Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Общество
Кузнецы собственного счастья
(№23 [77] 12.12.2001)
Автор: Олег Афанасьев
Олег  Афанасьев
13 апреля по НТВ шла передача "Глас народа" о нашей демографической катастрофе. Собравшиеся умники и умницы говорили о том, что надо беречь женщину. Мужчину тоже. И медицину иметь на уровне. Ещё уважать материнство и детство. И обязательно помогать материально всем, кто рождает… Дальше я смотреть не стал.

О прошлой жизни, когда с демографией всё было вроде бы как нормально, неродной мне дед Вова, беспризорник в годы Гражданской, сохранивший все привычки своего детства, собственно, навсегда оставшись с представлениями о жизни на уровне десятилетнего, говорил так: "Гасу нэма, спать ложимося рано. И як задымым в три п… От то тэбе и дэти кажный год. Никто их тада не щитал".

Прожив во тьме то ли тридцать, то ли пятьдесят, а может быть все двести столетий, человечество в ХХ веке от рождения Христа получило электричество. Таким образом переход из девятнадцатого века в двадцатый ознаменовался колоссальным изменением качества жизни. Ночь отступила. Вернее, день продлился. Кроме работы и делания детей простой человек смог ещё чем-нибудь заниматься. Впрочем, не чем-нибудь, а бесконечным улучшением своей жизни. Вместе с электричеством открытий, с помощью которых должно было наступить всеобщее благоденствие, явилось множество. Двигатели паровой и внутреннего сгорания, винт, телеграф, синематограф, радио… да зашибёшься перечислять! Перед этим потоком изобретений тёмные века бездумной демографии должны были стать прошлым. Казалось, наступает даже не золотой век, а что-то исключительно радужное.

Однако получилось с точностью наоборот. Получилась великая мировая беда длиною в век.

Поскольку всё надо было переосмыслить, явились поэты, философы, всевозможные проектанты мирового переустройства. Нет предела возможностям человека! Главное, дух, воля! Ницше вообще бог знает какими качествами наделил своего Человека-Бога. С другой стороны, конечно же, стеной стояла масса тех, кто рассуждал наподобие известного кота: "Таити! Таити!.. А меня и здесь хорошо кормят". Чёрт, который, как известно, и вообще-то никогда не дремлет, страшно оживился.

Смирись, о, гордый человек!.. - предчувствуя беду, сказал один наш классик девятнадцатого века. Терпи! - вторил другой. Не послушались. И вместо демографии случилась география.

Во всём виновата НТР! Впрочем, нет - во всём виноваты турки, своими грабежами на море и суше опустошавшие Средиземноморье, перекрывшие торговые пути из Европы в Азию. Так уж они, эти турки, многоженцы, басурмане проклятые, были устроены. Отнять и разделить - и всё, и думать тут особенно не о чём. Христианам же, хорошо помнившим о неудачах своих крестовых походов, пришлось очень-очень шевелить мозгами. Но они справились. Начиная с Колумба, случилась масса великих открытий. И лишь для малого числа людей в этих открытиях не было ничего неожиданного. Для остального человечества НТР казалась чудом. И это чудо сумели использовать в своих целях революционеры, вообразившие, что вот наконец-то одним разом можно покончить с бедами человечества. И именно России выпало стать центром эксперимента.

Да, усилиями людей науки развеялась ночь. В то же время свет этот как бы затмил многие мозги. Случилось примерно то же самое, что ровно две тысячи лет тому назад. Явился Иисус сказать, что есть истина, а соотечественники не приняли его и даже казнили. В наше новое время явились уже многие (но, как и Иисус, все они были одиночками), открывавшие, сказавшие, что и как должно быть, но слишком много вокруг них почти мгновенно всплывало всяческого мусора: лжепоследователей, лжеучеников вроде Карла Маркса, извратившего Георга Гегеля, или Ленина, упростившего, как бы выковавшего острое убийственное оружие уже из не до конца, по его мнению, последовательного Маркса... И развитие идей, так сказать, на этом не кончилось. Сталин замучил многие миллионы людей, приводя в жизнь ленинскую мысль о перевоспитании в концентрационных лагерях всех несогласных с партией большевиков …

Целью Великой французской революции была свобода человека и равные права для всех, нашего Октябрьского переворота - счастье. Рецепты мудрецов 17-го и 18-го веков, сводившиеся к тому, что человек должен быть свободен и счастлив, работая на себя, были признаны устаревшими. А кто не может или не умеет работать, они, что же - остаются за бортом? Нужна социальная революция, в результате которой все могли бы ухнуть в счастье. От каждого по способностям, каждому по потребности - так и никак иначе!

И вместо демографии случилась география

Да, география. На одной встрече москвичей и ростовчан мой друг произнес тост за дружбу Москвы и Федерации, то есть столицы и провинции.. Мне потом (хорошая мысля приходит опосля) пришло в голову, что надо было добавить: а поскольку никто не знает, что такое Федерация, то надо пить за дружбу Москвы и Ростова.

В самом деле, кто теперь, когда билет в плацкартном вагоне скорого поезда купить обыкновенному человеку не под силу, знает что такое Федерация? Однако так было не всегда. Великий Октябрьский переворот так всё перевернул, что во времена моего детства страна была как на ладони. Мать сидела в Кировской области, рассказывала о долгой беспросветной зиме. Множество народа вокруг где-нибудь побывали и рассказывали про Беломорканал, Воркуту, Магадан… А вояки! Начиная с русско-японской, они побывали в Германии, Венгрии, Румынии, Австрии, Манчжурии... Сам я в своё пяти- и шестилетие увидел, пожалуй, половину того, что пришлось на всю мою последующую жизнь.

Наша так называемая победа над Германией: после Великого Октября мы во второй раз вляпались в такое ужасное говно, из которого выбраться не в силах по сей день. Благодаря этой победе нам выпало повторить роль турок.

Народ, лишённый партией большевиков права работать на себя по собственному разумению, сделался как бы малым ребёнком. В пятидесятых годах чуть подкормившись, он захотел игрушек. На моей памяти сразу после войны заветной мечтой каждого были граммофон и часы. Потом радиола и велосипед. Потом мотоцикл и выходная одежда. Затем - импортные тряпки, отечественная квадратно-прямоугольная полированная мебель, наконец автомашины, загранпоездки, квартиры в хрущевских пяти- и девятиэтажках... Между тем кремлёвские инвалиды у власти, чтобы держать в страхе мир,- в первую очередь покоренные страны и собственный народ,- тратились на огромную армию, поставив на конвейер производство атомных бомб, танков, самолётов, подводных и надводных кораблей. Одержимые манией величия, мы пыжились, пыжились и наконец лопнули.

Когда-то по телевидению в программе "Клуб путешественников" был такой сюжет: в Арктике полярники прикормили вокруг своей станции белых медведей, которые в результате перестали охотиться. Жить медведю очень трудно: надо выследить не желающего быть съеденным тюленя, потом, сделав очень большое физическое усилие, поймать и задушить добычу. В девяти из десяти случаев охотник остаётся ни с чем. Так вот медведи в ожидании подачки сначала слонялись вокруг станции, а потом стали разорять запасники с едой, наконец стали нападать на самих благодетелей. Что-то такое произошло с советским народом: все поголовно числясь в работниках, работать научились, не работая. И… дуться дальше стало некуда.

Что мы имеем теперь в активе?

Недавно я, сидя в кабине КАМАЗа рядом с моим соседом, шофером-дальнобойщиком, пересёк области Ростовскую, Воронежскую, Тамбовскую, Рязанскую, Пензенскую и Нижне-Новгородскую. Впечатление?.. Да, мы богаты землёй, лесами, страна красива, но проживающие в ней люди - не хозяева. Едешь, едешь многие километры по совершенно пустой, во многих местах заброшенной, заросшей высокими бурьянами земли, и вдруг дорога становится деревенской улицей, справа и слева узкие (14,5 метра шириной) участки с покосившимися в большинстве домишками, к которым сбоку примыкают дровяные сараи. Несколько яблонь стоят позади строений в высоких бурьянах, а дальше несколько соток картошки. Убийственное зрелище. Запущенность и равнодушие к себе. Над европейской частью России повисла жара под сорок, а во дворах ни столика, ни скамеечки. Как можно дойти до жизни такой? По нынешним временам не жилища всё это, а какие-то собачьи будки. Ведь весь этот нашенский быт - не девятнадцатый век даже, а восемнадцатый. Ну, да! Как свели рабов в большие деревни, чтобы легче было ими управлять, так у управленцев эта потребность держать народ в куче по сей день не пропала.

"Певца! Певца!" - писал когда-то о приазовской степи Антон Чехов. "Хозяина! Хозяина"! - напрашивается такой призыв, когда едешь по землям средней России. Между тем откормленные холёные дядьки - правители страны - криком кричат, призывая инвестиции! Инвестиции! Нам необходимы инвестиции… Враньё. Инвестиции невозможны без инвесторов. А инвесторы, то есть новые хозяева, им как раз и не к чему. Это я понял окончательно, когда приехали мы на границу новгородской и кировской областей в совхоз Н. Странный, если рассуждать здраво, однако абсолютно типичный для нашего времени этот совхоз. Всё, что даёт хороший доход, приватизировано его председателем. Лесопилка, например, которая как раз и была целью нашей поездки. Первое, что пришло в голову, глядя на эту лесопилку: почему она до сих пор не сгорела? Это была правильной окружности огромная воронка из всевозможных древесных отходов: досок, брёвен, коры, в центре которой стоял открытый с трёх сторон сарай с несколькими режущими брёвна вдоль и поперёк станками.

Спрашивается, зачем эта лесопилка, если рядом возникнет какой-нибудь современный безотходный деревообрабатывающий заводик. Нет, нет, нет! Не надо нашим "приватизаторщикам", бывшим правоверным строителям Светлого Будущего, а ныне кузнецам собственного счастья, никаких инвесторов. 70 лет сидели они у пирога, зная, что, конечно же, он принадлежит им, но, питаясь крохами, не смея его резать. Наконец счастье всеобщего обладания кончилось, но уже со всех сторон обступают жаждущие и надо придумывать, как их отпугнуть. Искусственно завышается цена рубля, а главная отталкивающая сила - великолепно организованная коррупция. Например, грузоперевозки, без которых никакое производство невозможно. Знает кто-нибудь, сколько надо отстегнуть людям в милицейской форме, густо перегородившим российские дороги?

Мы возвращаемся домой с тридцатью семью кубометрами обрезной доски. В кабине не воздух, а какой-то кипяток Мы очень устали, а здесь ещё, чем ближе к большому нашему городу, тем короче расстояния между постами, а значит - тем больше жлобов в милицейской форме, которым надо давать и давать, и мой сосед-дальнобойщик вдруг сказал: "Было б мне сейчас двадцать, не стал бы я второй раз водилой. Закончил бы школу милиции, уже бы дослужился до майора, и сейчас мне бы деньги сами носили".

Меня словно стукнули. Вот! Мы едем третий день, за рулём он бессменно часов по девятнадцать. И за всё это время ни одной ошибочки: все знаки, все передвижения на дороге видит, повороты включает обязательно, ни одного резкого торможения - бог! И этот бог готов поменять своё высокое шоферское сиденье хозяина мощного чуда на право шакалить на любимых им дорогах… Печальный результат стремления к счастью. Рабство растянулось на три века. Именно оно сработало в людях Российской империи после несчастья Октябрьского переворота. Чего хочет закоренелый раб? Вовсе не свободы. Раб хочет стать тем, кто над ним - барином. Чем более ты раб, тем больше твой идеал - барство. И когда в семнадцатом пришла пора перемен, у нас не получилось ничего лучше нового рабства.

Причем здесь бабушкины галоши, могут меня спросить. Речь сначала ведь шла о демографии, и вдруг - турки, наука, какая-то поездка… А дело в том, что дети, это то единственное, что ещё осталось у нас святого. Я хорошо помню, как мать во время бомбёжек толкала меня на землю и накрывала собой. И все матери так делали. И отцы бы так делали, только их рядом тогда не было. И теперь всё было бы точно так. Нас учили любить Родину и Партию, умирать под знаменем Ленина и водительством Сталина. На самом деле в нас после всего случившегося не осталось никаких понятий о честности и чести, только жизнь детей всё ещё свята. Обыкновенный человек живёт ведь только днём сегодняшним, как и животные. Лишь когда он очень любит или страдает, для него существует и Прошлое, и Будущее. Особенно думает он, взвешивает и хочет хорошего, когда рождается нечто, несомненно, его собственное, его часть, его продолжение в мире. И чаще всего позволить себе более одного такого продолжения обыкновенный не может в стране, где много званых (каждый теперь может стать кузнецом собственного счастья, да мало избранных.

А Россия осваивается. На дорогах преобладают грузовики с номерами кавказских республик. Вдоль дорог мелькают закусочные, кафе, ремонтные мастерские с названиями "Руслан", "Алан", "Роксана", "Сусанна"… Коренные россияне ропщут: у "залетных" есть деньги, они покупают наших депутатов, милицию, всех-всех. Но ропщут вяло. Если б сами что-то делали и необходимы им были дороги и земли. А так… Русские люди ныне очень похожи на австралийских аборигенов. Опять русская молодёжь из деревень и малых городов бежит в большие города почти так же, как в шестидесятые и семидесятые годы. Едут выживать. Остающиеся возле картофельных делянок, остаются переживать, как пережили Николая Второго, Ленина, Сталина, первую и вторую мировые, Хрущёва, Брежнева, Перестройку, Ельцина.

А демография штука такая, в которой вольно или невольно участвуют все: папы, мамы, дедушки, бабушки, сестрички, братики… На моих глазах однажды почти вымерло вороньё, расплодившееся во время войны. То же самое случилось потом с воробьями, комарами и мошкарой, рыбой, бабочками и плодящими их гусеницами. Теперь докатилось до человечьего племени, проживающего на пространстве бывшего СССР. А чем мы хуже или лучше животных? Ничем. Продолжать или не продолжать род - это решается внутри нас, и никакими думскими постановлениями, президентскими указами о помощи молодым семьям делу не поможешь. Ничего кроме новой показухи и глупости из этого не выйдет.

________________________

© Афанасьев Олег Львович
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Документы: фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории
В представленных видеодокументах – фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum