Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Культура
Лермонтов на Кавказе
(№12 [268] 05.09.2013)
Автор: Герман Цверианишвили
Герман Цверианишвили

    Михаил Юрьевич Лермонтов с детства был наслышан о волшебном крае Кавказа  и стремился во чтобы то ни стало повидать его когда-нибудь. Мечта его сбылась, хотя и при необычных обстоятельствах. На Кавказе Лермонтов оказался не по своей воле.

    История эта теснейшим образом связана с трагической гибелью солнца русской поэзии – Пушкина. В дни прощания с великим поэтом во весь голос прозвучало страстное обличительное стихотворение Лермонтова “Смерть поэта”. Его дерзкая фраза: “Вы, жадною толпой стоящие у трона,/ Свободы, Гения и Славы палачи!”,  повлекла за собой гнев Николая Первого и высочайшее повеление императора: “Лейб-гвардии гусарского полка корнета Лермонтова перевесть тем же чином в Нижегородский драгунский полк”.

   Это не было обычным переводом офицера из одного полка в другой. Перевод из гвардейского полка в обычный полк предусматривал повышение в воинском звании. В отношении опального поэта этого не было сделано. Фактически это была ссылка, причём – далеко небезопасная.

   Нижегородский драгунский полк находился в то время на Кавказе, где шла кровопролитная война. Лермонтов таким образом подставлялся под пули.

   Поэт отправился, говоря его словами, «с милого севера в сторону южную». Проделав на перекладных нелёгкий и полный опасностей путь, Лермонтов прибыл в местечко Карагач в восточной части Грузии, где в тот период был размещён Нижегородский драгунский полк.

   За неполных три проведенных здесь месяца, поэт с глубочайшим интересом ознакомился с жизнью, бытом, памятниками старины и фольклором грузинского народа. Следует особо отметить, что и само место пребывания поэта во многом содействовало этому.

   В четырёх верстах от Карагача находится урочище Дедоплис Цкаро (дословно означает “Родник Царицы”; имеется в виду царица Тамара, посещавшая в своё время это место, где и поныне красуется крепость XII века – эпохи Тамары). Могли ли поэта оставить равнодушным эти места, овеянные высокой романтикой? Конечно же нет! Об этом свидетельствует фрагмент из его стихотворения «Тамара»:

           В глубокой теснине Дарьяла,

           Где роется Терек во мгле,

           Старинная башня стояла,

           Чернея на чёрной скале.

                 В той башне высокой и тесной

                 Царица Тамара жила:

                 Прекрасна , как ангел небесный, 

                 Как демон коварна и зла.

    Михаил Юрьевич, собирая фольклорные данные, допустил некоторую историческую неточность. Виной тому – его богатое поэтическое воображение. Коварством и злостью отличалась не Тамара, а другая царица  несколько меньшего ранга (имеретинская), носившая имя Дареджан. Родоначальником грузинской музыкальной классики композитором Мелитоном Баланчивадзе – учеником Римского-Корсакова и Антона Рубинштейна, создана даже опера «Коварная Дареджан», ставившаяся не только в Тбилиси, но и в Большом Театре.  Что же касается царицы Тамары, с чьим именем связан Золотой век истории Грузии, то она отличалась исключительным благочестием, за что и была причислена грузинской православной церковью к лику святых.

      Но вернёмся к основной теме нашего повествования. Командир дивизиона Нижегородского драгунского полка, в котором нёс службу Михаил Юрьевич, генерал Севарсамидзе не чинил никаких препятствий к тому, чтобы подчинённые ему корнет Лермонтов и разжалованный в солдаты декабрист Одоевский время от времени отлучались из вверенного ему дивизиона.

     А отлучались они чаще всего в имение грузинского князя - поэта-романтика, военного и государственного деятеля Александра Чавчавадзе в Цинандали, которое находилось в нескольких верстах от Карагача. 

     Генерал-майор Императорской армии А.Г.Чавчавадзе был участником Отечественной войны 1812 года и даже взятия Парижа.

     Какое-то время он командовал Нижегородским драгунским полком. 

     Князь часто приглашал двух опальных поэтов в своё имение, где с радушием принимал их, как равных (несмотря на различия в воинских званиях  Чавчавадзе,  Лермонтова и Одоевского, всех троих уравнивало служение поэтической музе).

     С князем Чавчавадзе Михаил Юрьевич был знаком ещё по Петербургу. Дело в том, что Александр Чавчавадзе родился в Петербурге. Он был сыном первого грузинского посла в России Гарсевана Чавчавадзе. Его, из уважения к Послу, крестила сама Екатерина Вторая.

    А.Г.Чавчавадзе прожил в столице Империи много лет, а сын его – Давид, был однокурсником Лермонтова в Петербургской школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. Давид не раз приглашал своего сокурсника в отчий дом, где и состоялось знакомство Лермонтова с Чавчавадзе-старшим.

    В Цинандали у князя Чавчавадзе в ту пору гостил родной брат Пушкина – Лев Сергеевич. Для Лермонтова это было дополнительным стимулом  для побывок в имении князя. Но был ещё один, не менее важный стимул – это очаровательные, европейски образованные дочери князя, прекрасно владевшие русским и французским языками. Старшая из них – Нина, была вдовой Александра Сергеевича Грибоедова. Отличалась задумчивостью и строгостью во всём. Будучи признанной первой красавицей Грузии, она, подобно пушкинской Татьяне из “Евгения Онегина”, до конца своих дней сохранила верность своему супругу. Младшая – голубоглазая Екатерина, обладая, подобно  Ольге из того же “Евгения Онегина”, весёлым и общительным нравом,  вдохновила Лермонтова на создание нескольких лирических стихотворений, начинающихся такими словами:

   “Слышу ли голос твой звонкий и ласковый…”,

   “Как небеса, твой взор блистает эмалью голубой…”,

   “Она поёт, и звуки тают, как поцелуи на устах,

   Глядит  - и небеса играют в её божественных глазах…”.

        Катенька была  музой  поэтического гения Николоза (Николая) Бараташвили. Вот несколько строк из посвящённых им ей стихотворений, переведённых на русский язык  Борисом Леонидовичем Пастернаком:

   “Тобой я ранен и тобою исцелён…”,

   “О, если б снова увидать твою божественную стать!..”,

   “Он прекрасен без прикрас. Это цвет любимых глаз.

   Это взгляд бездонный твой, напоённый синевой…”.

        Невозможно не заметить  сходства этих (и не только этих) стихов Лермонтова и Бараташвили. Не зря Николоз был окрещён «грузинским Лермонтов»…

    Историки литературы утверждают, что Лермонтов и Бараташвили никогда лично не встречались (бесспорно установлен лишь факт личной встречи Бараташвили с Пушкиным). Но они  жили в одну и ту же эпоху, были ровесниками и желанными гостями в доме князя Чавчавадзе.

      Из опубликованных мемуаров общественной деятельницы Русудан Николаевны Николадзе – дочери выдающегося грузинского писателя и публициста Нико (Николая) Яковлевича Николадзе, сотрудничавшего с самим Герценом в его “Колоколе”, стало известно, что Лермонтов и Бараташвили всё-таки встречались в доме князя Чавчавадзе. Она утверждает, что Нина Чавчавадзе-Грибоедова подарила Михаилу Юрьевичу перед его отъездом из Грузии старинный кинжал антикварной работы и что именно это вдохновило Лермонтова на создание его знаменитого стихотворения “Кинжал”, начинающегося словами:

                “Лилейная рука тебя мне поднесла

                В знак верности в минуту расставанья…”

      Р.Н.Николадзе сообщает в своих мемуарах, что стихотворение сие, посвящённое Нине Александровне Чавчавадзе-Грибоедовой, Лермонтов прочитал Николозу Бараташвили, который дал очень высокую ему оценку.

     С одинаковым успехом можно и принять на  веру слова Русудан Николаевны, и взять их под некоторое сомнение. Вопрос этот будет, по-видимому, со временем окончательно прояснён исследователями литературы.

      Михаил Юрьевич Лермонтов, описывая в своём романе «Герой нашего времени» сцену дуэли Печорина с Грушницким, о дальнейшей судьбе Печорина сообщает следующее: «Месяца три спустя, его назначили в е…й полк, и он уехал в Грузию».  

     Исследователями литературы  подмечено, что Лермонтов наделил Печорина некоторыми фактами из собственной биографии. Михаил Юрьевич действительно был отправлен служить в Нижегородский драгунский полк, размещавшийся в местечке Карагач. А в нескольких верстах от Карагача, в Дедоплис Цкаро находилась штаб-квартира Тифлисского егерского полка. Поэт таким образом «разместил» Печорина по соседству  с собственным (Нижегородским драгунским) полком, в котором ему выпало служить.

     Лермонтову довелось побывать и в столице Грузии Тифлисе, как тогда именовался на русском языке Тбилиси (по грузински он во все времена назывался  только «Тбилиси»). А произошло это так: Нижегородскому драгунскому полку, в котором служил Михаил Юрьевич, было предписано срочно прибыть в Тифлис, где должен был состояться смотр войскам пред самим Николаем Первым. Полк удостоился монаршей благодарности “за отличный вид”. Многие офицеры получили награды, но опальный поэт не удостоился ни одной из них… И это – не первый случай в биографии Лермонтова. Известно, что он участвовал в кровопролитном сражении на реке Валерик близ Грозного, где отличился отчаянной храбростью и бесстрашием (это описано однополчанином Лермонтова офицером из Грузии Константином Мамацашвили, впоследствии – генералом русской армии). Поэт за это  был представлен к награде, но его не удостоили её.

     В период пребывания в Тифлисе Лермонтов приобрёл боевую шашку из дамасской стали, изготовленную местным оружейником-антикваром по старинной восточной технологии. На её клинке грузинскими буквами  была выгравирована фамилия изготовившего её - прославленного на всём Кавказе мастера, Элиарашвили. В одном из вариантов стихотворения “Поэт” Михаил Юрьевич, трансформируя в своём поэтическом воображении шашку в кинжал, пишет:

       “Люблю тебя, булатный мой кинжал,

       Товарищ светлый и холодный,

       Задумчивый грузин тебя ковал

       На грозный бой… ”

     В память о пребывании поэта в Тбилиси, одна из его улиц в центре города ещё до революции была названа Лермонтовской. Автору этих строк посчастливилось провести свои детские и юношеские годы именно на этой улице, вблизи двухэтажного старинного особнячка, в котором останавливался Михаил Юрьевич. Дом этот, бережно сохраняемый тбилисцами, стоит там и поныне в первозданном своём виде.

     Лермонтов, как известно, был одарён не только высоким поэтическим талантом, но и прекрасным даром художника-рисовальщика. Как по пути в Грузию, так и во время пребывания в ней, а также при расставании с ней, он сделал множество талантливо исполненных маслом и акварелью живописных зарисовок сцен из тифлисской жизни и несколько замечательных пейзажей: “Вид Крестовой горы из ущелья близ Коби”,  “У слияния Арагвы и Куры”, “В Пасанаури”, “Над Койшаурскою долиной”, “В Дарьяльском ущелье”, “Воспоминания о Кавказе” и другие.

     Быть может огонь легендарного Амирани (грузинского Прометея) воспламенил душу Поэта в короткие, но очень плодотворные дни его пребывания в Грузии, снискав ему горячую любовь многих поколений любителей лермонтовской поэзии.

     С грустью уезжал Лермонтов из полюбившейся ему Грузии, превращённой его поэтическим воображением в место действия самых значительных его произведений – “Мцыри”, “Демона”, “Тамары”, “Грузинской песни”, “Даров Терека” и других.

     Все без исключения произведения Лермонтова переведены на грузинский язык виднейшими поэтами Грузии, причём неоднократно (одних только переводов “Демона” известно десять). Поэма «Мцыри» вдохновила выдающегося грузинского композитора старшего поколения  Андриа (Андрея) Баланчивадзе на создание одноименного балета. По мотивам этого же произведения другой, не менее выдающийся композитор профессор тбилисской консерватории народный артист СССР Отар Тактакишвили сочинил симфоническую поэму. А секретарь Союза композиторов Грузии народный артист СССР Сулхан Цинцадзе создал великолепный балет по мотивам лермонтовского «Демона».

      С именем Лермонтова связаны не только Грузия, но и другие места Большого Кавказа. Об одном из них – долине реки Валерик близ крепости Грозной, было упомянуто выше. Пятигорск (как и весь регион Кавказских Минеральных вод) неотъемлемо связан с творчеством Михаила Юрьевича. Именно здесь разместил Поэт всех действующих лиц «Героя нашего времени». Здесь же разыгралась трагическая ссора Лермонтова со своим однополчанином офицером Мартыновым, повлекшая за собой дуэль и гибель великого поэта, каким бесспорно был Михаил Юрьевич Лермонтов.

    Остаётся всего лишь год до юбилейной даты – 200-летия со дня рождения Поэта (она приходится на 3 октября по новому стилю и 15 октября по старому). Имена множества стихотворцев канули за это время в Лету. Но имя Лермонтова по праву заняло одно из высочайших мест в истории русской культуры. Река забвения ему не будет грозить никогда!

______________________________

© Цверианишвили Герман Константинович

                               

Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum