Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Общество
Приказано выжить!
(№24 [78] 28.12.2001)
Автор: Абдулла Дудуев
Абдулла Дудуев
С.Д. Умаханов, мэр дагестанского города Хасавюрт

(наш корреспондент беседует с мэром дагестанского города Хасавюрт С.Д. Умахановым)

Представляем нашего гостя:

Сайгидпаша Дарбишевич Умаханов родился 3 апреля 1962 г. в селе Буртуний Казбековского района Дагестанской АССР. В 1985 г., после окончания техникума, начал работать на хасавюртовском приборостроительном заводе. Имеет высшее экономическое и юридическое образование. 6 апреля 1997 г. избран главой администрации города Хасавюрта. 8 апреля 2001 г. избран на эту должность второй раз. Депутат Народного Собрания Республики Дагестан.

- В самом начале нашей беседы хотелось прояснить для наших читателей важный, на мой взгляд, вопрос: каков состав населения Вашего города, кто в нем живет?

- Вы попали в точку. Город у нас интернациональный. У нас живут аварцы, чеченцы, даргинцы, русские, лакцы, лезгины и многие другие. В Дагестане проживает около 45 народностей, и все они представлены в Хасавюрте.

- Но как тогда Вам удается обеспечить гражданский мир, есть ли столкновения на национальной почве?

- Удается, но не мне одному, в этом направлении работает вся администрация города. Просто для этого каждому участнику процесса нужно самому быть интернационалистом и в решении любого вопроса исходить из этого. Мы за последние годы наладили прямое общение с представителями всех национальных общин, проживающих в городе. Встречаемся, советуемся, обсуждаем возникающие ситуации, ищем и находим общее понимание в решении тех или иных проблем. Это и позволяет нам удерживать баланс и избегать межнациональных столкновений.

- А на каких же языках обучаются дети в школах?

- В школах Хасавюрта на добровольной основе преподаются аварский, чеченский, кумыкский и иностранные языки.

- Ощущаете ли Вы опасность религиозного экстремизма?

- Смотря что под этим понимать. Конечно, в ситуации, когда в мире происходят такие процессы, население несколько взбудоражено. Это вызывает беспокойство у всех мусульман города. Они несколько раз обращались к нам с просьбой дать разрешение на проведение митинга против бомбежек США в Афганистане. Но и происходящее в Чечне, безусловно, сказывается, ведь нас разделяет расстояние всего в 5 километров. Среди мусульман города есть радикально настроенные люди. Что касается, скажем, вахабизма, то здесь мы контролируем ситуацию. Мы не дали возможности вахабитам у нас укрепиться, развиться и предпринять какие-то действия.

- И все же, каким образом, на Ваш взгляд, надо решать эту проблему?

- Ни в коем случае эту проблему не решить никакими полицейскими и другими силовыми методами. Религия - дело очень тонкое дело. Если мы будем этих людей то вахабитами, то экстремистами называть, загонять в угол, кричать, что они - враги, которых надо уничтожить, то они будут защищаться. То есть, если мы их будем делать врагами, они и станут нашими врагами. Здесь должна быть умная, взвешенная, тонкая политика, дипломатия, основанная на разуме и совести.

- А много ли сейчас в городе беженцев?

- Порядка 10 тысяч, цифра эта меняется в зависимости от ситуации в самой Чечне. Во время обострения обстановки, массовых зачисток бывает мощный наплыв.

- После известных событий в Дагестане, предшествовавших второй чеченской войне, считалось, что Чечня и Дагестан поссорились.

- Мы же знаем, что такое чеченский народ и кто такие Басаев, Хаттаб, Радуев и другие. Это кучка бандитов, которые бесчинствовали в Дагестане, они также бесчинствовали в самой Чечне. А причем тут дети, женщины, старики, которые мучаются, страдают, гибнут там? Их бьют - и с этой, и с той стороны, их жалко, они же люди, наши граждане все-таки. Словом, нет тотальной ненависти к чеченцам и быть не может, а есть понимание того, что там происходит. И пока там это не прекратится, у нас не будет стабильности.

- А каково отношение к Масхадову?

- Дело в том, что Масхадов в свое время не извинился за то, что случилось в 1999 году. А это сильно осложнило отношение и к нему, и к чеченцам.

- Можете ли Вы указать на какую-либо связь между преступностью, наркоманией и войной?

- Конечно, война - это прежде всего все-таки нищета. Тысячам людей, которые оказываются выброшенными за борт жизни, надо как-то прокормиться, и часть из них вынуждены заниматься распространением и продажей наркотиков. Война же усиливает такие тенденции.

- В последние годы столица вашей республики Махачкала прославилась чередой так называемых громких убийств. Скажите, совершаются ли такие преступления в Хасавюрте? Или мы не знаем о них?

- Дело в том, что почти все эти убийства, о которых Вы говорите, имеют политическую подоплеку, там идет большая война за власть, к которой подключены большие силы. В Хасавюрте для этого нет больших оснований, поэтому мы держим ситуацию под жестким контролем, и у нас не совершаются преступления, выходящие за рамки уголовнокриминального характера.

- Как Вы оцениваете общественно-политическую ситуацию в республике на данный момент?

- Есть два важных фактора, негативно влияющих на обстановку, осложняющих ее. Первый из них - общая ситуация в мире, то, что сейчас американцы делают в Афганистане, то, что некоторые называют крестовым походом, войной христианства с исламом, а также ситуация на Ближнем Востоке. Это не обязательно должно вылиться в какие-то массовые акции, но в умах и душах людей растут злоба, которая может перерасти в какие-то отрицательные действия. И этот фактор вызывает серьезные опасения. Второе - приближающиеся выборы руководителя Дагестана (они намечены на июнь 2002 года). На первый взгляд это может быть незаметно, но идут брожения, слухи, подготовка к этому событию.

- А Вы не собираетесь принимать участие в выборах главы республики?

- Нет. Для этого сейчас сложилась неблагоприятная ситуация. Она может измениться только в случае, если к власти в республике придут новые люди.

- В чем Вы видите перспективу развития такого среднего по размерам и многонационального по составу северо-кавказского города, каким является Хасавюрт?

- Знаете, к сожалению, я немножко пессимист. Какие могут быть перспективы, если наш город, как и вся республика, на 90% является дотационным, а по уровню социальноэкономического развития мы занимаем предпоследнее место в России, перед Чечней. 95% производства города стоит. Люди кормятся только рынках, а рынки функционируют, пока идет война. Это звучит чудовищно, но когда она закончится, потребность в торговле исчезнет или сведется к минимуму, чеченцы вернутся к себе, что будет потом? Мы делаем, конечно, все возможное, чтобы избежать экономического краха, обращаясь за помощью к своим друзьям, родственникам, московским дагестанцам. Все они помогают в меру своих сил. Тяжело, очень тяжело. Представьте себе: за последние 10 лет население города с 80 тысяч увеличилось до 150 тысяч! Изнашиваются водопроводные и газопроводные коммуникации. Хасавюрт - совершенно особый город по ментальности населения, оно очень политизировано, реакция на любые события бывает молниеносной. Люди, живущие в приграничном городе, каждый день видят кровь, видят и слышат войну. Это пороховая бочка, которая может взорваться в любое время. Но ведь и выбора у нас нет. Надо выжить во что бы то ни стало. Иного не дано!
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum