Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Образование
Интернационализация мирового высшего образования и интеграционные надежды Украины
(№9 [265] 05.07.2013)

  Среди характерных последствий глобализации и других больших экономических и политических общеземных процессов для сектора высшего образования можно указать объединение увеличения количества студентов в абсолютном большинстве государств мира с активизацией их „мобильности” - выполнения части или полной программы обучения в зарубежных вузах [1]. В научном обращении во время описания подобных явлений с участием многих государств и еще большего числа вузов, постепенно утверждались термины, опиравшиеся на французское прилагательное „интернациональный” (international). Это сложное слово ведет свое происхождение из латыни (inter - между, nation - народ) и в украинском языке без искажения его содержания воспроизводится как „международный”. Но для предпринятого нами исследования важно то обстоятельство, что на его основе приобрело согласованное содержание существительное „internationalisation”, применяемое в мировой теории и практике для охвата разнообразнейших изменений и инноваций в образовательных системах всех стран, причиной которых всегда выступают взаимодействия просвещенцев, ученых и руководящих органов разных государств в обширной сфере обучения, воспитания и профессиональной подготовки.

  В этой статье наш анализ будет касаться явления „интернационализации” в указанной сфере зарубежных государств и Украины. Этот термин все еще остается среди малоупотребительных, несмотря на вполне заметное распространение сравнительно-педагогических исследований в современной Украине – появление сотен статей о разных аспектах образования, издание книг и монографий, защита десятков диссертаций по педагогическим наукам. Например, в библиографическом указателе 2007 года издания [2], содержащем данные о пяти с половиной тысячах публикаций о высшем образовании за все годы независимости, всего шесть содержат в названии термин „интернационализация” [3-8].

  Детальное ознакомление с большинством доступных в Украине педагогических словарей и энциклопедий удостоверило, что украинские и русские издания не содержат объяснений понятия „интернационализация”, хотя оно и присутствует в тексте нескольких статей, касающихся международных организаций, процессов и явлений [9; 10] и др. А вот в изданиях развитых государств Запада термин „Internationalization” (или в варианте Internationalisation) стал обычным явлением еще с 1980-х лет (пример - сразу несколько разнообразных статей в многотомной Международной образовательной энциклопедии - The International Encyclopaedia of Education, второе издание которой насчитывает свыше 8000 страниц [11]).

  Есть все основания рассматривать это невнимание к международным образовательным явлениям и инновационным тенденциям следствием того, что украинские ученые получили возможность исследовать их и писать объективные статьи и другие труды совсем недавно. Во времена существования СССР политика государственной замкнутости и вынужденного самообеспечения стала главной причиной концентрации на внутренних явлениях, ограничения публикаций об образовательных событиях в других странах. Даже о делах в странах социалистического лагеря украинские ученые-педагоги писали очень редко.

  Но наибольшие потери политика изоляционизма руководителей СССР вызвала в сфере образовательных и культурных межгосударственных и личностных обменов. Были почти полностью ликвидированы все те университетские традиции открытости на Европу и мир и значительной мобильности преподавателей, чем отличались во времена Российской империи учреждения, расположенные на украинских территориях. Весьма малая продолжительность периода горбачевской перестройки и жесткие условия экономического упадка 1990-х годов стали тем тормозом, который серьезно помешал украинским вузам быстро развить международные связи и стать равноправной частью европейского пространства высшего образования и фундаментальных научных исследований.

  Ситуация была бы еще хуже, если бы не любопытство к Украине и ее образованию многих стран Запада и существование в них программ развития демократии на территориях уже исчезнувшего Варшавского договора (известнейшая среди них программа TEMPUS-TASIS). Можно также поблагодарить фонд „Возрождения” миллиардера и образовательного мецената Дж.Сороса, другие проекты Европейского Союза (ЕС) и индивидуальные усилии отдельных стран (прежде всего - Германии). Благодаря этой помощи ниточка взаимодействия не перерывалась даже тогда, когда экономический кризис в несколько раз уменьшил обычный для вузов Советской Украины объем бюджетного финансирования.

  Годы независимости стали периодом увеличения количества и качества научно-педагогических исследований зарубежной и национальной высшей школы. Собственно, стартовать пришлось почти из нулевого уровня, ведь в СССР педагогическая наука и сотрудники Академии педагогических наук интересовалась исключительно народным образованием (дошкольной подготовкой и школой, а также учреждениями для подготовки учителей). Все другие специальные и высшие учебные заведения находились далеко вне их внимания, ведь подчинялись особому министерству, которое фактически было важной частью оборонно-промышленного комплекса сверхдержавы.

  Неудивительно, что для руководства высшей школы Украины и коллективов вузов международные контакты и даже установление своего положения в аспектах сравнительных характеристик с зарубежными аналогами стали настоящими новыми проблемами, где нельзя было опереться на „национальные традиции” и большой опыт предшественников. Пришлось тратить усилия и на постепенное овладение международной образовательной терминологией, чему помогла упомянутая зарубежная помощь и активизация участия Украины в ЮНЕСКО как вполне полноправного члена, а не весьма несамостоятельной части делегации Советского Союза.

  Уже в начальные годы независимости руководители образовательной системы и ученые-педагоги Украины впервые углубленно познакомились с явлением, получившим название „интернационализация высшего образования”, и начали создавать научные труды на эту тему. Наш анализ этих событий удостоверил факт значительной „медлительности” вовлечения в украинское научное обращение термина „интернационализация”. Об этом убедительно свидетельствуют многочисленные статьи первой в Украине специализированной коллективной монографии „Современные системы высшего образования: сравнение для Украины” [12], созданной в 1997 г. в только что возрожденном Национальном университете „Киево-Могилянская академия” (НаУКМА), на тот момент уже успевшего занять позицию всеукраинского лидера в использовании в учебном процессе и научных исследованиях английского языка. Несмотря на это, термин „интернационализация” в этой большой книге почти не используется, а среди возможных зарубежных источников указан всего один - небольшая брошюра „Changement et developpement dans l'enseignement superieur: document d'orientation” (ЮНЕСКО, 1995) [13]. Отсутствует он и в наиболее информативной сравнительно-педагогической монографии того периода - книге К.Корсака [14]. Практически тоже самое можно сказать и о более поздней книге В.Яблонского „Высшее образование Украины на рубеже тысячелетий: Проблемы глобализации и интернационализации” [8]. Ознакомление с текстом удостоверило, что В.Яблонский использовал только парный термин „глобализация и интернационализация”, не помышляя об их дифференциации и детальном анализе всего процесса интернационализации.

  Ощутимый прогресс в исследовании интернационализационных явлений в образовании датируется уже первыми годами нового столетия. Во второй книге К.Корсака „Высшее образование и Болонский процесс” есть небольшой параграф с названием „Интернационализация высшего образования” [15]. В нем подчеркивается факт существования многих внеобразовательных факторов глобального и национального происхождения, принуждающих ведущие университеты (и даже большие сектора высшего образования) осуществлять те или другие изменения. К этим внешним факторам принадлежит прежде всего образование тесных региональных политических объединений стран с почти общим рынком труда и свободным обменом рабочей силой (пример - Европейский Союз). Большое влияние на университеты оказало углубление международной взаимозависимости, активизация конкуренции на рынках торговли и труда, снижение барьеров на границах и усиление перемещения ученых из одних государств в другие. Последнее явление названо в материалах СМИ как „утечка мозгов” и чаще всего подвергнется критике (в советский период его считали особо опасным проявлением неоколониализма и хищнической политики ведущих империалистических государств).

  Возник консенсус относительно общих тенденций изменений высшего образования в аспектах развития интернационализации - завершение формирования мирового рынка образовательных услуг, где ведущие государства мира будут получать большую прибыль от обучения молодежи из развивающихся стран. Не детализируя объем этого рынка в данный момент и перспективы его изменений в будущем, отметим, что К.Корсак концентрируется в своей книге на тех изменениях в учебно-воспитательном процессе, которые происходят под давлением внешних глобализационных влияний и могут быть названы „интернационализацией учебных планов”. Лаконичность изложения в первоисточнике дает нам возможность привести полную типологизацию изменений в учебных планах, принадлежащих к группе интернационализационных:

1)      „Введение в учебные планы „интернациональных” дисциплин (международное право, международная торговля, континентальный менеджмент и т.п.).

2)      Интернационализация учебных планов путем осовременивания содержания традиционных дисциплин примерами и темами международных сравнений.

3)      Учебные планы, рассчитанные на студентов-иностранцев.

4)      Учебные планы по подготовке национальных и зарубежных резидентов к „международным” профессиям (для открытого наднационального рынка труда или для службы в международных фирмах и агентствах).

5)      Учебные планы на иностранных языках, ориентированные на межкультурную коммуникацию и предоставляющие молодежи мультикультурные знания и навыки.

6)      Междисциплинарные учебные планы типа региональных или тематических студий, перекрывающих в информационном аспекте две страны и больше.

7)      Учебные планы, выводящие на объединение или двойственность дипломов и их признание в двух или нескольких странах.

8)      Учебные планы с „международной” обязательной частью, которую студенты получают в другой стране от преподавателей зарубежных учреждений высшего образования” [14, с. 76-77].

  Ознакомление с этим перечнем свидетельствует о том, что на современном этапе еще не может быть и речи о поисках руководителями университетов одной страны таких учреждений за рубежом, с которыми можно было бы образовать объединенное учреждение с общим бюджетом и другими не менее важными последствиями. Современные тенденции состоят в том, что наиболее инициативные и предусмотрительные университеты развитых странах учитывают формирование открытого мирового рынка высококвалифицированного труда и предусмотрительно реагируют путем изменений своих учебных планов, Чаще всего они вводят новые дисциплины и модернизируют содержание прежних таким образом, чтобы их выпускники гораздо успешнее выполняли свои функции не только в родной стране в условиях ее сотрудничества с зарубежьем, но и имели как можно больше преимуществ в трудоустройстве перед коллегами с дипломами других вузов не только в родной стране, но и за рубежом.

  Не нуждается в дополнительных доказательствах актуальность учета подобных интернационализационных явлений руководителями образовательной системы Украины и коллективами университетов и других вузов. Для повышения результативности мы считаем недостаточным скрупулезное выполнение Украиной положений Болонской декларации относительно перехода от структуры образования „специалист - кандидат наук - доктор наук” к болонскому варианту „бакалавр - магистр - PhD”. Главная причина – полная неподготовленность рынка труда в Украине к эффективному „использованию” бакалавров и PhD.

  Если акцентировать факты, а не мифы, то нужно признать неспособность нашей системы образования подготовить бакалавров, обученных не второстепенной деятельности, а самостоятельному труду. Главная причина профессионального отставания наших бакалавров от британских или ирландских состоит в отличиях программ среднего и высшего образования. Наша лишь чуть-чуть профилизированная 11-летняя школа не успевает качественно подготовить своих выпускников к эффективному усвоению сложных учебных курсов университетов, начиная с первого курса, а не второго или даже третьего. Необходимо не 3-4 года, как в Великобритании, а 4-5 лет для формирования достаточной профессиональной компетентности не только врача, но и физика, химика или адвоката (нам могут возразить, что в отдельных специальностях, подобных менеджменту гостиничного сервиса, это все же возможно).

  Планируя дальнейшее развитие интеграции Украины в общее европейское пространство высшего образования и научных исследований, необходимо стараться вывести наше высшее образование на уровень европейских требований и стандартов не через формальное введение новых титулов или названий для имеющихся вузов, а путем интернационализации и интенсификации содержания обучения детей и молодежи в средних и высших учебных заведениях.

  Однако, осуществляя подобные мероприятия, нужно быть осмотрительным и не вводить те инновации, которые от нас никто и не требует для обязательного осуществления. Даже интернационализация в бездумном варианте может оказаться вредной, как это убедительно доказывают отдельные зарубежные исследователи (пример - статья Д.Найта [16]).

  Эта публикация особенно интересна тем, что воссоздает не личную мысль канадского ученого, а обобщает последствия проекта, осуществленного в 2005 году специалистами Международной ассоциации университетов (International Association of Universities - IAU) почти в ста странах мира - во всех развитых и в 58 странах третьего мира. Организаторы были поражены тем, что свыше 70% анкетированных высказали убеждение в том, что с интернационализацией связаны значительные риски для многих вузов. Процитируем:

  „Основные риски связаны с коммерциализацией высшего образования и преобразованием в товар учебных программ, увеличением количества заграничных „липовых” дипломов и низкокачественных провайдеров, а также с „утечкой мозгов”. Причем опасение относительно коммерциализации образования, высказали представители как промышленно развитых, так и стран третьего мира. Полученные данные отличаются от результатов аналогичного опрашивания, проведенного в 2003 г.: тогда на первом месте среди рисков, связанных с интернационализацией высшего образования стояла именно „утечка мозгов”. Примечательно и то, что в опрашивании 2005 г. такие риски, как потеря культурной или национальной идентичности, снижение качества образования, гомогенизация (или стандартизация) учебных программ так же, как в опрашивании 2003 г., заняли последние места. Сравнение двух опрашиваний свидетельствует о том, что за три последних года существенным образом возросли опасения по поводу коммерциализации высшей школы, превращения в товар учебных программ и значительного расширения маркетинга образовательных услуг. В то же время 60% опрошенных не считают, что главным проводником коммерциализации образования является Соглашение ВТО по торговле услугами (ГАТС) [16, с. 79].

  Как и следовало ожидать, существует значительная географическая дифференциация в оценках риска и отрицательных последствий процесса интернационализации высшего образования. Их акцентировали половина вузов Северной Америки и свыше 4/5 представителей Африки. Из этого очевидного факта не следует делать вывод, что подобная предубежденность характерна для всех развивающихся государств. Оказалось, что практически во всех странах Латинской и Южной Америки, где крепкие позиции имеет сектор негосударственного высшего образования, властвует убеждение в потому, что угроза „утечки мозгов” намного слабее более серьезных вызовов к национальным высшим школам - преодоление ограниченности доступа к высшему образованию и потеря культурной идентичности под давлением мировых СМИ, Интернета, кино- и телеиндустрии. 

  Относительно возможных выгод от интернационализации высшего образования оценки и позиции оказались намного единодушнее:

  „Среди наиболее важных выгод, которые получает высшее образование от интернационализации, респонденты выделили ориентацию преподавательского состава и студентов на образование мирового уровня, а также высокий профессиональный уровень преподавателей. Что касается возможности увеличить доходы вузов, то это выгода оказалась на более низкой позиции. Отчасти это объясняется преобладанием среди опрошенных представителей из развивающихся стран. В целом, как показал опрос, большинство университетов не рассматривают интернационализацию как источник получения доходов” [16, с. 80].

  В своих персональных выводах из этих и других количественных показателей Д.Найт делает ударение на том, что указанная „скромность” относительно финансовых прибылей и других явлений большинства вузов является всего лишь временным явлением. Если взглянуть в ближайшее будущее, то легко предсказать влияние на набор абитуриентов в вузы демографических спадов во все большем количестве стран вместе с ростом количества самих учреждений. Это неизбежно обострит соревнование между ними не просто за самых талантливых молодых людей, питающее явление „утечки мозгов ”, но и вообще „за возможных студентов”.

  Дополняя Д.Найта, отметим, что вектор изменений, вызванных демографией в развитых странах, может оказаться направленным на ограничение прибылей от студентов-иностранцев, даже больше - на внедрение государственных субсидий для привлечения той части молодежи из других стран, которая в перспективе способна ликвидировать демографические угрозы и поддержать экономическую и другую активность заинтересованных стран.

  Подобное изменение мы считаем вполне реальным и выгодным, например, для Германии. В последние годы там произошло значительное ускорение в развитии фундаментальных научных исследований и создание на этой основе принципиально новой продукции - сверхпроводящих электрических кабелей большой мощности, противоракового лекарства, способное уничтожить произвольное количество метастазов на любой стадии заболевания и др. [17].  Можно предсказать, что страна именно на пути внедрения сверхвысоких технологий увеличит свои экспортные способности и будет иметь гораздо больше средств, чем, например, от продажи автомобилей. Именно эти прибыли и могут пойти по приглашение студентов-иностранцев с предоставлением им после окончания вузов рабочих мест в самой Германии. Активное участие Германии в Лиссабонском проекте 2000-го года также свидетельствует в пользу того, что наш прогноз на будущее не является фантастикой.

  В заключение укажем, что Украина и Россия окажутся очень желательными партнерами для Германии и других стран-лидеров Европейского Союза именно под углом зрения только что указанных приоритетов. Поэтому образовательное и научное сотрудничество нужно развивать по возможности активнее, ведь квалифицированный украинец через экономику Германии сможет эффективнее помочь себе, своей семье и Отчизне, не боясь нашей безработицы, политической стагнации и отсутствия любых серьезных перспектив. Мы все еще имеем определенные шансы на ускорение интеграции не только в образовательно-научное, но и в экономическое пространство объединенной Европы.

 Литература

1. Philip G. Altbach, Liz Reisberg, Laura E. Rumbley Trends in Global Higher Education: Tracking an Academic Revolution. A Report Prepared for the UNESCO 2009 World Conference on Higher Education. – Paris, UNESCO, 2009. – 278 p.

2. Інновації як фактор модернізації та підвищення якості вищої освіти: Бібліографічний покажчик / Укладачі: Н.В.Артикуца, О.М.Клоченок, Т.О.Ліщук; За ред. Н.В.Артикуци. - К.: Стилос, 2007. - 616 с

3. Сбруєва А. А. Болонський процес як європейський вимір глобальної інтернаціоналізації вищої освіти // Педагогічні науки: Зб. наук. пр. Сумськ. держ. пед. ун-ту ім. А. С. Макаренка. Ч. 1. - Суми, 2005. - С. 340-348

4. Костельна Л. Особливості інтернаціоналізації системи освіти та сучасних технологій навчання // Наук. вісн. Чернівец. ун-ту. Сер.: Пед. і психол. - Вип. 184. - Чернівці: Рута, 2003. - С. 48-5

5. Патора Р. Умови і перспективи інтернаціоналізації національних систем освіти // Економіка промисловості. - 2002. - №1. - С. 14-18

6. Темненко В., Сайдаметова 3. Тенденції вищої освіти XXI ст. — десакларізація, інтернаціоналізація та інтернетизація // Освіта і управління. - 2002. - Т. 5. - № 1. - С. 95-103

7. Піч М. Глобалізація освіти в Іспанії: від ізоляції через інтернаціоналізацію до глобалізації // Вища школа. - 2001. - №2-3. -С. 93-101

8. Яблонський В. А. Вища освіта України на рубежі тисячоліть: Проблеми глобалізації та інтернаціоналізації. - К., 1998. - 228 с.

9. Енциклопедія освіти / Акад. пед. наук України, головний ред. В.Г. Кремень. — К.: Юрінком Інтер, 2008. — 1040 с.

10. Российская педагогическая энциклопедия: В 2 тт. /Гл. ред. В. В. Давыдов.— М.: Большая Российская энциклопедия, 1993 – 608 с, ил. Т. 1 – А – М – 1993

11. The International Encyclopedia of Education. Second Edition / Edit. Husen T., Postlethwaite T.N. – Oxford, New York, Tokyo, Pergamon. 1994. – Vol.1-11. – 8055 р.

12. Сучасні системи вищої освіти: порівняння для України / За заг.ред. В.Зубка. – К.: Вид. дім „KM Academia”, 1997. – 290 с.

13. Changement et developpement dans l’enseignement superieur: document d’orientation. — UNESCO, Paris, 1995. — 45 p.

14. Корсак К.В. Світова вища освіта. Порівняння і визнання закордонних кваліфікацій і дипломів / за заг. ред. проф. Г.В.Щокіна: Монографія. – К.: МАУП-МКА, 1997. – 208 с.

15. Корсак К. В. Вища освіта і Болонський процес: Навч. посіб. / К. В. Корсак, І. О. Ластовченко. — К.: МАУП, 2007. — 352 с.

16. Найт Д.Ж. Интернационализация образования приносит не только пользу // Экономика образования. – 2007. - №5. – С. 79-81

17. Альфой по раку (В зарубежных лабораториях) // Химия и жизнь. – 2012. - №7. – С. 18-19

_______________________ 

© Дебич Мария Андреевна

Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum