни

Корни

 

 

3

х

х

Корни

Корни

4

Корни 

х

Корни

Корни 

5

Корни

х

 

 

6

ПО

Корни

 

Корни 

7

х

х

Корни

Корни 

8

Корни

х

 

Корни 

9

 

 

 

 

10

 

 

ПО 

 

 Можно получить и распределение использования возможностей акцентирования песни по авторам песен. Такой тип результата представлен в таблице 8.  

Таблица 8. Использование возможностей «акцентных гнезд» по авторам «нашей песне». Обозначения: ПО – группа «Предшественники и основатели», КЯ – уровень «корни-ядро», К – уровень «корни – всё содержимое», Р – песни, в которых разорвано единство «нашей песни».

Тип

Фамилия

Тип песенного акцентирования 

Бардовс-

кое

Самодея-тельное

Авторс-

кое-1

Равноак-центное

Р

ПО

Окуджава Б.Ш.

9

-

-

6

0

Анчаров М.Л.

4

-

-

2

0

Агранович Е.Д.

2

1

1

1

0

Лепский Георг.С.

-

1

-

0

0

Львовский М.Г.

-

1

-

0

0

Моренц Н.П.

-

1

-

0

0

Шангин Ген.

-

-

2

0

0

КЯ

Луферов В.А.

9

1

1

3

0

Туриянский В.Л.

7

2

-

2

0

Визбор Ю.И.

6

4

-

3

0

Галич А.А.

6

-

-

0

0

Дикштейн Г.Е.

6

1

4

2

0

Клячкин Е.И.

5

4

2

3

0

Мирзаян А.З.

5

1

3

2

0

Высоцкий В.С.

4

-

3

1

0

Дулов А.А.

3

4

3

3

0

Городницкий А.М.

1

1

-

1

0

Кукин Ю.А.

1

1

5

3

0

Ланцберг В.И.

1

3

8

3

0

Якушева А.А.

1

3

-

1

0

Долина В.А.

-

-

6

1

0

Ким Ю.Ч.

-

-

5

0

0

Круп А.Я.

-

6

-

0

0

Матвеева В.И.

-

1

4

0

0

Матвеева Н.Н.

-

1

2

0

0

К

Корни 

13

6

14

26

8

Всего песен (474)

147

158

161

63

8

 Из таблицы 8 следует, что:   

  •  лидерами разнообразия акцентирования являются: в гнезде «бардовское» - Б. Окуджава и В. Луферов; в гнезде „самодеятельное“ – А.Крупп и Ю.Визбор; в гнезде „авторское-1“ – В.Ланцберг и В.Долина; в гнезде «равноакцентное» – Б.Окуджава, В.Ланцберг, Ю.Кукин, А.Дулов, Е.Клячкин, В.Луферов, Ю.Визбор. Можно также перейти и к конкретному названию песен того или иного автора, то есть указать исполнителю песен на примеры того или иного акцентирования внутреннего состояния исполнителя песни, выстроенное от состояния автора песни; 
  •  разнообразие в акцентировании триединства «нашей песни» преобладает со стороны «бардовское» и «авторское-1». Это подтверждает нашу гипотезу [4] о том, что «наша песня» образовалась как творческое расширение всегдашней «самодеятельной песни». 
  •  по количеству песен, все элементы триединства «нашей песни» вносят примерно одинаковый вклад в это единство. Это подтверждает нашу гипотезу [4] о единстве трёх начал в «нашей песне».
  •  так называемые «равноакцентированные песни» составляют примерно 13% (63: 474) от общего количества рассмотренных песен. Эти песни ещё можно назвать песнями для хорового исполнения.
  •  в рассмотрение были включены и песни с разрывом триединства «наша песня». Таких песен всего 8, они принадлежат авторам песен подуровня «корни-граница». Эти авторы песен – признанные лидеры направления «авторская песня», в нашей системе отсчёта это будет «авторская песня-2». Сначала была «авторская песня-1» (из триединства «наша песня), а потом пришел черёд «авторской песне-2», как некой самостоятельной авторской песни. Здесь также подтверждение введенной нами ранее хронологии [10] «нашей песни».

Можно устанавливать и другие поля соответствий, более широкое или более детальное. Особенно интересным представляется ответ на вопрос: «Все ли потенциальные состояния песенных акцентов были достижимы и состоялись в практике «нашей песни»»? – Мы изучили этот вопрос только для группы авторов песен „Корни“. Однако, это только первая информация из большого и малоизученного пока информационного поля. 

Первые пробы практической работы с понятием «акцентное гнездо» показали, что выполнение подобной работы требует создания специальных инструментов автоматизации исследовательского труда, например – компьютерных программ по вариантной сортировке состояний трехсимвольной строки, описывающей множество состояний «акцентное гнездо». 

Тезис 5. Самоидентификация хорошего исполнителя «нашей песни»  должна учитывать информацию об «интонационном словаре» таких песен.  

Немалый интерес представляет и то, что можно назвать «интонационным словарем песни». Ведь песни отличаются друг от друга не только по содержанию текста и мелодии, но и по интонации их исполнения. Интонация придает особую певучесть песенному языку. Она есть важным элементом истории песенной синкретики, от исторически антропологического синкретизма до искусственного синтеза современного искусства. «Наша песня» имеет здесь свою область – особенную песенную синкретику [10].

Соединенные в одном поле, вербальные (речевые) и музыкальные интонации имеют свои сходства и специфические различия, например: 

  •  Вербальная интонация фонетически организует речь, устанавливает между частями фразы смысловые отношения. 
  •  Музыкальная интонация выступает как выразитель тонуса чувства, его эмоциональной окраски, необходимого фактора в организации музыкальной речи.  

Музыкальное интонирование речи человека выводит ее из области только смысловых ударений и придает ей особенную речевую контекстуальность – певучесть. Однако, в самой речи уже заложена природная способность человека петь слова. Чрезмерное музицирование может даже зачеркнуть такую природную  способность, вводя человека в область «не самостоятельной» речи. С другой стороны, музицирование может усилить природную певучесть носителя певучего слова. Дать ему возможность естественно выразить свое природное певучее основание.

Музыкальная интонация может отражать национальные и интернациональные особенности, несет в себе печать своего времени. В ней всегда присутствуют наслоения (стилистические признаки), несущие информацию о происхождении произведения (направление, школа, век и др.). Совокупность таких типовых интонаций составляет «интонационный словарь эпохи» и «интонационный словарь композитора» [8]. Такие словари собираются, например музыковедческими архивами консерваторий. Однако, кто формирует и собирает «интонационные словари песен»? – Возможно, кто-то из композиторов, на частной основе, для себя. Официально же такие словари не издаются.

Профессиональная музыкальная практика нашей цивилизации зафиксировала музыкальные «интонационные коды» различных исторических эпох. Профессиональная лингвистика зафиксировала «интонационные коды» языка. Но, архива под названием «интонационный код песни» ещё нет. 

Мы только подходим к построению словаря песенной интонации «нашей песни», рассматривая эту тему в русле «песенная интонация бардов», вводя практику эксперт-ной оценки типа акцентирования песни. 

Практика исполнения «нашей песни» нередко выводит сознание исполнителя песни к области некого магнетизма антропологического вызова песенной речи, её направленности на углубленное саморазвитие человека. Пристальное внимание к этой направленности непременно выводит к тем уровням осведомленности, который можно обозначить как «антропология песенного звука» – глубокая связь между звуком голоса и всем психофизическим организмом человека.

Интересно то, что речь человека имеет целый ряд названий: безликая, образная, актёрская, живая, магическая, активная и др. Песенная речь «нашей песни» позиционируется нами как «живая речь неостановленного саморазвития человека».

Пытаясь выделить некие песенные «интонемы», мы пришли к понятию «расширенное пространство звука». Известная цепочка «исполнитель-акустика пространства-слушатель» превращается при этом в цепочку «исполнитель-живое пространство звука-слушатель». 

Интонационно-музыкальный песенный фон, времён начала истории «нашей песни» (1950-1960 гг.), можно обозначить, как минимум, тремя интонационными линиями: 

  •  Традиционное – городской фольклор (романс, студенческая песня, народная песня, перетекстовки на популярные мотивы и т.п.). 
  •  Малоизвестное – песенные миниатюры (ариетки) А. Вертинского; лирические эстрадные песни военных лет (в исполнении М. Бернеса, П. Алейникова, Н. Крючкова); «задумчивый голос»  из французского шансона.
  •  Скрытое – оракульские интонации.

При этом, нередко, интонационная линия «наших песен» опирается на распевание согласных, а не гласных букв, как это происходит в профессиональном пении. Песенная речь здесь – это правильно произносимая русская разговорная речь.

Путь поиска «песенных интонем» привел нас к созданию двух списков, а именно: 

  •  «интонационный словарь голоса бардов» – список фамилий бардов русской культуры 20 века, обладающих ярко выраженной особенной интонацией песенного голоса (см. табл.9). 
  •  «интонационный словарь гитары бардов» – список фамилий бардов русской культуры 20 века, обладающих ярко выраженной особенной интонацией голоса гитарного аккомпанемента (см.табл.10). Создан макет специального учебника «Гитара бардов» [9].

Таблица 9. Интонационный словарь голоса бардов (список фамилий)

Носитель особенной интонации

Содержательная мишень 

Окуджава Б.Ш.

Усиление поэтической речи. Бардовская окантовка.

Галич А.А.

Варьирование смыслом. Образность. Обнаженная торжественность правды.

Высоцкий В.С.

Обороты уличной речи. Чеканность слов. Торжественность искренности песенной речи.

Никитин С.Я.

Точность интонирования начала и конца слов. Театральное интонирование. Бардовский арнамент. 

Мирзаян А.З.

Оракульская интонация направленная к волхования. Магический орнамент.

Туриянский В.Л.

Интонирование Красоты Пронзительной. Пронзительная торжественность.  Орнамент пронзительности.

Вертинский А.Н.

Ньюанс – глубокое театральное интонирование текста и отдельного слова. Интонационная вязь.

Висячий звук

Индукция живого интонирования в окружающее пространство (например, Смольянинова Е.). Вязь тишины.

Специальные звукосочетания

Подражающие звуки и крики (труба, птица, ручей, старушка и др.)

Древний фольклор мира

Одно и многоголосое интонирование в движении и без него. Прасодия.

Современный фольклор мира

Интонирование на полиинструментальной  и  театрализованной  основе 

  

Таблица 10. Интонационный словарь гитары бардов(список фамилий)

Носитель особенной интонации гитарного аккомпанемента 

Характерный признак

Окуджава Б.Ш.

Достаточный минимализм. Просто, аккуратно и точно.

Визбор Ю.И.

Призвуковое поле аккордов

Ким-Михайлов Ю.Ч.

Непростая гармония

Берковский В.С.

Хорошо разобранная гармония

Дольский А.А.

Использование техники классической гитары

Туриянский В.Л.

Гармония пронзительной лирики

Клячкин Е.И.

Аккорды в ярком расположении

Кукин Ю.А.

Собирательная техника гармонии

Никитин С.Я.

Глубокая аранжировка. Высокий уровень использования аккордовой гармонии. Высокий уровень использования таблицы аккордового аккомпанемента – 20%

Ланцберг В.И.

Тихая гитара

Луферов В.А.

Аккордовая техника с мощными ходами в басу

Мирзаян А.З.

Яркая гитара с игрой по всему грифу и всем струнам

Розенбаум А.Я.

Гитара с особенным строем

Мищуки Вадим и Валерий (дуэт)

Хорошо разобранная дуэтная гармония

Митяев О.Г. (дуэт с  Константином Тарасовым)

Хорошо разобранная дуэтная гармония

Васильев Г.Л. и Иващенко А.И.

Подробное и скоростное аккордовое сопровождение. Самый высокий уровень использования  таблицы аккордового аккомпанемента – до 27%.

Щербаков М.К.

Оригинальные траектории связей аккордовой гармонии

  

Выводы:

 Результаты выполненного исследования существенно изменяют бытующее научное и фоновое представление об известном феномене «авторская песня». Вводится новой представление о самоидентификации исполнителя «нашей песни», которое существенно изменяет представление о качестве исполнителя «нашей песни», а через неё и песен «авторской культуры песен» в целом. 

В обращение введены следующие результаты: 

  •  Понятие «Самоидентификация исполнителя песни». Определяет особенную деятельность исполнителя, позволяющую ему достигать уровня «быть аутентичным исполнителем «нашей песни»». 
  •  Понятие «Акцентное гнездо». Определяет способ записи внутреннего акцентирования песни. Вводится трёхбуквенная строка, позволяющая записать 96 различных типов акцентирования песни. 
  •  Самоидентификация исполнителя песен – это образ траектории внутренних акцентированных состояний психики исполнителя песни, обязательный для хорошего исполнителя «нашей песни». 
  •  Самоидентификация исполнителя песен – это процесс самотестирования исполнителя песни на референтном множестве песен с учётом маркеров песенного качества, таких как: акцентный код песни и интонационный словарь. 
  •  Самоидентификация исполнителя «нашей песни» проходит на основе референтного множества «нашей песни» из 1023 песен, а также на основе полноты заполнения трёх таблиц «базовый акцент».
  •  Триединство «нашей песни» представлено в процессе «самоидентификация исполнителя песни» как комплекс из четырех типов множеств: С-акцентированное, Б-акцентированное, А-акцентированное, Р-акцентированное. 
  •  Информация статьи выводит на новый спектр исследовательского анализа «нашей песни», «авторской песни» и «авторской культуры песни» в целом.  

 

Ссылки и примечания:

1. Это триединая песня(самодеятельная, бардовская, авторская-1) 1950-1977 гг. Подробнее см. нашу статью: Орловский С. Новая хронология авторской песни. Релга №18 [256] 15.12.2012

2. Орловский С. Представление о восходящем росте у бардов. Статья для журнала Релга.

3. В нашем личном архиве помечено, что это высказывание принадлежит древнегреческому поэту Питтаку.

4. Орловский С. Новая хронология авторской песни. Релга №18 [256] 15.12.2012.

5. Дружкин Ю. С. Психотехника художественной деятельности «Арт-тренниг».-М., "Музыка", 2001; Дружкин Ю. С. Техника художественного транса. Художественная культура и технология формирования художественного миросозерцания. - М.,2010; Дёмкин А.Д. Эстетическая реакция человека на произведение искусства. - Сб. "Клиническая психология: итоги, проблемы, перспективы”. СПБ, ЛГУ им А.С. Пушкина. 

6. Орловский С. Новая хронология авторской песни. Релга №18 [256] 15.12.2012. В данном случае речь идет о первых, в иерархическом ряду, 24 авторах песен, из рассмотренных в нашем исследовании 249 авторов песен.

7. Орловский С. Новая хронология авторской песни. Релга №18 [256] 15.12.2012.

8. Термин принадлежит Б.В. Асафьеву.

9. Орловский С.П. Гитара бардов. Учебник – самоучитель гитарного аккомпанемента песен бардов. Нюрнберг, 2012.

10. См. наши предыдущие публикации в интернет  журнале «Релга».

_________________________

© Орловский Сергей Павлович

Петр Вайль. Легкое перо
Зарисовка о талантливом писателе и путешественнике Петре Вайле
Мозг и ничего кроме: существует ли человеческое «я» объективно?
Философские рассуждения о сущности и мышлении
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum