Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Образование
Психологическая помощь студентам в связи с их социальной адаптацией: анализ европейского опыта
(№9 [265] 05.07.2013)
Автор: Елена Бойчук

   Во все времена старшие поколения имели проблемы с воспитанием подростков и молодежи, в первую очередь - с их социальной адаптацией, с введением в социум таким образом, чтобы это не создало угрозы для самого социума. Наше украинское настоящее отличается от характерного для медленной эволюции экономики и общества квазиравновесного состояния необыкновенной сложностью трансформационных политических, экономических и культурных процессов. Они создали много проблем руководству страны и его гражданам, значительно нарушили деятельность украинских вузов, в частности, усложнили их коллективам воспитательную и консультативную работу с молодежью. Напомним, что старшее поколение не может, исходя из своего профессионального долга, ссылаясь на трудности переходного периода, уклониться от выполнения этого задания. К тому же, Национальная доктрина развития образования и образовательное законодательство Украины предусматривают переход к личностной ориентации всего образования, его демократизацию и осовременивание. В данной статье рассматривается недостаточно разработанный украинскими педагогами и психологами вопрос адаптации студентов-первокурсников к новой жизни в вузе и методов оказания всему контингенту студентов психолого-педагогической помощи и поддержки.

   Более чем 20 лет независимости в украинском обществе шла дискуссия о выборе путей и средств модернизации и демократизации всей образовательной сферы с целью создания предпосылок для интеграции в европейское образовательное пространство, формируемое странами, завершающими переход от индустриального общества к “обществу знаний”. В секторе высшего образования Украины самое заметное и яркое явление – ускоренное расширение, наступившее после кратковременного сокращения количества студентов в середине 1990-х годов [11]. Невзирая на череду внешних и внутренних экономических неурядиц, каждый год контингент студентов в вузах университетского уровня увеличивается на десятки тысяч лиц, а в высшие учебные заведения сразу после школы вступает приблизительно две трети выпускников [6]. Очевидно – не все они одинаково хорошо подготовлены к выполнению довольно сложных и насыщенных учебных программ современных вузов. Для научно-преподавательских коллективов вообще-то положительный процесс роста количества студентов означал его гетерогенизацию, что сделало очень проблемным использование традиционных форм работы со студентами [4; 14].

   Эти традиционные формы были унаследованы от советской высшей школы, главная задача которой состояла в подготовке определенного государственными планами производства и обороны количества лиц с дипломами “специалиста”. Экономика одинаково нуждалась и в станках и автоматических линиях, и в молодых кадрах с определенным профилем подготовки. Воспитательная работа со студентами, как и процесс обучения, имела высшей целью выполнение указанных государственных задач. Поэтому традиционные для СССР средства работы со студентами ориентировались на массовость, коллективизм и предотвращение отклонений от установленных норм и правил. Вдобавок, каждый вуз должен был вывести на защиту диплома практически всех тех, кого он набирал на первый курс - невыполнение государственных планов обеспечения экономики кадрами наказывалось очень сурово.

В наше время подобная роль большой группы «неприкасаемых» принадлежит студентам-бюджетникам - высшая школа не может себе позволить их потерю в процессе обучения под угрозой экономических санкций со стороны тех государственных органов, которые отвечают за распределение бюджетных средств. Правда, роль демпфера играют студенты-контрактники, ценимые вузами за денежный взнос в их бюджет. Счастливчики из их состава имеют шансы занять бюджетные места в случае отчисления «неприкасаемых» за злостную неуспеваемость.

  С другой стороны, руководство высших учреждений не заинтересовано в отчислении студентов-контрактников даже тогда, когда они не выполняют, как надлежит, учебный план. Это значительно ослабило рычаги влияния руководства и преподавателей высших учебных заведений на студентов.

  Совершенно очевидно, что подобная ситуация является серьезной проблемой, необходимость решения которой актуализирует поиски новых форм и методов работы со студентами, влияния на них и повышение эффективности адаптационно-воспитательного процесса, прежде всего, в начале всего цикла обучения, когда отсев особенно интенсивный. Эта потребность в осовременивании воспитательной работы заметна в увеличении количества и разнообразия предложений модификации кураторства [1; 12], расширения студенческого самоуправления, создания специализированных психологических служб и применения разнообразных форм индивидуального наставничества [2; 4; 7; 8].

  Главная цель статьи - доказать, что в современных условиях весьма полезным может быть изучение и осторожное заимствование зарубежного опыта работы со студентами. Это тем рациональнее уже потому, что личностная ориентация нашей образовательной системы в условиях расширения демократии будет означать и повышение автономии учеников и студентов, в первую очередь - расширение свободы индивидуального выбора и выполнение положений мировой конвенции о правах человека. Условия для воспитательной работы в Украине будут эволюционировать к нормам западных демократических стран. Поэтому нам нужно присмотреться к деятельности высших учебных заведений США и Европы, накопивших немалый опыт работы с довольно автономными и требовательными студентами, которых весьма тяжело “воспитывать” методами открытого формирующего влияния.

  Нужно, однако, напомнить, что вплоть до бурных и во многом противоречивых событий конца 1960-х годов в большинстве развитых стран автономия и права студентов были незначительными, а руководство учреждений высшего образования учитывало их мнение чуть ли не в последнюю очередь. “Студенческая революция” 1969 г. в Париже и другие варианты острых конфликтов между старшими поколениями и студенческой молодежью вызвали много изменений в высшем образовании Франции, Италии, Германии, США и других стран.

Изменились и методы влияния на молодежь. Наиболее характерная особенность этих изменений состоит в том, что термин “воспитание” практически никогда не фигурирует среди провозглашенных целей деятельности высшей школы. Почти невозможно найти его и в тех документах или решениях, которые содержат перечень проблем, требующих экстренного решения.

  Например, в документах весьма важной конференции ЮНЕСКО по проблемам высшего образования (Высшее образование в ХХІ веке: подходы и практические мероприятия, Париж, 5-9 октября 1998 г.) полностью отсутствует тема "воспитание". В проблематику этой конференции вошли лишь четыре вопроса: 1) соответствие высшего образования требованиям настоящего; 2) его качество; 3) финансирование и управление высшим образованием; 4) взаимодействие и сотрудничество в сфере высшего образования [3]. Лишь среди рекомендаций этой конференции есть указание на то, что организаторы и руководители систем образования должны идти навстречу студентам и преподавателям, ценить их как активных участников учебного процесса, взаимодействовать с ними на принципах равенства и уважения к способностям и личностным приоритетам [3, 5].

  Все это считаем следствием того, что в демократических странах "воспитание студентов" не является выделенной и важной задачей руководства и коллективов вузов. Оно - одна из многих частей довольно широкой проблемы социализации всех представителей молодого поколения усилиями всего общества. Именно поэтому в главном континентальном педагогическом журнале “Higher Education in Europe” (Высшее образование в Европе), выходившем под эгидой ЮНЕСКО, лишь отдельные статьи среди многого другого касаются темы "воспитание”. Чаще всего их авторы на базе анкетирования и других средств анализируют общественное положение студенчества под углом зрения его подготовленности к жизни в правовом и демократическом государстве.

  Для объяснения этого явления мы выскажем допущение, что в развитых демократических странах студенчество рассматривается по особым принципам, которые еще не приобрели широкого распространения в Украине. Речь идет прежде всего о принципе личностной автономии и высокого уважения к правам человека и выполнению всех положений мировой Конвенции о правах человека. Подчеркнем - в тексте нашей Конституции и в положениях уже принятых образовательных законов акцентируется, что и в Украине должны гарантироваться все положения указанной Конвенции.

  Но есть еще другие важные причины кажущегося отсутствия “воспитания” студентов в развитых странах. Во-первых, в них нет вузов, которые были бы подобны нашим высшим школам I-ІІ уровней аккредитации. На Западе доступ к высшему образованию имеют лишь лица, закончившие полную среднюю школу или другое учреждение аналогичного образовательного уровня. Если учесть, что “западное” среднее образование длится 12, 13 или (изредка) 14 лет, то становится понятным, почему в университетах Запада не найти подростков или лиц в возрасте 17-18 лет. В развитых странах высшее образование получают молодые люди, которые небезосновательно считают себя взрослыми - многим из них свыше 25 лет. Неудивительно, что в странах Запада считают: подобные студенты не нуждаются в “воспитании” как мелочной опеке, регламентировании и ежедневном «управлении».

   Здесь весьма уместно акцентировать молодость украинских первокурсников, ведь все их ровесники на Западе еще даже не приблизились к выпускным экзаменам. В таблице 1 указано возрастное распределение украинских студентов дневной формы обучения за большой период.

Таблица 1

Эволюция распределения студентов дневной формы обучения по возрасту в вузах Украины университетского уровня [9]

 

Возраст (лет)

Вузы III и IV уровней аккредитации (2002)

Вузы III и IV уровней аккредитации (2007)

Вузы III и IV уровней аккредитации (2012)

Дневное обучение

Всего студентов

Дневное обучение

Всего студентов

Дневное обучение

Всего студентов

14 лет и меньше

323*

325*

825*

825

542

642*

15 лет 

10 497*

10 518*

19 639*

19 648*

26 616*

26 852*

16 лет

19 217*

20 347*

35 067*

36 663*

45 991*

46 930*

17 лет

163 938*

189 430*

209 009*

241 825*

135 706*

148 572*

18 лет

186 560

234 366

259 210

322 269

208 635

244 895

19 лет

165 203

224 425

240 783

326723

212 409

272 206

20 лет

146 935

214 236

212 626

315 719

204 175

285 067

21 год

121 639

181 225

170 142

279 779

167 690

262 949

22 года

61 714

126 690

86 583

190 127

87 918

178 079

23 года

24 758

85 069

29 443

118 838

31 667

104 520

24 года

10 318

67 122

12 341

89 593

10 684

71 302

25-29 лет

7 921

101 626

10 742

245 930

9 796

203 573

30-34 года

1 805

51 256

1 485

73 423

1 666

56 475

35 лет и старше

584

31 414

800

57 191

1 468

52 727

Вместе

921 412

1 548 049

1 288 695

2 318 553

1 144 963

1 954 789

 Примечание: * Звездочкой мы выделяем те группы студентов, которые имеют наименьший возраст и, очевидно, составляют основную массу первокурсников Украины в учреждениях университетского уровня

     Высокий средний возраст студентов в вузах Запада стал важной причиной того, что в сфере формирования основ поведения и деятельности студентов развитые демократические страны уже отказались от всё еще не ликвидированной у нас авторитарной педагогики. Высшее образовательное руководство и администрация вузов никогда не акцентируют понятия “воспитательного влияния”, отдавая преимущество косвенным средствам формирования у молодежи надлежащего мировоззрения и желательного для демократического социума канона индивидуального и коллективного поведения. Это особенно хорошо заметно в странах, которые уже довольно далеко отошли от индустриального общества с его склонностью к стандартизации, нормированию, соблюдению усредненных параметров и приблизились к обществу знаний, большинство граждан которого будут составлять автономные, ответственные и хорошо профессионально подготовленные личности - профессионалы своего дела.

   Ученые Запада убеждены в том, что сформировать подобного профессионала и личность на основе норм, стандартов и традиционного для прошлых времен воспитательного влияния невозможно. Пришлось изобрести новые средства влияния на студентов и молодежь, среди которых чаще всего фигурируют социологические исследования и консультирование.

   В отличие от СССР, в странах Запада уже довольно давно возникла и развилась социология. В секторе высшего образования распространенной практикой стало периодическое углубленное социологическое исследование приоритетов и взглядов молодежи. Чаще всего определяют:

- отношение студентов ко всем важным аспектам политической и экономической жизни страны и участие в них;

- отношение к главным и второстепенным аспектам текущей жизни вузов (жилищные условия, защита здоровья, спортивные и разнообразные культурные услуги, доступ к учебной и вспомогательной информации и другое);

- участие в разнообразных формальных и неформальных организациях;

- занятия в свободное время;

- взаимодействие и контакты с ровесниками из других вузов своей страны и других стран Европы и т.п..

   Показатели таких анкетирований используются во время написания научных статей. Одновременно они вместе с разнообразными комментариями и анализом получают широкую печать. Это дает надежный фактологический фундамент для научных дискуссий, выделяет среди многих других наиболее жгучие проблемы. Участие в обсуждении известных журналистов и политических обозревателей предопределяет острую и быструю реакцию на жизнь и настроения студенчества всех заинтересованных лиц и агентств (включая центральные государственные политические и образовательные учреждения).

   Подобная широкая заинтересованность стимулирует и студентов и их организации, создавая предпосылки для их участия в решении проблем деятельности как отдельных вузов, так и всего сектора высшего образования. Заметим, что в дискуссиях вокруг высшего образования обязательно принимают участие политические партии и наибольшие общественные объединения - профсоюзы, ассоциации студентов, преподавателей, вспомогательного персонала и др. Типичным примером можно считать Болонский процесс - согласование систем высшего образования западноевропейских стран и формирование “европейского образовательного пространства высшего образования” ([5; 10; 13] и др.). Хотя этот процесс начали министры образования и другие правительственные представители, на всех стадиях равноправно принимали участие европейские студенческие организации.

   Если в развитых демократических странах социологические исследования играют основную роль на пространстве всего общества, то система консультирования имеет полюсом активности университетские кампусы или учебные помещения. Вершиной западной модели сопровождения, консультирования и поддержки развития студента  является “тьюторство”, распространенное в Великобритании и тех странах, которые используют “оксбриджскую” (британскую) модель высшего учебного заведения. В последнее время оно вызвало любопытство ученых и педагогов Украины.

   Напомним, что настоящее тьюторство заключается в систематическом многолетнем контакте между наставником-преподавателем и сравнительно малой группой студентов, работа с которыми идет исключительно на индивидуальных началах. Численность этих групп так мала, что в процессе расширения британской высшей школы и современного перехода от ее элитарного варианта к массовому (охват обучением свыше трети молодежи студенческого возраста), этот тип наставничества уступает место более дешевому и приемлемому средству - специализированным консультационным агентствам в составе университетов или других учебных заведений.

   Опираясь на источник [16], рассмотрим детальнее работу типичного (и успешного) консультационного агентства в университетах стран Запада. Пример касается университета Саут Бенк (South Bank University), где в среднем 50% (в отдельные годы - до 75%) первокурсников имеют возраст 21 год и больше.

   В статье указывается, что в недалеком прошлом консультационные службы университета Саут Бенк действовали по старым образцам. Определенные недостатки побуждали руководство университета реорганизовать структуры центра. Раньше он состоял из многих рассредоточенных подразделений, специализированных только на одной услуге. После реформы образовался объединенный центр, служащие которого имеют хорошие возможности для сотрудничества, для объединения усилий с целью решения каждой проблемы и помощи отдельному студенту. Для последнего сокращается затраты времени на посещение многих лиц с вынужденным и довольно продолжительным объяснениям каждому из них своих проблем, нужд и неурядиц.

   Переход от рассредоточенной до централизованной схемы построения служб консультации и помощи оказался удачным шагом. Централизованная служба поддержки студентов быстро доказала свою высокую эффективность и без дополнительного финансирования дала возможность расширить круг услуг для студентов, сделать их комплексными, следовательно более результативными.

   Для работников высшей школы Украины и России может быть интересным полный перечень задач и услуг подобного общеуниверситетского консультационного центра британского образца:

- первичное ознакомление со студентами, определение приоритетов и нужд относительно жилых условий, поселение и размещение;

- выполнение формальностей относительно официального зачисления студентов в университет;

- обеспечение ухода за детьми для семейных студентов;

- создание условий для удовлетворения религиозных нужд;

- медицинские услуги и здравоохранение;

- финансовые рекомендации юристов и менеджеров-профессионалов;

- консультации и общение со специалистами по разнообразным личным вопросам;

- подготовка кураторов (тьюторов) университета к выполнению своих функций, в частности, консультирования студентов по личным вопросам;

- профессионально-производственные консультации, помощь в поиске работы;

- совместно с финансовым отделом университета консультационный центр решает вопрос получения студентом займов или другой материальной помощи, рассматривает и обосновывает случаи освобождения от требования их возвращения или сокращения возвращаемой части займа и др.;

- организация услуг студентам с ограниченными физическими возможностями;

- разнообразное содействие целесообразности занятий студентов в свободное время. Это развитие физкультуры и спорта, туризма разных видов, взаимодействия и контактов со студентами и вузами из других стран  и т.п..

     Централизация служб центра дала высочайший положительный эффект во время работы со студентами-иностранцами, облегчила и ускорила решение их проблем. Большой выигрыш от этих инноваций наиболее заметен в критические моменты учебного года - во время массового прибытия студентов накануне начала обучения; больших праздников и продолжительных каникул и т.п.. Среди других преимуществ проведенных изменений автор статьи [16] особенно выделяет быстрое повышение профессиональной квалификации сотрудников службы консультации, облегчение обращений к административной иерархии и пирамиде студенческого самоуправления, возможность для студентов получения разнообразнейших услуг и консультаций в одном и том же месте. Как и следовало ожидать, университеты Великобритании стали привлекательнее для иностранцев, количество которых за последние двадцать лет почти утроилось. Можно лишь посетовать, что этого же не случилось в Украине.

   Укажем, что среди многих проектов, которые поддерживает Совет Европы, отдельные касаются изучения организации профессиональной ориентации подростков на двух стадиях: 1) во время перехода с младшей, как правило, непрофильной средней школы в старшую школу (лицей), в которой молодежь получает образование согласно определенным профилям; 2) в момент выбора вуза после получения школьного аттестата. Например, в источнике [15] детально рассмотрен опыт семы стран Западной и Центральной Европы подобной профессиональной ориентации молодежи и психологической и другой поддержки студентов во время обучения в вузах. На наш взгляд, наиболее интересным и перспективным для использования в Украине является опыт этих стран в организации профессиональной подготовки тех лиц, которые постоянно работают с двумя группами клиентов - молодежью и старшими лицами, желающих изменить профессию или учиться для расширения своих индивидуальных возможностей.

   На наш взгляд, эффективное развитие консультационных служб украинских вузов должно предусматривать как использование всего позитива предыдущего опыта социализации студенческой молодежи путем воспитательного влияния кураторской деятельности и групповой работы, так и заимствование лучшего опыта университетов Запада. Заметим, что было бы целесообразным отказаться от использования термина “воспитание” относительно студенчества, ведь профессорско-преподавательский состав должен создать максимально благоприятные условия для саморазвития каждого студента.

                                                              Литература

1. Билык Л.И. Методологические подходы к организации работы кураторов в высшей школе // Проблемы образования. Науч.-метод. сборник. - Выпуск 29. - 2002. - С. 25-32. (на укр.яз.)

2. Бойко А. М. Тьюторство: средство удовлетворения образовательных нужд личности, страны и общества // Историко-педагогические исследования: Научный журнал НПУ имени М.П.Драгоманова. - К.: Изд-во НПУ ім. М.П.Драгоманова, 2011. - Вип. 5. - С. 58-61 (на укр.яз.)

3. Высшее образование в XXI веке: подходы и практические меры. Всемирная конференция по высшему образованию. ЮНЕСКО, Париж, 5-9 октября 1998 г. - Париж, 1998. - 90 с

4. Добрускин М. Гуманизация как стратегическое направление технического образования // Родная школа. - №12. - 2001. - С. 13-16. (на укр.яз.)

5. Згуровский М. Болонский процесс: путем европейской интеграции // Зеркало недели. - №40.18 октября 2003 г. - С. 17.

6. Кремень В.Г. Образование и наука Украины: пути модернизации (Факты, раздумья, перспективы). - К.: Грамота, 2003. - 216 с. (на укр.яз.)

7. Лукашевич Н.П., Солодков В.Т. Социология образования: Конспект лекций / Под ред. Н.П.Лукашевича. - К.: МАУП, 1997. - 224 с. (на укр.яз.)

8. Основы практической психологии / В.Панок, Т.Титаренко, Н.Чепелєва и др.: Учебник. - К.: Лыбедь, 2003. - 536 с. (на укр.яз.)

9. Основные показатели деятельности ВНЗ Украины на начало 2011/12 учебного года // Высшее образование. - 2012. - №5. - С. 65-117 (на укр. языке)

10. Сбруєва А. Болонский процесс: поиски путей повышения конкурентоспособности европейской высшей школы // Путь образования. - №1. - 2002. - С.18-21. (на укр.яз.)

11. Система образования в Украине: состояние и перспективы развития / “Центр Разумкова 2002. Отчет за 2001 г.”. - Киев, 2003. - С. 574-594. (на укр.яз.)

12. Соколова И. Институт кураторов в вузе // Образование и управление. - 1998. - №4. - С. 74-82. (на укр.яз.)

13. Сулима Е. Неотложные задачи системы высшего образования на новом этапе Болонского процесса // Высшая школа. – 2010. - №11. – С. 5-13 (на укр.яз.)

14. Фоменко М. Приоритет воспитательной работы // Высшее образование Украины. - №3. - 2002. - С. 47-49. (на укр.яз.)

15. Bimrose J. Guidance and Counselling for Higher Education. – Council of Europe, UCAS, 1996. – 75 p.

16. Perry of Southwark. Un departement de service integres pour les etudiants // Enseignement superieur en Europe. – Vol. XIX. – No.3. – 1994. – p. 61-64.

________________________ 

© Бойчук Елена Сергеевна

Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum