Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Культура
«Я только правнук, не поэт…» К столетию со дня рождения правнука А.С. Пушкина
(№17 [273] 20.12.2013)
Автор: Владимир Соловьев
Владимир  Соловьев

19 декабря 2013 года исполнилось 100 лет со дня рождения Григория Григорьевича Пушкина, представителя славного Пушкинского рода 20-го столетия, защитника родины и русской культуры.

      Величие Александра Сергеевича Пушкина не только в том, что он оставил после себя не только бессмертные произведения, но и славное потомство. У Александра Сергеевича и Натальи Николаевны было четверо детей: «Машка, Сашка, Гришка, Наташка». Увы, у Марии Александровны и Григория Александровича не было детей. Генерал же Александр Александрович Пушкин в двух браках произвёл большинство славных потомков, а очаровательная Наталья Александровна Пушкина, в замужестве графиня Меренберг, оставила детей немного, но зато удивительно красивых.  

      Мне посчастливилось встречаться в 1994 году с Президентом Пушкинского фонда Великобритании леди Маритой Кроули, праправнучкой великого А.С. Пушкина и правнучкой Н.А. Пушкиной, когда я был принят в Букингемском Дворце с письмом от Григория Григорьевича Пушкина к королеве Елизавете Второй и моим приветственным Гимном в честь королевы. А 6 июня 1999 года на Юбилее по поводу 200-летия великого поэта в Кремле мы встретились и с Маритой Кроули и с сестрой ее герцогиней Аберкорнской Александрой.

      На прошедшем по моей инициативе и Ю.М. Лужкова в 2009 году 1-м Съезде потомков А.С. Пушкина в Москве собралось более двухсот человек. Отрадно было видеть близких знакомых, среди которых был единственный праправнук, носящий фамилию Пушкин, потомок из Брюсселя, Александр Александрович. Единственного же правнука А.С. Пушкина Григория Григорьевича (1913-1997) я не только знал, но и совместно с ним сочинял стихи и музыку, был официальным представителем его в средствах массовой информации, даже имел от него справку о моем таланте и том, был его преданным другом. Григорий Григорьевич не дожил до 1-го Съезда потомков А.С. Пушкина без малого двенадцать лет, не дожил он и до 200-летия А.С. Пушкина. Но это же был единственный правнук поэта, славная жизнь которого уместилась в двадцатом веке – Пушкин двадцатого столетия! 

     В 1970-х годах я жил в Калуге и работал «технарём»-инженером, а после работы – «гуманитарием»: пописывал стихи и статьи в областные газеты, и один стих едва не стоил мне свободы. Накануне 100-летия Ленина, я на пишущей машинке напечатал антиленинский стих: «Молчал я долго экспонатом в Мавзолее, живее всех живых и самый человечный! К вопросу о столетнем юбилее на пару строк прерву покой свой вечный»… Один закадычный приятель-предатель отнёс экземпляр в КГБ, который затем четыре раза менял мне место работы,  но, слава богу, не посадили... Но время изменилось, аполитичные статьи и музыку без идеологии уже пропускали на страницах газет, и я серьёзно занялся исследованием истории полотняного завода и рода Гончаровых-Пушкиных. В конце концов, мои поиски привели к тому, что создал я лекцию с показом слайдов: «Пушкин. Гончаровы. Полотняный завод» и, куда бы ни ездил в командировку, читал там эту лекцию.

    И вот в 1977 году в Калугу приехал Григорий Григорьевич, правнук поэта, с тем, чтобы прочитать лекцию по линии общества «Знание» о потомках А.С. Пушкина. В этом обществе додумались эту лекцию дополнить моей. Но кагебисты решили послушать мою лекцию, и как я ни старался, приговор был вынесен: «Лекцию запретить, поскольку она касается лишь одних Гончаровых и Пушкина, а на Полотняном Заводе, как сказал В.И. Ленин в "Развитии капитализма в России", уже действовал рабочий класс!». Лекцию Пушкина я прослушал, подошёл к Григорию Григорьевичу и рассказал, как меня обидели. «Владимирыч! Так мы с тобой попозже ещё очень много будем выступать!», – сказал и  как в воду глянул…

     Мы вместе открывали музей-квартиру А.С. Пушкина на Арбате 18 февраля 1986 года, а в 1990 году Григорий Григорьевич помог мне разыскать в Москве барона Эдуарда Александровича Фальц-Фейна, который в свою очередь отыскал мою дальнюю родственницу из числа прибывших соотечественников – Наталью Константиновну Брук, урождённую графиню Бенкендорф. Это помогло провести в мае месяце первый фамильный съезд потомков Бенкендорфов на нашей квартире.

Нажмите, чтобы увеличить.
Г.Г. Пушкин у себя дома, в Москве, на фоне семейной реликвии - старинных часов и статуэтки своего прадеда - А.С. Пушкина. Справа - автор статьи В.В.Соловьев. 90-е годы.

   Но настоящее событие произошло в мае 1993 года, когда в Доме литераторов собралась Комиссия по пушкинским праздникам. У нас для комиссии был приготовлен сюрприз: наш родственник, командарм строителей из Чехова, Иван Викторович Молошников, узнав, что Пушкины и Гончаровы должны приехать в Чехов, распорядился выделить новёхонький «Икарус» для их передвижения. Это известие обрадовало Пушкина и комиссию. Григорий Григорьевич сказал благодарственную речь и не преминул познакомить меня и мою жену, известного педагога и певицу Ирину Васильевну Пигареву, с великолепным тенором Олегом Георгиевичем Батуриным, бывшим, как и Григорий Григорьевич Пушкин, близким другом Ивана Семёновича Козловского. Когда Батурин узнал о репертуаре моей супруги, тут же он пригласил нас к себе домой – «За стол с концертом». Домашний концерт прошёл на ура! Но особенно Олегу Георгиевичу понравился мой романс на стихи Ивана Петровича Мятлева «Как хороши, как свежи были розы!» Он собирался с Пушкиным поехать к Козловскому на дачу (в последнее лето своей жизни Иван Семёнович не мог говорить). Ивану Семёновичу пение моего романса очень понравилось, и он тихо сказал: «Вот вы могли спеть многие романсы на стихи Пушкина и с Пушкиным могли бы создать творческую группу. Всё получится! Благословляю Вас и группу!"

      Первый концерт этой группы состоялся в Доме-музее А.С. Пушкина на Арбате, второй в благословенном городе Чехове, которую Пушкины зовут по-старому Лопасней. Мы стали встречаться и с Пушкиным, и с Батуриным у них и у нас дома. Боже мой! Какие это были встречи, какие это были концерты, какие это были «рюмки чая»! 

    А потом  в 1994 году мы поехали в Полотняный Завод  и в Калугу, и с нами был Григорий Григорьевич Пушкин. Кстати сказать, Александр Сергеевич Пушкин был в Полотняном Заводе дважды: в 1830 и 1834 годах, а в Калуге в 1829 году. Дети Пушкина, в том числе и Александр и Григорий, после гибели А.С. Пушкина были там в течение двух лет. Григорий Григорьевич Пушкин был с нами на Полотняном Заводе в 1994 году, а в Калуге два раза: в 1977 и в 1994 годах. Забегая вперед, скажу, что после смерти Г.Г. Пушкина остался единственный потомок А.С. Пушкина с фамилией Пушкин: Александр Александрович Пушкин в Брюсселе, который, как и его жена  Мария Александровна Пушкина-Дурново, восходит не только к А.С. Пушкину, но и к Н.В. Гоголю, бывали в Полотняном Заводе в 2009 году, будучи участниками Первого Съезда потомков А.С. Пушкина в Москве,  предложенного  мною и Ю.М. Лужковым. 
Нажмите, чтобы увеличить.
Г.Г. Пушкин со своей немецкой племянницей, праправнучкой А.С. Пушкина, г-жой Клотьльдой фон Ринтелен на крыльце ее дома. г. Висбаден, 1993 г.
 
     Мне с Пушкиным работалось легко. Однажды мне «увиделась» музыка к стихотворению Пушкина «В поле чистом серебрится снег волнистый и рябой..». Это ведь – приглашение Пушкина к диалогу с ямщиком. Но в конце стихотворения, в последней строфе, начинавшейся со слов «Пой, лучинушка, лучина, что же не светло горишь?», поэт, не закончив мысли, оставил только точки. Мы с Григорием Григорьевичем хотели положить эти стихи на музыку к моей будущей опере «Очарованный Пушкин». А слов – нет! Вдруг Григорий Григорьевич поднимает тост и говорит: «Я подымаю тост за то, чтобы стихи Пушкина в присутствие его правнука были тобой,  получившим "пушкинскую справку о "гениальности", сейчас были завершены!». Мне ничего не оставалось делать, как напрячь свою "гениальность" и произнести: «Прочь тоска! Долой кручина! Что же, ты, ямщик, молчишь?»

     В июле 1993 года исполнялось 250 лет со дня рождения Г.Р. Державина. Увы, в Российском центре культуры ужу начались каникулы. Мы подъехали к Олегу Ивановичу Карпухину, председателю Пушкинского общества, и предложили провести концерт памяти Державина. «А кто это вы?», – вопрошал Олег Иванович. «Творческая группа», – ответил Григорий Григорьевич. «Пушкин», – подхватили мы с Олегом Георгиевичем Батуриным. Так родилась творческая группа «Пушкин», я стал её руководителем, а Григорий Григорьевич почётным представителем. Концерт, посвящённый Г.Р. Державину, прошёл с большим успехом, была исполнена моя музыка на стихи Г.Р. Державина.

     Делегация Пушкинского общества Германии во главе профессором доктором Рольфом-Дитрихом Кайлем, главным переводчиком на немецкий язык произведений Пушкина и Державина, посетила Москву в начале сентября 1993 года. 11 сентября мы решили дать концерт в Российском центре для делегации. Из Германии приехала Катя Батурина с тем, чтобы сыграть на арфе несколько произведений. И вдруг Олег Георгиевич Батурин, спев великолепно романсы, поник головой на рояль. Инсульт! 13 сентября он скончался. 15 сентября в храме Ильи Обыденного состоялось отпевание тела Олега Георгиевича. На отпевание пришли Григорий Григорьевич Пушкин и Иван Семёнович Козловский. Это было отпевание Певца!

     Между тем наши спонсоры решили поддержать творческую группу «Пушкин» и помочь Г.Г. Пушкину. Он был помещён в ЦКБ и во-время: со времени смерти жены Марии Ивановны в 1990 году и гибели сына Александра в 1992 году здоровье Г.Г. Пушкина заметно пошатнулось. 

    Мы с супругой побывали на IV Пушкинском симпозиуме в Гетингене в ноябре 1993 года, открывали его моей музыкой, но ждали в Германию Г.Г. Пушкина. И он приехал. Аудитория, наполненная специалистами из всех стран Европы, стучала кулаками о столы в знак приветствия правнуку Пушкина, впервые оказавшемуся в центре Европы. Г.Г. Пушкин выступил со словами о потомках А.С. Пушкина. «А вы не пишете стихов?» – спросила одна профессорша у Пушкина. «Нет! Мой прадед строго запретил кому-либо из потомков заниматься этим. Правда, у меня есть только одно стихотворение!» – и Пушкин зачитал по бумажке стихи, которые мы вместе сочинили, придав им и ритм, и рифму: «Я только правнук, не поэт! Писать стихов таланту нет!» Это единственное произведение Григория Григорьевича, несмотря на его краткость, вызвало восторг публики. В Висбадене нас ждала родственница Григория Григорьевича Клотильда фон Ринтелен, урождённая графиня Меренберг. Они оказались очень похожими друг на друга. На старом кладбище Висбадена, превращённом в парк, в ротонде мы нашли доску с надписью о том, что здесь похоронена дочь поэта А.С. Пушкина Наталья.

    А 19 декабря 1993 года в Колонном зале Дома Союзов состоялось чествование Григория Григорьевича Пушкина: ему исполнилось 80 лет. Зал был полон, но оказалось, что юбиляра забыли дома, оказалось, дали неверный адрес. Но через час на великолепном лимузине он подъехал к месту, и торжество началось. В зале были не только представители родов Пушкиных и Гончаровых, но и других знаменитых родов. В почётной ложе сидели знаменитые люди, в том числе знаменитый танцор Махмуд Эсамбаев, даже представители МУРа, в котором когда-то работал Пушкин. Концерт длился часа три.

Нажмите, чтобы увеличить.
Торжественное празднование 80-летия со дня рождения Г.Г. Пушкина."Творческая группа "Пушкин" во время выступления на сцене Колонного зала Дома Союзов. Декабрь 1993 г.

     Историю жизни Григория Григорьевича Пушкина еще предстоит написать. Участник вооружённых сил России с 1934 года, он в шестимесячном возрасте в 1914 получил  последнее благословление от деда генерала Александра Александровича Пушкина и  впоследствии был защитником России. Всегда служил честно, добросовестно выполняя военный долг, о чем свидетельствует, наряду с многими другими документами нижеприведенный наградной лист от 15 июня 1943 года, представляющий к награде орденом "Отечественная война 2 степени":

Нажмите, чтобы увеличить.

      Но он был и распространителем знаний о своем великом роде – роде А.С. Пушкина. И ему помогал великий русский певец Иван Семенович Козловский. И этому служила «Творческая Группа «Пушкин». Первый концерт  Группы в Госдуме, первый концерт в Администрации Президента Российской Федерации, выступления в Калуге, в Москве, и за границей – служили этому.

В июле 1994 года, после перенесённой болезни, Г.Г. Пушкин во второй раз в жизни приехал в Петербург. 3 июля на улице Фонтанка, 118, в бывшей усадьбе Г.Р. Державина открывался памятник поэту. Творческая Группа «Пушкин» была приглашена на открытие памятника  директором Пушкинского музея С.М. Некрасовым, чтобы исполнить музыку на стихи Державина и гимн ему, написанные мной. Г.Г. Пушкин тепло приветствовал друга академика М.К. Аникушина, С.М. Некрасова и И.А. Толстого. Академик Д.С. Лихачёв, говоря со мной по телефону вечером, весело рассказал, что по телевизору сообщили об открытии памятника и при этом были «Пушкин, Некрасов и Толстой». Мы договорились о том, что первая встреча Дмитрия Сергеевича и Григория Григорьевича состоится завтра в Пушкинском доме.

     Когда в зал древних публикаций, где Пушкин впервые увидел упоминание самого «древнего» Пушкина, вошёл Дмитрий Сергеевич, мы стали свидетелями удивительной встречи Пушкина. «Как Ваше здоровье?» – спросил Дмитрий Сергеевич. «Плохо! Всё болею, наверное, вскоре помру!» – ответил Григорий Григорьевич. «А я ведь несколько лет тому назад уже помер! У меня была клиническая смерть! Как там было хорошо! Я со всеми родственниками повидался! Но кто-то сказал, что у меня есть ещё дела на земле, предстоят встречи, и я вернулся к жизни». Григорий Григорьевич, недоумевая, спросил: «Это что же, на тот свет не пропускают? А что же теперь делать?» И Дмитрий Сергеевич коротко и мудро сказал: «Жить!»

     11 октября 1994 года с помощью спонсоров Г.Г. Пушкин отправил меня в Лондон с его письмами к родственницам – герцогине Аберкорнской Александре, её сестре герцогине Вестминстерской Натали и другим, а также с письмом к королеве Елизавете II с просьбой принять его во время посещения ею Москвы. Я ухитрился приложить к письму текст на английском и ноты моего приветственного гимна королеве и кассету с записью выступлений Творческой Группы «Пушкин». В Лондоне мне помогли Владимир Шлиппе, родственник Гончаровых, Марита Кроули, сестра означенных герцогинь и моя родственница по линии Бенкендорфов Наталья Константиновна Брук, которая, узнав о моей цели, немедленно связала меня со старым знакомым сэром Робертом Феллоусом, личным секретарём королевы, позвонила во дворец, и я был принят другом моей родственницы. «Через 45 минут письмо Пушкина и ваш гимн будут у королевы», – заверил меня Роберт Феллоус. А в Москве 15 октября поступил факс, а потом и письмо Роберта Феллоуса, что королева была в восхищении от письма Пушкина и от моего приветственного гимна и о том, что в Москве мы с нею увидимся.

Нажмите, чтобы увеличить.
Г.Г. Пушкин и профессор Рольф Дитрих Кайль, известный в мире специалист по творчеству А.С. Пушкина, переводчик его произведений. Слева - Ирина Пигарева, солистка "Творческой группы "Пушкин". Германия, 1993 г;

       Когда последовало приглашение от британского посольства на встречу с королевой, Пушкин, увы, был болен, а я, из-за солидарности с ним, тоже не пошёл на встречу, о чём жалею и сегодня. Но когда Дмитрий Сергеевич Лихачёв по телефону сообщил нам, что 18 ноября его и творческую интеллигенцию примет в Георгиевском зале в Кремле Президент России Ельцин и что мы тоже можем быть в этом зале, Пушкин, сославшись на болезнь, отказался быть там, но туда поехал я. В Грановитой палате после встречи был дан «царский» обед. Я, естественно, впервые был на этом роскошном обеде. Мне, как пушкинисту, предоставили слово. Я передал собравшимся привет от Пушкина, рассказал, как недавно происходила моя поездка в Лондон, и как Пушкин внёс свой вклад в развитие наших с Англией отношений.

    28 ноября 1996 года Д.С. Лихачёву исполнилось 90 лет. Когда мы с Пушкиным  получили приглашение на его юбилей в Петербург, опять же из-за болезни Григорий Григорьевич не смог ехать – поехал я, вооружённый письмом к Д.С. Лихачёву от Пушкина, в конце которого мы придумали поздравительные строки: «Я только правнук! Не поэт! Писать стихов таланту нет! Но будь что будет! Лихачёву я шлю свой пушкинский привет!». После этих слов в зале вспыхнула овация, Лихачёв встал, плача: «От Пушкина мне было поздравленье!». А потом, когда мы были на квартире у Лихачёва и доедали торт диаметром 90 сантиметров, Дмитрий Сергеевич сказал: «Давайте напишем письмо Ельцину о том, что Пушкину надо дать улучшенную квартиру – гости из-за рубежа приезжают – и повышенную пенсию». Академики Лихачёв и Аникушин, и впоследствии я, подписали письмо Ельцину, но оно, увы,  осталось без ответа.

      13 октября 1997 года нам позвонила Света, приёмная дочь Г.Г. Пушкина, и сказала, что отцу очень плохо, надо его везти в Медведково, в госпиталь, и нужна машина. У моей супруги Ирины Васильевны  Пигаревой и у меня было горе: только что, почти в один день, умерли её родители, Василий Антонович и Татьяна Фёдоровна Пигаревы. Кстати, Г.Г. Пушкин и его дочь помогали в их лечении. И вдруг нависла угроза над жизнью Пушкина. «Пушкинский» Mersedes, который в 1994 году подарила нам правнучка А.С. Пушкина Клотильда фон Ринтелен, машина, на которой часто выезжал Григорий Григорьевич по разным надобностям, а за рулём сидела моя супруга, доставила Пушкина в госпиталь. Света и жена пошли за каталкой, а я – за водой в ближайший кран. Когда я возвращася к машине, на заднем сидении, глядя в окно, сидел Григорий Григорьевич. Он очень был похож на своего прадеда, но лицо его, вследствие белизны, стало похоже на гипсовую маску поэта. Когда Григорий Григорьевич уселся на каталку, я подошёл к нему с рукопожатием и пожеланием снова встретиться здоровыми, на что Пушкин – о этот пушкинский юмор, он не оставлял его и в эту минуту! – подняв палец кверху, сказал: «Только там!».

     17 октября после операции Пушкин умер. Я написал некролог для Правительства России, отправил соболезнования Д.С. Лихачёву, звонил с известием о смерти многим людям. В том числе и Георгию Васильевичу Свиридову, который почти год добивался встречи с Г.Г. Пушкиным, но не выходило, поскольку и Пушкин был часто болен, и супруга Свиридова  Эльза Густавовна была больна, да и сам Георгий Василевич хворал. «Пушкин вчера умер! Вы теперь не сможете, к сожалению, с ним встретиться!» На что Георгий Васильевич ответил: «Да нет! Мы вскоре с ним встретимся! Но на том свете!» Через два месяца Г.В. Свиридова не стало. Светлые  русские силы ушли!

       О славном потомке гениального поэта Григории Григорьевиче Пушкине нужно писать повесть. Я же в этой юбилейной статье попытался описать только ту часть, которая была хотя бы в какой-то мере связана со мной. А сколько же ещё поклонников и друзей было у Григория Григорьевича! Скольким людям осветил он путь своим значением – правнука «солнца русской поэзии»!

_________________________

© Соловьев Владимир Владимирович

Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Не осознают себя и не понимают мира вокруг
Известный экономист и финансист о своей жизненной позиции – с критикой людей, осуждающих либерально мыслящих п...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum