Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Федеральный бюджет России на 2019 год
24 ноября 2017 года Госдума приняла бюджет, зафиксировавший экономические макро ...
№19
(352)
10.12.2018
Культура
О возможной структуре гипотетического Учения Бардов
(№1 [289] 25.01.2015)
Автор: Сергей Орловский
Сергей  Орловский

  Что находится на первом уровне известности барда? – Его песни. А что в них уникального, ведь песни создают не только барды? – Песни бардов наполнены торжественным содержанием. Результаты[1] изучения «нашей песни»[2] позволяют нам высказать предположение о том, что существует Учение Бардов, которое вполне могло быть создано в седой древности и просто не дошло до нашего времени, как некий текст. Сохранились только следы в устной форме. 

  Известны различные группы[3] глубинного поиска тематического следа в истории культуры цивилизации. Такие группы пытались и пытаются связать прошлое и настоящее, на основе устремлённости акторов культурной деятельности разновременных слоёв истории культуры  к общему для них идеалу. Образом поисков есть вера в существование неких сквозных нитей истории культуры – вертикализмов[4], на которые культура как бы сама себя нанизала. Культура ткёт себя как некий глобальный ткач, опирая себя саму на ложе из пластичных вертикализмов. В таком ложе есть и место для бардов – вертикализм «Учение Бардов».

  Что это за вертикализм? Неужели песня бардов есть манифестантом чего-то такого глубокого, что достигает фундаментальных оснований культурной деятельности человека вообще? Песня есть спутником нашей души, но каким? – Поиск ответов на эти вопросы позволяет заявить[5] новое исследовательское направление «Культурология песни». Более расширенно это выражено названием «Песневедение»[6]. Песенность – это фундаментальной свойство психики человека, которое сыграло и играет важнейшую роль в процессе очеловечивания – процессе превращения психики из состояние «животное» в состояние «человек». Соприкосновение темы «Песня» и уровня «Фундаментальная Онтология» [7] налицо! Знакомое превратилось в Фундаментальное!

  Кто же в истории культуры никогда не забывал о глубине песенной материи? – Такими людьми были те, кто получил у разных народов мира признание, как носитель торжественного песенного голоса – голоса, достигающего глубин человеческой психики. В культурах народов мира можно обнаружить несколько десятков[8] синонимичных слов, указывающих на таких носителей. Представляется, что сегодня поле таких синонимов образуется вокруг понятия «Бард»[9]. Сигнальной линией познающего поиска становится тема «Песни Бардов».

  Однако, в современной науке, для этой темы определена только полочка «Барды у древних кельтов». Никаких современных бардов быть не может. Для современности используется словосочетание «Авторская песня», в котором уже нет точного указания на собирательный образ песенного вертикализма, нет сигнального слова «барды». Однако, тщательно выполнив исследовательскую процедуру[10], можно установить тот факт, что основой у современных бардов есть погруженность психики в особенный тип культуры «Авторская культура песен». Такой слой культуры является равноправным третьим её слоем, наряду с широко признанными двумя – профессиональное и фольклорно-народное. 

Барды всегда выступают посредниками между сакральностью мироустройства и его народной популяризацией. Вот и у древних кельтов они были посредниками между мудростью уединенно живущих посвященных жрецов (друидов) и народом. Ни для кого ни секрет, что в бывшем СССР барды выступали в позиции «носитель внутренней свободы» [11], находясь в слое «самодеятельная культура» – читай «авторская культура песен».

И вот теперь, когда выстраивается траектория «фундаментальная онтология - авторская культура песен - барды», у нас есть явное основание поискать то, можно было бы назвать «Учение Бардов» – некий компендиум представлений о песенности психики человека и её роли в его саморазвитии. Поискать путь устремлённости к некому идеалу, как особенное созидающее движение сквозь песенную материю.

В своём обзорном движении мы затронем различные уровни тематической информации, выполним допустимо иллюстрирующий разрез того, что уже накоплено вообще и что из этого может быть сконцентрировано в поле «Учение Бардов». 

Тезис 1. «Учение Бардов» является мировоззренческим предварением ко всяким учебным программам сочинителя и исполнителя песен.

Если задать поисковую фразу «школа бардов», то поисковик Google сразу укажет вам на такую школу в Киеве (Украина). Её организатором является действующий автор и исполнитель песен, в просторечьи «бард», Дмитрий Долгов[12]. Такая школа имеет целью направить своих учеников к позиции «душа компании». Что это, фарс? Мы только что говорили о высоте бардовской темы, а тут такое упрощенчество и редуцирующая профанация этой темы в некую мало связанную с бардами программу обучения. Вас быстро научат аккомпанировать себе на гитаре без нот. Ведь барды играют только на слух и не пользуются нотами. Музыкально же барды всеядны, хотите рок или джаз – пожалуйста.

Если же задать поисковую фразу по-другому, например, как «Гитарная школа авторской песни», то можно легко обнаружить следы именных гитарных школ КСП[13] г. Москва, которыми руководят: А.Костромин, А.Евстигнеев, Г. Крылова, В. Кузнецов. Эти школы возникли значительно раньше школы Дм. Долгова и опираются на спрос любителей авторской песни[14] по освоению гитарного аккомпанемента разной степени приближения к оригиналу. Готовят и исполнителей песен для выступлений со сцены. Однако, бардовского уклона и здесь в явном виде нет. 

Если набраться терпения и просмотреть ссылки поисковика Google несколько подробнее, то можно обнаружить ссылку на нашу тему: «Музей Барды Мира» [15]. При таком музее есть школа «Гитара бардов», которая опирается на три базовых сектора: 

  •  культурно-историческое мировоззренческое погружение в тему «Барды Мира». Соискатель обучения погружается в особенный слой культуры «Авторская культура песен», в мировом масштабе рассмотрения. Именно этот тип культуры предлагается как целевой для тех, кто стремится к позиции «аутентичный бард».
  •  практика гитарного аккомпанемента «нашей песни» [16] опирается на представление о процессе самоидентификации аутентичного исполнителя «нашей песни». Создан специальный учебник «Гитара бардов».
  •  организованный архив «нашей песни». Такой архив создан по уровням: репрезентное множество – 18000 песен от 250 авторов , референтное множество – 1000 песен от 250 авторов, учебное множество – 100 песен от 27 авторов. 

Из всех отмеченных гитарных школ, только наша школа акцентирует особенную роль мировоззренческого погружения бардовской практики. Выстраивает связку таких понятий как «Учение Бардов» и «Программа обучения». Активно различает просто гитарный аккомпанемент песен от такого аккомпанемента у бардов. Определяет невозможность следования выбранной цели без погружения в слой культуры «Авторская культура песен». Помогает тем, кто способен и хочет слышать песню как естественное дополнение своего процесса саморазвития. Цели научить всех и каждого, лишь бы платили деньги, нет. 

«Учение Бардов» предваряет любую учебную программу, выделяет контур саморазвития как направленность к некому идеалу. Любая практика выступает здесь только вариантом материализации преставлений об идеале. Эти представления  выступает нормой любой культурной практики в данном направлении. 

Тезис 2. «Учение Бардов» имеет структуру, которая является культурной нормой для любого текста уровня «Учение». 

Можно полагать, что в любом тексте уровня «Учение» можно обнаружить[17] разделы, которые соответствуют культурной практике познания Мироустройства. Что это за разделы? Их название дает процесс разворачивания фундаментального познания, а именно: Онтология, Антропология, Гносеология(Эпистемология), Аксиология(Этика). По своему разумению, мы сюда добавляем ещё два раздела[18]: Проблемологию и Историографию. Таково наше текущее видение познавательной ситуации  по возможностям компактной упаковке песенной Феноменологии одним мыслителем.  

Тезис 3. «Учение Бардов» предполагает не очень простой тип культурного движения в познавательном следе. Такое движение происходит, отталкиваясь от личного внутреннего опыта соискателя познания. 

По сути, в тексте Учения нужно зафиксировать результат рефлексивного скачка соискателя познания, который опирается не на короткие, а на длинные[19] цепочки  понимания. Если простая наука требует хотя бы одного рефлексивного скачка (читай:  «выход за рамки обыденного понимания»), то фундаментальная наука требует цепочки таких скачков (читай – «выход за рамки традиционного понимания»). Учение – это текст из глубоких погружений в тему. Слои абстракций эмпирического мета-обобщения здесь опираются не на логику, а на скачки интуитивного предвосхищения, в область восприятия которых выводит психику исполнителя песни песенный процесс. Методолог мышления сказал бы, что происходит, как минимум, сочетание двух типов логик: математической формальной логики и содержательно-генетической логики рефлексивных скачков. 

Нужно различать познавательные скачки психики исполнителя песни с удержанием исходного содержания(«скачок без разрыва» – нормальная гипотеза) и с неполным его удержанием («скачок с разрывом» – метафорическая гипотеза). Нормальную гипотезу ещё можно как –то построить с помощью известного инструмента познания «диалектические щипцы» [20], а на метафорическую гипотезу без личных ощущений соискателя познания никогда не выйти. Учение обязательно предполагает путь личного опыта соискателя познания, то есть оно опирается на фазы познания типа «лифт личного внутреннего опыта».

Языковая фиксация происходит на пределе[21] языковых возможностей выразителя фундаментальной содержательности.

Тезис 4. «Учение Бардов» опирается на сигнальный тип текста.  

Не все феномены внутреннего мира человека можно выразить с помощью языка в явном виде. Но, многое можно выразить с помощью намекающих сигналов – специальных маркировок входов в мир внутренних состояний психики человека. Мироздание познаётся феноменально, но как метафора, уходящая за пределы обыденного понимания. Язык продолжает себя в чувствах и наоборот.

Здесь особенно примечательно вспомнить рассказ[22] известного барда А. Мирзаяна о том, как он сочиняет свои песни. Александр сообщает, что он не столько пишет свои песни, а конструирует их из некого поля строчек, которое им заготовлено ранее. Песня возникает как некий результат сбора сигналов, схваченных в языковой форме и обозначающих некий входной смысл – метафорический намёк.

Тезис 5. «Учение Бардов» должно маркировать «путь восхождения барда».

Еще Гегель нашел формулу процессного разворачивания познающего мышления в виде триады «тезис-антитезис-синтез». Однако, как перенести эту формулу на изменение живого человека? Бард восходит в своём саморазвитии только как психическое явление или более сложно – как психофизический организм? Что становится опорой в процессе саморазвития? Как отличается навык от собственно развития?

Из истории практики культурного мышления известно, что она выстраивает себя как некий ряд использования различных языков в диапазоне «от натурального до специальных». Процесс познания представляется как процедура многослойного[23] понимания, примененная к первичному описанию мишени познания, выполненном на одном из натуральных языков человеческой речи. Как процедура постепенной и многошаговой детализации первичного описания. 

Но является ли Мир и Текст понятиями равноподобного уровня? Может ли человек развивать себя как особенный Текст? - Скорее Мир можно представить как некое двухчленное образование, имя которому «Метафора»: 

«Мир» ::= «Текст» + «Нечто» ::= «Метафора»

Прочитать Мир буквально, как языковой текст, нельзя, но его можно пропеть. Песенный путь произнесения текста выводит психику человека за пределы простого понимания в область прямого созидания мировой Метафоры. Эта область в принципе музыкальна – как бы насквозь прослоена звуковой гармонией. Словом, происходит как бы «выковывание» содержания из музыкальной основы. Песенность означает здесь свойство достаточной нескованности первичной музыкальности для проявления творческого начала из тонко устроенной глубины в более грубую материальность. Песня может выступать проводником высот мироздания в психику человека. Это есть её важнейшее онтологическое начало[24].

Можно ли представить себе развитие барда как некий песенный ряд, освоение которого и есть достижение позиции «аутентичный бард»?  - Да, такой ряд может быть указан, но как двойной ряд – ряд песен и ряд свойств. 

Ряд песен – это уровень программы обучения. В «Учении» отмечается только факт его наличия. Подробный же список не приводится. 

Ряд свойств – это уровень «Учения». Такие свойства могут быть описаны с помощью привлечения таких понятий, как[25]: «песенный маршрут барда», «полюса притяжения»,  «Сибард», «песенная синкретика» и т.п. 

Здесь можно использовать модель содержательного описания развитийной цепочки как понятийного отрезка «основа - скачок - закрепление - новая основа».

Тезис 6. Тайна Бардов – это устремленность внутреннего маршрута психики исполнителя песни к полюсам песенного пространства.  

В своих предыдущих публикациях мы уже писали, что одной из важных  причин исследования «нашей песни» послужило ощущение песни как объекта, содержащего некую Тайну Бардов. Она возникала в процессе исполнения песни, как некое ощущение приобщения исполнителя песни к потоку полноценной жизни. Пропитывая себя процессом исполнения песни, исполнитель сталкивался с необычностью своего песенного состояния и своей неспособностью удерживать такое состояние непесенным образом. Песенные состояния психики исполнителя нагнетались только песенным потоком, как будто бы исполнитель выбрал для себя маршрут движения своей психики сквозь некое поле песенной материи. Проходя таким маршрутом, исполнитель песни каждый раз несколько изменял качество своей психики, направляя её в поток саморазвития своего человеческого качества. При этом количество исполнения одной и той же песни играло роль направленного самовозвышения так, как будто бы происходило сложение уже накопленных качеств с чем-то новым.

Тезис 7. Феномен «Уход автора» опирается на разницу фокусирования жизни автора и его слушателя на песню.

Посвятив немало времени изучению явления «наша песня», мы обнаружили феномен «удаления автора песен». Его суть состояла в том, что ранее полюбившийся слушателю автор песен вдруг стал писать малопонятные для такого слушателя песни. Как будто бы такого автора песен слушатель вообще не интересовал. Оказывается, он писал песни для самого себя. Песня выступала здесь неким материалом саморазвития её автора. Создавая песни, автор саморазвивался, давая слушателю возможность быть наблюдателем результирующих фаз такого процесса. Но так как автор не сдерживал себя ничем, то его поток саморазвития стал просто расходится с культурным восприятием слушателя. Поток неостановленного  саморазвития автора песен стал расходится с потоком дискретного развития его раннего слушателя. Вот так и появился феномен «ухода автора», опирающийся на противоречие в цепочке качества саморазвития человека «неостановленное саморазвитие человека - дискретное саморазвитие человека».

Яркими носителями такого феномена стали известнейшие авторы песен «нашей песни» – полные[26] барды Вероника Долина[27] и Евгений Клячкин. Менее заметно это было в песенном творчестве известнейших бардов-композиторов, таких как Александр Дулов, Виктор Берковский, Сергей Никитин. Практически не наблюдался такой феномен у Булата Окуджавы, Владимира Высоцкого, Александра Галича, Александра Городницкого, Юлия Кима.

Является ли «Уход автора» закономерным явлением или это просто феномен, который может иметь место? Может ли такой феномен считать причиной закономерной смены известных публике лиц? Должен ли бард укорять себя за вход в пространство такого феномена? – Вот примерный перечень вопросов, на который нужно непременно ответить в «Учении». 

Тезис 8. Наличие пространства внутренней свободы является важным свойством как автора, так и исполнителя бардовских песен. 

Нередко автору песен задают вопрос: «Что первично в вашем песенном творчестве, музыка или текст?». Но вопросы подобного рода не для уровня «Учение».  Здесь нужно ставить другие вопросы, например: «Что есть важнейшим источником вашего творчества?». 

Наше внимание привлекли ответы на вопрос об источнике творчества от «феи авторской песни» [28] Вероники Долиной. 

В своей версии ответа Вероника Долина ссылается на наличие в её внутреннем мире некого остро ощутимого пространства абсолютной свободы. Творчество образуется как процесс, инициируемый из этой области. Содержать её в чистоте и сопротивляться любому покушению на её границы – вот принципиальная обязанность творческого человека. Особенно, если он хочет быть ни на кого не похожим в своем творчестве. Импульс творческой уникальности происходит именно отсюда.

 «…те, в ком внедрен этот чип творчества … счастливы, потому что свободны. Эта свобода позволяет мне вести нетривиальную и негосударственную жизнь – без вписанности в рамки нации, государства, языка. Стихи со своей ощутимой внутренней музыкой – это то, чем я занимаюсь уже много лет. … Есть стихи, которые тебя движут. Ты входишь в стихотворение одним человеком, а выходишь другим. Так сочинительство сформировало меня. Я особенно остро ощущаю внутри некую «нить накаливания» – желание и способность создавать стихи, зовущее к продвижению себя…»[29]. 

Два года В.Долина вела обучающие занятия в группе детей, основной возраст от 3 до 6 лет. Группа собралась по объявлению в интернете. Курс назывался  «Знакомство со сказкой, как первая ступень формирования независимого сознания». Родителям детей Вероника Аркадьевна сообщила, что она – сказколог, литературовед поэтесса и бард, обучит детей защищать своё ещё не окрепшее в них пространство внутренней свободы.  Свобода – эта некая «капсула» живого вещества внутри ребёнка, которая со временем может вообще исчезнуть. Такую капсулу питает поэзия, сказка и песня. Поэтому Долина рассказывала своим ученикам сказки, прикладывая к ним множество своих стихов, делала с ними театральные инсценировки. За весь курс были пройдены многие десятки сказок.  

Тезис 9. Устремленность на описание идеала является закономерностью любого Учения.  

Учение – это не методика. Оно скорее методология – свод принципов самоорганизации соискателя уровня/ «бард». Наличие принципов всегда позволяет определить качество результата одновременного действия большого количества законов природы и общества.

Учение собирает идеал как некую совокупность важнейших принципов деятельности «бард». Какие принципы можно назвать уже сейчас? Таких несколько, а именно: 

  •  Песенность психики. Бард слышит песню, как результат особенной проводимости речи, как превращение языка  в песенную речь.
  •  Сосуд внутренней свободы. Бард является носителем песни, ориентированным на свой внутренний мир, не скованный условностями искусственных запретов. 
  •  Торжественная речь. Бард способен извлекать не просто песенную речь, а – особенную торжественную речь, опираясь на выращенные в нём чувство торжественного голоса.

Тезис 10. Любое Учение должно опираться на культурную норму сочетания формальных и содержательных признаков.   

Среди формальных признаков Учения можно указать на такие, как например: 

  •  канонический текст. Учение должно соединять себя с текстовым выражением, имеющим авторитет. Этот текст позволяет удерживать традицию культурной деятельности в выбранном направлении.
  •  двухсторонний конспект. Любые глубокие представления должны иметь свойство «быть двухсторонним конспектом» – давать возможность соискателю процесса познания схватывать результат в компактно сжатой и развёрнутой формах. 

Содержательные признаки Учения возникают как ответы на ряд вопросов, как например: 

  •  культурно-хронологическое происхождение? 
  •  образный ряд базовой феноменологии[30]? 
  •  самоидентификации в выбранной традиции? 
  •  принципы движения к идеалу?
  •  что есть последним пределом[31] выбора?

Тезис 11. Культурно вооруженное зрение обнаруживает у позиции «бард»  не 4  основных газетных признака, а 12 гармонические соединенных признаков. 

В современном обществе нередко можно встретить простейшее представление о бардах. Оно опирается на четыре признака: 

  •  тройное авторство (автор текста, автор музыки, автор исполнительской интерпретации); 
  •  выступает в одиночку, чаще только под аккомпанемент своей гитары; 
  •  тема текстов – в большей степени социальный протест; 
  •  образ барда чаще связывается с образом уличного непрофессионального музыканта, чем с образом исполнителя песен с профессиональной эстрады. 

Однако, таковы ли сущностные признаки понятия «бард» на самом деле? Может быть, мы имеем дело не просто с непрофессиональной самодеятельностью? Почему феномен «бард» есть у многих[32] современных народов мира? 

Современные барды – это деятели культурного поля «Авторская культура песен», каждый из которых выступает в синтетической позиции «Сибард» [33]. Признаковое поле «бард» расширяется при этом ещё на 8 признаков, а именно:

  • Бард – тот, кто не может не петь.
  • Бард – носитель живого натурального голоса человека.
  • Бард – создатель современного народного фольклора.
  • Бард – это носитель и хранитель внутренней свободы человека. 
  • Бард – это роль лидера, устремленного к полюсу «пронзительной жизни». 
  • Бард – это Сибард народов мира.
  • Бард – это носитель свойств исторической цепочка имен бардов.
  • Бард – исполнитель системы песенной системы саморазвития человека.

Резюме 

Вспомним исходный вопрос нашей статьи. Он отсылал нас к поиску структурного содержания текста «Учение Бардов». Был ли найден конструктивный ответ на заданный вопрос? – Представляется, что многое здесь получило свою конкретику.

Во-первых, определился процесс создания подобного текста. Он есть конспектом культурного разворачивания процесса осмысливания темы, погруженной в пространство гармонического сочетания двух важнейших линий культуры, таких как: авторской культура песен народов мира и культура неостановленного саморазвития человека.  

Во-вторых, определился развёрнутый образ такого Учения. Он отмечен уже известным контуром «Учение - Синтопоэтика - Учебная программа». Самым полным образом темы является Музей «Барды Мира».

В-третьих, какой бы ни была выбранная структура Учения, она должна не должна превращаться в некое руководство или методику. Задача Учения выписать метафорический образ Идеала и контур пути к нему ведущий. Личный опыт акторов, способных к такому движению, подскажет им конкретику индивидуального движения.

Если говорить о прикидках объема текста Учения, то его можно оценить интервалом[34] величиной от 23 до 40 страниц. Для написания таких страниц нет никаких проблемных препятствий!

Примечания:  

1. См. публикации автора статьи в электронном журнале «Релга» - www.relga.ru

2. Это понятие соединяет в себе три песенных потока: самодеятельная песня, бардовская песня, авторская песня-1. Подробнее в наших публикациях в журнале «Релга».

3. Примером такой группы в бывшем СССР является группа из пяти человек, художественным выразителем результатов которой был известный художник Константин Васильев. Группа изучала пласты истории на основе изучения хоровой музыки. Такая музыка, по их представлениям, наиболее точно передавала сигнал из прошлого. Выступала в виде мало зашоренного вертикального канала, соединяющего прошлое и настоящее.

4. Термин введен нами. Обозначает линию культурной деятельности, которая соединяет любой срез исторического времени со слоем Фундаментальная Онтология. По нашим представлениям таких линий в истории культуры несколько сотен.

5. См. наши публикации в журнале «Релга».

6. Автором такого названия мы считаем известного барда Александра Мирзаяна.

7. Подробнее о таком уровне см. в наших публикациях в «Релга».

8.  Мы указываем здесь на 34 синонима. См. публикации в журнале «Релга».

9. Такое слово появилось у древних кельтов примерно в 6-ом веке нашей эры. Но смысловое наполнение образовалось значительно раньше – с дальности в несколько десятков тысяч лет.

10. Изучая песню на основе деятельностного подхода. Не песню саму по себе, а в неразрывной цепочке «деятельность - результат». Здесь песня схватывается понятийной корзиной исследователя как деятельности исполнителя песни. Подробнее в наших публикациях в журнале «Релга».

11. Наши опросы участников и посетителей клуба самодеятельной песни г. Днепропетровска, гостей его концертных мероприятий показали, что любители «нашей песни» нередко расширяют свою слуховую позицию от просто «исполнитель песни» до «певец – учитель». 

12. Известен среди любителей «самодеятельной» и «авторской песни». Однако никогда не был замечен в ряду «теоретиков песни».

13. Сокращение от названия «Клуб самодеятельной песни».

14. Здесь много синонимических названий: самодеятельная, бардовская, туристская, поэтическая, экспедиционная и др.

15. Статья с одноименным названием была опубликована в журнале «Релга».

16. Триединая песня, соединяющая в себе три песенных линии: самодеятельное, бардовское, авторское-1. Подробнее в наших публикациях в журнале «Релга»

17. Наши поисковые попытки простого заимствования требование к содержательности Учения ни к чему ни привели. Поэтому нам приходится опираться на собственные представления в этом направлении.

18. Орловский С.П. Монография «Авторская культура песен бардов русской культуры второй половины 20 века». Нюрнберг, 2011.

19. Если бы человек был способен не терять концентрацию своего внимания длительное время, то его бы внимание превратилось бы в «проникающее внимание», которому не было бы никаких познавательных преград в принципе. Например, современная наука выступает здесь просто как некий способ увеличения времени концентрации внимания исследователя на мишени познания. Но не надолго, от нетерпения используется специальный пробойник – «научный лом».

20. Это сочетание двух движений познания: индукция (эмпирическое обобщение) и дедукция(от общего к частному). 

21. Например это видно на примере попыток известного барда – мыслителя (песневеда)  А.Мирзаяна. Он пытается записать свой опыт пребывания в запесенных состояниях – там, где от исполнителя уходит прямой смысл происходящей песенности и остаётся только покачивание в неком поле первичной материальности. Личный феноменологический опыт толкает его к активному поиску глубокой содержательности понятия «Песня» в истории культуры. Попытки расширенного высказывания на эту тему нередко переводит его  из позиции «бард»(концерт) в позицию «теоретик Песни»(лекция), что удивляет многих его слушателей.

22. Из архивных записей автора статьи.

23. Например различения трёх слоёв понимания: языковое, культурное, метакультурное. 

24. Это может стать основой раздела «Онтология песенного слова».

25. См. наши публикации в журнале «Релга».

26. В смысле сами создали и воспроизвели все элементы песни: мелодию, текст, исполнение.

27. Известность получила пародия В.Капгера «Презреннейшая публика» на отношение к своим слушателям В.Долиной

28. Заимствовано нами у Н. Горшковой 

29. Горшкова Н., статья «Вероника Долина: Солнечный ветер внутренней свободы». Интернет, 25.04. 2012

30. Такая феноменология фиксировалась в нашем исследовании с помощью специальных образных моделей. Множество таких моделей получило название «Синтопоэтика». Разные версии такого множества имели мощность в пределах от 24 до 36 моделей.

31. Речь идёт о выбора, когда жизненный опыт уде не достаточен для выбора, а нужно обязательно сделать шаг в неизведанное, доверившись только своей вере, а не предыдущему опыту. Например, это здорово показано в сериале «Индиана Джонс», когда главному герою нужно шагнуть в пропасть без оглядки на смертельную опасность такого шага. Он шагает и становиться на невидимый его глазу мост!

32. Мы имеем в виду не менее 27 разных народов мира, песенная культура которых была доступна нам для изучения.

33. Наш термин. Указывает на результат синтетического соединения разных 34 названий бардов в культурной истории народов мира. Подробнее см. в наших публикациях в журнале «Релга».

34. Объём первого тома нашей энциклопедии составляет 800 стр. формата А4, а монографии – 458 стр. формата А4. Приняв коэффициент сжатия информации 1:20, что вполне допустимо для опыта соискателей современного высшего образования, получим примерно 25-40 страниц.

_________________________

© Орловский Сергей Павлович 

Она хотела, чтобы свободными были мы
Памяти Людмилы Алексеевой - от редакции, друзей и единомышленников
Крошка-сын к отцу пришел
Комментарий к интервью Никиты Михалкова Юрию Дудю
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum