Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Прощание с Михаилом Михайловичем Жванецким
Прощальные слова по поводу смерти великого сатирика М.М.Жванецкого в социальных ...
№10
(378)
01.12.2020
Творчество
Хроника пикирующего полета. Стихи
(№14 [287] 10.12.2014)
Автор: Борис Вольфсон
Борис Вольфсон

Под прицелом

Я встал меж ними, где дышали
воронки струпьями огня…
                      Ефим Бершин

Смерть и сегодня ходит где-то рядом

и целит сразу с четырех сторон.

Сомненья нет, что под ее приглядом

всегда найдётся пища для ворон.

 

Сквозит пространство в пулевых отточьях.

Но тот, кто встал на линию огня,

быть может, уцелеет дольше прочих

и даже сможет защитить меня.

 

Гремит, не затихая, канонада.

А я уже не думаю о нём.

Мне самому ещё решиться надо

однажды встать и выжить под огнём.

23 февраля 2014 г.

 

             Патриоты

Они приватизировали землю

и небо, посадили в будку Бога

как пса сторожевого — к нам не суйся,

а мы — куда и сколько захотим.

Земля стерпела, небу тоже деться,

как выяснилось, некуда. Лишь Бог

не хочет на цепи в собачьей будке,

вот сиганул через забор — фьюить, —

ищи Его как ветер в чистом поле.

Но свято место не бывает пусто:

в собачьей будке новый пёс ярится,

гремит тяжёлой цепью, громко лает,

отпугивая тех, кто за забором…

Крепка броня, ворота на замке —

к ним чужаки не сунутся, и сами

они уже на волю расхотели.

Что ж, кажется, достигнут идеал! 

1 июня 2014 г.

 

                 Бутырка

Моя автомастерская —
При Бутырской при тюрьме.
Не одна она такая,
Но держу её в уме...

Вероника Долина

В повседневной кутерьме

забываем о тюрьме,

что, конечно же, негоже,

раз живем в такой стране.

 

Ах, «Бутырка» и «Кресты»,

перед вами мы чисты,

но заполнят нас однажды,

как допросные листы.

 

Закричим: «Увы и ах!

Мы ж ваще не при делах!

Дайте, дайте нам свободу,

тесно в ваших кандалах!».

 

Тут припомнят нам грехи —

наши старые стихи,

да и новые припомнят,

хоть они не столь плохи.

 

И, конечно, упекут

нас в какой-нибудь закут —

в Краснокаменск или Тынду,

Магадан или Усть-Кут.

 

Лучше б были мы тихи,

позабыли про стихи

и не сильно удалялись

от станка и от сохи.

 

И, пожалуй, завтра я

так и сделаю, друзья,

твёрдо выучив за вечер

«Стрекозу и муравья».

 

На ноге таскать ядро

неудобно и старо.

Пусть уж каторга, но чтобы

добираться на метро.

 

Не порхать среди ветвей,

щебеча, как соловей,

а пахать по доброй воле,

как крыловский муравей.

 

Пред «Бутыркою» в долгу,

сам себя постерегу.

А стихи писать не буду,

чтоб ни звука, ни гу-гу. 

28 июня 2014 г.

 

            Главный вопрос 

— С кем вы, мастера культуры?

Не вилять! Смотреть в глаза!

Шагом марш на амбразуры,

а не то подвесим за!.. 

Дальше веденье цензуры —

так что жму на тормоза. 

24 июля 2014 г.

 

Письмо старому другу 

Я тебя не хочу осуждать,

а тем паче — судить,

и в своей правоте убеждать,

и сознанье будить.

 

Чем жива твоя нянька-душа?

Что творится в мозгу?

Разобраться хочу не спеша,

только вряд ли смогу.

 

Кто ты — жертва учёных котов,

что плодят миражи?

Но, боюсь, ты и сам был готов

к их заманчивой лжи.

 

Ты когда-то плевал на устав,

был задирист и смел.

Но свободы не знал, а узнав,

полюбить не сумел.

 

Лишь шагая в привычном строю

по команде «ать-два»,

ты вернул себе сущность свою,

простоту естества.

 

Ты как все, больше не одинок,

тяжесть сброшена с плеч.

Жаль, державу когда-то не смог

от распада сберечь.

 

С ней распалась душа. Ты её

не пытайся собрать.

В сером небе кружит вороньё,

мерно движется рать.

 

Но мираж так заманчив, спеши

в пустоту и насквозь.

А обломки недужной души

на обочину брось.

 

Серый свет, ускользая, дрожит,

гул колонны затих.

Только груда обломков лежит.

И мои среди них. 

27 сентября 2014 г.

  

Инородцы, или

Кто виноват и что делать? 

Много народов у нас и народцев.

Любим мы всех, акромя инородцев.

А инородцы — такие уродцы,

что наплевать нам готовы в колодцы.

 

Нет, инородцы нам вовсе не братцы,

это какие-то пятоколонцы.

С ними давно нам пора разобраться,

чтобы не застили наши оконцы.

 

Чтобы коленцы не путали в танце,

не объедали народ, иждивенцы.

Нам инородцев милей иностранцы —

те не карябают нам заусенцы.

 

Вот каково моё мнение вкратце:

в край, где возьмутся за них палестинцы,

всем инородцам пора убираться!

То-то без них заживём мы, как прынцы!

29 сентября 2014 г.

 

                  Всадник

Мой стих, увы, не проходная пешка, —

скорее, конь, ходящий буквой Г,

который скачет на одной ноге

тропой, кривой, как горькая усмешка.

 

Но ты ему ловушкой не грози:

достоин за отчаянность награды,

он с лёгкостью форсирует преграды,

хотя, конечно, не пройдёт в ферзи.

 

А впрочем, я люблю скакать на нём —

вперёд, назад, направо и налево.

Порою не сравнится королева

с моим непредсказуемым конём.

 

Сегодня князь, а завтра носом грязь,

нередко сам сбиваюсь я со следа.

Но для меня важнее, чем победа,

его ходов причудливая вязь.

 

По сложной траектории прыжков

уносит он меня от притяженья

расчерченной доски. Грядёт сраженье,

где бит мой ферзь, но конь к борьбе готов.

14 октября 2014 г.

  

Утомлённый политическими шоу

на федеральных телеканалах 

Меняю шоу на натуру:

смотрю «Культуру» под «Дождём»

или дождливую культуру, —

всё лучше, чем эфир с вождём,

 

всё лучше, чем рассказ про «скрепы»,

распад империи и дух,

любвеобильный и свирепый,

что в нас почти уже протух.

 

Что ж, распечатаю заначку,

полбанки разом проглочу,

вкушать же эту тележвачку

и не могу, и не хочу.

 

Полбанки — ни себе, ни людям.

Залью остаток в организм.

Нам общим памятником будет

наш развитой феодализм.

 

Паситесь, мирные народы,

вам впору этот реквизит.

А за окошком — дух свободы

и дождь культурно моросит.

 

Когда ж затянется прореха,

и шоу грянут, погодя,

от нас останется лишь эхо

культуры, воли и дождя. 

17 октября 2014 г.

 

           *  *  *

Жизнь, как зеркало, разбилась,

но не то чтоб на куски

и не вдребезги, — всего лишь

пара трещин. Я гляжу

в жизнь, как в зеркало, и вижу:

всё осталось на местах, — 

а на трещины вниманье

можно и не обращать.

 

Всё же зеркало, пожалуй,

я не стану сохранять:

нехорошая примета.

Ну, а если это жизнь —

даже с трещиною, даже

через сердце — надо к ней

привыкать: другой не купишь

и на стенку не прибьёшь.

 

Время вылечит от боли

и поможет позабыть,

что живёшь не так, как прежде,

и себя не узнаёшь.

Ну а то, что отражаться

больше некому в тебе,

это к лучшему, поскольку

портят трещины лицо.

25 октября 2014 г.

 

                Братья 

Я думаю: успел ли добрый Авель

обзавестись потомством, стать отцом?

Ведь если не успел, то это значит,

что мы потомки Каина. Любить

по-братски завещал нам этот предок

друг друга. Мы и любим — так, как он! 

5 ноября 2014 г.

 

                 Свобода слова

— Всяк по-своему сходит с ума, — говоришь.

— А в итоге — тюрьма иль сума, — говоришь.

— Жить смиренно в смирительной тесной рубашке

мне советует мудрость сама, — говоришь.

 

Я на это в ответ ничего не скажу,

сам себе на спине рукава завяжу,

рот заклею и спрячу язык за зубами,

помолчу, но о чём — я тебе не скажу. 

16 ноября 2014 г.

  

               Ворчливое 

Жизнь достанет per os и per anus,

сдать потребует кровь и мочу,

но покуда собою останусь,

я ворчал и еще поворчу!

 

И пускай из земного кадастра

исключат меня скоро врачи,

восхожу я per anus ad astra,

чтоб не слышать от них «Не ворчи!».

 

На другое, быть может, не годен,

я открою космический чат

и пойму, что отныне свободен

там, где звёзды над миром ворчат.

 

Окунусь в галактический чан я,

а какой-то земной Агасфер

различит отголоски ворчанья,

чтоб назвать его музыкой сфер.

17 ноября 2014 г.

 

           Судьба мракобеса 

Когда-нибудь нагрянет светотьма —

Печальный вывод позднего ума. 

Сергей Сутулов-Катеринич

Однажды мракобес зашёл в собес

и заикнулся, что, упав с небес,

живёт теперь в борении и мраке.

Но светлый ангел тихо пролетел

среди земных и оголтелых тел

и объяснил, что можно жить без драки.

 

Что можно жить на пенсию, с трудом

сводить концы с концами, но в дурдом

не угодить. В ладу с собой и миром —

не громыхать, а тихо шелестеть,

и лёгким стать, и над Землёй взлететь,

чтоб подышать невидимым эфиром.

 

Он подышал и на наркоконтроль

спокойно плюнул, вылил пергидроль

на крылья, просветлел от ног до рожек

и ангела, куражась и смеясь,

столкнул с небес в покинутую грязь —

пусть сам живёт на пенсию, коль сможет.

 

Такой круговорот добра и зла

и превращенье стрекозы в козла,

такое иня в янь перетеканье.

Наш светлый ангел нынче мракобес,

но мракобес, покинувший собес,

избавиться не смог от заиканья. 

18 ноября 2014 г.

 

Реформа здравоохрЕнения

Два сорта граждан, господа, —

особые и так себе —

сидят в России на Трубе,

и все болеют, вот беда.

 

Особым гражданам — почёт:

лечись, пока не надоест.

А прочим гражданам — учёт

лекарств и прочих койкомест.

 

Особым гражданам — кусок

от нашей доблестной Трубы,

а остальным — под зад пинок, 

а также льготные гробы.

 

Не может выдержать Труба,

не может выдержать Страна,

когда верхом сидит гурьба —

одним почёт, другим хана.

 

И должен кто-то — А иль Б —

свалиться, ссыпаться, слететь,

не удержаться на Трубе,

лечиться даром расхотеть.

 

Поскольку дорожает снедь

и нет здоровья ни фига,

нам проще здравоохренеть,

что я и делаю, ага! 

24 ноября 2014 г.

 

                  Сизиф 

По жёлобу, по каменному руслу,

протоптанному мной в породе скальной

и никогда не знавшему теченья

прозрачных вод, я втаскиваю камень

на гору. Пот струится, и ступни

скользят, и камень давит мне на плечи.

 

Мой труд бессмыслен. Это наказанье.

Я знаю, что вершина недоступна.

Когда мне остаётся до неё

последний шаг, с отчаяньем привычным

я камень свой роняю и слежу,

как, грохоча, он катится к подножью.

 

И всё же Зевс ошибся, полагая,

что дух мой будет сломлен, он забыл,

что испытанья делают сильнее,

что я, в конце концов, могу втянуться

и полюбить мой камень, и тропу,

и даже ожиданье неудачи.

 

К тому же, пусть и в шаге от вершины,

но каждый раз дано мне созерцать

такие ослепительные виды,

плюс горный воздух, плюс ночлег под звёздным

лиловым небом, что считать я вправе

мой труд не наказаньем, а наградой.

 

Я страшно устаю, и неудачи,

входящие в условия контракта,

не повод для веселия. Однако,

пока есть шанс, хотя бы иллюзорный,

достигнуть цели, я тружусь по плану,

но экономлю силы для рывка. 

26 ноября 2014 г.

 

Безыдейные фантазии 

1.

Нам не грозит исход летательный,

а вот летальный — может быть,

поскольку парашют спасательный

мы не сумели раздобыть.

 

Увы, от нашего хотения

не всё зависит, господа:

дружить с законом тяготения

мы не умели никогда!

 

Рабы закона равнодушного,

мы низвергаемся в пике,

коль нету шарика воздушного

и птичьих перьев в кулаке.

 

Но я не вляпался бы мордою,

вцепившись в тоненькую нить,

когда б могла Госдума гордая

закон природы отменить.

 

Она бы сразу в третьем чтении

нам запретила тяготеть.

И мы, забыв о тяготении,

смогли б отсюда улететь. 

2.

Споткнусь и с разбега мордой — бац! —

встречусь с навозной кучей.

Над топью болотной имперский плац

корёжит, колбасит, пучит.

 

А бедный Евгений, с ума сошед,

по давним счетам не платит.

Теперь он приятель и мой сосед

по койке в шестой палате.

 

Я здесь с народом душой сольюсь

по нормам партийной школы.

Мы днём возрождаем Совейский Союз,

а вечером — все на уколы.

1 декабря 2014 г.

 

                   Как дым 

Империя плывёт, как пароход,

колёса перемалывают воду

Летейскую, а мы который год,

как дым, летим вдогонку пароходу.

 

Мы будто бы привязаны к трубе —

в ином составе, но всё те же с виду.

Бесследно растворились А и Б,

подходит мой черёд — по алфавиту.

 

И я исчезну в звёздной пустоте

последней искрой за твоей трубою —

в рассеяньи, в диаспоре, как те,

кто дымом разлетелся над водою. 

5 декабря 2014 г.

_____________________

© Вольфсон Борис Ильич 

Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии авторов Релги, друзей в фейсбуке – авторские и в порядке поделиться
Петр Вайль. Легкое перо
Зарисовка о талантливом писателе и путешественнике Петре Вайле
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum