Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Культура
В ожидании Джульетты. Почему артисты годами не выходят на сцену
(№1 [274] 10.01.2014)

Когда простаивает завод, говорят, это нерентабельно. Когда простаивает большой артист без работы, разводят руками – закон профессии…  Несколько лет назад актриса Малого театра Виктория Лепко пришла на профсоюзное собрание с плакатом «Долой запрет на профессию!» Вся Москва потом обсуждала.

 

    В очередном театральном сезоне старая актерская традиция выражать свое недовольство, похоже, снова набирает обороты. Еще летом легенда Малого театра Элина Быстрицкая говорила о том, что она возвращается к работе после академического отпуска, но играть старух больше не намерена: «Пусть их играют другие актрисы, а я подожду, когда режиссеры предложат мне что-нибудь стоящее».

     Свое недовольство высказал и корифей Театра на Малой Бронной Лев Дуров. Он написал обращение к труппе, в котором подчеркнул, что худрук Сергей Голомазов «мало заботится об артистах старшего поколения»: не дает новых ролей, не советуется при постановке спектаклей и при этом делает ставку на вчерашних студентов - выпускников своего курса. Сам Дуров прочитать это обращение не смог, поскольку из-за плохого самочувствия на сбор труппы не пришел. Вместо него это сделала дочь, передав оригинал в департамент культуры. Но похоже, что не только Сергей Голомазов, но и сотрудники департамента отнеслись к письму без особой тревоги: во-первых, Лев Дуров не забыт – он замечательно играет в трех спектаклях текущего репертуара, а, во-вторых, его «крик души» весьма понятен: актерская профессия слишком жестока. Хочешь не хочешь, но приходит время, когда ведущий артист должен смириться с тем, что главная роль может достаться и кому-то другому. 

Вопрос это сложный, всегда болезненный, но без него театральный мир представить невозможно.

 

«Ничего я не буду ждать!» 


Главный актерский страх: недавно ты играл такие роли, что вся страна сходила с ума от повальной влюбленности, а теперь довольствуешься малым. И, глядя на работу других, бесконечно грызешь себя мыслью: «Я мог бы лучше!»

Так грызет себя и Тамара Семина. Однажды ей пришлось дублировать роль, которую сыграла Анни Жирардо в фильме «Руфь». И вдруг Семина поняла, что талант французской дивы отнюдь несовершенен:

    – Я смотрела на экран и удивлялась, – говорит она. – сколько изъянов! Ни ходить, ни говорить Жирардо не умела, хотя играла в кино. И несмотря ни на что, ей предлагали первоклассные сценарии, поскольку во Франции знаменитый артист не может не играть. А у нас считается, что артист должен ждать годами. Да ничего я не буду ждать! Пошли они все в ж… У нас настоящие профессионалы никому не нужны.

   Совсем недавно на недостаток внимания пожаловалась и Ирина Алферова, намекнув в беседе с «Театралом», что готова «принять предложения других режиссеров», если худрук «Школы современной пьесы» Иосиф Райхельгауз не даст ей новые роли. А пока она не теряет времени (актер остается актером) и присматривается к дальнейшей работе: 

   – Драматурги обо мне не забывают, постоянно присылают пьесы. Например, из Парижа я получила замечательное произведение на двух артистов и очень хочу сыграть. Но мне кажется, что время таких пьес уже прошло. Сегодня всем экшн подавай. И все равно я буду настаивать, чтобы у нас в репертуаре появился этот спектакль. Вообще профессия у нас такая: многое зависит от личной настойчивости.

    Подобных примеров в актерском мире – множество. Инна Ульянова буквально выпросила у Михаила Козакова роль Маргариты Хоботовой в фильме «Покровские ворота», хотя изначально предполагалось, что Хоботову сыграет Гундарева. А Ольга Аросева, долгое время находившаяся в конфликте с Валентином Плучеком, решила наверстать упущенное и лет десять назад установила рекорд, как самая «играющая» актриса Театра сатиры. Спектакли с ее участием чаще других появлялись в афише. Кроме того, активно играла она и в антрепризе, став настоящей хозяйкой своей актерской судьбы.

    – Если сидеть и ждать роли, то тебя незаметно спишут на пенсию, – говорила Аросева. 

     Впрочем, актерский голод знаком не только пенсионерам. 

    Однажды никому не известный актер пришел к знаменитому режиссеру – позвонил в дверь и сказал буквально следующее:

  – Я знаю, что вы начинаете снимать новый фильм. И прошу вас попробовать меня на главную роль. 

   Поступок, мягко скажем, нескромный. Но режиссер попробовал и утвердил. Актера звали Солоницын, режиссера – Тарковский. Фильм «Андрей Рублев».

 

Формула любви

    В театральном мире есть замечательная фраза: «Артисты как дети. Чтобы не наделали глупостей, их надо увлечь интересной игрой». 

  Похоже, что именно эта формула и открыла Кириллу Серебренникову дверь в большую режиссуру, когда он в начале  2000-х приехал их Ростова в Москву. Один за другим его спектакли становились событием. Причин много, но одна из них в том, что Кирилл занимал в них знаменитых артистов, которые давно не играли премьер и явно затосковали по сцене (публика соскучилась по ним не меньше). 

   В их числе Наталья Тенякова, Кира Головко, Лия Ахеджакова, Андрей Мягков и Алла Покровская. Никто из них не побоялся работать с режиссером, о котором слухи ходили, как о мастере эпатажа и хулигане, отвергающем законы репертуарного театра. Напротив, жизнь показала, что у таких артистов не бывает строгих рамок и «амплуа». Они и в спектаклях Серебренникова выглядели настолько органично, словно режиссер нажал на скрытый спусковой механизм, дав волю нерастраченному актерскому таланту.

   А как уверенно он открыл новые возможности Марины Нееловой, сезонами простаивающей «Современнике». Такую роскошную актрису и женщину увидели! Москва просто сошла с ума от сильных чувств. Ее таланты засверкали, как монета, очищенная от окиси. Живая энергия, никаких штампов. «Как она могла согласиться работать с каким-то провокатором» – осуждающе шипели пожилые театралки, но все равно плакали от сильных чувств и приходили посмотреть еще и еще раз.

    Подступался Кирилл и к Татьяне Дорониной. Но она, видимо, оказалась единственной, кого насторожила его декларация: «Достать мощных актеров из колумбария!»

 

Юбилейная трагедия

   Проблема актерского голода особенно остро всплывает к юбилеям. Достойную пьесу ищут всем миром. Но тут выясняется, что вся мировая драматургия построена преимущественно на мужских ролях. Отелло, Гамлет, Макбет, Арбенин, Чацкий, Хлестаков, Орнифль, Мольер, Кин IV, Эзоп… 

    Можно, конечно, составить и другой ряд (Медея, Электра, Антигона, Джульетта, Офелия, Мамаева, Васса Железнова…), но не играть же Джульетту на 70-летний юбилей. Возраст героинь трагически ограничен. 

     – Какой-то парадокс, – говорит «Театралу» Вера Алентова. –Когда уже многое умеешь, именно тогда очень трудно найти достойную пьесу. У меня, например, есть целое кладбище несыгранных ролей. Например, за всю свою жизнь никогда не играла в пьесах Чехова. Увы! А играть сейчас не возьмусь, потому что и Раневская, и Аркадина должны быть достаточно молодыми – так написано у автора. 

     Впрочем, несмотря на это, Вера Алентова и сегодня остается примой Театра имени Пушкина и говорит, что простой у нее был лишь по молодости. Но и тогда она не опускала руки – снималась в кино, выступала с чтецкими программами. Кстати, сегодня чтецкие вечера вновь входят в моду, украсив не только афишу МХТ, театра «Практика», «Школы современной пьесы», но и многих провинциальных театров. Правда, не все соглашаются в них участвовать. Одна знаменитая актриса так объяснила это «Театралу»:

    – Расстояние между тобой и публикой минимально. Фактически это клубный вечер, в котором артисты и зрители находятся в равном положении. И что делать, если кто-то из зала у меня спросит: «В каких фильмах вы сейчас снимаетесь? И почему давно не играете на сцене?» Стыдно правду говорить. Да и обвинять режиссеров и сетовать на то, что тебе, такой талантливой, не предлагают ролей, не совсем красиво. Профессия наша жестокая: одни играют до старости, другие рано сходят с дистанции. Нет уж, лучше молчать о своей боли.

 

Марина Квасницкая,

Виктор Борзенко

 

Как это бывает 

    Режиссер Кама Гинкас рассказал, при каких обстоятельствах началось его сотрудничество с Ниной Дробышевой, долгое время не игравшей ролей в Театре Моссовета:

     – Однажды ко мне подошла маленькая женщина: «Я Нина Дробышева, – сказала она. – Я хочу, чтобы вы поставили со мной спектакль». Это было неожиданно. «Вы же не директор и не главный режиссер», – начал я. Она перебила: «Театр должен мне спектакль». А это было как-то уж совсем не в ленинградских театральных понятиях. Но уже назавтра я был у директора Театра Моссовета, который под строгим взором Нины Ивановны предложил мне постановку пьесы «Пять углов» Сергея Коковкина.

    …Пьесу пришлось несколько переписать. Я услышал в ней темы, которые сильно меня касались в то время. В результате, Нина в этом спектакле сыграла про служение искусству, которое приводит к отчуждению от жизни, про человека, который не жил, а с детства оголтело служил этому проклятому занятию и оказался без семьи, без детей, без друзей, оказался ненужным никому, в том числе самому искусству. Она сыграла про разочарование в профессии и одновременно про холодное величие искусства, безразличное к его создателю. Это был спектакль про меня и про Нину, которая к тому времени уже была всесоюзной звездой, объездила с фильмом «Чистое небо» весь мир, и которая к моменту нашей встречи уже лет десять не снималась и не играла новых ролей в театре. Правда, Нина никогда не позволяла окружающим даже помыслить, что в ее жизни может быть что-то не так. Но я знал не только о ее затянувшейся профессиональной невостребованности после знаменитой роли в спектакле «Эдит Пиаф», я был наслышан и о ее серьезных личных, семейных и других проблемах.

 

Опрос

Что делаете вы, чтобы не остаться без ролей? Этот вопрос «Театрал» задал артистам.

 

Людмила Крылова:

  - Вариантов множество, но беда в том, что с годами они перестали работать. Когда за спиной столько лет, прожитых в «Современнике», как-то странно умолять режиссеров обратить на тебя внимание. Что им сказать: «Разрешите я покажу вам отрывок»? Приходится сидеть и ждать новых ролей. Но ожидание порой растягивается надолго. В итоге, наступает период, когда решаешь уйти из театра: нет больше сил рутинно играть в эпизодах. Но вдруг два года назад мне дали одну из главных ролей в спектакле «Время женщин». Роль, как будто специально написанная для меня! Она и трагическая, и лирическая, и смешная, а главное, про большую любовь. Нагрузка большая, заснуть после спектакля трудно, но я счастлива. Значит, в большой труппе «Современника» не оказалось другой такой актрисы на эту роль. Только я. Значит, все было не зря: годы ожидания и терпения. Недавно Галина Борисовна мне говорит: «Ты должна сказать спасибо, что в таком возрасте режиссеры тебя еще приглашают играть». Я и не скрываю своей благодарности. Значит, театр заботится обо мне.

 

Евгений Стеблов:

   - А я ничего для этого не делаю, поскольку мне совершенно неинтересно гоняться за новыми ролями. Ради чего? Что я в себе тем самым открою? Дело ведь не в количестве. И то, что я играю всего в двух спектаклях (но зато по Сухово-Кобылину и Достоевскому), меня вполне устраивает. Театральное дело – оно драматическое. И своим студентам я не раз говорил: тут тебе никто ничего не гарантирует – живи, как в спорте, ставь перед собою цели и достигай побед. Но в то же время худруки должны понимать, что артистов надо беречь. Потому что это бесхозно с позиции руководителя театра небрежно относиться к индивидуальностям. 

Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum