Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Культура
Тургеневский русофоб: взгляд через полтора века
(№3 [276] 01.03.2014)
Автор: Александр Хавчин
Александр Хавчин

    Есть в романе Тургенева «Дым» один странный персонаж. Характер его выписан бледно, для развития фабулы он не нужен. Кажется, только для того он и потребовался автору, чтобы вложить в его уста публицистические рацеи,по преимуществу либерально-западнической направленности .

     Этот персонаж, по фамилии Потугин,за которым современники угадывали самого Тургенева, очень обеспокоен тем, как бы русские соотечественники не впали в смертный грех национальной гордыни и поскорее избавились от привычки  преувеличивать роль и значение России в мире и в мировой истории. Лучший способ для этого –  всячески Россию и ее народ унизить (оплевывать и облить грязью, как выразились бы сегодня), насыпать соль на ее свежие раны..

    Действие романа начинается летом 1862 года, опубликован же "Дым" в 1867 году. Не лучшие для России времена, на них приходятся  волнения и бунты крестьян, недовольных,  разочарованных Манифестом 19 февраля, подавление польского восстания, арест, гражданская казнь и ссылка Чернышевского, восстания, продажа Аляски, покушение Каракозова... Русское общество все еще не вполне оправилось от шока Крымской войны. Ведь  тридцать лет николаевского царствования прошли под знаком торжества русского оружия. "Иль нам с Европой спорить ново?" иль русский от побед отвык?" - задирал предполагаемых врагов Пушкин. Поэтическая похвальба была принята за пророчество, а слава прошлых побед - за гарантию непобедимости в будущем: "В Двенадцатом году француза гнали - и сейчас погоним! Всегда турок били - и сейчас разобьем!" Оказалось, однако, что европейские солдаты, предположительно трусливые и изнеженные, не обращаются в бегство при первом же столкновении с русскими чудо-богатырями, и непревзойденный боевой дух не всегда может заменить техническую отсталость. Русское самолюбие было уязвлено в самом чувствительном пункте. При известным русским  максимализмом упоенное самовозвеличивание быстро сменилось упоенным самоуничением и самобичеванием.

   Самое подходящее время Подходящее время для критиканов-потугиных! 

        Между тем полтора века спустя мы ясно видим, что не всякой национальной самокритике надо верить безоговорочно. Осознание итогов Крымской войны как национальной катастрофы было излишне болезненным, на самом деле ни одна из сторон не добилась подавляющего преимущества,военно-политический ущерб для нашей страны был не так уж трагичен (это доказывал тот же Чернышевский в романе "Пролог". 

       Общественность Англии и Франции результатами Крымской войны была тоже глубоко разочарована: жертвы и затраты огромные, а цель не достигнута: Россия осталась великой державой.По выражению министра иностранных дел князя Горчакова, она сосредотачивается, с ней нельзя не считаться. Бисмарк  ищет с ней  союза, недавний победитель император Наполеон Третий подает сигналы о готовности к сближению, президент США Линкольн просит русского царя помочь северянам в Гражданской войне, и решительная позиция России вынуждает Англию, собиравшуюся поддержать южан,  пойти на попятную.  

       После отмены  крепостного права в огромной стране готовятся новые огромные внутренние преобразования,  преобразования, закладываются предпосылки для быстрого хозяйственного роста. Это вызывает на Западе всплеск  если не симпатий, то интереса и уважения. Союза с Россией ищет Бисмарк, недавний победитель Наполеон Третий подает сигналы о готовности к сближению.

      Можно ли верить утверждению Потугина, будто Запад бьет Россию на всех пунктах? С помпой отмечается тысячелетие  русской государственности, в Новгороде открыт соответствующий памятник, что дает повод к возрождению патриотических настроений. Не дождетесь, клкветники России! Есть еще порох в пороховницах! Присмотримся повнимательнее к аргументам скептика Потугина.

      "Если бы такой вышел приказ, что вместе с исчезновением какого-либо народа с лица земли немедленно должно было бы исчезнуть … все то, что тот народ выдумал, – наша матушка, Русь православная, провалиться бы могла в тартарары, и ни одного гвоздика, ни одной булавочки не потревожила бы, родная: все бы преспокойно осталось на своем месте, потому что даже самовар, и лапти, и дуга, и кнут – эти наши знаменитые продукты – не нами выдуманы..."

      Перед нами БОльший западник, чем сами европейцы. В страхе  проявить к своему народу пристрастную снисходительность либерал проявляет придирчивость и откровенную несправедливость. А ведь необоснованно заниженная оценка себя (своего народа), согласно Спинозе, есть такое же малодушие, как и необоснованное самопревознесение. Споря со славянофильскими восторгами по поводу неистощимой изобретательности и технической смекалки русского народа, в мазохистском раже Потугин отказывает русским даже в том, что принадлежит им по праву. Не будем касаться апокрифического дьяка Крякутного, якобы летавшего на воздушном шаре задолго до братьев Монгольфье. Оставим в покое сомнительного  уральского умельца Артамонова, "настоящего" изобретателя велосипеда. Но ведь первый двухцилиндровый паровой двигатель придумал Ползунов, - это, кажется, никем не оспаривается?

      Как человеку образованному, Потугину должны были быть известны имена Павла Шиллинга, создателя первого в мире электромагнитного телеграфа, и Бориса Якоби, изобретателя гальванопластики. Возможно, об этих незурядных ученых Потугин не вспомнил из-за их немецких корней и, соответственно, нехарактерных для славянства фамилий? Но служили-то они в России и для России! Правда, если руководствоваться этим принципом, придется перестать считать русскими изобретателя телевидения и электронного микроскопа Зворыкина и великого авиаконструктора Сикорского).

     Справедливости ради, надо сказать, что в начале 1860-х  годов выдающиеся  русские изобретатели и инженеры были и в самой-то России плохо известны, не говоря уже о  самодовольной Европе. Зато буквально через 10-15 лет, еще при жизни Тургенева, тезис о полной научно-технической несостоятельности русских уже не мог быть озвучен, ибо его ложность (либо предвзятость и невежество говорящего) стала очевидной. В 1870-80-е годы обшеевропейскую известность получают электрическая лампочка накаливания Лодыгина и «русский свет» - электрическая свеча Яблочкова. А Д.И. Менделеев публикует доклад о периодическом законе.

      Рассуждая о состояниии русского искусства, Потугин ехидно замечает: "Я с ним не встречался». Тот случай, когда сарказм легко может быть  обращен против самого говорящего: его культурный уровень ниже, чем у  уровня среднего европейца: уж Антона Рубинштейна не знать было просто неприлично, имя великого русского пианиста гремело по всей планете, соперничая со славой великого  Франца Листа. С огромным успехом концертировал скрипач Генрик Венявский - поляк по национальности, но русский поданный, солист императорских театров, профессор Петербургской консерватории. Быть может, дело опять-таки в нерусских фамилиях музыкантов? Жаловался же Рубинштейн Боборыкину на патриотическую" печать того времени, для которой он, русский дворянин,основоположник высшего музыкального образования в России, оставался "жидо-немцем” - всего лишь крещеным евреем? Ну, так то "истинно русские патриоты", а то либерал, которому полагается быть космополитом... Кстати, самТургенев писал одному знакомому, что, когда иностранный музыкант ему сказал о выдающемся композиторском даре Чайковского, он, Тургенев рот открыл от удивления и недоверия.

При таком уровне компетентности зачем же лезть в арбитры-оценщики?

Если говорить о русской литературе,  как раз начале шестидесятых выходят в свет  "Казаки", "Записки из Мертвого Дома", "Обломов", "Отцы и дети" -. произведения мирового класса. Если к тому времени Запад знал - только по именам - Пушкина и Гоголя - есть-де в Росии такие писатели, которых сами русские считают гениальными, велика ли вина в этом Запада? Нужны поистине великие гениальные переводчики, чтобы иноязычный читатель смог почувствовать величие «Евгения Онегина и «Мертвых душ». Проспер Мериме пробовал переложить «Пиковую даму», но не очень удачно. Во всяком случае, европейских интеллектуалов нельзя упрекнуть в равнодушии или пренебрежительном отношении. Перестав быть страшилищем, Россия становится духовным партнером, почтенным участником культурного диалога.  За мировым признанием Тургенева, Достоевского, Толстого дело не стало. Франко-, германо- и англоязычные страны с восхищением открывают для себя мир русской прозы. . По рекомендации Тургенева Флобер читает «Войну и мир» - и приходит в неописуемый восторг. Ницше знакомится с «Записками из Мертвого Дома» и признается, что Достоевский как психолог дал ему больше. чем любимый Стендаль. Карл Маркс осваивает в подлиннике "Убежище Монрепо" Щедрина. По свидетельству Макса Нордау, "Крейцерова соната" стала крупнейшим событием для всей читающей Европы.

     Короче говоря, Потугин попал пальцем в небо: он разглагольствует о ничтожестве русского искусства искусства, когда ведущие мыслители и критики Запада готовы признать его полное равноправие или даже превосходство (Мельхиор де Вогюэ) загадочной русской духовности. Авторитет великой русской литературы заставляет высокомерных европейцев пересмотреть свое отношение к русскому народу, к русским людям. Коразов в "Крамном и черном" - фигура комическая, Суварин в "Жерминале" - фигура трагическая величественная. Русский либерал середины девятнадцатого века, как и начала века двадцатого и века двадцать  первого,мечтает перенести в Россию европейскую цивилизованность(только это, мол, понятие чисто и свято, а «народность» и «слава» пахнут кровью) и призывает соотечественников призанять у старших братьев то, что они придумали лучше и прежде нас»). Либерал почему-то , уверен, что в этом заимствовании нет ничего опасного для идентичности и самобытности России:

      - Вы только предлагайте пищу добрую, а народный желудок ее переварит по-своему…

     Весь вопрос в том - крепка ли натура? А наша натура -- ничего, выдержит: не в таких была передрягах. Бояться за свое здоровье, за свою самостоятельность могут одни нервные больные. да слабые народы. Осталось только решить,то ли ли социализм для русского народа  не был "доброй пищей", то ли народный желудок оказался все-таки не довольно здоров. Не много нового придумали современные либералы, объясняя, почему от реформ становится только хуже:

     - "От худого к хорошему никогда не идешь через лучшее, а всегда через худшее, - и яд в медицине бывает полезен. Одним только тупицам или пройдохам прилично указывать с торжеством на бедность крестьян после освобождения, на усиленное их пьянство после уничтожения откупов... Через худшее к хорошему!

    Можно перефразировать: «Жить будем хуже, но недолго».

     В русском национальном характере Потугин, как и ледующие поколения западников вплоть до наших дней, подчеркивает негативные черты - угодливость, привычку бездумно подчиняться начальству и вообще авторитету, сочетание патриотической хвастливости и низкопоклонства перед заграницей, лицемерие и терпимость к пороку. Можно было бы сказать, что настойчивость национальной самокритики говорит не столько о неизменности нерусской натуры в целом, сколько о неизменности и неизбывности одного ее признака:самоедства, склонности судить своего суровее, чем чужого ,и меньше ему прощать, О привычке к рабскому подчинению и преклонении перед заграничным как о своем национальном пороке писали немецкие авторы, о склонности к «патриотическому» чванству – французы и т.д. Писать-то писали, но не так беспощадно...

     Тургенев заботится о том, чтобы обеспечить своему Потугину некое моральное алиби: все свои русофобские инвективы он произносит "не со злостью, а с печалью", и вообще никакой он не русофоб:

     - Я и люблю и ненавижу свою Россию, свою странную, милую, скверную, дорогую родину... У Достоевского это , не лишенное фаписейства, стремление представить обличительство как особенное проявление нежной любви, вызывало крайнее раздражение, да и Тютчев в ядовитой эпиграмме расценил роман "Дым" как клеветнический.

     Национальный характер -  материя тонкая, почти неуловимая, здесь диаметрально противоположные утверждения могут оказаться неопровержимыми, хотя и недоказуемыми. Приведем один из пассажей Потугина, который кому-то может показаться забавным, а кому-то - оскорбительным для национальной гордости:

     - Российская изобретательность! Вот наши господа помещики и жалуются горько и терпят убытки, оттого что не существует удовлетворительной эерносушилки, которая избавила бы их от необходимости сажать хлебные снопы в овины, как во времена Рюрика: овины эти страшно убыточны, не хуже лаптей или рогож, и горят они беспрестанно. Помещики жалуются, а зерносушилок все нет как нет. А почему их нет? Потому что немцу они не нужны; он хлеб сырым молотит, стало быть, и не хлопочет об их изобретении, а мы... не в состоянии!.. С нынешнего дня обещаюсь, как только подвернется мне самородок или самоучка, -- стой, скажу я ему, почтенный! а где зерносушилка? подавай ее!..

     Загляните в Интернет - сегодня  отечественный рынок предлагает зерносушилки нескольких типов и целые комплексы по переработке зерна с энергосберегающей зерносушилкой поточного действия!

     Вот так-то!

     Как говорится, не прошло и полутора веков...

  Из тогдашнего кризиса,  мучительных реформ, морального упадка, территориальных потерь Россия вышла обновленной, возрожденной, усилившейся. Соблазнительно было бы сказать, что все горе-пророки и предсказатели  мрачного    будущего  России попадут впросак и позорно оконфузятся, как старый тургеневский русофоб. Но в исторические аналогии обычно подводят. Помнится, в период брежневского застоя какой-то немецкий политик предрек, что 2017 г. не станет годом столетнего юбилея Советской власти. Советская печать вдоволь поглумилась над этим прогнозом и опровергала его ссылкой на то,что советской власти предвещали близкую кончину и в 1918, и в 1941-м, и в 1980-м, и в последующие годы, - ну, мол, и где теперь эти предсказатели? Тем не менее,…. год 2017 все-таки не станет годом юбилея Великого Октября.

      Сбудутся ли русофобские мечтания и предсказания либо потерпят скандальный крах? Это решится не само собой. Полтора века назад миллионы русских людей  не просто не соглашались с Потугиным и его единомышленниками, но и были готовы что-то делать для того, чтобы Россия "не была бита Западом по всем пунктам". Вот этого делового настроя, возможно, не хватает сегодня пламенным борцам – при переизбытке патриотически- антирусофобских речей. 

__________________________

© Хавчин Александр Викторович 

Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum