Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Вне рубрики
"Россия без науки - это труба". Репортаж с митинга в поддержку науки в Москве
(№7 [295] 10.06.2015)

Митинг утекающих мозгов. Репортаж с митинга в поддержку науки

http://www.novayagazeta.ru/politics/68722.html  

Выпуск №59 от 8 июня 2015 

Наталия Зотова, корреспондент «Новой газеты»

 

Ученые вышли на улицу в защиту фонда «Династия», образования, науки и чувства собственного достоинства

  На парапете клумбы возле входа на митинг сидит Александр Поддубный, молодой научный сотрудник из петербургского Физико-технического института имени Иоффе. Он приехал в Москву на один день, специально на акцию — и сразу обратно. Стипендии от «Династии» Александр получал, еще будучи студентом, затем как аспирант и уже как кандидат наук.

«Я теоретик, мне не нужны деньги на оборудование, — объясняет он, — но на работе я получаю зарплату 20 тысяч, а со стипендией это уже 40. Чтобы заниматься наукой, нужно что-то кушать, даже если вы теоретик».

  Александр решился на поездку в Москву в последний момент. Эффекта от митинга, говорит, не ждет, приехал просто «снять стресс». «Без грантов «Династии» будет не то чтобы тяжело, — говорит он, — но все это очень противно. Наукой же занимаются не ради денег, есть более эффективные способы их заработать. Ею занимаются те, кому интересно. «Династия» делала так, чтобы при этом еще и не помереть с голоду. Они не просто платили деньги, а пытались создавать среду, в которой наукой заниматься модно. Этого не делал больше никто». Саша не ждал, что народу соберется много: он уверен, что наука и ее проблемы беспокоят лишь узкий круг людей. Однако ко времени начала митинга у рамок металлоискателей скопилась очередь, а маленькая Суворовская площадь плотно заполнилась народом. По данным «Белого счетчика», пришли 3400 человек.

Нажмите, чтобы увеличить.

  И все же круг собрался узкий. В толпе то и дело здороваются и обнимаются, кажется, все друг друга знают. «А вы что хотите изучать? Биоинформатику?» — светски спрашивает стриженую девушку парень с плакатом «Да потому что не будет её этой вашей науки!». Девушка пускается в научный диспут: в руках у нее книга Карла Циммера «Эволюция: триумф идеи». Тихонько стоят в толпе гражданские активисты и политики — Алексей Навальный, Дмитрий Гудков. Очень много пришло молодежи. Стайка бывших школьниц объясняет — пошли учиться на научных журналистов после летней школы «Династии» в Пущине. В майке «Science rocks» пришел студент-волонтер проекта по популяризации науки. Кандидаты на «утечку мозгов» пока еще не утекли.

«Если и существуют агенты иностранного влияния — а они, может, и есть, мир-то жестокая штука, то «Династия» в их число точно не входит, — говорит молодой биолог Артем. — Без грантов работать в России — все равно что сосать лапу. Буду думать об отъезде».

Игорь, кандидат наук, заведующий отделом в Объединенном институте высоких температур, стоит с плакатом «Требую признать Минюст агентом невежества». «Это очень плохой сигнал: что образованные люди не нужны, они лишние в нашем обществе, — говорит он. — Я читаю лекции, и если раньше я бы рекомендовал студентам подавать на гранты «Династии», то теперь как удержать их от отъезда за границу или ухода в бизнес? Даже если бы фонд продолжил существование, ущерб был бы катастрофический. Я же не могу сказать студенту: иди получи грант у иностранного агента».

  «Война — это мир, свобода — это рабство, «Династия» — это иностранный агент», — принесла плакат биолог Тамара: осенью она уезжает учиться нейробиологии в Германию. «Мы живем в оруэлловском мире. Министерство юстиции — это министерство произвола. Конституционный суд — на самом деле антиконституционный, он же не отвергает антиконституционные законы. Гражданам — единственному источнику власти — и их мирным объединениям, оказывается, не надлежит влиять на политику. А если хотят влиять, пусть признают себя иностранными агентами», — продолжает ее мысль правозащитник Сергей Ковалев.

  Со сцены выступали в основном ученые — будто извиняясь, повторяли, что выступать на митингах и толкать политические речи никогда не рвались, но ситуация вынуждает. «Когда говорим о российской политике, используем уклончивые выражения типа «особый путь». В науке нет никаких особых путей, это мировой путь», — подчеркивал член совета фонда «Либеральная миссия» Александр Архангельский.

Нажмите, чтобы увеличить.

  «Власть всегда относилась к науке и просвещению с недоверием. Неудивительно: свободно мыслящие люди начинают задавать власти неудобные вопросы, — подчеркивал биомеханик, доктор физико-математических наук Андрей Цатурян. — Тем не менее власть 300 лет поддерживала науку. Несмотря на все разногласия с мыслящей частью общества, им была важна сильная страна, а без науки это невозможно. Сейчас на науку и образование напустили опричников, отдали их на разграбление. Впервые в нашей истории желание оставаться у власти соединилось с циничным безразличием к будущему страны».

  «Впервые присутствую на митинге, где большинство выступающих не ругают власть, а думают, что делать нам самим», — заметил со сцены кандидат физико-математических наук Григорий Колюцкий. Часть ораторов действительно пытались сформировать план действий.    «Есть великая книга: "451 по Фаренгейту" Брэдбери. Помните, там в конце все книги сожгли, но люди выучили их наизусть. У нас тоже так: есть человек-астрофизика, есть человек-космология. Это огромное богатство. У меня есть предложение: объединиться и организовать сообщество, которое возьмет на себя просветительские функции «Династии», — говорит Борис Штерн, астрофизик, доктор наук.

  Самое конкретное предложение высказал сооснователь «Диссернета» Андрей Заякин. Он научно обосновал способ лоббизма законов, полезных ученым: «Безумный принтер безумен во все стороны, так что, возможно, некоторые полезные проекты пройдут. Предположим, мы хотим закон о расстреле всех «зайцев» в трамвае. Предложи такой закон, думцы тут же вспомнят о гуманности. Но сначала мы проталкиваем закон, что в черте города могут находиться лишь люди, собаки и кошки. Потом уравниваем всех зайцев в правах. Затем — закон о приравнивании зайца лесного с «зайцем» трамвайным. Так три безобидных закона приводят к фантастическому выводу, что людей можно расстреливать за безбилетный проезд.

  Есть два способа: вы находите не очень хороших депутатов и проедаете им мозг обращениями. Второй вариант — если вы знаете адекватных депутатов, то дружите с ними, помогаете им формулировать нужные научному сообществу законопроекты. Пишите письма, рассказывайте о проектах в соцсетях, и мы еще посмотрим, как они будут голосовать».

Поднимается на сцену потомственный математик, академик, исследователь теории особенностей и дифференциальных уравнений в частных производных Виктор Васильев, человек с академической бородкой и задумчивой речью человека, привыкшего говорить, чтобы рассуждать. Он точно не митинговый оратор, но тут от него этого никто и не ждет. Он просто вышел поделиться опытом, поскольку — так он говорит — имеет за спиной «несколько десятков лет жизни при коммунистическом маразме». Главное — не дать отнять у себя жизнь, не дать лишить жизнь смысла и дела, которое всегда есть. «А потом, когда этот морок развеется — а куда ему деваться?» — так академик формулирует перспективы власти и того безумия, которое сгущается в стране.

  Но страха здесь ни в ком почему-то нет. И растерянности тоже. Есть мысль, есть опыт, есть спокойствие, есть улыбчивый и ироничный оптимизм. В одно высказывание сливаются краткие — пять минут на всё — речи тех, кто говорит о том, что гражданское общество — это не сидеть на кухне с разговорами, а действие и солидарность. И чтобы противостоять разлагающей и уничтожающей страну власти, надо не только привычно говорить о ней, надо отдавать время на конкретные дела и создавать ту сеть правильных дел и инициатив, что и является гражданским обществом. Высокий, молодой, улыбчивый социолог с философского факультета МГУ Александр Бикбов (конечно, кандидат наук) формулирует это лучше всех, когда говорит о «солидарности образованных людей». Солидарности, которой власть, с ее инстинктом лубянского вертухая, не дает возникнуть всеми способами: затыкая рты активным, внедряя так называемые «эффективные контракты», которые означают увольнения десятков тысяч научных сотрудников, выставляя вон критикующих, выбрасывая на улицу внештатников и четвертьставочников так, чтобы нагрузки на оставшихся выросли безмерно и им стало не до дел и разговоров. «Налаживайте контакты и солидарность на рабочих местах! Думайте о том, как себя защитить!»

  Прекрасно они формулируют. Я не успеваю записывать фамилии ораторов, но формулировки их речей сами собой остаются в памяти, как примеры спокойной точности и ясной мысли. «Наука, образование, просвещение неразрывно связаны со свободой». «На науку и образование напустили опричников». «Ум против денег и дезинформации». «Происходит падение цивилизационного уровня страны. Неграмотных очень много». «Все изгадить, со всеми поругаться и всех испугать» (это о политике власти в мировом масштабе).

Что останется от России, если допустить уничтожение науки и конец образования? Останется голое поле с одичавшими людьми, мимо которых носятся на черных машинах в сопровождении охраны бюрократы и олигархи. Останется тупая тьма и мракобесы с рясами и погонами.

  Фонд «Династия», поддерживавший российскую науку и признанный иностранным агентом, раз от разу появляется в речах, но подробно о нем не говорят: ведь Зимин просил говорить на митинге не о фонде, а о положении науки и образования в момент нарастающего мракобесия и диктатуры. То, что случилось с фондом, ясно всем: человек, тратящий свои деньги на поддержку науки, гранты ученым, издание книг, опасен для системы тем, что свободен. Контроль их мания, полный контроль над обществом единственный их способ остаться у власти. Двое молодых людей, один в зеленой футболке с математическими формулами на груди, другой в фиолетовой, стоят посреди сквера и держат — один в правой руке, другой в левой —  таблички на деревянных палочках. Стоят под солнцем все два часа митинга и напоминают о фонде «Династия», не называя его. «Они делали хорошее, а что сделали вы?» И: «Похороните науку — похороните страну».

Нажмите, чтобы увеличить.

  P.S. Митинг уже закончился, когда вдруг к памятнику Суворова выходят два человека.  Один в скромной полосатой рубашке и потертых джинсах, другой бородатый и в белом мятом халате. Ставят у ног рюкзачок, сумку. Достают и поднимают большой самодельный плакат. На плакате родное лицо Льва Николаевича — нос картошкой, кустистые брови, взгляд глубоко посаженных глаз, лысина и развевающаяся седая борода — и его слова: «Сила правительства держится на невежестве народа, оно это знает и потому всегда будет бороться против просвещения. Пора нам понять это». Я подхожу к одному из них, киваю на белый халат, спрашиваю: «Вы врач?» — «Биолог!» — смеется он.

Нажмите, чтобы увеличить.

 

http://www.novayagazeta.ru/society/68724.html 

Вынос мозга

Алексей Поликовский, обозреватель «Новой газеты» 

  В сквере вокруг памятника Суворову собирается в ожидании митинга научный люд. Стоит, картинно опираясь на длинный зонтик, мыслитель в черной майке, клетчатых штанах до середины икр, сандалиях на босых ногах, с могучей бородой, в которой запутались все думы русского девятнадцатого века. Сидит на каменном парапете мужчина в яркой салатовой рубашке и держит лист ватмана со словами: «В стране, где скрепой стала не свобода, а религия, наука будет иностранным агентом». А напротив него, на другой стороне сквера, тоже сидя на парапете, девушка с гладкими черными волосами читает «1984» и иногда из-под черных очков поглядывает вокруг, сравнивая внимательным научным взглядом жуть Оруэлла с жутью современной жизни.

   Флагов нет, веет только один, узкий, красно-синий, университетского профсоюза. Ни один из ораторов не кричит, не впадает в возбуждение, не пытается завести людей. Тут так нельзя, не принято. Все рассуждают. За два часа этой научной конференции под открытым небом на тему «Как нам жить и что нам делать в условиях мракобесия и диктатуры» ни разу не раздается скандирования, привычного на больших московских митингах; крики и речевки звучали бы нелепо и неуместно в этом собрании людей с нулевой степенью агрессии.

   Много молодых интеллигентных лиц, много седых волос и той скромной аккуратности в одежде, которая характерна для ученых, живущих внутренним, а не внешним. Грузный пожилой человек в кепке и коричневом пиджаке, проходящий по скверу, оказывается академиком Захаровым, физиком, имеющим один из самых высоких рейтингов цитируемости в научных журналах среди ученых России. Он тоже выступает.

Нажмите, чтобы увеличить.

  Но прежде на невысокую сцену выходит Сергей Адамович Ковалев. В жаркий день июня, под ярким солнцем, он, в своем темном пиджаке и черных широких брюках, кажется выходцем из другого города, другой страны, другой эпохи. Но только до тех пор, пока не начинает говорить. Этот неспешный, интеллигентный, ровный, с заминками голос никогда не спутаешь ни с каким другим. В его голосе есть движение неуклонной мысли, которую невозможно сбить с курса. Он говорит медленно и иногда заглядывает в бумажку. Я легко могу себе представить, как он этим же упорным ровным голосом отвечал следователю на лубянских допросах и заставлял себя слушать и не уступал ни на шаг, о чем свидетельствует срок, который он получил. Его короткую речь в этом летнем московском сквере следовало бы без сокращений и купюр опубликовать в газетах и потом еще издать отдельным тиражом, такая она четкая, точная и проясняющая дело. Он договаривает до конца то, что другие не рискуют договаривать.

   Ковалев не скользит по накатанной колее критики власти, нет, он о другом. Он не о них, он о нас. В его голосе, когда он говорит о так называемой интеллигенции, увивающейся вокруг власти, звучит ирония. Он говорит о том, что если бы академик Сахаров в своей борьбе был не один, если бы с ним проявили солидарность еще двадцать академиков, то мы, возможно, сейчас жили бы в другой стране. «Виноват не Путин. Виноваты мы с вами. Потому что терпим эту власть».

  В углу сквера, в голубой рубашке с короткими рукавами, как-то отдельно от всех стоит Навальный. На обычном митинге вокруг него тут же возникла бы дикая давка верующих и прессы, но тут никто вокруг него не толпится.

Проходит по скверу депутат Госдумы Гудков-младший с маленьким ребенком на руках. Его тоже никто не обступает. Это странный митинг, на котором те, кому обычно забронировано место на сцене, оказываются среди людей, а среди тех, кто выступает со сцены, нет ни одного записного оратора. Ведет митинг, больше похожий на собрание научной общественности под открытым небом, лингвист Ирина Левонтина из сектора теоретической семантики Института русского языка РАН. Она кандидат филологических наук, но тут, похоже, кроме меня, студентов и академиков, все кандидаты и доктора наук. «По суммарному IQ мы здесь перекрываем аудиторию НТВ по всей стране», — говорит под смех публики один из ораторов.

Нажмите, чтобы увеличить.

  И действительно, речь этих людей в скромных пиджаках, с седыми бородками, с высокими лбами, с длинными хвостиками на затылках, завораживает и дает хорошо понять степень собственной необразованности. «Как следует из теории планирования Беллмана...» — как о само собой разумеющейся вещи говорит трем тысячам коллег академик Захаров. Он приводит цифры: средняя зарплата научного сотрудника в стране 15 тысяч рублей (втрое меньше, чем в Польше, не говоря уже о других странах), средняя зарплата чиновника 132 тысячи рублей. «Добрый день, уважаемые коллеги! Как следует из теоремы Гёделя о неполноте…» — начинает свою речь один из основателей «Диссернета», физик, специалист в теории струн, знаток квантовой хромодинамики и, конечно же, кандидат наук Андрей Заякин. Всем выступающим хлопают одинаково тепло. Все получают свою порцию одобрения и симпатии, вне зависимости от того, что говорят и предлагают.

  А говорят и предлагают разное. Физик Заякин в сером щегольском пиджаке и с широким галстуком в бордово-серую полоску предлагает нам всем дружно воздействовать на депутатов Госдумы, чтобы они поддержали отмену позорного закона об «иностранных агентах». Законопроект об отмене закона внесен в Думу депутатом Гудковым-младшим. Заякин видит нас всех как армию лоббистов, которые будут писать письма депутатам, звонить им, говорить с ними и требовать отмены закона. При этом он ссылается на математика Гёделя, доказавшего, что в парламенте с разделенными мнениями может пройти любое решение. Может быть, в отрешенном от мира логическом царстве высшей математики так и есть, но Гёдель явно не знал, что такое российская Госдума. Для описания ее деятельности не нужна сложная теория.

Нажмите, чтобы увеличить.

________________________________________________________________________

© Наталия Зотова, Алексей Поликовский (текст), Евгений Фельдман (фотографии), «Новая газета»

 

Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum