Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Общество
Федор из Федоровки
(№1 [79] 12.01.2002)
Автор: Лариса Сыроваткина
Лариса  Сыроваткина
В хуторе Большая Федоровка я познакомилась с интересным человеком - Федором Тимофеевичем Тищенко, ветераном войны и труда, майором запаса, бывшим зоотехником колхоза, бригадиром комплексного отделения, председателем парторганизации хозяйства. Большая, насыщенная событиями жизнь, а сам он - открытый, непосредственный, энергичный, словно и не было за плечами этих лет.

"На Шукшина похож", - отметила я про себя, окинув взглядом спокойное, приятное лицо моего собеседника. Без лишней суеты он встретил меня у ворот, провел в дом, достал семейный альбом. Много не говорил, но, как это часто бывает, виделось в нем внутренняя сила, уверенность, удовлетворенность от прожитых лет. Трое детей росло в семье Тищенко.

- Вот это моя младшенькая, Клавдия, - с особой любовью отзывается Федор Тимофеевич, показывая мне семейное фото. - Рядом - дочь Ольга, а сына Виктора пока нет, супруга Марфа Федоровна и я...

В родительской семье Федора Тимофеевича было еще два брата и две сестры. До войны семья жила в г. Шахты, затем они переехали в Белокалитвенский район, а потом - в Зверево. Здесь, после девяти классов в 1941 году Федор поступил в танковое училище, которое окончил с отличием, и в 1943 году молодой парень был направлен на Южный фронт в состав 5-го Донского казачьего корпуса. С кровопролитными боями полк прошел Украину, Бессарабию, Румынию, Венгрию, а войну Федор Тимофеевич закончил в мае 1945 года на территории Австрии, в местечке Ридлинсдорф. Был награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны, семью медалями.

- Помню, в августе 1944 г. советская артиллерия и авиация бомбили район Хэрлеу в Румынии, а наши механизированные части прорвали оборону немцев, - рассказывает Ф. Т. Тищенко. - После освобождения крупных городов Роман, Бакэу румынские войска прекратили сопротивление и начали сдаваться в плен. Румыния вышла из войны и направила свои силы против Германии. Яссо-Кишиневская группировка немцев в количестве 200 тысяч человек была ликвидирована. Наш конно-механизированный корпус был направлен в Венгрию, Карпаты, где мы вели бои в гористой местности. 2 апреля 1945 года наши части разгромили немецкую группировку в Будапеште.

В 1946 году молодой парень, прошедший жестокую войну, вернулся в хутор Большая Федоровка, куда в начале боевых действий переехала его семья. Началась мирная жизнь: трудная, голодная, но полная надежд и оптимизма.

В 1946-47 годах было очень тяжело, люди недоедали, но работали отлично, - продолжает свой неторопливый рассказ Федор Тимофеевич. - Был тогда колхоз, и руководил им Андрей Иосифович Тищенко, затем его сменили Н. И. Волков, И. М. Диченсков, который проработал председателем добрых пятнадцать лет. Хороший был хозяин, колхоз он поднял...

После окончания зооветеринарного техникума Ф. Т. Тищенко несколько лет работал заведующим конетоварной и овцефермой. Приходилось заниматься выращиванием бычков, племенных телок. В то время хозяйство (колхоз имени Парижской коммуны) именно на этом и специализировалось. Началась реконструкция животноводческих комплексов. Люди, несмотря на недостаток продуктов, трудились самоотверженно. Федор Тимофеевич был и секретарем партийной организации колхоза, и заместителем председателя, и зоотехником спецхоза. После выхода на пенсию работал заведующим парткабинетом.

- За десять лет демократического государства ничего у нас к лучшему не изменилось, - сокрушенно качает головой ветеран. - Было у нас в те времена десять тысяч голов крупного рогатого скота, а сейчас... На 130 рублей пенсии можно было все купить и жить в достатке.

Не подумайте, я не жалуюсь, у меня все есть, но сколько бедных людей вокруг... Хозяйственникам нужно помогать, ведь выживают сегодня только богатые. Скажу так: в те послевоенные годы все зависело от руководства, да и сегодня - многое. Диченскова - председателя сняли по каким-то причинам, а к земле он был очень близок.

Во дворе у Федора Тимофеевича я увидела... каменную "бабу" - высеченную фигуру с книгой в руках.

Нажмите, чтобы увеличить.
Скифское изваяние с книгой в руках


- Господи, да у вас хранится уникальный экземпляр! - воскликнула я.

Рука сразу потянулась прикоснуться к многовековой истории. Проведя ладонью по шершавой поверхности, я представила, как чья-то рука кропотливо выбивала из глыбы очертания этой фигуры. О чем думал древний человек, "рисуя" этот портрет, было ли это потребностью души или необходимостью?

- Хотел ее в музей сдать, - любовно кивает Федор Тимофеевич на статую, - да сын запретил. Пусть, говорит, у нас стоит. Так и вкопали ее здесь...

- Откуда могло взяться это творение в вашем хуторе?

- На нашей территории проживали скифы - очень древний народ. Если у них погибал вождь, то его хоронили в кургане, а могилу обносили каменными статуями. Может, это и есть одна из них, кто знает... Сын Виктор нашел ее в первой бригаде, это пять-шесть километров отсюда. Вели они посевные работы и наткнулись на такую вот историческую глыбу.

А потом стал Федор Тимофеевич рассказывать легенды о хуторе Большая Федоровка. Перескажу две из них.

* Примерно 260-270 лет назад (можно сказать, недавно) в наши места по реке Кундрючья приплыл на лодке рыбак, которому понравились места, богатые рыбой и дичью, и поселился он здесь, пригласив своих родственников и друзей. Это было рождением нашего хутора. Затем, намного позже, но до крепостного права, на этой территории хозяйничала очень жестокая помещица, вдова, у которой было два сына, она их называла Большой Федор и Малый Федор. Мать отделила им по хутору, отсюда пошли названия: Большая и Малая Федоровки. Помещица часто ездила в Новочеркасск, а ее возили на двуколке. Знаете, кто? Три здоровенных парня, которых запрягали в эту двуколку! Мужики - крепостные пахали на волах земли помещицы даже ночью. Она выходила проверять их работу. Если слышала "цоб-цобе" - уходила спокойная, думая, что они пашут. А крестьяне хитрили: оставляли одного мужика, чтобы он кричал "цоб-цобе", а сами отдыхали.

* А еще в этих местах выпасали скот калмыки. Кстати, разваленные юрты до сих пор сохранились. Люди помнят такой случай: одна калмычка ездила на верблюде в хутор за продуктами и дразнила одного рыбака, который удил рыбу под Крутой скалой. И до того рассердила она этого рыбака, что тот поймал ее верблюда, завязал ему глаза, направил с крутого скользкого обрыва. Верблюд с калмычкой полетел в реку. Говорят, его, рыбака, звали Загоруйко, а эта скала и сейчас носит его имя...

А сама семья Тищенко живет сегодня тихо и мирно, хозяйство свое держат, дети, внуки и правнуки приезжают погостить да помочь старикам. От зари до зари заняты они, чтобы была возможность выпить сладкого парного молока, приготовить обед из "живых" продуктов, полакомиться цельной сметанной. Прожита красивая, яркая жизнь. И есть, чем гордиться, и многое еще - впереди.

___________________

© Лариса Сыроваткина
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum