Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Культура
Воспоминания о былой дружбе мастеров культуры
(№13 [286] 15.11.2014)
Автор: Герман Цверианишвили
Герман Цверианишвили

  В конце 90-х годов минувшего века в Москве одна из неправительственных организаций на собственные средства стала издавать довольно солидным тиражом (10 тысяч экземпляров), богато иллюстрированный  и  содержательный журнал «Кавказский дом». Редактировала его опытная журналистка Наталия Морозова. Журнал ставил перед собой цель объективно рассказывать о жителях Кавказа, даже если они живут уже далеко от родных для них мест. И всё это – во имя благородной цели возродить былую дружбу народов. Авторы публикуемых в журнале  материалов принадлежали самым разным этносам. Среди них были и сыны Грузии – Гигинейшвили, Мачавариани, Прангишвили и другие.

  Журнал среди прочего рассказывал и о выдающихся грузинских мастерах культуры – народной артистке СССР Нани Брегвадзе, народных артистах Грузии Вахтанге Кикабидзе и Александре Басилая (композиторе), восходящей в те годы эстрадной звезде Сосо Павлиашвили, крупнейшем мастере грузинского виноделия Зурабе Ткемаладзе и многих других.

    Недавно мне случайно попался на глаза один из последних номеров «Кавказского дома» за 1998 год. Моё внимание привлёк в нём очень тепло написанный рассказ грузинского писателя Давида Мачавариани «Дядя Серёжа». В этой новелле описан типичный для Тбилиси тех лет дом, жильцы которого тесно общаются друг с другом, прекрасно ладят и делят меж собой не только радости, но и горести. Национальный состав соседей – очень пёстрый (это характерно для Тбилиси той поры; я сам вырос и первые 24 года своей жизни провёл именно в таком доме – Г.Ц.). Преобладали грузины. Но с ними в мире и согласии жили также русские, армяне, азербайджанцы, греки, айсоры, курды и местные евреи. Мачавариани повествует также и о том, что как только началась Великая Отечественная война, четырнадцать жильцов этого дома отправились на фронт. А вскоре старик-почтальон одну за другой стал приносить похоронки. О погибших горевали все без исключения, стараясь смягчить переживания родных и поддерживать их всеми доступными им способами.  А на исходе войны в дом (с согласия жильцов) доставили на носилках выписанного из госпиталя изувеченного русского лётчика, потерявшего в разбомбленном родном Ржеве жену и троих сыновей. В старом тбилисском доме заботливо выхаживали отвоевавшегося воина. А он, став на ноги, заменил осиротевшим дворовым ребятам их невернувшихся с фронта отцов. Помогал им в учёбе, мастерил с ними, водил на природу. Крепко привязались они друг к другу. Шли годы. Ребята повзрослели, а дядя Серёжа, как они,  называли его, старел и терял силы. И пришёл день, когда этого добрейшего человека не стало. В последний путь его провожал не только весь дом, но и вся округа… Таково содержание этой невыдуманной новеллы, проникнутой человеколюбием простых людей.

  Но те же чувства владели и представителями элиты как с русской, так и грузинской стороны.  В уже упомянутом мной журнале «Кавказский дом» глубокой симпатией к Грузии был проникнут рассказ русской писательницы и переводчицы  Натальи Николаевой «Зеленщик Спиридон». Она как бы продолжила двухвековую традицию побратимства с Грузией, у истоков которой стоял Александр Сергеевич Пушкин. Назову ещё одного представителя российской элиты - писателя старшего поколения, участника Великой Отечественной войны Владимира Фёдоровича Огнева. Он – главный редактор альманаха «Горизоннт» и журнала «Феникс-ХХ», а также президент Международного Литературного фонда и международной ассоциации писателей «Европейский форум».

   В более молодом возрасте Огнев много ездил по республикам Советского Союза и странам бывшего социалистического лагеря. Свои впечатления об этих поездках он изложил в двух десятках книг. Две из них  посвящены Грузии. Это - «Грузинские этюды» (1976 ) и «О литературе и искусстве Грузии» (1985).

   Всюду, где ему довелось побывать, его принимали очень тепло, но память его сердца осталась в вечном плену деятелей грузинской культуры. Об этом он написал в «Литературной газете» № 18-19 за 2013 год. Его статья начиналась ностальгическими  словами: «Была большая страна. Была большая литература на многих языках…».

    В.Ф.Огнев, как и Н.Николаева, продолжил начатое Пушкиным  благородное дело по духовному единению с единоверным грузинским народом. Он писал о Грузии и её народе с огромной любовью. Вполне естественно, что и деятели грузинской культуры отвечали ему тем же, но в ещё большем объёме. Приведу несколько примеров.

   Серги (Сергий Евстафьевич) Чилая – доктор филологических наук, профессор, декан одного из факультетов Тбилисского университета имени Ивана Джавахишвили, заслуженный деятель науки Грузии и вместе с тем – известный писатель и литературовед, публикующий свои произведения как на грузинском, так и русском языках, собрал на своей даче в пригороде Тбилиси – Цхнети, в честь приезда в Грузию Владимира Огнева весь цвет грузинского общества.  На сделанном Владимиром Фёдоровичем любительском снимке запечатлены Григол Абашидзе, Георгий Леонидзе, Георгий Маргвелашвили (полный тёзка нынешнего президента Грузии), Карло Каладзе, Симон Чиковани и Серги Чилая. 

  Выдающийся грузинский поэт и учёный (член Академии наук ГССР) Ираклий Виссарионович Абашидзе, удостоенный высшей в Советском Союзе почести – звания Героя Социалистического труда, будучи на полтора десятка лет старше Огнева, пригласил его с супругой к себе на дачу в другом пригороде Тбилиси - Коджори. Разница в возрасте абсолютно не мешала их давнишней большой дружбе. Кстати, сын писателя – Зураб Ираклиевич, впоследствии стал Чрезвычайным и полномочным Послом Грузии в Российской Федерации и в настоящее время выполняет ответственное поручение нынешнего правительства Грузии по нормализации отношений между двумя странами.

   Популярнейший (благодаря остроумной повести «Я, бабушка, Илико и Иларион») Нодар Думбадзе пригласил Огнева с упругой в древнюю столицу Грузии Мцхета с его уникальными историческими памятниками, один из которых признан ЮНЕСКО памятником мирового наследия. Думбадзе был на 5 лет моложе Огнева. Он поделился с Владимиром Фёдоровичем давно вынашиваемым замыслом создания романа с глубоким социальным подтекстом с названием «Закон вечности». И хотя Нодару Владимировичу судьбой не была отпущена долгая жизнь (он умер, дожив лишь до 56 лет), он блестяще воплотил свой замысел. Автор «Закона вечности» был удостоен высшей в СССР награды – Ленинской премии.

   Ладо (Владимир Давидович) Гудиашвили – народный художник СССР и Герой Социалистического труда. Прослышав о пребывании Огнева с супругой в Тбилиси, старый художник пригласил их в свою мастерскую.  Все стены её оказались  увешаны картинами, каждую из которых любой музей мира счёл бы за честь иметь в своей коллекции. В молодые годы Ладо несколько лет жил в Париже, где сдружился с Модильяни. Денег остро не хватало, и он почти за бесценок продавал свои картины. Сейчас они в музейных экспозициях Франции, Испании и других европейских стран. Будучи на 27 лет старше Огнева, Владимир Давидович, закончив показ гостю и его супруге своих картин, шутя заявил «Вы –мой тёзка. По-нашему, Вы тоже «Ладо». Ведь грузинское имя Ладо происходит от русского имени Владимир. Раз уж я переиначил Ваше имя на грузинский лад, попробую сделать то же самое и с Вашей фамилией. Вы по–нашенски – Цецхладзе, потому что «огонь» по-грузински «цецхли»… В заключение старший Ладо подарил младшему небольшую свою картину на-память и показал альбом с автографами своих гостей. А среди них был и нобелевский лауреат Борис Леонидович Пастернак. Восхищённый творчеством Мастера, нобелиат записал Мэтру в альбом: «Общение с Вами превращает будничный день в праздник!».

   Народный артист СССР, режиссёр театра и кино, шестикратный лауреат Государственной премии СССР Михаил Эдишерович Чиаурели и его царственная супруга  Верико (Вера Ивлиановна) Анджапаридзе – народная артистка СССР,  Герой Социалистического труда и трижды лауреат Государственной премии СССР, узнав о пребывании Огнева с женой в Тбилиси, очень постарались заполучить их к себе домой в качестве дорогих гостей.    

   Возрастная разница в 27-25 лет не помешала хозяевам вести с гостями помоложе разговор на равных. Им было о чём поведать друг другу. Верико, в молодые годы работавшая под руководством великого грузинского театрального режиссёра Котэ Марджанишвили, так и осталась до конца верна театру его имени. Но иногда выступала и в тбилисском русском драматическом театре имени Грибоедова, в частности – в главной роли в знаменитой пьесе Алехандро Касоны  «Деревья умирают стоя».

  С необычайной теплотой вспоминает Владимир Фёдорович свою встречу с  грузинским кинорежиссёром народным артистом СССР Тенгизом Абуладзе. До поры до времени Тенгиз Евгеньевич был известен лишь как создатель популярного фильма «Я, бабушка, Илико и Илларион». Пригласив к себе Огнева, он поделился с ним замыслом создания первого в СССР антитоталитарного фильма «Покаяние». Через два года он блестяще осуществил свой замысел, за что был удостоен высшей в стране награды – Ленинской премии.

   Не менее тепло вспоминает Владимир Фёдорович свои встречи с ещё двумя грузинскими академиками – писателем Григолом Григорьевичем Абашидзе, удостоенным  звания Героя Социалистического труда, и народным поэтом Грузии Гиглой (Георгием Николаевичем) Леонидзе - трижды лауреатом Государственной премии СССР. Оба на четверть века старше Огнева, что абсолютно не мешало их большой дружбе.

     Старейшина грузинских поэтов Карло Ражденович Каладзе (год его рождения - 1907-й) и его супруга Гульнара также сочли своим долгом заполучить Огневых к себе и оказать им подобающие дорогим гостям почести. Гульнара Каладзе – известный в Грузии искусствовед и исследователь творчества Нико Пиросмани, пригласила Огневых посетить Картинную галерею Грузии, где провела их в святая святых – музейные запасники, и показала все хранящиеся там картины Пиросмани. 

    Владимир Фёдорович вспоминает очень душевные встречи с Резо Габриадзе и Симоном Чиковани. Молодой в те годы Резо (он был на 13 лет моложе Огнева) уже был лауреатом Государственной премии СССР. Полное имя Резо – Реваз Леванович. Он  великолепно проявил себя на таких разных поприщах как драматургия, режиссура, живопись, создание кино-сценариев (в частности – фильмов «Мимино» и «Не горюй») и оригинальнейшего театра марионеток. После смерти выдающегося советского кукловода Сергея Образцова Реваз Габриадзе был приглашён в Москву возглавить театр кукол имени Сергея Владимировича Образцова.

   Симон Иванович Чиковани был на два десятка лет старше Огнева. Выдающийся поэт, чьи стихи блестяще перевела на русский язык Белла Ахатовна Ахмадулина, также был удостоен Государственной премии СССР. Он был  глубоким исследователем творчества Давида Гурамишвили и Николая Бараташвили. Чиковани оказал Огневу все мыслимые знаки внимания.

   Статью свою в «Литературной газете» Владимир Фёдорович озаглавил: «Почему Грузия?..» Ответ напрашивается сам собой –  потому что была великая дружба интеллектуальных элит Грузии и России.

  _________________________________

 © Цверианишвили Герман Константинович  

Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum