Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Наука и техника
Риоджи Нойори и его киевская лекция
(№11 [267] 15.08.2013)
Автор: Александр Пилипенко

     22 июля 2013 г. в Большом конференц-зале НАН Украины состоялась лекция «Наука формирует наше будущее» («Science Shapes Our Future») выдающегося японского химика, одного из наиболее влиятельных современных ученых, организаторов науки и общественных деятелей, лауреата множества премий и научных наград, включая Нобелевскую премию в области химии за 2001 г., члена самых престижных академий и научных обществ мира Риоджи Нойори (Ry?ji Noyori).

Визит профессора Нойори в Украину и его лекция были организованы посольством Японии в Украине совместно с Президиумом Национальной академии наук Украины.

Г-н Нойори прибыл в Украину по приглашению чрезвычайного и полномочного посла Японии в Украине Тоичи Саката (назначен в сентябре 2011 г.). Профессор Нойори упоминал о нем в своей лекции не только в связи с этим обстоятельством, но и как об одном из руководителей проекта создания суперкомпьютера К производительностью свыше 11 петафлопс (квадриллионов операций в секунду). Ныне суперкомпьютер К - самый быстрый в мире, но успех этого проекта уже инициировал создание суперкомпьютера с производительностью на два порядка выше. Проект по разработке суперкомпьютера К был начат в 2006 г., его бюджет превышал 1 млрд американских долларов. Сборка системы, включающей около 90 тыс. процессоров, осуществлена в 2010–2012 гг. в городе Кобе в Институте физико-химических исследований (сокращенно RIKEN), возглавляемом с 2003 года профессором Риоджи Нойори.

Нажмите, чтобы увеличить.
Риоджи Нойори
 RIKEN, этот самый крупный в Японии научно-исследовательский институт, сопоставим с государственными академиями наук других стран, его бюджет превосходит бюджет НАН Украины, он имеет пять отделений по стране и ряд зарубежных подразделений. Институт создан в 1917 г. и достиг значительных успехов в самых разных областях – физике, химии, биологии, медицине, инженерном деле. Нынешний посол Японии в Украине причастен также к созданию в RIKEN’е рентгеновского лазера XFEL (X-ray Free Electron Laser) с самой короткой длиной волны и ускорителя третьего поколения SPring-8  (Super Photon ring – 8) с самой высокой энергией 8 Гэв. Профессор Нойори в своей лекции выразил признательность присутствовавшему дипломату, ученому и организатору науки Тоичи Сакате за его, как было сказано, героические усилия в этом деле. Конечно, заслуга в осуществлении этих проектов Риоджи Нойори, как директора RIKEN, была не менее значимой.

Самого профессора Р. Нойори представил академик-секретарь Отделения химии НАН Украины академик Владислав Гончарук. Некоторые факты из жизни гостя и его заслуги перед наукой и обществом отметили также вице-президент НАН Украины академик Антон Наумовец и посол Тоичи Саката. Об истории своей жизни подробно рассказал и сам профессор Нойори, связывая жизненные обстоятельства с выбором профессии и научными достижениями. Научная биография этого ученого представляет большой интерес, поскольку она является важной частью истории химии асимметрического синтеза. Автобиография нобелевского лауреата представлена на сайте Нобелевского комитета [1]; там же размещена его Нобелевская лекция с изложением основных научных результатов [2], которые Р. Нойори представил также в ряде других работ [3, 5 и др.].  

Риоджи Нойори родился 3 сентября 1938 г. в пригороде Кобе; вскоре семья переехала в сам этот город. Риоджи был старшим сыном у Канеки и Сузуко Нойори, рос с двумя братьями и сестрой. Г-н Канеки был директором по исследованиям одной химической компании и сильно повлиял на жизненный путь Риоджи.

Детство Риоджи было тяжелым, как и жизнь большинства его соотечественников того времени. В 1945 г., когда Риоджи должен был идти в школу, американская авиация разбомбила Кобе, особенно его центр, что оставило неизгладимый след в его памяти. И еще - ядерная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки.

В 1949 г., когда Риоджи было 11 лет, Нобелевскую премию в области физики получил профессор Хидеки Юкава - первый японец, удостоенный этой награды. Риоджи был особо рад этому событию, поскольку его родители были знакомы с нобелевским лауреатом. Очень яркое впечатление произвела на будущего ученого также конференция по нейлону, на которую в 1951 г. его взял отец, а особенно – слова лектора,  что это новое волокно химики могут создавать из угля, воды и воздуха.

Значит, «химия может создавать важные вещи практически из ничего!». В условиях бедной послевоенной Японии это открытие потрясло Риоджи, и с того момента он мечтал стать химиком, чтобы помочь обществу, создавая полезные вещества.

Интерес к химии  развился в средней школе, где одним из его учителей был  Кадзуо Накамото (Kazuo Nakamoto), впоследствии известный химик. В 1957 г. Риоджи поступил в Университет Киото, знаменитый активными исследованиями в области химии полимеров. Огромное впечатление на него произвел запуск в Советском Союзе именно в эти дни первого искусственного спутника Земли, что продемонстрировало силу технологии, основанной на науке. Под руководством профессора Кэйити Сисидо (Keiiti Sisido) Р. Нойори изучал органическую химию, в 1961 г. получил степень бакалавра, а в 1963 г. – магистра и был назначен инструктором лаборатории профессора Хитоши Нозаки (Hitosi Nozaki) в Киотском университете; в 1967 г. получил докторскую степень (DEng).

Профессор Нозаки настоятельно рекомендовал своим ученикам и сотрудникам искать новые направления, а не развивать традиционные, проводить оригинальные исследования, отличающиеся при этом от европейских или американских, поскольку Япония еще не могла конкурировать с Европой и США. Р. Нойори в это время был руководителем подгруппы в области перспективного научного направления - физической органической химии.

Именно в Киотском университете в 1966 г. Риоджи Нойори с сотрудниками  сделали открытие, ставшее первоосновой результатов, удостоенных впоследствии Нобелевской премии: в ходе исследования эффектов переходных металлов в карбеновых реакциях были получены оптически активные производные циклопропана [4]. А именно, они синтезировались в реакции стирола с этилдизоацетатом в присутствии хирального катализатора на основе соединения меди.

Здесь необходимо дать пояснение некоторых терминов. Термин «хиральность» предложил лорд Кельвин в 80-х годах XIX в. для обозначения молекулярной асимметрии, а нобелевский лауреат в области стереохимии Владимир Прелог ввел его в общее употребление. Этот термин произведен от греческого слова ceir, т.е. «рука»:  энантиомеры (то есть правые и левые стереоизомеры) являются как бы отражением друг друга наподобие правой и левой руки. Существование стереоизомеров, открытых Луи Пастером, является неизбежным следствием четырехвалентности атома углерода; молекулярная асимметрия может возникать также на основе других элементов, например фосфора. При прохождении света через энантиомеры одного знака (правые или левые) луч отклоняется в правую или левую сторону, в зависимости от пространственной структуры изомера, чем и обусловлена оптическая активность. Если имеем смесь энантиомеров разного знака в одинаковой пропорции (называемую рацемической смесью), оптическая активность не наблюдается, поскольку оптический эффект правых молекул нивелируется левыми.

 Соотношение оптически активных молекул разного знака на выходе реакции, открытой Р. Нойори в 1966 г., было не 50 на 50, как в обычных химических реакциях, осуществляемых вне организма, а 55% к 45%, в чем и состояла необычайность этого открытия. Такое соотношение энантиомеров было недостаточным для практического использования, но это был первый известный случай искусственного асимметрического катализа с использованием металлорганических комплексов.

Р. Нойори планировал углубиться в изучение природы «молекулярного катализа», как он назвал этот феномен, и получил согласие выдающегося химика Элайса Джеймса Кори (впоследствии, в 1990 г., удостоенного Нобелевской премии) предоставить ему место в Гарварде в качестве стипендиата.

Но в конце 1967 г. Р. Нойори получил неожиданное предложение работать в только что созданной лаборатории органической химии Университета Нагои и принял его, став в 1968 г. адъюнкт-профессором (Associate Professor). Здесь Р. Нойори сосредоточился на органическом синтезе с применением химии металлорганических соединений.

В 1969 г. Р. Нойори все же поступил на временную работу в Гарвард к профессору Э. Кори. Там он познакомился со многими интересными учеными, включая Карла Барри Шарплесса, с которым впоследствии  разделил Нобелевскую премию.

Темой исследований Р. Нойори в группе Э. Кори был синтез простагландинов. После успешного выполнения нескольких работ ему было предложено заняться селективной гидрогенизацией производных простагландинов с двумя углеродными двойными связями в соединение с одной такой связью. Так началась многолетние исследования Р. Нойори в области гидрогенизации. На эту тему он много общался с Дж.А. Осборном, перешедшим на химический факультет Гарварда из Лондонского Имперского колледжа, где он работал в лаборатории Дж. Уилкинсона, впоследствии нобелевского лауреата 1973 года (совместно с Эрнстом Фишером) за исследования металлорганических соединений “сэндвичевого” типа.

Несколько ранее, в 1968 г., работу в области хирального гидрирования опубликовал Уильям Ноулз, который изобрел первый хиральный катализатор, а именно - катализатор для синтеза оптически активного дигидроксифенилаланина.

Дигидроксифенилаланин (ДОФА), является производным аминокислоты тирозина и предшественником дофамина - предшественника норадреналина. В качестве лекарственного препарата (используемого, в частности, при лечении болезни Паркинсона) ныне применяется синтетический левовращающий изомер (L-дофа), значительно более активный, чем правовращающий изомер. Катализатором синтеза дофы являются ионы родия. А чтобы из двух возможных энантиомеров синтезировались только левые, У. Ноулз приготовил комплекс родия с особым оптически активным соединением, в результате чего весь каталитический комплекс становился также оптически активным. В качестве такого лиганда (т.е. группы атомов, соединяющихся с атомом металла, в данном случае - с атомом родия) У. Ноулз использовал левый энантиомер особого фосфорорганического соединения, названного дипампом (DIPAMP). Именно благодаря чистому (т.е. только левому или только правому) энантиомеру хирального лиганда достигается синтез только одного энантиомера требуемого соединения из двух априори равновероятных. Поскольку речь идет о катализе, то одна молекула хирального катализатора может обеспечить синтез неопределенно большого количества требуемого оптически активного продукта из оптически неактивных веществ.

Исследования У. Ноулза основывались, в частности, на работах упомянутого Джеффри Уилкинсона, синтезировавшего так называемый комплекс, или катализатор Уилкинсона RhCl(PPh3)3 – фосфорорганический комплекс на основе родия Rh и производных фосфина PH3 (в данном случае PPh3, где Ph – фенильная группа С6Н5), являющийся активным катализатором реакций гидрирования. Данное вещество не является оптически активным (поскольку атомы водорода в фосфине заменены на одинаковые фенильные группы), но путем замены одной фенильной группы на метильный остаток, а другой - на этильный остаток, синтезируются правые и левые стереоизомеры фосфина (что ранее осуществили Леопольд Хорнер и Курт Мислоу), и эти стереоизомеры можно использовать для катализа реакций гидрирования с получением оптически активных продуктов.

Monsanto Company, где работал У. Ноулз, со временем стала производить L-ДОФА в промышленных масштабах;  выход конечного продукта достиг 97.5 %.

Собственное исследование 1966 г., труд У. Ноулза 1968 г., плодотворный опыт работы в Гарварде – все это привело к пожизненному увлечению Р. Нойори проблемами асимметричного гидрирования. В 1970 г. он вернулся в Университет Нагои, где продолжил изучение органического синтеза и катализа с применением химии металлорганических соединений; в 1972 г. получил звание профессора и является профессором этого университета поныне.

Нажмите, чтобы увеличить.
Структура BINAP. Рисунок из Нобелевской лекции Риоджи Нойори
 
В 1974 г. Р. Нойори начал исследования особого лиганда, также относящегося к хиральным фосфинам, названного BINAP (2,2'-bis(diphenylphosphino)-1,1'-binaphthyl), – фосфорорганического соединения «с очень красивой молекулярной структурой» (как его охарактеризовал Р. Нойори в своей Нобелевской лекции), оказавшегося чрезвычайно полезным компонентом для проведения реакций асимметрического синтеза. Сотрудником Р. Нойори в этих исследованиях был профессор Хидэмаса Такая (Hidemasa Takaya).

Долгое время выход оптически активных соединений оставался недостаточным, а результаты, очень зависевшие от условий, были маловоспроизводимы. Однако в итоге  усилия именно в этом направлении, первоначально представлявшемся малоперспективным, привели к успеху.

В 1980 г., благодаря помощи молодых коллег и студентов, была выполнена работа по асимметрическому синтезу аминокислот. Новый прорыв наступил в 1986 г., когда были разработаны новые соединения на основе бинапа, в частности его комплексы с дикарбоксилатами рутения. Эти катализаторы оказались применимыми для восстановления самых разных типов кратных связей. В 1987-1988 гг. был разработан общий метод асимметрического гидрирования кетонов с использованием бинапа, что открыло новые перспективы для синтеза различных оптически активных соединений, имеющих биологический интерес, в том числе для производства разных лекарств, ароматизаторов, вкусовых добавок и т.д.

В 1991-1996 гг. в рамках «Проекта Р. Нойори по исследованию молекулярного катализа» (ERATO) были изобретены новые диаминовые хиральные катализаторы, использование которых вместе с комплексами бинапа позволило распространить реакции асимметрического гидрирования на новые вещества, а сами реакции стали более продуктивными и стереоселективными, что открыло путь для широкого промышленного применения.

Результаты в области асимметрического синтеза обобщены в монографии Р. Нойори [5].

Работы У. Ноулза и Р. Нойори относились к асимметрическому синтезу в процессах реакций восстановления. Применительно к реакциям окисления подобные идеи и методы развил К. Барри Шарплесс.

Научное направление, за открытие которого Риоджи Нойори удостоен Нобелевской премии вместе с  Уильямом Ноулзом и Карлом Барри Шарплессом, развивается быстрыми темпами в своих научных и прикладных аспектах, раскрывая огромный потенциал молекулярных технологий.

Уже в 80-х гг. ХХ в. началось сотрудничество между тремя японскими университетами городов Осака, Нагоя и Сидзуока, Институтом молекулярной науки и компанией Takasago International в целях промышленного производства оптически активных веществ.

Это направление исключительно важно также с точки зрения общенаучных и философских проблем, включая такие, как природа жизни и ее происхождение. В связи с этим необходимо подчеркнуть, что в химических реакциях асимметрического синтеза асимметрия не создается, а воспроизводится. Действует принцип, сформулированный в 1896 г. Эмилем Фишером, лауреатом Нобелевской премии 1902 г.: «Одна активная молекула рождает другую» [6]. Именно поэтому в реакциях асимметрического синтеза применяются асимметрические структуры, такие как дипамп или бинап. Эти структуры играют роль, аналогичную роли активных центров молекул ферментов, также имеющих асимметрическую структуру и благодаря этому обеспечивающих синтез соответствующих строго определенных асимметрических молекул. Применение хиральных катализаторов является по существу одним из результатов развития молекулярной бионики.

Нажмите, чтобы увеличить.
Нобелевские лауреаты в области химии 2001 г.: Карл Барри Шарплесс, Риоджи Нойори и Уильям Ноулз

Огромная значимость этих работ для медицины состоит в том, что все молекулы организма, за исключением самых простых, являются хиральными, и поэтому лекарства должны соответствовать им и, значит, также иметь соответствующую асимметрию. Иначе лекарство может оказаться бесполезным или даже вредным.

Кроме научных исследований (которые далеко не ограничиваются проблемами асимметрического синтеза) профессор Нойори выполняет ряд ответственных научно-организационных и административных функций. Он – член редколлегий нескольких десятков научных журналов, был научным советником (1992–1996) и членом Ученого совета (с 1996 г.) Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии, деканом Высшей школы наук в Университете Нагои (1997-1997), вице-президентом (1994-1996) и президентом (1997-1999) Общества синтетической органической химии Японии, президентом Химического общества Японии (с 2001 г.). В 2003 г. он стал руководителем крупнейшего научно-исследовательского института Японии RIKEN, а в 2005 г. возглавил также Комитет по науке и технологиям Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии.

Анализируя пройденный путь, профессор Нойори подчеркнул в своей лекции, что исходное открытие, совершенное им в 1966 г., было полностью неожиданным, случайным и непредвидимым, и сказал по этому поводу:

«Я верю в счастливый случай. Нельзя сделать открытие только с помощью логики. Поэтому прогресс науки совершенно невозможно предугадать. Но, как сказал Пастер, шанс выпадает только подготовленным людям. Поэтому наука никогда не делается по чистой случайности».

Случайным именно в таком смысле было и осуществленное Р. Нойори изобретение бинапа как хирального катализатора реакций асимметрического синтеза.

Кроме невозможности предугадать само открытие, Р. Нойори подчеркнул невозможность предугадать сколь-нибудь точно, к чему это открытие приведет. Это касается и  практических применений открытий.  На протяжении лишь одной лекции профессор Нойори несколько раз подчеркнул, что он совершенно не представлял, каким может быть практическое применение открытия 1966 г., и что после переезда из Киото в Нагою в 1968 г. он не занимался этой «интересной, но, казалось, бесполезной» темой.

Впоследствии селективность реакции, которая первоначально давала соотношение энантиомеров 55% к 45%,  удалось значительно повысить благодаря многократному повторению цикла реакции, в результате чего этот процесс стал промышленно значимым.

Еще большее применение в фармацевтической и пищевой промышленности получила асимметрическая гидрогенизация ненасыщенных соединений (на которой Р. Нойори сосредоточился в Нагое), позволившая получать однотипные левые или правые продукты. Эти реакции часто так и называются: «асимметрическая гидрогенизация Нойори». Они осуществляются ныне с высочайшей селективностью, практически равной 100%, что и является основным достижением Р. Нойори с практической точки зрения.

Прямой экономический эффект этих разработок в настоящее время превышает $ 3 млрд в год. Таков один из результатов «нашего захватывающего пути по хиральному катализу», как выразился лектор.

В частности, компания  Takasago International наладила производство оптически активного ментола, и с 1989 г. она выпускает его порядка 3 тыс. тон в год.

Успехи в области искусственного асимметрического синтеза повлияли на законодательство США, где с 1992 г. действуют ограничения относительно выпуска лекарств, являющихся рацемической смесью (т.е. смесью правых и левых изомеров), и требуется производить и продавать только определенные стереоизомеры. Поэтому можно оценить экономическую значимость асимметрического синтеза, учитывая, что объем продаж медикаментов превышает 1 триллион долларов в год.

Работы в этом направлении уже на данном этапе оказали влияние даже на природу. Так, производство компании Sumatomo Chemical оптически активной хризантемовой кислоты, являющейся сильным инсектицидом, значительно уменьшило количество москитов в Японии (отношение к чему там очень неоднозначное).

В свою очередь это вызвало серьезные изменения в мировом масштабе в борьбе с малярией, от которой ежегодно умирают миллионы людей. Минимальный экономический ущерб причиняемый малярией, составляет $ 15 млрд в год.  Компания Sumatomo распространяет, в том числе бесплатно, производимый ею оптически активный перметрин для борьбы с переносчиками этой болезни. 

«Я рассказал вам о моем пути, начатом 47 лет назад, который привел меня в Стокгольм. Никто не мог даже представить, к чему это приведет и как это можно использовать. Кто бы мог подумать, что это внесет такой вклад!».

Непредсказуемость развития науки теснейше связана со сложностью и нелинейностью этого процесса и сложностью практического применения его результатов, которое в своих важнейших моментах также заранее малопредсказуемо. Существуют даже число логические ограничения, делающие это неизбежным [7].

Интересно, что историю асимметрического синтеза и его прикладных аспектов часто используют, напротив, в качестве иллюстрации того, что путь от фундаментальных исследований до их технического внедрения может быть чрезвычайно коротким (например: [8, 9]). Но отношение самого Р. Нойори к этому вопросу прямо противоположно. Эта разница во взглядах зависит от точек зрения. Когда результат получен, а тем более внедрен, все кажется простым, но так это представляется только со стороны. Все видится совершенно иначе, когда вы сами идете неизведанным путем. Кроме того, многое зависит от определения временных рамок: если вопрос рассматривать с 60-х гг. ХХ в., то история практического применения асимметрического синтеза предстанет вовсе иначе, чем в случае, если исходить из 80-х годов. Наконец, внедрение достижений асимметрического синтеза в практику кажется относительно простым только в сравнении с другими, еще более сложными, процессами практического применения результатов фундаментальных исследований. Подчеркивать это очень важно, чтобы не было иллюзий о легких путях в науке и чтобы научные результаты, не дающие мгновенной практической пользы, не казались бесперспективными.

В своей автобиографии [1] Риоджи Нойори отметил также, что его первоначальные идеи в этой области были не всегда уместны, а иногда даже бессмысленны, и что только благодаря дальнейшим тщательным экспериментам и долгим размышлениям, и не только его самого, но и многих других исследователей, удалось, в конце концов, достичь новых химических понятий, методов и методологических подходов. При этом он всячески подчеркивал заслуги других людей, без которых все это не было бы достигнуто.

Представление о непредсказуемости развития науки и ее практических применений имеет в контексте взглядов Р. Нойори глубокий смысл, выраженный в свое время В.И. Вернадским: «Наука едина и нераздельна. Нельзя заботиться о развитии одних научных дисциплин и оставлять другие без внимания. Нельзя обращать внимание только на те, приложение к жизни ко­торых сделалось ясным, и оставлять без внимания те, зна­чение которых не сознано и не понимается человечеством» [10, с. 517]. Научный путь Р. Нойори прекрасно иллюстрирует это обобщение, ибо достижения огромной важности были получены из результатов, первоначально представлявшихся даже их первооткрывателю бесполезными, хотя и интересными.

Нажмите, чтобы увеличить.
В день Киевской лекции Риоджи Нойори. Т. Саката, А.Г. Наумовец, Р. Нойори, В.В. Гончарук

Как предварительное обобщение своего пути воина науки Р. Нойори сказал также следующее (приводим в конспектном изложении). Сделать великое открытие очень непросто. Это требует интеллекта, точности, наличия необходимой техники и технологии, удачи. Нужна уверенность в успехе, даже если ваша работа многими воспринимается бесперспективной. Многие ученые тяжело работают, и каждый день открывается множество фактов. «Но обнаружение ценностей важнее, чем открытие фактов». Нужны не только знания, но и мудрость. Ныне крайне важны иные взгляды в социальной сфере. Через 50 лет мир будет совсем иным. Все изменится и в Японии, и в Украине, и во всех других странах. Но фундаментальная наука – это первоисточник человеческих знаний и имеет неизменную культурную ценность. Когда развитие науки достигает необходимого уровня, технологии быстро распространяются по всему миру. Развитие технологий также имеет не только утилитарную ценность, но и огромную социальную значимость. Инновации не только обеспечивают конкурентоспособность, но и вносят вклад в выживание человечества. Важнейшими задачами являются: обеспечение человечества пищей, продление жизни и увеличение ее качества, развитие высокоскоростных коммуникаций. Это может дать только развитие науки и технологии. В то же время развитие науки имеет отрицательные аспекты, что ярко иллюстрируется такими событиями, как Хиросима и Нагасаки, Чернобыль и Фукусима. Поэтому многие люди боятся, что современное общество – это начало конца. Негативные аспекты связаны также с ростом населения, изменениями в стиле жизни. Истощение ресурсов и изменения природы ведут к кризисам. Даже если мы выживем, то создадим проблемы для будущих поколений. Поэтому нужно жить более скромно и в согласии с природой. Мнение, что нужно стремиться к уровню жизни таких стран, как США, является ложным, поскольку для этого нужна была бы не одна Земля, а пять таких планет. Поэтому необходимо менять способ мышления, а значит, крайне важна система образования, которая должна развиваться и качественно меняться. Очень важно междисциплинарное обучение. Подготовка ученых и инженеров должна быть ориентирована не только на получение знаний, но и на подготовку новых лидеров общества. Потребительское отношение к науке принесло много несчастий. Нужно стремиться не только к повышению конкурентоспособности, но и к более устойчивому развитию. Очень важная проблема – бедность. Развитие науки должно укреплять базовые права человека на жизнь. Ключом к будущему является радикальное изменение наших собственных ценностей. Необходимо развитие культурного разнообразия. Как сказал Пастер: «У науки нет границ, но у ученых есть родина». Ученые нового века должны создать цивилизацию, в которой будут уважаемы разные культуры. Сотрудничество особо необходимо в связи с ограниченностью ресурсов. Даже богатые страны не могут существовать сами. Основным путем к взаимодействию стран и культур является взаимодействие между конкретными людьми. Наука объединяет людей, поскольку она важна для всех. Когда ученые разных стран собираются вместе, это вдохновляет их на новые поиски. Мы просто обязаны двигаться в сторону развития науки для будущих поколений. Но наука и технология сами по себе не смогут изменить общество; необходимы соответствующие политические усилия; именно политики способны быстрее всех сдвинуть нашу точку зрения, но для этого в свою очередь необходимы знания, а значит – образование.

«Мир един, и все мы едины. Дякую за увагу!» - так окончил Риоджи Нойори свою Киевскую лекцию, которую также начал с приветствия на украинском языке.  

Лекция профессора Нойори имела выраженную науковедческую направленность. Это было отмечено и во вступительном слове академика НАН Украины А.Г. Наумовца, который, в частности, сказал: «Сейчас мы настойчиво подчеркиваем, что наш выбор – европейский, но это не значит, что мы не должны заимствовать все важное из Азии и других регионов, ибо у них многому можно научиться. Здесь присутствует профессор Б.А. Малицкий – директор Центра исследований научно-технического потенциала и истории науки им. Г.М. Доброва НАН Украины. Он написал книгу «Прикладное науковедение», в предисловии которой указан  интересный факт, что первый в истории науковедческий труд В. Оствальда «Великие люди» был выполнен по государственному заказу Министерства образования Японии». И далее он процитировал слова из этой книги: «В свете сказанного более понятными стают сегодняшние успехи в научно-технологическом развитии, достигнутые Японией, которая уже в начале ХХ в. решила проводить активную государственную научно-техническую политику» [11, с.3].

Академик В.В. Гончарук, закрывая мероприятие, также отметил: «Лекция профессора Риоджи Нойори показывает, насколько важно развитие фундаментальной науки для развития общества. Только страны, где поддерживаются фундаментальные науки, достигают успеха на этом пути. Примером является Япония». 

Литература

1. Noyori R. Biographical. −
URL: http://www.nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/2001/noyori-bio.html .

2. Noyori R. Asymmetric Catalysis: Science And Opportunities. Nobel Lecture, December 8, 2001. −
URL: http://www.nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/2001/noyori-lecture.pdf .

3. Noyori R. Facts are the Enemy of Truth-Reflections on Serendipitous Discovery and Unforeseen Developments in Asymmetric Catalysis // Angew. Chem. Int. Ed. –2012. – 51. – Р. 2–16.

4. Nozaki H., Moriuti S., Takaya H., Noyori R.  Asymmetric Induction in Carbenoid Reaction by Means of a Dissymmetric Copper Chelate // Tetrahedron Lett. −  1966. – Vol.7. – Is. 43. –  Р. 5239−5244.

5. Noyori R. Asymmetric Catalysis in Organic Synthesis. − New York: John Wiley & Sons, 1994. – XVII+378 p.

6. Пилипенко А.П. Асимметрический синтез и матричный биосинтез (первоначальное взаимодействие концепций) // Электронный научно-культурологический журнал Relga. 2011. − №18 (236). −
URL: http://www.relga.ru .

7. Пилипенко А.П. Аппарат исторической логики // Методологические вопросы науковедения. − К.: УкрИНТЭИ, 2001. – C. 285−325.

8. Фролов Ю. Нобелевские премии 2001 года. Левая, правая где сторона // Наука и жизнь. – 2002. – №1. –
URL:  http://www.nkj.ru/archive/articles/3802/

9. Нойори Риоджи // Лауреаты Нобелевской премии по химии. –
URL: http://alhimikov.net/laureat/Noyori.html .

10. Вернадский В.И. Избранные научные труды академика В.И. Вернадского. Т.8. Труды по истории, философии и организации науки. – К.: Феникс, 2012. – 658 с.

11. Маліцький Б.А. Прикладне наукознавство. – К.: Фенікс, 2007. – 464 с.

___________________________

© Пилипенко Александр Павлович

Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum